Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
ЭКОНОМИКА НЕПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СФЕРЫ
Ковалев Д. А.
первый вице-президент Национальной туристской ассоциации,
кандидат экономических наук


Туризм и постиндустриализм

Растущий авторитет международного туризма, его экономическая, политическая и социальная значимость в жизни современного общества признаны практически всеми государствами. Во многих государствах туризм играет значительную роль в формировании валового внутреннего продукта и обеспечения занятости населения. Туризм оказывает большое влияние на такие ключевые отрасли экономики, как транспорт и связь, строительство, производство товаров народного потребления, является источником валютных поступлений.
Туризм вошел в XXI в. и стал глубоким социальным и политическим явлением, значимо влияющим на мироустройство и экономику многих стран и целых регионов. Туризм является выгодной и высокодоходной отраслью, сравнимой по эффективности инвестиционных вложений с нефтегазодобывающей и перерабатывающей промышленностью, а также с автомобилестроением. Мировой опыт и практика экономической, социальной и политической стабильности развитых стран свидетельствуют о том, что географическое положение государства, его природно-климатические ресурсы и достопримечательности становятся всеобщим благом лишь посредством туризма. Констатируя данный факт в жизни мирового сообщества, Генеральная ассамблея Всемирной туристской организации (ВТО) в 2000 г. прогнозировала троекратное (в среднем) увеличение объемов мирового туризма на ближайшие 20 лет (до 1,56 млрд прибытий, по доходам до 2 трлн долл. США). По состоянию на начало 2006 г. данный прогноз подтверждает свою состоятельность.
При обосновании необходимости выделения мирового туризма в самостоятельную отрасль и формировании концепции его развития как сферы услуг следует исходить из того, что объективную основу классификации отраслей любой экономики составляют общественное разделение труда и степень его дифференциации. При решении вопроса отнесения индустрии мирового туризма к самостоятельной отрасли необходимо принимать во внимание основные факторы формирования ее производственных особенностей, соответствие их определенным классификационным признакам, по которым туристские организации входят в состав соответствующей отрасли мировой экономики, зависимость их от характера основной деятельности. Кроме того, целесообразно учитывать реальные показатели и перспективы развития общества.
Совокупность организаций, образующих отдельную отрасль, характеризуется следующими основными чертами: достаточным числом самостоятельных в экономическом отношении организаций с однородным видом деятельности; устойчивыми экономическими связями с другими отраслями экономики; наличием определенного органа хозяйственного управления. Состояние индустрии мирового туризма отвечает всем перечисленным характеристикам, однако для современного развития мировой экономики характерно не столько развитие обособленных отраслей, сколько функционирование различных межотраслевых комплексов. К мировому туризму следует подходить как к крупному самостоятельному межотраслевому хозяйственному комплексу мировой экономики, поскольку сфера туризма, объединяя различные отрасли, не лежит в привычной вертикальной плоскости, а охватывает некое горизонтальное пространство, включая предприятия и организации разной отраслевой принадлежности.
Развитие индустрии мирового туризма, а именно строительство дорог, гостиничных и курортных комплексов в различных странах мира, обустройство новых рекреационных территорий, требует больших капитальных вложений, которые финансируются из разных источников. В их реализации принимают участие государственные структуры, частные (отечественные и зарубежные) и международные организации, а также другие участники мирового рынка туристских услуг.
Рост объемов производства в индустрии туризма вызывает рост объемов в других отраслях мировой экономики. В них разворачивается инвестиционная деятельность, создаются новые рабочие места, расширяется торговый оборот, и, следовательно, увеличивается прибыль. Часть полученных доходов поступает государству в виде налогов. Собранные таким образом средства могут быть направлены на дальнейшее финансирование инфраструктуры индустрии мирового туризма, оказание материальной помощи социально незащищенным группам населения, на развитие системы подготовки персонала для сферы туристских услуг и другие цели.
Таким образом, индустрия мирового туризма с точки зрения построения концепции ее развития должна рассматриваться как экономическая категория, выражающая совокупность взаимосвязанных отраслей и производств мировой экономики, общей функциональной задачей которых является деятельность, направленная на удовлетворение разнообразных и постоянно растущих потребностей людей в различных видах отдыха и путешествий в свободное время при рациональном использовании всех имеющихся туристских ресурсов в условиях постиндустриальной фазы развития экономики.
Одной из главных тенденций развития мирового туризма является комплексный подход к оказанию туристской услуги. В этих условиях особое значение приобретает систематизация туристских услуг и формирование комплексной услуги. Комплексная туристская услуга (пакет услуг), как правило, предлагается туристу и приобретается им в месте его постоянного проживания. Поэтому на рынке подобных услуг в постиндустриальную эпоху особую роль приобретают коннотационные усилия по созданию образа той или иной дестинации.
Минимальная комплексная туристская услуга, используемая практически во всех странах мира, представлена услугами размещения, транспорта и питания. Остальные услуги включаются в состав пакета в зависимости от страны мирового туризма и ее туристского потенциала (наличие рекреационных и иных культурно-исторических особенностей).
Перед организациями индустрии мирового туризма стоит задача предложения потребителям такого турпродукта, который бы максимально учитывал туристские мотивы и был уникален в своем роде. Этого можно достигнуть путем разработки комплексного турпродукта с учетом индивидуальных особенностей потребителей, а также удовлетворения их ключевых потребностей. При этом в настоящее время для организаций индустрии мирового туризма, чтобы сохранить потребителей (создать круг лояльных клиентов), очень важно обеспечить удовлетворенность туриста поездкой. Потребитель удовлетворен, если его ожидания оправдались, то есть воспринимаемое исполнение туристской услуги соответствует тому, что он ожидал получить.
Проблема повышения привлекательности работы туристских организаций состоит в преодолении различных страхов и опасений клиента, связанных с предстоящим путешествием, и как следствие, в повышении степени удовлетворенности потребителя. Это невозможно без учета туристскими организациями психологических трудностей, возникающих у потенциальных путешественников как на сознательном, так и подсознательном уровне.
С этих позиций рынок международного туризма представляет собой сегодня арену жесткой конкурентной борьбы, развернувшейся между различными странами за внедрение в сознание массового потребителя преимуществ образа своих основных дестинаций. Для многих стран туризм - важная статья национального экспорта. Результаты конкурентной борьбы напрямую зависят от конкретных усилий по формированию туристской политики на государственном уровне, представляющей собой систему методов, мер и мероприятий социально-экономического, правового, внешнеполитического, культурного и иного характера. Данная политика осуществляется парламентами, правительствами, государственными и частными организациями, ассоциациями и учреждениями в целях создания условий для развития туристской индустрии, рационального использования туристских ресурсов и повышения эффективности функционирования системы туризма. В туристской политике государства проявляются все характерные черты его общей политики. Однако можно выделить и специфические факторы, под влиянием которых она формируется:
1. Природные условия страны (географическое положение, климат, рельеф, флора, фауна), воздействующие на туристскую политику в зависимости от их наличия или отсутствия, рационального или нерационального использования в целях туризма;
2. Транспортные условия, определяющие доступность объектов туристского интереса;
3. Социальные, экономические, правовые условия развития туризма;
4. Туристские ресурсы как возможный источник факторного дохода и, соответственно, средство развития туристской инфраструктуры.
Вместе с тем следует отметить, что туристская политика государства не может строиться исходя исключительно из его внутренних условий. Любое государство, выходящее на международный туристский рынок, вступает в сложную систему конкурентных отношений с другими государствами, а также целыми мировыми регионами. От того, насколько правильно и эффективно учтена постиндустриальная специфика современного общества в туристской политике государства, зависит его роль и место на мировом туристском рынке.
У исследователей постиндустриального общества (`посткапиталистического общества` Р. Дарендорфа и П. Дракера, `технотронного общества` З. Бжезинского, `супериндустриализма` О. Тоффлера и т.п.) нет сомнений относительно его трех основных характеристик:
- фундаментального сдвига между первичным, вторичным и терциарным секторами экономики (в пользу последнего), влекущего за собой структурные изменения внутри каждого из этих секторов;
- информативно-коммуникативно-коннотационной революции, приведшей к переходу информации из способа примитивной коммуникации в статус фактора производства;
- технологического прорыва, являющегося следствием информационной революции и основой резкого увеличения производительности труда во всех секторах экономики, послуживших катализатором глобализации и виртуализации мирового хозяйства.
И действительно, в настоящее время доля услуг в совокупном мировом ВВП составляет около 63%, промышленности-32, сельского хозяйства-5%. При этом в 2000-2004 гг. ежегодный рост экспорта услуг в мире составил 9%, в 2004 г.-18% (2,125 трлн долл. США в абсолютном выражении). Кроме того, число занятых в материальном производстве в странах, находящихся на постиндустриальной стадии развития, неуклонно сокращается `в пользу` сферы услуг и по данным некоторых специалистов снизится к 2020 г. до уровня менее 10% от общего показателя занятости.
Если услуги в целом лидируют в мировом ВВП, то туристские услуги, безусловно, являющиеся движителем приращения терциарного сектора, - в мировой торговле услугами, которая в 2003 г. оценивалась более чем в 1,7 трлн долл. США. В том же году туристские услуги составляли около 30% мировой торговли услугами, или 525 млрд долл. США [1]. Характер производства и потребления туристской услуги постоянно меняется в соответствии с современными тенденциями развития основных мировых субъектов постиндустриальной экономики - США и объединенной Европы.
Главная проблема индустриальной экономики `как больше и дешевле произвести` после насыщения потребительского рынка стандартизированными товарами сменилась другой - `как быстрее и дороже реализовать`. Современный потребитель задается не вопросом, что он хочет иметь или чего еще не имеет, а скорее, что он хочет испытать, чего он еще не испытывал. Именно это имел в виду З. Бауман в своей работе `Глобализация: последствия для человечества` (Нью-Йорк, 1998), когда писал, что доступ к глобальной мобильности становится одним из определяющих факторов стратификации мирового пространства, поскольку `желание приобретать, собирать материальные богатства вытесняется желанием новых впечатлений. Потребитель становится "собирателем" новых ощущений`. Именно поэтому в сферу рыночного оборота во все большей степени вовлекаются туристические услуги и связанные с ними продукты культуры.
Если рассматривать решение потребителя о покупке туристской услуги в качестве некоего `мотивационного исхода` как соотношения главной и вторичных целей путешествия, то основную долю в мировом коммерческом обороте туристских услуг занимают услуги, основанные на едином преобладающем мотивационном исходе и/или услуги, основанные на главном мотивационном исходе и нескольких определенных сопутствующих исходах. Согласно данным Всемирной туристской организации за 2003 г., 359,9 млн из общего числа туристов (690,9 млн) предприняли путешествие для проведения досуга, отдыха и праздников, в то время как в целях лечения, религиозных и других целях - 147,4 млн человек. Принимая во внимание тот факт, что на постиндустриальные страны приходится более 2/3 потребителей современных услуг (по данным ВТО за 2003 г., в Европе и Американском регионе, в основном Северной Америке, было приобретено соответственно 408,5 и 115,3 млн туров; на эти регионы приходилось соответственно 357,13 и 62,2 млн прибытий [2]), современный производитель турпродукта обязан учитывать эволюцию спроса в постиндустриальном обществе и, соответственно, мотивацию современных потребителей, предлагая не просто то, что есть, а то, что является актуальным. Современное управление туристскими ресурсами при формировании турпродукта основывается теперь не столько на предпочтениях потенциальных потребителей туруслуг, сколько на формировании этих предпочтений, предлагая совмещение стандартов обслуживания с уникальностью дестинации. При этом один из основных классификационных признаков туруслуги - неразрывность производства и потребления - несколько трансформируется, поскольку для современного организатора туризма производство услуги начинается с формирования образа дестинации с точки зрения модности, безопасности, престижности, эксклюзивности и т. п. На современном рынке начинают обращаться `изображения` ценностей (товаров или услуг), или, применяя термины постмодернизма, `знаки` или `симулякры`. Причем эти знаки могут обмениваться на реальное `означаемое`, т. е. туруслуга является реальной (конкретная гостиница, пляж, экскурсионная программа), а могут и не иметь реального `означаемого` (денотата), когда туруслуга выступает как симулятивная (рождественские праздники на родине Санта-Клауса в финском городке Рованиеми, г. Великий Устюг как родина деда Мороза, музей Мыши в г. Мышкин и т.п.). Следует отметить, что, используя формулу американского социолога У. Томаса, `принимаемое за реальное` вполне реально по своим последствиям. Так, Рованиеми принимает ежегодно 350-400 тыс. вполне реальных туристов. Причем информация, поступающая к потребителю относительно подобных дестинаций (услуг), в последнюю очередь является передачей объективных данных о продукте (рациональной детонацией), а в первую очередь - побуждающей к действию (приобретению и потреблению) коммуникацией. Совершенно корректен, по нашему мнению, Д. Иванов, когда замечает в `Виртуализации общества`, что `не передача данных о свойствах товара/услуги, т.е. рациональная денотация объекта, а создание его образа, мобилизующие аффективные коннотации, приносит прибыль в современной экономике...`. [3]
В связи с этим автором впервые в туризмологии предлагается следующая классификация туристских ресурсов как факторов производства турпродукта:
1. Реальные, из которых основными являются: природно-климатические; курортологические; рекреационные; религиозно-культурные; информационно-деловые;
2. Симулятивные (см. выше);
3. Технологические (космический туризм, авиакруизы).
В этой связи в постиндустриальную эпоху необходимо рассматривать турпродукт с точки зрения не туроператора, определения которого по существу сводятся к комплексу: `тур + туристско-экскурсионные услуги + сопутствующие товары`, а современного потребителя - как когнитивный симулякр, мобилизующий аффективные коннотации человека относительно рекреативных и познавательных возможностей в той или иной дестинации, основанной на использовании местных реальных или симулятивных туристских ресурсов. Тур в данном случае выступает всего лишь как приобретение имущественных прав потребителя на обретение адекватности этого симулякра. Взгляд на турпродукт под этим углом, несмотря на кажущуюся усложненность определения, имеет важные практические последствия.
Вопреки устоявшемуся мнению о наличии в Российской Федерации `колоссальных туристских ресурсов` на сегодняшний день возможно говорить лишь о колоссальном туристском потенциале России. Многие отечественные исследователи, такие, как В. Сенин, А. Чудновский и другие, оценивают туристский потенциал различных промышленно-экономических районов России от 79,2% для Южного до 36,9% для Дальневосточного районов и 55,8% в целом по стране. [4] Превращение этого потенциала в ресурс должно являться основной задачей госрегулирования в этой области. Одним из эффективных инструментов такого превращения могло бы послужить взимание туристской ренты для развития материально-технической базы инфраструктуры национального туристского комплекса (износ основных фондов в России в 2004 г. составлял 43%). Для этого необходимо создать кадастр туристских ресурсов России (также и потенциальных), ввести саму ренту в экономический оборот (возможно, по разумной ставке в 10% от валовой выручки), отслеживать пропорциональное распределение рентных платежей и т. п. В. Козырев предлагает 50% рентных платежей оставлять в самой туристской компании, эксплуатирующей туристский ресурс, 50% - отчислять в местный бюджет для развития региональной туристской инфраструктуры). [5] В то же время, несмотря на то что никакая рента не является ценообразующим фактором, следует заметить, что турорганизации, в отличие от В. Козырева, будут рассматривать рентные платежи как дополнительный налог, перекладывая его на туриста. Учитывая это обстоятельство, а также тот факт, что рентные платежи составляют часть прибыли, которая облагается налогом, следует сделать вывод об экономической необходимости снизить налогооблагаемую базу туроганизатора в части взимания рентных платежей.
Россия, согласно терминологии американского специалиста в области конкурентной стратегии М. Портера [6], в своем экономическом развитии застряла где-то на переходе от стадии факторов производства к стадии инвестиций и входит в ХХI в. с факторами (источниками) производства товаров и услуг низкого ранга, имеющих в основном сырьевой характер (для туруслуг это в основном природно-климатические факторы производства). В условиях неизбежной в постиндустриальную эпоху интернационализации и виртуализации мирового хозяйства преимущественная ориентация на такие факторы производства приведет к окончательному укреплению статуса России как сырьевой страны. Если же принять за главное направление рост `железноделательной промышленности`, то так же легко можно стать промышленным придатком стремительно развивающейся системы виртуально-сервисного капитализма. Удвоение ВВП не мыслится автору без интенсивного использования сервисных ресурсов России, а это прежде всего - наука и туризм. По сравнению с расчетной инвестиционной потребностью нефтяной промышленности (около 120 млрд долл.) необходимая капитализация туристского комплекса России представляется более реальной и оценивается примерно в 20 млрд долл.[7] (около 2 тыс. гостиниц `емкостью` в 500-600 тыс. номеров).
Тем не менее даже на основе капитализированной материально-технической базы отечественного туризма и постепенной трансформации туристского потенциала в ресурс, экспорт туристских услуг из России не будет автоматически возрастать в масштабах, прогнозируемых для России Всемирной туристской организацией к 2020 г. (предположительно 9-е место по объему выездного и въездного туризма при темпах роста последнего в 6,7% в год, что для России это означает 61% въездного туризма от общего туристского оборота, или 47,1 млн иностранных туристов в год). [8]
Согласно теории факторных пропорций Хекшера - Олина, для этого необходима избыточность такого фактора производства, как туристский ресурс. В отношении России избыточность турресурсов должна прежде всего определяться их географической и культурной уникальностью вкупе с традиционным гостеприимством. И вот здесь без привлечения информационно-коннотационного компонента как фактора необходимой избыточности туруслуг, ориентированных на экспорт, не обойтись. Национальный туристский продукт должен внедряться в сознание западных (и отчасти - отечественных) потребителей туруслуг на коннотационной основе, т. е. именно как симулякр. Для этого явно недостаточно обычных и во многом устаревших рекламных и маркетинговых методов, не выходящих за рамки рациональной денотации объектов - отечественных туров, а проще говоря, издания сухих информационных каталогов, лубкового присутствия на международных выставках, вялой контрпропаганды и т.д. при несерьезном для `реального сектора экономики` отраслевом бюджете в несколько миллионов долларов. Процессы глобализации, являющиеся необходимым условием постиндустриального развития, находят свое отражение прежде всего в экономике, в первую очередь в наиболее значимой и развивающейся ускоренными темпами сфере услуг. В туристском секторе сферы услуг эта тенденция находит свое воплощение в создании глобальных союзов, альянсов и транснациональных корпораций, межотраслевом перетекании капитала и т. д. Характерной особенностью современного туризма являются глобальные компьютерные системы бронирования продуктов, соединяющие услуги авиакомпаний с услугами размещения в отелях, аренды автомобилей и другими соответствующими услугами. Например, одна из самых известных систем бронирования - `Галилео`, являясь продуктом слияния двух электронных систем бронирования, охватывает более 120 тыс. терминалов, 493 авиакомпании, 50 тыс. отелей, 28 фирм по прокату автомобилей по всему миру. Широкую известность получили союзы и альянсы гостиничных цепей, а также альянсы на воздушном транспорте. Это было бы невозможно без четкой систематизации туристской услуги в каждом ее сегменте и в то же время в комплексе. Тем не менее существуют значительные различия в характере предоставляемых услуг, в том числе туристских, в двух самых мощных хозяйствующих субъектах мировой экономики - США и ЕС. Первые производят и вводят в коммерческий оборот массовую и максимально стандартизированную услугу, больше характерную для идеологии индустриального общества (больше шаблонных и дешевых товаров и услуг для массового потребителя), объединенная Европа же исповедует более индивидуализированное и более качественное потребление как товаров, так и услуг (самые строгие стандарты качества в мире), что характерно для постиндустриальной идеологии потребления. США поднимают уровень потребления, страны ЕС - качество потребления. Именно поэтому 85% гостиничных мест в США продается в рамках стандартизированных гостиничных цепей. В Европе 70% гостиниц являются частными (семейными) и не входят в отельные цепочки. Развивая национальный туристский комплекс с ориентацией на экспорт услуг на рынки постиндустриальных стран, Россия должна учитывать эту разницу в формировании потребительской идеологии, отдавая предпочтение европейской модели.


1. Мировая экономика: учебник / Под ред. Ю.А. Щербанина. - М.: Юнити-Дата, 2004.
2. "WTO World Tourism Barometer". 2004. N 2.
3. Иванов Д.В. Виртуализация общества. СПб.: Изд-во Петербургское востоковедение, 2002.
4. Чудновский А.Д., Жукова М.А., Сенин В.С. Управление индустрией туризма. М.: Кнорус, 2004.
5. Козырев В.М. Туристская рента. 2-е изд. М.: Финансы и статистика, 2003.
6. Портер М. Конкурентная стратегия. М.: Изд-во Альпина бизнес букс, 2005.
7. Орешкин В.А. Внешнеэкономический комплекс России в условиях интеграции в мировое хозяйство. М.: ИМЭМО РАН, 2002.
8. WTO`s tourism 2020 Vision. `Global Forecast and Profiles of market segments`, ноябрь 2001.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия