Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ
Гойденко Ю. Н.
доцент кафедры банковского дела Хабаровской государственной академии экономики и права; начальник сектора рисков Дальневосточного банка Сбербанка России,
кандидат экономических наук


Витальный потенциал коммерческих банков

В философском энциклопедическом словаре [3, c. 84] термин `витализм` (от лат. vitalis - жизненный, живой) определен как учение о качественном отличии живой природы от неживой, о принципиальной несводимости жизненных процессов к силам и законам неорганического мира; о наличии в живых телах особых факторов, отсутствующих в неживой материи. Но если на рубеже XVIII - XIX вв. автор формулировки понятия `витализм` Луи Дюма рассуждал только лишь о живых организмах, то теперь, спустя два столетия, это понятие активно используется в иных областях, хотя смысловая нагрузка указанного термина при этом существенно не изменилась. Помимо медицины и биологии семантические неологизмы, такие как `витальность` и `витализм`, сегодня используются в оккультных науках, социологии, психологии и философии, политологии и истории. Что касается экономической науки, здесь применение подобных терминов - редкость.
Базовое слово `витальность` и связанные с ним слова пришли в русский язык не так уж давно. Во всяком случае, в словаре В. Даля они не раскрываются, хотя о `жизни`, `жизненности`, `жизнедеятельности` и других близких по смыслу словах и словосочетаниях, используемых в русской разговорной речи, имеющих деловой и научный оборот, В. Даль говорил [1, с. 541]. Теперь же понятия `жизненные интересы фирмы`, `жизненный цикл товара`, `жизненный цикл инвестиций` и другие в контексте описания экономических явлений столь привычны, как и многие другие: `живой организм`, `жизненная сила`, `жизнеспособность`, используемые в отношении биологических субстанций.
Обратим внимание и на то, что практика использования указанных выше терминов при описании деятельности социально-экономических организмов, например банковских систем, привела к тому, что термин `витальность` стал созвучным с терминами, этимология которых никак не увязана с латинским `vita`: `устойчивость`, `надежность`, `стабильность`, `ликвидность` и рядом других. Рост устойчивости, стабильности или надежности банка, как правило, воспринимается нами в ассоциативной связи с проявлениями его жизнеспособности.
Вместе с тем применительно к функционированию банков термин `витальность` и его производные практически не используются. Как следствие недостаточного внимания к рассматриваемому вопросу практически во всех учебных пособиях и учебниках, посвященных дисциплине `Банковское дело`, в приоритетном порядке представлены понятия: `ликвидность`, `эффективность`, `надежность`, `безопасность`, `устойчивость`, `стабильность` и другие. В современной теории и практике именно эти понятия считаются наиболее проверенными объективными показателями общего состояния банков. К ним в первую очередь и апеллируют, когда хотят выразить свое отношение к банку.
Между тем мы считаем, что понятие `витальность` может стать удачным обобщением, `собирательным` термином для большого числа явлений в том случае, если необходимо дать прогнозную оценку общему состоянию банка или банковских систем.

Понятие витальности банка и подходы к его количественной оценке
Как собирательный термин витальность банка, или, другими словами - витальный потенциал, понятие чрезвычайно широкое, но при отсутствии возможности подробного анализа всех составляющих его элементов достаточно сформулировать лишь несколько тезисов, выражающих его суть.
Величину `витального потенциала` можно достаточно точно представить категориями сравнительного анализа (`больше` или `меньше`), а значит, мы располагаем чем-то измеримым, в каждом из возможных случаев пригодным при использовании аналитического аппарата. Наиболее приемлемым инструментом для подобных измерений служат денежные оценки. Как заметил А. Маршалл, `деньги`, или `всеобщая покупательная способность`, или `распоряжение материальным богатством: служат единственным пригодным средством измерения мотивов человеческой деятельности в широких масштабах` [2, с. 78]. Наше исследование детерминировано рамками той сферы витального потенциала, где без всякого ущерба для качества оценок можно прямо либо косвенно применить шкалу денежных оценок.
При оценке витального потенциала, на первый взгляд, будет достаточно обратиться к характеристикам, которые могут быть непосредственно выражены деньгами. Тем не менее некоторые события не поддаются числовой оценке и, по крайней мере, до начала их проявления не могут быть измерены деньгами. Например, если будет принят закон, ограничивающий права банков по обслуживанию отдельной категории клиентов, то объем убытков от утраченных ресурсов может быть назван. А вот оценить будущие финансовые и прочие последствия, возникающие в этом случае, практически невозможно.
Экономические факторы часто оказывают лишь косвенное воздействие на коммерческие банки. Понятие `витальность` помогает оценить значение этих косвенных воздействий. Так же как и общее состояние банка, витальность является результатом суммирования целенаправленных усилий всего коллектива, кроме того, она вбирает в себя эффект от воздействия других факторов, не поддающихся непосредственному контролю со стороны банка.
Размышления над возможными факторами витальности банка и перспективами предварительной и последующей оценки их удельного веса позволяют сформулировать предварительное определение искомого понятия как накопленного жизненного ресурса кредитной организации. Витальность может быть представлена как сумма позитивных и негативных оценок, присвоенных коммерческому банку в каждый конкретный момент времени.
Поскольку данное исследование направлено на то, чтобы только обозначить проблему дефицита качественных подходов к оценке объективного состояния коммерческих банков и указать возможную перспективу для ее решения, мы ставим перед собой цель не проводить измерения, а выявить причинно-следственные связи между потенциальными факторами витальности банка. Для реализации этой цели мы определим витальность банка как актуальный кумулятивный показатель объективного положения банка на рынке.
Наметим подходы к выявлению количественных параметров витальности. Чтобы определить, отличается ли показатель витальности банка в один период от аналогичного показателя в другой период, или провести сравнение показателей витальности различных банков, необходимо определить критерий, позволяющий выполнить эти сравнения. Для этого удобно использовать аналитический инструмент следующего вида, который можно обозначить как `коэффициент витальности`.
Состояние банка может быть определено в диапазоне `невитальный - витальный`, то есть в промежутке от 0 до 1. Нулевой витальностью обладают банки, потерявшие шансы на восстановление своей деятельности. При максимальном коэффициенте витальности (vf = 1) жизненный потенциал банка имеет предельное значение и растет только лишь ее абсолютная величина. Таким образом, чем больше коэффициент витальности (kv) отличается от нуля, тем больше возможностей у банка `удержаться` на рынке. Если же коэффициент близок к единице, это означает максимальное укрепление рыночных позиций кредитной организации.
Однако не только фактические параметры витальности каждого банка различны; различается и абсолютное выражение витальности. Этот факт обусловливает необходимость определения понятия `эталонной` витальности. Очевидно, что `эталонный` коэффициент витальности также не может быть больше единицы. `Эталонная` витальность банка `X` и банка `Y` отличаются друг от друга, то есть понятие `витальность` имеет индивидуальный характер. Поэтому возможные числовые выражения фактической витальности у банков `X` и `Y` не совпадают даже в том случае, если их коэффициенты витальности равны.
На рис. 1 представлен возможный подход к измерению витальности банка. Очевидно, что банк систематически подвергается влиянию факторов, сила и вектор направленности которых, зачастую, строго не определены. Находясь в зависимости от этих факторов, витальность банка `пульсирует` в пределах пары ограничений, принимая значения от 0 до 1. Чем выше интенсивность воздействия положительных факторов, тем ближе к пределу витальности подходит кривая, ее описывающая. Рост интенсивности негативных, слабо определимых факторов, наоборот, сближает кривую с уровнем нулевой витальности.
Рис. 1. Факторы и мера витальности банка
Пульсирующая кривая отражает масштабы противоречий, возникающих при работе банка, между планируемыми сбывшимися событиями и событиями, характеризующимися высокой степенью неопределенности. В основе этой неопределенности лежит степень информированности о распределении вероятности альтернативных результатов.
Витальность банка растет, если набор и масштабы ожидаемых событий имеют преимущество перед неожиданными событиями. Особенно если эти события - позитивные. При реализации непрогнозируемых факторов, если их негативное влияние значительно, показатель витальности снижается.
Считая, что траектория гипотетической кривой, отражающей уровень витальности, построенной по временным (t) точкам, всецело зависит от сочетания множества как известных, так и случайных факторов (F), можно предположить, что витальность является функцией нескольких переменных:
Укажем на весьма важный момент, суть которого состоит в том, что изучению подлежит именно экономический витальный потенциал банка при том, что на его изменение оказывают влияние различные, не только экономические факторы. При этом возможность и потребность накапливать экономический витальный потенциал повышается у банка по мере становления рынка и развития конкуренции. Это особенно важно в условиях снижения `интереса` государства к банковской системе и параллельно идущего процесса уменьшения склонности самих банков к новациям во взаимоотношениях с потребителями услуг. Указанные процессы происходят на фоне сохранения безусловных гарантий по всемерной финансово-организационной поддержке банковского сектора со стороны государства.
Следовательно, адаптация, приспособление банков к новейшим условиям рынка аналогичны росту экономического витального потенциала. И наоборот, `дозирование рынка`, удержание достигнутого паритета между рыночными потребностями и государственными интересами в современном их понимании, снижает потребность в максимизации экономической витальности. В этом случае получит новый импульс право части банков накапливать неэкономическую составляющую витального потенциала и тем самым держаться `на плаву`.
В данном контексте уместна аналогия с биологической эволюцией. Так, Ч. Дарвин показал, что роль и место каждого живого существа в природе могут быть объяснены строением не тех частей его организма, которые объясняют его происхождение, а тех, которые изменяются под воздействием внешней среды. По этой причине породы домашних животных и сорта окультуренных растений, которые более всего оказались приспособленными к сосуществованию с человеком, выращиванию и произрастанию в данной среде, оказались выведенными сравнительно недавно. Можно сказать, что и те свойства экономической системы (например, коммерческого банка), которые играют наиболее важную роль в приспособлении ее к созданным условиям, по той же причине являются свойствами недавнего происхождения.

Экономический витальный потенциал и основные гипотезы витальности банка

Говоря о ведущей роли экономического витального потенциала, мы указываем на зарождение новых социально-экономических условий, в которых прежние мотивы успешного функционирования банков оказываются не столь эффективными.
Для оценки экономического витального потенциала (EVPB) необходимо определить его долю в общем витальном потенциале банка (VPB) и отношение к величине неэкономического витального потенциала (NEVPB), принимая во внимание тот факт, что разные составляющие общего витального потенциала в равной мере подвержены воздействию как экономических, так и неэкономических факторов.
Очевидно, что в общем случае
Можно выделить два вида поведения банка, оказывающих влияние на его витальность: скрытое и действительное. Оценку действительного поведения можно дать, опираясь на эмпирический анализ динамики многочисленных значений экономической витальности, `снятых` с достаточно протяженного по времени участка. Пока не доказано обратное, можно предположить, что постепенная долгосрочная тенденция на снижение экономического витального потенциала ведет к финансовому краху. Тенденции, показывающие увеличение экономического витального потенциала, наоборот, доказывают рост его жизненных сил. Действительное снижение уровня экономической витальности банка не приведет к окончательному краху, если за снижением следует рост и восстановление потерянного ресурса.
Существует ограниченное число причин, из-за которых может быть снижен `жизненный тонус` кредитной организации при этом, без особых негативных последствий. Это могут быть, например, форс-мажорные обстоятельства. Мы абстрагируемся от возможных `нештатных` ситуаций и будем считать, что любое устойчивое проявление снижения экономического витального потенциала означает дезинтеграцию банка.
Под скрытыми изменениями мы понимаем динамику витального потенциала, зафиксированную на коротком по времени отрезке. Отметим, что для целей определения долгосрочных перспектив витального потенциала банка краткосрочные колебания значений экономического витального потенциала не существенны. При этом можно допустить, что уже на уровне оценки скрытого роста могут внезапно возникнуть обстоятельства, способные разрушить банк; причина этой внезапности - мощное воздействие на жизненный потенциал банка.
В рамках настоящего исследования мы не ставили задачи досконально изучить содержание темы `витальность банков`. Степень изученности указанной темы пока позволяет построить лишь несколько гипотез относительно компонентов витальности, методов их измерения, прогнозирования и управления ими.
Гипотеза первая. Коммерческие банки, как любой другой экономический организм, обладают витальностью. Первоначальным, стартовым витальным потенциалом банк снабжается вместе с регистрационными процедурами и оформлением прав на осуществление соответствующих операций. Таким образом, уже при `рождении` каждый из них получает известную порцию потенциала, который, между тем, не является строго определенной, единой для всех величиной. Например, обыкновенная неразборчивость организаторов новой структуры в вопросе определения наименования может заложить `бомбу замедленного действия` под всю конструкцию кредитной организации. И наоборот, близость банка к финансовым центрам может `зарядить` его значительным энергетическим потенциалом. Затем, в процессе функционирования, в зависимости от того, накапливается ли этот ресурс либо истощается, прогнозируются дальнейшие перспективы банка.
Гипотеза вторая. Если темпы аккумуляции витального потенциала банка превышают темпы его расходования, можно говорить о перспективности банка. И наоборот, ускоренное `поглощение` потенциала при одновременной пассивности его прироста, сигнализирует о приближении гибели организации.
Гипотеза третья. Невозможно найти такой механизм оценки, который даст исключительно точную характеристику состояния витального потенциала конкретного коммерческого банка. В первую очередь, это связано с проявлениями неопределенности и риска. Вместе с тем, в некоторых случаях, мы можем рассчитывать на получение результатов, близких к истине.
Гипотеза четвертая. По своему характеру динамика витальности банка может быть как вялотекущей, так и `взрывной`. Банк может годами, шаг за шагом, накапливать витальный потенциал, который на определенном этапе, получив новый импульс, в один миг удваивается. В других случаях плавный рост витальности прерывается случайными событиями.
Гипотеза пятая. Витальный потенциал проявляется в явном и неявном виде. К явным характеристикам, в первую очередь, относятся темпы изменения учитываемых количественных параметров деятельности коммерческих банков, таких как: денежные, материальные, человеческие и интеллектуальные ресурсы; активы и их качество; структура и объем доходов, расходов и прибыли; используемые финансовые инструменты; занимаемая доля рынка и т. п. Подобные характеристики весьма точны и однозначны даже в тех случаях, когда банк их скрывает. Их достоинство в простоте определения и учета, чего нельзя сказать о неявных характеристиках витальности.
Гипотеза шестая. Витальный потенциал банка управляем. Вместе с тем, практическое воплощение данного тезиса может вызвать трудности в связи с неопределенностью степени управляемости и границ управления. Например, перспективы динамики ссудных операций и доходов по ним, процентных и непроцентных расходов, балансовой прибыли, то есть всего того, что мы определяем термином `экономический потенциал`, могут быть определены с большой точностью. В других случаях, когда речь идет о неэкономической витальности, мы сталкиваемся с серьезными препятствиями.


Литература

1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. М., 1999.
2. Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. I. Пер. с англ. М.: Изд. группа `Прогресс`, 1993.
3. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалев, В.Г. Панов. М.: Сов. Энциклопедия, 1983.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия