Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
ВОПРОСЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ
Николаев М. В.
доцент кафедры экономики
Казанского государственного университета,
кандидат экономических наук


О критериях равновесия - неравновесия экономической системы

В традиционной экономической теории общее равновесие рассматривается применительно к условиям совершенной конкуренции, полной занятости, одинаковой доступности информации для всех участников рынка и при нулевых трансакционных издержках, то есть при отсутствии каких-либо факторов, усложняющих "идеальное" функционирование рыночного механизма. При этом его критерием, если исходить из неоклассического тождества условий общего экономического равновесия и максимальной эффективности экономики, выступает принцип Парето-эффективности, согласно которому равновесным состоянием (и, следовательно, состоянием максимальной эффективности экономики) будет такое, при котором никто из действующих участников рынка не может улучшить своего хозяйственного положения, не ухудшая тем самым положения хотя бы одного из других его участников.
Этот же принцип может одновременно служить и критерием экономического неравновесия. Действительно, если хотя бы один из субъектов рыночных отношений способен улучшить свое хозяйственное положение, не затрагивая при этом положения никого из других участников рынка, то это будет означать, что экономическая система находится в неравновесном состоянии. Как следует из содержания рассматриваемого критерия, в таком состоянии, когда факторы производства задействованы еще не полностью и, следовательно, существует возможность улучшить свое положение именно за счет этих соответствующих экономических резервов, а не за счет перераспределительных процессов (то есть за счет кого-либо из других хозяйствующих субъектов).
Уже из сказанного, в частности, достаточно хорошо видно, что неравновесие - это обычное нормальное состояние экономической системы, в котором она, как правило, находится и может находиться неопределенно долгое время, и об этом свидетельствуют большие или меньшие резервы, существующие практически в любой, самой сбалансированной и отлаженной экономике. В то время как общее экономическое равновесие - это весьма трудно реализуемое и практически не достижимое состояние, поскольку оно возможно лишь при крайне редком и маловероятном стечении различных многочисленных обстоятельств, факторов и условий.
Вместе с тем в процессе своего развития экономика может, как приближаться к состоянию общего равновесия, так и удаляться от него. Свидетельством первого, как вытекает из тех же вышеназванных критерия и тождества, будет являться устойчивый рост эффективности хозяйствования, а свидетельством второго - противоположная тенденция к снижению эффективности, наиболее ярко проявляющаяся в периоды экономических кризисов и системных трансформаций, когда в экономике на всех ее структурных уровнях имеет место наиболее выраженная несогласованность и несбалансированность по большинству параметров, граничащая, а нередко и переходящая в неуправляемый хаос.
Видим, что непосредственное, прямое использование принципа Парето-эффективности для оценки степени равновесия-неравновесия и уровня близости эффективности экономики к максимально возможной достаточно затруднительно. Фактически можно лишь по некоторым следствиям, вытекающим из этого принципа и из тождественности условий общего экономического равновесия условиям максимальной эффективности, говорить о складывающихся в хозяйственной динамике тенденциях, либо о направлении движения экономической системы в сторону состояния общего равновесия или от него.
Другая возможность подойти к оценке степени равновесия-неравновесия связана с понятием вышеназывавшихся трансакционных издержек, величина которых в реальной экономике (в отличие от неоклассических представлений) никогда не равна нулю. По мнению ряда исследователей они не имеют места только "в экономике Робинзона Крузо", но они появляются в любой экономике с числом агентов более одного [1, 58-59]. Однако, несмотря на ту значительную роль, которую играет понятие трансакционных издержек в современной экономической теории, пока не сложилось ни единого определения, ни единого подхода в объяснении их природы. Поэтому остановимся на вопросах их сущности и структуры подробнее.
Р.Коузом, который ввел их в научный оборот, они определялись вначале как "издержки использования механизма цен", "издержки осуществления трансакций обмена на открытом рынке". "Чтобы осуществить рыночную трансакцию, - пояснял Р.Коуз, - необходимо определить, с кем желательно заключить сделку, оповестить всех, с кем желают заключить сделку и на каких условиях, провести предварительные переговоры, подготовить контракт, собрать сведения, чтобы убедиться в том, что условия контракта выполняются, и так далее"[2, 8-9].
Наиболее удачное и получившее наибольшее распространение их определение позднее было дано, пожалуй, К.Далманом, согласно которому "трансакционные издержки (transaction costs) - это издержки сбора и обработки информации, издержки проведения переговоров и принятия решений, издержки контроля и юридической защиты выполнения контракта"[3, 148].
Существуют различные и весьма многочисленные взгляды на структуру трансакционных издержек. Однако с точки зрения целей настоящей работы наиболее целесообразно связать ее с этапами заключения сделки или контракта и периодом, непосредственно следующим за этим. Так, например, О.Уильямсон рассматривает ex ante и ex post трансакционные издержки, возникающие до и после заключения сделки [4, 690]. Если саму сделку разбить на такие этапы, как поиск партнера; согласование интересов; оформление сделки; контроль за ее выполнением, то в целом структуру трансакционных издержек можно представить в следующем виде:
-издержки поиска информации, которые включают в себя затраты на поиск информации о потенциальных партнерах хозяйственных сделок и наиболее выгодных условиях купли-продажи, а также потери, связанные с неполнотой и несовершенством приобретаемой информации;
издержки ведения переговоров, включающие затраты на ведение переговоров об условиях обмена и о выборе формы сделки;
-издержки измерения, касающиеся затрат, необходимых для оценки качества товаров и услуг, по поводу которых совершается сделка;
-издержки заключения договора (контракта), охватывающие все затраты на юридическое или "неформальное" оформление сделки. К ним относятся, например, оплата услуг агента, который ведет переговоры, или время на само ведение переговоров;
-издержки спецификации и защиты прав собственности, включающие расходы на функционирование судебно-правовой системы и органов охраны правопорядка.
-издержки контроля за соблюдением условий сделки и предотвращение уклонения от выполнения этих условий, называемые также издержками оппортунистического поведения.
Такой подробный поэлементный анализ трансакционных издержек, несмотря на то, что рассмотренное их строение далеко не исчерпывает различных предлагающихся на сегодня подобных вариантов, позволяет утверждать, что они как бы пронизывают все хозяйственные отношения, без них трудно, а скорее и невозможно представить экономическую жизнь, а их величина несомненно свидетельствует об уровне сбалансированности и равновесности хозяйственных процессов. Можно видеть также, что в трансформационной переходной экономике при смене типа экономического неравновесия трансакционные издержки действительно резко и сильно возрастают, поскольку в новых условиях усложняются и поиск информации, и ведение переговоров, и заключение контрактов, и оценка качества товаров и услуг, и контроль за соблюдением условий сделок, в частности, потому, что большинство институтов, таких как, например, судебно-правовая или правоохранительная система, функционируют крайне не эффективно. Кроме того, здесь изменяется и соотношение вышеперечисленных элементов рассмотренной структуры. И, следовательно, трансакционные издержки действительно могут служить критерием степени равновесия - неравновесия хозяйственной системы.
Вместе с тем отсутствие единого понимания трансакционных издержек и единого определения их структуры обусловливает необходимость более глубокого анализа природы происхождения этих издержек для обоснования возможности их использования в качестве рассматриваемого критерия.
Первый из таких заслуживающих внимания подходов, иногда называемый трансакционным, базируется, по словам А.Н. Олейника, на изменении одного из основных постулатов неоклассики, согласно которому издержки на получение информации якобы отсутствуют, и индивиды обладают всем объемом информации о сделке [5, 133-134]. Здесь делается иное, противоположное допущение о существовании особых затрат, связанных с идентификацией продавцов и цен - информационных издержек. При этом трансакционные рассматриваются только как часть последних. К ним относятся те из информационных издержек, которые так или иначе связаны с затратами на получение информации об обмене. Другими словами, можно сказать, что любые трансакционные издержки всегда являются информационными, но не любые информационные - трансакционными.
В качестве примера, показывающего обусловленность трансакционных издержек информационными, А.Н.Олейник приводит возможность оппортунистического поведения партнеров по сделке в условиях неполноты и асимметричности информации. Действительно, если бы при заключении контракта стороны обладали, как это предполагает неоклассическая теория, всей полнотой информации о поведении контрагента и о возможном исходе сделки, то оппортунистическое поведение было бы в принципе исключено. Однако в условиях неопределенности (неполноты и асимметричности информации) уже после заключения контракта может выясниться, что предпочтительнее было бы вместо одного намеченного действия выполнить другое. В этом случае неизбежным становится торг по поводу распределения дополнительных доходов, что, естественно, стимулирует оппортунизм сторон и попытку получить односторонние выгоды.
Кратко суть этого подхода можно изложить следующим образом. Недостаточность информации обусловливает оппортунистическое поведение участников сделок, а попытки защититься от него приводят к дополнительным издержкам, которых не было бы при наличии всей информации. Эти издержки и являются трансакционными.
Таким образом, видим, что рассмотренный подход и интерпретация трансакционных издержек как разновидности и части информационных, позволяет подойти к характеристике уровня экономического неравновесия через степень неполноты и асимметричности циркулирующей в системе информации.
Следующий интересный подход связан с теорией соглашений [5,139-140]. Его суть заключается в том, что неоклассический рынок, рассматриваемый как рыночное соглашение, не существует только сам по себе, а соприкасается со многими другими соглашениями - индустриальными, гражданскими, традиционными, общественного мнения, творческой деятельности, экологическими. А поскольку значительная часть деятельности экономических агентов находится на их "стыке", то возникают специфические издержки согласования противоречивых норм, относящихся к разным соглашениям. При этом они тем выше, чем больше элементов различных соглашений появляется в деятельности агентов. Эти издержки, согласно данному подходу, и являются трансакционными.
Итак, отсюда, во-первых, следует, что все те трудности и издержки, которые возникают при заключении сделок хозяйствующими субъектами, имеют место потому, что рынок как система отношений всегда включен в еще более сложную систему нормативных связей и взаимодействий, выступающей по отношению к нему внешней средой. И, следовательно, неоклассический подход с нулевыми трансакционными издержками был бы справедлив только в том случае, если бы, кроме рынка, ничего больше не существовало.
Во-вторых, трансакционные издержки в период перехода от директивной экономики к рыночной, когда рынок как система соглашений еще только формируется и приспосабливается к окружающей среде, а экономика находится в состоянии наиболее выраженного неравновесия, достигают возможного максимума. При этом не только рынок, но и среда приспосабливается к рынку через создание новых институтов. Впоследствии, по мере формирования новой институциональной структуры, издержки уменьшаются.
Различным соглашениям соответствуют также различные свои источники и системы информации, которые используются индивидами для координации деятельности. Эти системы часто разнородны и противоречивы, а их одновременное сосуществование приводит к возникновению асимметричности информации, неравномерному ее распределению, когда одни контрагенты владеют всей информацией, необходимой для ведения дел, а другие - только частично или вообще не владеют, пользуясь различными ее источниками.
Асимметричность же информации в совокупности с противоречивостью норм, которые используются при заключении сделок, позволяет экономическим агентам преследовать свои собственные интересы в ущерб интересам партнеров и создает предпосылки для превращения целенаправленного поведения индивидов в оппортунистическое. Складывающаяся в результате всего этого ситуация в хозяйственной системе может оказаться не только очень далекой от оптимальной или экономически эффективной, но и приводить к сложно предсказуемым результатам, характеризующимся "отрицательной селекцией".
Таким образом, рассматриваемый подход (теория соглашений) объясняет не только происхождение трансакционных издержек как издержек согласования различных норм в условиях неравновесия, но и возникновение асимметричности информации, и оппортунистическое поведение индивидов.
Наконец, еще одна концепция, объясняющая природу трансакционных издержек, - это теория общественного выбора [5, 135-138]. Здесь их возникновение связывается с процессами согласования позиций экономических агентов по отношению к общественным благам и попытками каждой из договаривающихся сторон переложить соответствующие издержки достижения соглашения на другую сторону. Эта проблема особенно сложна при большом числе участников обмена. Собственно говоря, трансакционные издержки здесь - это и есть издержки согласования позиций. В то же время трансакционные издержки нелинейно зависят от числа участников сделки и могут иметь высокую величину не только при большом количестве последних, но и при незначительном их числе. Это происходит потому, что при ограничении круга участников быстро растет их зависимость друг от друга в принятии решений, а предназначающиеся к обмену правомочия участников сделки превращаются в специфический актив, имеющий особую ценность для выполнения именно данной сделки. Обладание же специфическими активами создает стимулы для оппортунистического поведения. И та сторона, которая ими обладает, получает возможность для шантажа и манипулирования, в результате чего соответствующие издержки возрастают.
Итак, три рассмотренных основных подхода относительно природы трансакционных издержек позволяют сделать важный вывод о том, что по существу независимо от точки зрения на их происхождение, смена режима неравновесия в любом случае обусловливает значительный рост их величины. Первый подход прямо связывает это с отсутствием в переходный период рынка достоверной информации, сильными искажениями ценовых сигналов в силу резких структурных диспропорций в экономической системе и высокой ценой информации. Второй объясняет это резкой нестабильностью и недолговечностью различных соглашений, преобладанием в ней фрагментации и экспансии. А третий - незавершенностью формирования рынка и связанными с этим трудностями нахождения замены контрагентам по сделкам.
Кроме того, из проведенного анализа подходов следует, что трансакционные издержки имеют рыночно-информационный, характер, они обусловлены, в конечном счете, особенностями движения информации в рыночной среде.
Однако непосредственное практическое использование трансакционных издержек в качестве критерия степени экономического неравновесия, тем не менее, весьма затруднительно. Это связано с рядом причин. Главная заключается в том, что пока нет способа однозначного их измерения. Одна из немногочисленных до сих пор реальных попыток количественной оценки трансакционных издержек была предпринята Д.Нортом и Дж.Уоллисом для экономики США. Хотя, строго говоря, измерялись здесь все же не сами эти издержки, а рост объема частных и государственных услуг, призванных их уменьшить, то есть расширение так называемого трансакционного сектора экономики, рассматриваемое Д.Нортом и Дж.Уоллисом как "структурный сдвиг первостепенной важности". Именно с ним они связали развитие в экономике контрактных форм и резкое увеличение эффективности хозяйствования, свидетельствующее о формировании равновесных тенденций. "Ресурсы общества, направляемые на спецификацию и защиту прав собственности, - подчеркнули они, - были настолько эффективны, что это сделало возможным гигантский расцвет контрактных форм, которые заполнили нашу современную экономику и которые являются ключом к объяснению контраста между высокоразвитыми странами и странами "третьего мира"[7, 122].
Согласно полученным ими оценкам, доля в ВВП США трансакционных услуг, оказываемых частным сектором, увеличилась с 23% в 1870 г. до 41% в 1970 г., а оказываемых государством - с 3,6 до 13,9% за этот же период, что в сумме составило рост с 26,1 до 54,7%. Отсюда и был сделан вывод о соответствующем значительном уменьшении трансакционных издержек. Так что ситуация здесь в целом весьма напоминает ранее рассмотренную с принципом Парето-эффективности, поскольку судить о степени равновесия-неравновесия и эффективности хозяйственной системы приходится также не напрямую, а по вытекающим из критерия следствиям.
Другая причина связана с тем, что по мере развития трансакционного и других подходов, связанных с происхождением и содержанием трансакционных издержек, последние стали приобретать все более расширительное толкование, что еще более осложняет их идентификацию и применение.
Действительно, если у Р.Коуза это, как отмечалось выше, еще только "издержки рыночных трансакций", то у К. Далмана - "издержки сбора и обработки информации, издержки контроля и юридической защиты выполнения контракта".
У О.Уильямсона трансакционные издержки - это уже издержки, возникающие при составлении проекта договора, ведении переговоров и обеспечении гарантий соглашения, издержки, связанные с неэффективной адаптацией и корректировкой договора и возникающие, когда реализация контракта сбивается с установленного курса в результате пробелов в договоре, ошибок, упущений и непредвиденных внешних возмущений[4, 690].
И еще более широкое определение трансакционных издержек дал К.Эрроу, согласно которому они представляют собой "затраты на управление экономической системой" [7, 48]. Согласно этому взгляду любая экономическая система (рыночная или альтернативная ей планово-централизованная) сталкиваются с трансакционными издержками, а экономические агенты в любом обществе стремятся снизить их величину. В случае рыночной экономики под трансакционными издержками (затратами на управление) здесь подразумеваются издержки эксплуатации рыночной или ценовой системы координации деятельности экономических субъектов. А в случае планово-централизованной - издержки согласования планов между вышестоящими и нижестоящими инстанциями; издержки, связанные с поиском дефицитных товаров; издержки оппортунистического поведения, проявляющиеся, например, в постоянных приписках или завышении объемов произведенной продукции и требующие содержания специального контролирующего административного аппарата.
Таким образом, трансакционные издержки фактически проделали большой эволюционный путь от "издержек рыночных трансакций", носящих частный характер, до некоторых всеобщих затрат "по управлению экономической системой".
Такое расширение их понятия с чисто ценовых до всеобщих управленческих, кроме уже названных сложностей использования в качестве критерия степени экономического неравновесия, имеет и другие недостатки. Во-первых, оно представляется не совсем правомерным, поскольку у любого понятия подхода или метода есть свои достаточно строго определенные границы применимости, связанные с его сущностью и содержанием, и выход за эти границы требует не подгонки действительности под прежние категории, а обобщения или уточнения содержания самих этих понятий, подходов и методов. А во-вторых, что следует, в частности, из вышеизложенного анализа природы трансакционных издержек и сделанных при этом выводов, - логически противоречивым, поскольку механический перенос трансакционных издержек на все новые хозяйственные явления и области, в том числе и на иерархические, нерыночные экономические системы, требует множества по меньшей мере спорных допущений. Например, представления иерархии, в том числе и взаимоотношения предприятий с плановыми органами, как особой формы контракта, что собственно и делает современная неоинституциональная теория.
Конечно, такое допущение, как и любое другое, сделать можно, однако смысла в этом все же вряд ли намного больше, чем в попытках той же теории трактовать в виде добровольного контракта отношения между средневековым рыцарем и крепостным крестьянином.
В то же время нельзя не заметить, что уже сами попытки все большего содержательного расширения понятия трансакционных издержек, свидетельствуют о необходимости введения в экономический анализ нового более широкого класса затрат. Попытаемся это сделать, рассмотрев такой, более широкий по сравнению с трансакционными класс издержек, и обоснуем возможности использования их в качестве более приемлемого критерия степени экономического равновесия - неравновесия.
В этой связи вначале еще раз вернемся к трансакционным издержкам и рассмотрим весьма популярное их определение через физическое понятие трения. "Трансакционные издержки, - подчеркивает, например, О.Уильямсон, - есть эквивалент трения в экономических системах"[4, 53]. Дж. Стиглер называл "мир с нулевыми трансакционными издержками столь же странным, как физический мир без сил трения" [2,16]. Экономическая система, по его мнению, существует с неким "трением", которое усложняет осуществление экономических обменов. Термин "трение" использовал также Я. Корнаи для описания факторов, препятствующих оперативному заключению сделок между экономическими агентами.
Представляется, что использование механического аналога в этих определениях далеко не случайно. Трансакционным издержкам в экономических системах в названных подходах отводится примерно та же роль и то же значение, что и трению в физических. Точно так же, как трение в физических системах обусловливает необратимость, нелинейность и неравновесность протекающих в них физических процессов, трансакционные издержки свидетельствуют о нелинейности и неравновесности экономических явлений. Хотя в то же время аналогия эта в целом не так-то уж проста и очевидна, как это вначале может показаться. Строго говоря, она требует не только поверхностного фиксирования, а тщательного специального исследования.
Анализ трансакционных издержек показывает, что главным принципом их выделения является дополнительность соответствующих затрат по отношению к производственным. Они увеличивают производственные затраты, иногда превращаясь в основной и решающий фактор экономической эффективности, изменяют и усложняют динамику хозяйственных процессов и этим самым в известной степени действительно напоминают физическое трение.
Вместе с тем трансакционные издержки, как уже было показано выше, характеризуют только один конкретный класс экономических явлений, связанных с осуществлением контрактных отношений в рыночных условиях, в то время как аналогичные усложняющие издержки "экономического трения", свидетельствующие о нелинейности и неравновесности, присущи и всем другим воспроизводственным процессам, независимо от их рыночного или нерыночного характера.
И с этой точки зрения представляется более правильным не распространение трансакционных издержек на все новые области, а введение, как было отмечено выше, нового и более широкого их класса, отражающего не только по аналогии, но и по существу содержание и особенности "экономического трения" и неравновесность экономических явлений.
В этих целях воспользуемся некоторыми идеями теории нелинейной динамики [8], [9], установившей, в частности, что любые нелинейные процессы в отличие от линейных являются необратимыми из-за так называемых диссипативных явлений (от слова "диссипация" (лат. dissipatio) - рассеивание), то есть рассеивания энергии вещества или информации, в ходе которого они переходят из упорядоченной формы в неупорядоченную, безвозвратно теряясь (это главным образом явления трения, вязкости и диффузии). Например, при механическом трении часть энергии превращается в тепло и безвозвратно утрачивается, поэтому физический процесс и становится необратимым.
Эта теория показала также, что диссипативные явления и процессы не только разрушают порядок, установившийся ранее в простейших линейных системах, но и становятся факторами новой, более сложной упорядоченности в нелинейных макросистемах в форме так называемых диссипативных структур, вид которых не зависит от типа исследуемого нелинейного процесса - физические, химические или социально-экономические. Они все формируются и развиваются по одним и тем же принципам и законам.
В экономических системах также непрерывно происходят названные явления диссипации, то есть частичная безвозвратная потеря или рассеивание и вещества, и энергии, и информации. Диссипация здесь заключается в рассеивании (расходовании) рабочей силы, человеческих сил и энергии, в рассеивании (потреблении) материальных ресурсов, капитала и материальных благ, в рассеивании (использовании) информации. Эти явления значительно усложняют и видоизменяют весь ход течения реальных хозяйственных процессов.
Действительно, в форме готовых товаров и услуг, независимо от типа и характера производственного процесса, всегда материализуется только одна часть затрачиваемой человеческой энергии, другая же ее часть безвозвратно утрачивается, превращаясь, например, в то же самое тепло, что и в физических системах. Неизбежна потеря некоторой части ресурсов при обработке сырья и исходных материалов в виде соответствующих технологически или организационно обусловленных отходов производства. Неминуемо утрачивается также и некоторая часть экономической информации при любых способах ее обработки и передачи.
Целесообразно назвать эту рассеивающуюся, безвозвратно утрачиваемую в хозяйственных и непосредственно связанных с ними явлениях часть ресурсов, энергии, и информации, не материализующуюся в конкретных экономических благах и переходящую в конечном счете в энергию неупорядоченных, хаотических процессов, диссипативными издержками. При этом отметим, что их величина не является и не может быть постоянной. Она непосредственно связана с характером используемой техники и технологии, с уровнем организации и управления экономическими системами, и, в конечном счете, прямо отражает степень взаимоувязанности, сбалансированности и, следовательно, равновесности хозяйственных процессов.
Например, часть энергии топлива, сгораемого в доменных печах при выплавке чугуна или стали, действительно неизбежно теряется, уходя просто на нагрев окружающего пространства. Однако величина этих потерь существенно зависит от степени технического совершенства и качества применяемого оборудования и технологии плавки, а также от особенностей организации производственного процесса. Чем эта степень выше, тем меньше потери, и наоборот. Следовательно, для изготовления одного и того же конечного количества продукции или услуг в зависимости от технико-технологических и организационно-хозяйственных условий будет требоваться уже не одинаковое количество ресурсов, то есть, говоря другими словами, издержки будут различными.
Можно привести также многочисленные примеры прямой зависимости величины потерь времени, энергии и ресурсов от качества организации и модели управления. Она реализуется через простои, недогруженность производственных мощностей, низкую дисциплину труда, существенно влияя на величину диссипативных издержек. В свое время еще Ф.Тейлор, анализируя причины "работы с прохладцей", резко снижавшей эффективность производства, подчеркивал, что главную роль в этом играют: "обычно применяемая ошибочная система организации управления предприятиями, которая принуждает каждого рабочего "прохлаждаться" или работать медленно, защищая этим свои собственные насущные интересы", а также "непроизводительные, грубо-практические методы производства, которые до настоящего времени почти повсеместно господствуют во всех отраслях промышленности и применяя которые наши рабочие затрачивают даром значительную долю своих усилий" [10, 228].
Исследования показывают, что диссипативные издержки по своей структуре весьма неоднородны и имеют достаточно сложный поэлементный состав. К ним, прежде всего, нужно отнести часть издержек производства, образующих оплату той части сырья, материалов, энергии и рабочей силы, которая, как уже отмечалось, неизбежно теряется в ходе любой производственной деятельности. К ним же следует причислить часть "прочих производственных расходов", например, некоторые виды налогов, сборов и других затрат, не связанных непосредственно с производством благ и услуг, но в то же время уменьшающих доходную часть субъектов хозяйствования. И, кроме того, часть таких непроизводительных издержек, как потери от брака и простоев, от низкой квалификации работников, не соответствующей технологическим требованиям, а также от плохой организации и управления [11,92].
Вместе с тем диссипативные издержки, как следует из вышеприведенного определения, имеют место не только в производственных процессах, связанных с переработкой сырья, материалов, энергии и информации, но и в любых других хозяйственных явлениях и операциях, относящихся ко всем другим воспроизводственным стадиям, в процессах и обмена, и распределения, и потребления, также всегда осуществляющихся с большим или меньшим "трением" и сложностями.
Все диссипативные издержки, независимо от их поэлементного состава, целесообразно подразделить на два вида - прямые и дополнительные или сопутствующие, которые несколько отличаются по своему содержанию и характеру.
К прямым относятся те из них, которые означают безвозвратные потери энергии, материалов и информации, определяемые технико-технологическими либо организационными условиями и особенностями хозяйствования, либо теми и другими одновременно. А также затраты, связанные с потерями энергии и ресурсов при бесхозяйственности, при отвлечении работников от основной деятельности по самым различным причинам, в том числе и производственным, и техническим, и организационным. Они имеют место в любых, как рыночных, так и иерархических системах и непосредственно свидетельствуют о степени их несбалансированности, несогласованности и неравновесности.
Величина подобных затрат, в зависимости от типа системы, варьируется в весьма широких пределах. Особенно большими они были, например, в СССР в связи с регулярным, ежегодным отвлечением на летне-осенние месяцы огромного количества рабочих и сотрудников большинства предприятий и организаций страны на различные сельскохозяйственные работы, труд которых при этом оплачивался, как правило, по месту основной деятельности в обычном порядке по прежним нормативам, хотя эффективность их труда в сельском хозяйстве была в целом крайне низкой.
К другой разновидности диссипативных издержек (дополнительным или сопутствующим) следует отнести те безвозвратные потери, которые в той или иной степени всегда сопутствуют поиску, передаче, обработке и использованию любой информации, необходимой для осуществления экономических действий как по производству благ и услуг, так и по планированию, организации, управлению, координации и контролю.
Несмотря на то, что между названными видами диссипативных издержек существуют определенные различия, у них у всех есть и общие черты, определяющие их принадлежность к одному и тому же классу. Они все усложняют и как бы "затормаживают" ход экономических явлений, процессов и операций, изменяя их динамику отчасти путем удлинения или "растягивания" их во времени, отчасти путем увеличения стоимости соответствующих производимых благ или услуг, либо за счет и того, и другого одновременно. Они выступают своеобразным экономическим аналогом физических диссипативных явлений - трения, вязкости и диффузии. Наиболее ощутимо эти издержки проявляются на начальных этапах преобразований и реформирования экономических систем.
В отличие от рассмотренных выше трансакционных издержек, диссипативные существуют в любой экономической системе, любого типа - рыночной, плановой, смешанной, спонтанного или иерархического порядка, с любым числом хозяйственных агентов, в том числе и одним. Хотя их состав, структура и значение в различных системах неодинаковы и могут изменяться в достаточно широких пределах.
Однако диссипативные и трансакционные издержки не следует противопоставлять. У них много общего. И те, и другие не только усложняют, но и существенно изменяют динамику экономических процессов, делая их необратимыми, нелинейными и неравновесными. Поскольку трансакционные издержки, точно так же, как и диссипативные, или удлиняют ("растягивают") во времени хозяйственные операции, или увеличивают стоимость продукции и услуг, а чаще - и то, и другое одновременно, то их можно рассматривать как часть диссипативных, точнее даже дополнительных или сопутствующих диссипативных издержек, относящуюся к сфере обмена, которые сопровождают любые хозяйственные сделки (трансакции) на открытом рынке. При таком понимании трансакционные издержки сохраняют свое первоначальное определение и сущность, связанные с особенностями движения информации при рыночной организации хозяйства, и одновременно отпадает необходимость их расширительного и противоречивого толкования.
С учетом этого структура диссипативных издержек, в зависимости от типа экономической системы, будет выглядеть примерно следующим образом.
В рыночной экономике в них войдет часть производственных, информационные и трансакционные издержки. В планово-централизованной системе - часть производственных (в обычном объеме), информационные (в возрастающем объеме в связи с необходимостью координации развития экономической системы из единого центра) и управленческо-бюрократические издержки, имеющие тенденцию к непрерывному росту. В переходной трансформационной экономике - часть производственных и информационные, кроме трансакционных, (в постепенно уменьшающемся объеме), трансакционные (во все увеличивающемся масштабе в связи с быстрым распространением контрактной формы отношений и отсутствием соответствующих действенных институтов), управленческо-бюрократические (в постепенно уменьшающемся объеме в связи со все более широким распространением и утверждением рыночных принципов организации хозяйственной деятельности) и трансформационные издержки, чаще всего определяемые как "издержки, связанные с ликвидацией старых институтов, формированием (или импортом) и адаптацией новых институтов в экономической системе"[11, 161-162].
Поскольку экономических систем с чисто спонтанным или чисто иерархическим порядком не существует, и они всегда в какой-то мере смешанны, то в каждой их них одновременно присутствуют в большей или меньшей мере все вышеперечисленные структурные элементы диссипативных издержек, в том числе в любой экономической системе всегда имеют место, например, трансформационные издержки в связи с непрерывным развитием институциональной структуры общества. Однако доля таких нетипичных элементов по сравнению с основными видами диссипативных издержек, присущих данному конкретному типу экономического неравновесия, чаще всего относительно невелика, и их можно не учитывать.
Анализ диссипативных издержек, таким образом, убедительно показывает, что их величина в конечном счете непосредственно связана и прямо определяется степенью и характером упорядоченности, имеющей место или формирующейся в хозяйственной системе, и они действительно выступают критерием экономического равновесия - неравновесия. Чем выше неупорядоченность, тем они больше, и наоборот. Диссипативные издержки быстро увеличиваются при нарастании в системе любых явлений беспорядка, несбалансированности и неравновесия, в особенности при переходе от стационарного неравновесия к нестационарному, достигая максимума в периоды системных трансформаций. И, наоборот, быстро убывают, в пределе стремясь к нулю, по мере формирования в системе отношений порядка и движения ее в направлении состояния общего равновесия. Хотя, с учетом результатов проведенного исследования, они могут только в большей или меньшей степени приближаться к нулю, так же, как и экономическая система - к состоянию общего равновесия, но никогда не могут достичь его. При этом, как следует из вышесказанного, важна не только их абсолютная величина сама по себе, но и структура издержек, в которой, в зависимости от типа хозяйственной системы и типа соответствующего и складывающегося в ней неравновесия, всегда выделяется тот или иной доминирующий элемент, выступающий в качестве самостоятельного дополнительного критерия.


Литература
1. Бренделева Е.А. Неоинституциональная теория /Под ред. М.Н. Чепурина. - М.: ТЕИС, 2003. - 254 с.
2. Коуз Р. Фирма, рынок и право. - М.: Дело ЛТД, 1993. - 192 с.
3. Dalman C.I. The Problem of Externality //The Journal of Law and Economics 22, April 1979. - N 1.
4. Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: Фирма, рынки, "отношенческая" контрактация. - СПб.: Лениздат, CEV Press, 1996. - 702 с.
5. Олейник А.Н. Институциональная экономика. - М.: ИНФРА - М, 2000. - 416 с.
6. North D., Wallis J. Measuring the Transactional Sector in American Economy, 1870-1970. - In: Long-term Factors in American Economic Growth. - Chicago, 1986.
7. Arrow K. The organization of economic activity: Issues pertinent to the choice of market versus no market allocation //In the Analysis and Evaluation of Public Expenditure: The PPB System. - Vol. 1, 1969.
8. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. - Изд. 3-е. - М.: Эдиториал УРСС, 2003. - 286 с.
9. Малинецкий Г.Г., Потапов А.Б. Современные проблемы нелинейной динамики. Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Эдиториал УРСС, 2002. - 358 с.
10. Управление - это наука и искусство /А.Файоль, Г.Эмерсон, Ф.Тейлор, Г.Форд. - М.: Республика, 1992. - 352 с.
11. Николаев М.В. Теоретико-методологические проблемы формирования эффективных хозяйственных систем. - Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2004. - 324 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия