Logo PROBLEMS
OF MODERN
ECONOMICS
Start Page
News
Information About the Journal
Magazine Subscription
Advertising
Contacts
EURASIAN INTERNATIONAL SCIENTIFIC-ANALYTICAL EDITION Russian
Thematic profile of the Journal
The latest
Issue
Announcement
Issues List
Find
Editorial Council
Editorial Board
Magazine Representatives
Article Submission Guidelines
PROBLEMS OF MODERN ECONOMICS, N 3 (55), 2015
IS THERE AN ECONOMIC CRISIS IN RUSSIA? DISCUSSION
Khubiev K. A.
Department of Economics, M.V. Lomonosov Moscow State University PhD (Economics), Professor

On the structural reconstruction of Russian economy on the new industrial foundation (Russia, Moscow)
Economic crisis allowed to better distinguish the system of external and internal problems that deter the development of Russian economy; it became clear that the current model of economics and economic politics has exhausted itself. At the same time, scholarly research of the reasons for the crisis, as well as the ways of further economic development has intensified. The article analyses various approaches to the structural reconstruction of economy on the basis of reproduction method, which continues the author’s investigations of the content of economic reforms, the reasons for the economic crisis, as well as reindustrialization and structural reconstruction
Key words: reproduction method, modernization, structural deformation, structural reconstruction, technological orders, sources of transformation, change of forms of organizations, added value, vertical integration, inter-branch diversification, WTO, sanctions
Pages: 35 - 42



Сноски 

1 Кротов М.И., Мунтиян В.И. Антикризисная модель экономического развития России // Проблемы современной экономики. — 2015. — №2. — С.7–14.
2 «Необходимо концентрировать основные усилия на освоение кластера базисных инноваций, формирующих структуру шестого технологического уклада ... на это отводится 10–15 лет». Садовничий В.А., Акаев А.А., Каратаев А.В., Малков С.Ю. Моделирование и прогнозирование мировой динамики. — М., ИСПИ РАН, 2012. — С.162; Крупнов Ю. Прорыв к новому укладу — единствпенный выход из сложившейся ситуации //Портал общественное действие по развитию страны. Проект № 22; Яковец Ю.В. Прогноз технического развития России и мира и стратегии инновационного рывка. — М.: МИСК, 2008; Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса, 2010.
3 Малецкий Г.Г. Перспективы будущего и модернизация России. Препринты ИПМ им. Келдыша М.В. — М., 2010. — №41. — С.19. В крайней форме данной позиции сопутствуют апокаллиптические оценки состояния российской экономики. «Россия находится в инновационной пропасти» См там же.
4 Нам представляется, что данная позиция опирается на необоснованно оптимистичную оценку ресурсов, имеющихся для реализации данного сценария технологического развития. «Страна на сегодня располагает для решения этой задачи мощной финансовой базой, сохранившимся высоким научным потенциалом и огромными человеческими ресурсавми» // Садовничий В.А., Акаев А.А., Каратаев А.В., Малков С.Ю. Моделирование и прогнозирование мировой динамики. — М.: ИСПИ РАН, 2012. — С 163.
5 Данная позиция была изложена, в частности, в виде манифеста Института современного развития «Россия ХХ! века: образ желаемого завтра. — М.: Экон-информ, 2010. В этом документе содержится набор либеральной идеологизированной терминологии: свобода, собственность, творчество, самодостаточность дебюрократизация и т.п. Все фундаментальные реформы 90-х годов имели приставку, соответствующую сути данного направления: либерализация ценообразования, либерализация собственности, либерализация внешней торговли, либерализация валютного и денежного рынков и т.п. Следует ответить на вопрос: почему эта политика тотальной либерализации привела к экономическому, вообще, и инновационному провалу, в частности, прежде чем предлагать ее вновь и вновь. Почему менее радикальная либерализация китайской экономики дала противоположные результаты. Последний вопрос встает перед теми, кто считает основной проблемой российской экономики ее недолиберализованность. С этих позиций совершенно справедливые предложения необходимости дебюрократизация, транспарентности, защиты собственности и т.п. носят явно спекулятивный характер. Любопытным представляется видение авторами манифеста базовых ценностей российского общества: «Паразитарно-распределительные ценности заменяются творчески-производительными» с.8. Выход на уровень ценностей требует ответа на вопрос, почему именно после реформ 90-х годов у россиян пропало творчество и трудолюбие, на основе которых была создана производственная и инфраструктурная база, на которой держится современная экономика. Почему именно в 90-е годы у россиян, по мнению авторов манифеста, «обленились» руки и «зависли» творческие способности. Ведь в манифесте повторяются все те же ценности, на которых базировалось формирование нынешней модели социально-экономического устройства и экономической политики, приведшие к тупиковым тенденциям. Если авторы манифеста, поднявшие свой анализ до уровня ценностей задумаются над вопросами, прямо вытекающими из их оценок, возможно они придут к иным суждениям относительно оценок российского общества, социальных и экономических результатов либеральных реформ в варианте российского исполнения в 90-х годах.
Наконец, необходимо обратить внимание на методологию «либеральной» альтернативы российской модернизации. Применяется метод отвлечения от «порочного экономического настоящего», рисуется образ «желательного экономического будущего». Далее сочиняются средства перехода от одного состояния к другому. Помимо своеобразной оценки настоящего, фантастической (благопожелательной) зарисовки будущего, нет ничего. Нет попытки оценить ресурсы, необходимые для тех или иных преобразований, анализа источников, мотивированных субъектов и т. п. Не вполне адекватная оценка настоящего и причин инновационного кризиса, необычная в научном отношении методология, практическая дискредитация в конкретных российских условиях основных положений либерализма, выставляют данную альтернативу малопригодной для позитивного анализа.
6 Хубиев К.А. Большой трансформационный цикл и императивы посткризисного развития // Проблемы современной экономики. — 2010. — № 3(51). — С. 49–53.
7 См. План первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности. от 27 января 2015 г., № 98-р. Можно упомянуть правительственные документы прогнозного характера, в частности, получивший название «2020», но едва ли нынче актуально их рассмотрение. Помимо критики ее на разных уровнях, документ этот утратил и практическую актуальность, поскольку не учитывал сложившуюся ситуацию в рамках даже пессимистических сценариев.
8 Активная разработка данной позиции принадлежит С.С.Губанову. См его труды: Державный прорыв. Неоиндустриализация России и вертикальная интеграция. — М.: Книжный мир, 2012; «Неоиндустриализация плюс вертикальная интеграция (о формуле развития России)» // Экономист : журнал. — М.: 2008. — № 9 .;«Неоиндустриальная модель развития и её системный алгоритм» // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз: журнал. — М.: 2014. — Т. 33. — № 3. — С. 23–44.
9 Российский статистический ежегодник. — М., 2013. — С. 36, 298, 569.
10 Многие авторы, понимающие исключительную (даже историческую) важность необходимости создания шестого уклада, осознают сложность задачи. Например, академик Е Каблов, генеральный директор института авиационных материалов констатирует, что доля пятого уклада и России составляет только 10% и перескочить в шестой — нереально. А Д. Рогозин признает провал пятого уклада, но считает, что к шестому укладу следует переходить не вдогонку, а «срезав угол». Д. Рогозин: «Россия профукала пятый технологический уклад, а шестой изменит политику войны». Газета. ру 12 августа 2015 г., Возможно под образом «срезанного угла» имеется в виду внедрение шестого уклада в подведомственной области ВПК. Но ни одна из занимаемых позиций и излагаемых точек зрения не базируется хотя бы на примерных расчетах средств, необходимых для реализации задач модернизации на базе нового технологического уклада и анализа источников.
11 Под диверсификацией в данной работе мы имеем в виду межотраслевые структурные сдвиги.
12 В конкретно исторических условиях мотив частной собственности был движущей силой экономического развития. Из этого исходили реформаторы в России, полагаясь на универсальность этого принципа, проводя беспрецедентную по масштабам приватизацию. Вопрос о том, почему эта сила не сработала в России, остается без ответа.
13 Российский статистический ежегодник. — М., 2013. — С. 36, 298, 569.
Десятилетия «тучных лет» хватило бы для обновления основного капитала на инновационной основе, если учесть сальдированный финансовый результат деятельности предприятий и организаций, а также доходы государства рентного и монопольного происхождения. Но для этого требовалась иная, инвестиционно активная политика правительства, которое пассивно паразитировало на благоприятной конъюнктуре, сопровождаемой риторикой монетаристского характера и пропагандой навязчивой идеи «модернизации снизу». С истощением благоприятных внешнеэкономических факторов политики «финансового фетишизма» показала свою беспомощность, продемонстрировав их в попытках повлиять на развитие негативных процессов.
14 Если не иметь в виду чисто идеологические оценки. В.А. Мау и Е.Г. Ясин в совместной статье с очень претенциозным названием «Двадцать лет рыночных реформ и новая модель экономического роста», (М., Изд. дом Высшая школа экономики. — М., 2012) считают создание рыночной экономики и вступление России в ВТО достижениями реформ. Возможно, это связано с острым дефицитом позитивных результатов реформ. Но и здесь преобладает идеологическая оценка, в силу отсутствия экономических результатов.
15 По оценкам Всемирного банка, вступление в ВТО обеспечит прибавку российскому ВВП примерно на 2.8% в краткосрочной перспективе, 3.3% — в среднесрочной и 11% — в долгосрочной. Это означает дополнительный прирост ВВП на уровне 0.4–0.5 п.п. в год в течение следующих 7 лет. Подобного рода привлекательная информация в разных вариантах широко распространялась перед вступлением в ВТО. Она была бы справедлива, если бы уровень технологического развития и конкурентоспособности был бы сопоставим. Но те, кто преждевременно подталкивали Россию в ВТО, либо не ведали о последствиях в конкретно исторических условиях, либо намеренно предвкушали вытеснение более слабых отечественных производителей с внутреннего рынка, что собственно и происходит. Не может быть оспорен закон разделения труда и выгоды для сторон на основе абсолютных и относительных преимуществ. Но столь же определенно не может быть оспорен закон выгоды от конкурентных преимуществ. При очевидной ослабленности российской экономики в результате разрушительных реформ втягивать ее в режим более острой международной конкуренции, значит затевать игру с очевидным результатом. Риторика, которой сопровождался этот процесс, не имеет существенного значения.
16 Хубиев К.А. Большой трансформационный цикл и императивы посткризисного развития // Проблемы современной экономики. — 2010. — № 3(51). — С. 49–53.
17 Хотя санкции по форме носят точечный характер, нацелены они на системно–разрушительный результат. Г. Менкью в качестве эпиграфа к 6 гл. своего учебника по макроэкономике приводит следующую цитату Д.М. Кейнса «Говорят Ленин считал, что разложение системы денежного обращения — лучший способ уничтожения капиталистического строя... Ленин был, безусловно, прав. Нет более верного и действенного способа ниспровержения основ существующего общественного устройства, нежели подрыв денежной системы. Этот процесс пробуждает все разрушительные силы, скрытые в экономических законах...». Н. Грегори Менкью. Макроэкономика. — М.: Изд-во Московского университета, 1994. — С. 321.
Следует понимать, что цели «старослужащих» рыночной экономики простираются далеко за пределы затруднения доступа «новобранцам» к зарубежным финансовым ресурсам. Основная цель, как выясняется, сформировать разрушительные силы внутри страны, что подтверждается периодическими угрозами отключить Россию от системы международных расчетов.
18 Во второй части данной статьи использованы материалы Института научного прогнозирования РАН, в частности, коллективный труд: Перспективы развития экономики России: прогноз до 2030 года / Под ред. В.В. Ивантера, М.Ю. Ксенофонтова. — М.: Ансил, 2013. Хотя прогнозные материалы не учитывали экономический кризис, аналитические материалы сохраняют свою актуальность.
19 Мы полностью разделяем критику сырьевой деформации структуры национальной экономики. Но мы не согласны с радикальными предложениями по исправлению данной ситуации — свертыванием производства в нефтегазовом комплексе. Это означало бы лишить экономику ее конкурентного преимущества. При этом не учитывается социальная функция этого комплекса, обеспечивающего половину доходной части бюджета. Мы считаем, что не свертывать, а развивать следует нефтегазовый комплекс, модернизируя его технологическую базу и внедряя глубокую переработку углеводородов.
20 (Росстат. Официальный сайт ); (Статистика внешней торговли comtrade.un.org)
Довершит картину товарная структура экспорта и импорта (%)
Товарная структура экспорта
Минеральные продукты 71,1
Металлы, драгоценные камни и изделия из них 11,1
Машины и оборудование 5,1
Товарная структура импорта
Машины и оборудование 50,2
Продовольственные товары 12,9
Каучук 15,3
21 Российский статистический ежегодник. М, 2013. — С. 633, 624, 627.
22 Перспективы развития экономики России : прогноз до 2030 года / Под ред. В.В. Ивантера, М.Ю. Ксенофонтова. — М.: Ансил, 2013.
23 Например, в самолете Суперджет-100 российское производство составляют лишь элементы фюзеляжа, концентратор данных, интерьер кабины пилотов и компоненты основных опор шасси. Двигатель — совместное производство с Францией; система кондиционирования — с Германией; гидравлическая система, топливная система, авионика, система управления, датчики вибрации, колеса, тормоза — все импортное. (Перспективы развития экономики России: прогноз до 2030 года /Под ред. В.В. Ивантера, М.Ю. Ксенофонтова. — М.: Ансил, 2013. – С.261)
24 Перспективы развития экономики России... 258.
25 К нему могут быть отнесены: ОПК — оборонно-промышленный комплекс; АТК — атомный комплекс; химико–фармацевтическое производство; микробиологическое производство; Химическое производство (пластмассы, химволокно, нити, композиты); виды связи — космическая, оптико-волоконная, сотовая, Интернет и некот. др.
Ядро с высоким диверсификационным потенциалом составляет ОПК и АТК.
ОАЭСР определяет следующую классификацию: авиационная промышленность (АП) и ракетно-космическая промышленность (РКП); радиоэлектронный комплекс (РЭК), включающий электронную промышленность, радиопромышленность и промышленность средств связи; производство сложных видов техники (СВТ), состоящие из промышленности обычных вооружений, судостроения, производства боеприпасов и спецхимии; атомная промышленность (тоже дифференцируется на производство энергии и атомное мащиностроение)
26 В нынешних условиях кризиса следует сохранить существующий уровень финансирования.
Сохранить расходы на нынешнем уровне 20% от ВВП и доли гособоронзаказа (6–7%), а так же реализовать уже принятые госпрограммы:
– Государственная программа вооружений на 2011–2020 г.
– Стратегия развития электронной промышленности на период до 2025 г.
– Стратегия развития судостроительной отрасли на период до 2020 и далее.
– Стратегия развития авиационной промышленности на период до 2025.
–Стратегия развития тяжелого машиностроения на период до 2020. 
27 Наличием общей методологии объясняется, на наш взгляд, существование совпадающих по сути позиций разных авторов, работающих независимо друг от друга, по-разному относящиеся к реформам, нынешней экономической модели и политике, но приходящие к одинаковым выводам: «Нужно изменить структуру экономики: в ней должно преобладать производство готовой продукции с высокой добавленной стоимостью. Надо резко повысить долю высокотехнологичных, наукоемких и инновационных отраслей — примерно с 10% в настоящее время — до 25–30%. Это избавит нашу страну от чрезмерной зависимости от топливного и сырьевого секторов экономики. В структуре экспорта России доля сырья, полуфабрикатов и материалов должна снизиться с 90 до 50%, а готовой продукции с высокой добавленной стоимостью — повыситься с 10 до 50%, в том числе высокотехнологичной — с 3 до 15%. Следует обеспечить преимущественный рост экономики знаний (наука, информационные технологии, биотехнологии, образование и здравоохранение): ее доля в ВВП должна повыситься с 15% в настоящее время — до 30–35%, в том числе науки — с 1 до 3%, образования — с 4,5 до 9%, здравоохранения — с 5 до 10%, информа­ционных технологий — с 5 до 15%». Аганбегян A. О месте экономики России в мире (по новым данным о международном сравнении валового внутреннего продукта) // Вопросы экономики. — 2011. — №5. — С.45.
28 В упомянутом выше либеральном манифесте данное требование, обращенное к государству, выражено фразой «Не мешать!» Позиция, исключительно комфортная для правительства. Куда труднее и полезнее подчинить работу принципу «Помогать!» Помогать экономике в структурной перестройке и модернизации. Это куда труднее, но столь же полезнее.
29 Российский статистический ежегодник. М. 2013 с. 545.
30 Учитывая неоднозначное отношение к индустриализации, считаем возможным привести некоторые ее результаты. Результаты модернизации экономики СССР в первую пятилетку (1929–1934).
МЕТАЛЛ Магнитогорский металлургический завод им. Сталина. Кузнецкий металлургический завод им. Сталина. Керченский металлургический завод им. Войкова. Домны № 4, № 5 и № 8 макеевского завода им. Томского. Домна № 6 Сталинского металлургического завода. Домна № 7 металлургического завода им. Дзержинского. Домны № 5 и 3 металлургического завода им. Рыкова. Домна № 3 Косогорского завода им. Дзержинского. Мартеновский цех Таганрогского завода им. Андреева. Трубный завод (манесмановский) в Мариуполе. Салдинский мостовой завод. Челябинский завод ферросплавов.
МАШИНОСТРОЕНИЕ Сталинградский тракторный завод им. Дзержинского. Харьковский тракторный завод им. Орджоникидзе. Челябинский тракторный завод (пуск в первой половине 1933 г.). Московский автозавод им. Сталина. Горьковский автозавод им. Молотова. Московский шарикоподшипниковый завод им. Кагановича. Московский станкостроительный завод. Московский завод «Фрезер». Московский завод «Калибр». Горьковский фрезерный завод. Уральский завод тяжёлого машиностроения. Краматорский завод тяжёлого машиностроения (пуск в первой половине 1933 г.). Ростовский сельмаш им. Сталина. Запорожский завод комбайнов. Саратовский завод комбайнов. Горловский завод врубовых машин. Харьковский турбинный завод. Луганский паровозостроительный завод.
ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ ДнепроГЭС. Каширская ГЭС. Ленинградская станция «Красный Октябрь». Горьковская ГРЭС. Зуевская ГРЭС. Штеровская ГРЭС. Харьковская ГРЭС. Ивановская ГРЭС. Челябинская ГРЭС. Магнитогорская ЦЭС. Кузнецкая ТЭЦ. Березниковская ТЭЦ. ДзораГЭС. Осиновская ГРЭС. Сталинградская ГРЭС. Саратовская ГРЭС. Самарская ГРЭС. АртёмГРЭС.
И это без учета нефтяной, химической, резинотехнической, легкой и пищевой промышленности транспорта и др. отраслей. Результаты впечатляют и поражают, особенно если учесть, что в следующую пятилетку создавались целые отрасли машиностроения, было запущено московское метро и т. д. На фоне нынешнего провала и потери исторического времени в два десятилетия, свершенное с 1918 по 1938 гг., после тотальной разрухи в первую мировую и гражданскую войн, выглядит как фантастика.
31 К.А. Хубиев. Экономическая система России: проблема исторического тренда и функциональной эффективности // Проблемы современной экономики. — 2014. — № 3. — С.49–53.
32 Предвидя возможнее возражение против административных мер, напомним, что с 1973 года действует запрет на экспорт сырой нефти из США. В последнее время поднимается вопрос об отмене ограничений. Такая точка зрения опубликована в The Wall Street Journal бывшим главой ЦРУ и Пентагона Леоном Патентом и экс-советником по национальной безопасности Стивеном Хэдли. Авторы статьи мотивируют свою позицию тем, «чтобы поддержать членов НАТО и других союзников США в Европе, снизив их зависимость от энергоресурсов России». «Кроме того, доходы от продажи [энергоресурсов] в Европу приносят России значительные доходы, позволяющие ей финансировать агрессивные действия на Украине. Это стратегический императив», — отмечается в статье. googletag.cmd.push(function() {googletag.display(‘div-gpt-ad-1421852788544-0’);});
В упомянутой статье приводится мотивация политического толка. Об этом свидетельствует и направленность против Ирана, после наметившегося снятия эмбарго. В экономическом контексте против снятия ограничений выступает нефтеперерабатывающая отрасль, которая во многом развилась благодаря запретам на вывоз сырой нефти.
Для России, особенно в сложившейся ситуации, увеличение объемов переработки нефти (и других сырьевых ресурсов) укрепит экономику страны, и, соответственно, усилит ее политические позиции.
33 Этой идеи мы придерживаемся с середины 90-х годов, считая ее национальной экономической идеей.

Article in russian

Back to the issue content

Copyright © Problems of Modern Economics 2002 - 2020