Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4, 2002
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ

СТАНОВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ: ЦЕННОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ
В статье раскрывается содержание понятий "информация" и "информационная система". На основе концептуальной характеристики информации как явления предпринимается попытка сформулировать подходы к оценке информации и ее роли в становлении экономики ХХI века.

Совсем недавно слово "информация" не имело такого широкого распространения, которое оно получило сегодня. Мы говорим об информационных технологиях, информационных ресурсах, информационном обеспечении и т.д. Информация становится производственным ресурсом, фактором производства, товаром, которые производятся, покупаются, имеют цену. Не вызывает сомнений, что за этими лингвистическими нововведениями кроются серьезные изменения в нашей современной жизни, настолько серьезные, что стало возможным говорить о новом качественном этапе общественного развития, о становлении нового информационного общества. Вопрос лишь в том, всегда ли мы правильно понимаем суть изменений, правильно ли понимаем смысл новых терминов и понятий. Анализ многочисленных употреблений слова "информация" в литературе и обыденной речи показывает, что за этим широким словоупотреблением стоят различия в понимании содержания этого понятия.
Время диктует необходимость осмысления того, что стоит за словом "информация". Раскрытие содержания этого понятия имеет теоретическое, методологическое и практическое значение. Знание природы этого явления позволит определить его истинную роль в современных процессах.
Понятие "информация". Слово информация (от лат. Informatio - ин-форм) в буквальном смысле означает нахождение формы, придание формы тому, что было ранее не оформлено, бесформенно, другими словами неизвестно. Если говорить иначе, смысл этого слова сводится к процессу осведомления, делающему известным то, что ранее было неведомым. Именно из такой трактовки слова "информация" исходят составители словарей и справочников, определяющих основное значение этого слова как осведомление, сообщение о чем-либо, или изложение чего-либо.
На наш взгляд, более точно смысл понятия "информация" передается через его аналог в русском языке - "известие". Информация есть известие, сообщение, ведущее к росту осведомленности, увеличению знания. Принципиально важным здесь становится понимание того, что известие может быть таковым лишь тогда, когда оно дойдет до получателя и осуществит его "информирование". Таким образом, сущность понятия "информация-известие" сводится к феномену сообщения, в результате которого произойдет рост осведомленности, направленной на снижение неопределенности у его получателя. Именно из такого понимания содержания понятия "информация" исходит кибернетика, которая определяет информацию как количественную меру устранения неопределенности [1] .
Информацией, следовательно, можно назвать то, что получено и стало причиной роста осведомленности или снижения неопределенности. Такое понимание информации дает возможность сделать важный вывод, имеющий принципиальное значение для понимания сущности этого явления. Он заключается в том, что информация может быть охарактеризована таковой лишь со стороны получателя, потребителя. Она означает для него рост осведомленности, или снижение неопределенности.
Сложность интерпретации термина "информация" появляется тогда, когда мы пытаемся объяснить содержание многочисленных производных от слова "информация". Сегодня мы говорим о хранении, обработке, передаче "информационного продукта", об "информационном пространстве", "информационных сетях", "информационном обеспечении", "рынке информации" и т.д. Не вызывает сомнений, что за этими словоупотреблениями стоят вполне реальные явления, но рассматривать их только и просто как следствие "роста неопределенности" сегодня уже недостаточно. В одном случае, информация воспринимается как некая субстанция, имеющая "вещественную" форму, подлежащая передаче, хранению и т.д., в другом - как знание, процесс, фактор и т.д. В этой связи возникает проблема соотношения понятия "информация", с точки зрения сущности этого явления, с терминами, характеризующими различные стороны реальных информационных процессов.
На наш взгляд, разрешить эту проблему и объяснить произошедшую широкую диверсификацию слова "информация" возможно, если исходить из предположения, что информация перестала быть отдельным единичным явлением, а приобрела качественно новую форму - стала сложным системным образованием. Нет, "информация-известие" не изменило своей сущности - осведомления, снижения неопределенности. Но она приобрела новое, системное качество. Сегодня уже можно говорить об информационной системе, которая лишь взятая в целом, как совокупность составляющих ее элементов выполняет свое целевое назначение - снижает неопределенность в различных сферах жизнедеятельности человека, в том числе и в экономической сфере. Моменты, составляющие содержание феномена "информации-известия", приобретают в современных условиях относительную самостоятельность своего функционального, а, следовательно, и смыслового, и организационного существования. Именно это дает основание для появления новых терминов и понятий, производных от слова "информация", но не сводимых к ней непосредственно.
Каковы эти моменты? Сам процесс проявления сущности информации дает возможность обособления и "материализации" ее составных частей. Во-первых, информация, понимаемая как сообщение, изложение чего-то предполагает, как таковой, момент передачи, или трансляции сведений. В этом смысле процедура передачи сообщения становится моментом развертывания информации как системы.
Информирование есть взаимоотношение, как минимум, двух субъектов - источника сообщения и получателя. Однако, процедура передачи чего-то - это не сама информация как таковая. Трансляция сама по себе не ведет к росту осведомленности, она лишь коммуникационный момент информации, которая при определенных условиях может получить свое самостоятельное существование и организационное оформление. Отсюда - понятия "коммуникаций", "коммуникационных технологий", "информационных (коммуникативных) сетей" и т.д., которые не есть еще то, что непосредственно обеспечивает рост осведомленности, или снижение неопределенности. Они есть лишь технические моменты увеличения скорости распространения информации.
Вторым моментом развертывания информации как системы, способным приобрести свое самостоятельное существование и собственную логику развития, может быть названо содержание того, что передается. Передаваемое не всегда выступает как известие для получателя. Переданные и полученные данные, сведения, факты, не ведущие к росту осведомленности, еще не есть информация. Процесс передачи, информирования в этом случае остается незавершенным. Например, это может происходить тогда, когда полученный интеллектуальный продукт уже имелся в распоряжении получателя, или известен ему. Полученный интеллектуальный продукт не становится информацией и в том случае, если он не может быть усвоен, интерпретирован получателем (человеку, не умеющему читать, изложенные в книге данные, сведения, остаются недоступными).
Содержание передаваемого сигнала уже существует до своей трансляции, передачи, по крайней мере, для источника информирования. Содержательный момент информации представляет собой существование некоторых сведений, сформулированных ранее. В качестве таковых выступают данные, сведения, которые представляют собой результат прошлого интеллектуального труда. В этом смысле можно согласиться, что "сообщение (message) - это "вещь", то есть передаваемый продукт интеллектуальной деятельности человека".[2] Существенно здесь то, что интеллектуальный продукт, как содержательный момент информации, может рассматриваться таковым лишь в том случае, если он, будучи переданным и полученным, действительно выполнит свою роль, приведет к росту осведомленности его получателя. Относительно самостоятельное существование содержательного момента информации (интеллектуального продукта) позволяет заключить, что часто используемые в литературе утверждения о возможности производства, хранения и накопления информации, в действительности, относятся не к информации как таковой, а к интеллектуальному продукту - данным, сведениям, которые имеют лишь потенциальную возможность расширения осведомленности ее получателя. Интеллектуальный продукт, "база данных" - лишь основа для информации, но не сама информация.
Относительно самостоятельное бытие содержательного момента информации находит свое конкретное отражение в возможности раздельного существования интеллектуального продукта и его носителя. Передача интеллектуального продукта всегда происходит при помощи какого-либо материального носителя. В реальной действительности передача интеллектуального продукта может не совпадать с информацией, информированием, ибо за движением интеллектуального продукта не всегда следует рост осведомленности. Современные технологии сбора, хранения, коммуникации, а также тиражирования носителей интеллектуального продукта представляют лишь моменты всеобщего информационного процесса, который реализуется лишь в совокупности своих моментов[3].
Итак, информация, рассматриваемая как система, может быть понята, как таковая, лишь в единстве своих моментов, обеспечивающих коммуникацию и усвоение интеллектуального продукта, в результате чего должен произойти рост осведомленности или снижение неопределенности его потребителя. В этом состоит назначение и ценность всей информационной системы.
Знание и информация. Особый интерес в понимании того, что такое "информация", представляет вопрос о соотношении этого понятия с понятием "знание". В литературе очень часто под информацией понимается именно знание.[4] Действительно, информация, ведущая к росту осведомленности, означает расширение знания. Поэтому "в первом приближении допустимо утверждать, что знание есть некоторая информация, которой располагает субъект".[5] Но верно ли утверждение, что информация есть знание? На наш взгляд, знание и информация взаимосвязанные, но различающиеся понятия. Увеличение осведомленности получателя известия увеличивает его знание, однако информация не есть само по себе знание, она есть лишь процесс трансляции интеллектуального продукта, в результате чего и происходит прирост знания.
Действительное различие между знанием и информацией заключается в их функциях. Смысл информации состоит в росте осведомленности ее получателя, или снижении неопределенности для него в результате усвоения интеллектуального продукта. Назначение же знания в получении и накоплении интеллектуального продукта (данных, сведений, фактов). Знание, а не информация, в конечном итоге, имеет свойство накапливаться, храниться и передаваться в форме интеллектуального продукта. Знание, в отличие от информации, представляет собой увеличивающийся, самовозрастающий ресурс, в том числе и в результате информационных процессов.
Можно поэтому согласиться с тем, что "за словом "информация" кроется именно коммуникация, а не знание"[6] . Информационный поток может не нести нового знания, а обеспечивать лишь сообщение, известие об уже существующем знании для отдельных потребителей. Например, современные информационные технологии сами по себе не создают никакого нового знания. Они лишь многократно увеличивают возможности осуществления коммуникаций интеллектуального продукта. "Прогнозы теоретиков информационного общества оказались несостоятельны в первую очередь потому, что их авторы отождествляют информацию и знание".[7] .
Особенность информации и ее оценка. Специфика определения ценности информации вытекает из особой природы этого явления. Во-первых, ценность информации может быть определена ее возможностью увеличивать осведомленность получателя известия, которая ведет к снижению неопределенности в его поведении в различных сферах жизнедеятельности. Соответственно, чем меньше становится неопределенность получателя известий, тем полезнее, ценнее для него информация. Практическое значение полученного сообщения, с экономической точки зрения, заключается в снижении риска в процессе принятия технологического, маркетингового, управленческого решения в конкретной ситуации. Ценность информации и затраты на ее получение должны сопоставляться с возможными потерями, или упущенными возможностями, связанными с отсутствием определенности в действиях хозяйствующего субъекта.
Во-вторых, не стоимость и издержки, а полезность для конкретного получателя составляет основу ценности информации. Одна и та же информация, в зависимости от конкретных обстоятельств, сложившихся у конкретного потребителя, может быть использована с различной эффективностью. Эффект потребления информации, как правило, несопоставим с затратами на ее производство. Ценность информации заключается в ее оценке по произведенному эффекту от ее потребления. В этой связи затраты на приобретение информации носят вторичный, производный характер, а вопрос об их приемлемости решается в каждом конкретном случае в зависимости от творческих возможностей потребителя использовать данную информацию с тем или иным эффектом.
В-третьих, необходимо отметить, что ценность информации, как таковой, не совпадает с ценностью интеллектуального продукта, хотя он и лежит в основе информации. Различия их не только количественные, но и качественные. Не всякий интеллектуальный продукт является "вещным" носителем информации. Данные, сведения могут существовать сами по себе, передаваться, транслироваться, но так и не стать информацией, поскольку не ведут непосредственно к росту осведомленности для ее получателя, не становятся для него известием.
Если ценность информации определяется исключительно со стороны ее конкретного потребителя, то интеллектуальный продукт может быть оценен со стороны производителя по издержкам на его производство. Речь может идти о таких затратах по производству интеллектуального продукта как сбор, обработка, хранение данных, сведений (база данных). Отдельно можно выделить затраты, связанные с коммуникацией интеллектуального продукта. Сюда входят традиционные и современные коммуникативные технологии; затраты на носители интеллектуального продукта и его тиражирование. К элементам стоимости интеллектуального продукта относятся также "сами идеи и принципы, представленные в виде патентов, лицензий, опыта и знаний".[8] Это - прямое и непосредственное стоимостное проявление научного труда, знания, квалификации работников. Каждая из этих составных частей информации имеет свои особенности ценообразования и влияния на издержки в получении информации.
В любом случае, издержки, связанные с производством интеллектуального продукта, его тиражированием и коммуникацией не сопоставимы с эффектом от информации, обеспечивающей рост осведомленности и снижение неопределенности. Нет прямой связи между издержками по производству интеллектуального продукта и непосредственным результатом, который может быть получен в каждом конкретном случае у конкретного потребителя. Поэтому следует различать оценку информации как известия, ведущего к снижению неопределенности для потребителя в принятии им того или иного решения, и стоимость издержек, связанных с производством, обработкой, хранением интеллектуального продукта, базы данных. Оценка издержек производства интеллектуального продукта подчиняется рыночным законам, соответствуя в общем теории предельных затрат. Ценность же информации для конкретного потребителя носит единичный характер и определятся как эффект.
Экономическая оценка информации, в силу ее особенностей, не укладывается ни в рамки теории трудовой стоимости, ни в рамки теории предельной полезности. С точки зрения трудовой теории стоимости издержки производства информации трудно исчислимы. Процесс же тиражирования интеллектуального продукта вовсе выпадает из логики воспроизводственного процесса. Затраты труда на воспроизводство блага становятся "иррациональным понятием"[9]. Оценка ее полезности со стороны потребителя не имеет ничего общего с общественно-необходимыми затратами.
Индивидуальная оценка информации складывается в результате простого единичного акта взаимодействия между продавцом интеллектуального продукта и потребителем. Полезность информации для отдельного ее потребителя оценивается по факту ее получения. Потребитель либо информирован, либо нет. Информация имеет единичную полезность. Ценность информации для потребителя единственна и не имеет "предельной" своей оценки. "Первая единица" информации имеет максимальное значение, вторая отсутствует, ибо информация уже известна, интеллектуальный продукт уже получен. Любая последующая единица того же самого интеллектуального продукта обесценивается. Шкала различной полезности каждой последующей единицы блага здесь отсутствует. Оценка потребительского блага - информации не имеет предельного значения. Таким образом и маржинальный подход к оценке такого блага как информация является неадекватным.
Непосредственный результат эффекта от информации - экономия затрат материальных и трудовых ресурсов в процессе использования информации. Эффект не всегда может быть выражен в стоимостной форме: как прирост объемов производства, качества производства, производительности труда, снижения цены и т.д. "Попытки определить цену информации, связывая ее с ценами товаров, производство которых основано на использовании этой информации, все чаще приводят к выводу, что исчислимость цен товаров мало что дает для понимания цены и стоимости информации" [10]. Такой продукт служит удовлетворению потребности, но не максимизации полезности[11].
В-четвертых, информация в современных условиях становится сложной системой, состоящей из ряда относительно самостоятельных элементов. Информация приобретает общественную ценность, становится общественным благом. "...Многие исследователи пришли к выводу, что информация обладает характеристиками общественного блага, если понимать под таковым нечто такое, чем дополнительно может воспользоваться человек, не увеличивая издержек производства; последнее, однако, прямо предполагает, что с технической или концептуальной точки зрения ничто не может измерить стоимость таких благ в рыночных терминах. Таким образом, сама распространимость и определенного рода нелимитированность информации обусловливает невозможность стоимостной оценки как ее самой, так, следовательно, и продуктов, в создании которых она играет доминирующую роль" [12].
Итак, информация сегодня - это не только условие повышения осведомленности отдельного ее получателя. Информация меняет представление о качестве общественного развития. С одной стороны, можно говорить о том, что существовавшее ранее простое явление информирования сегодня становится всеохватывающей информационной системой, проникающей во все сферы жизнедеятельности человека, с другой - информация, став ресурсом совместного использования, модифицирует механизм рыночного ценообразования.
Информация, как явление, трансформируясь в информационную систему, переходит в новое качество и формирует основу нового этапа в общественном развитии.


1. Словарь иностранных слов. М. Русский язык. 1989.

2. Иванов Д.В. Виртуализация общества. Версия 2.0 - СПб.: "Петербургское Востоковедение", 2002. С. 13.

3. Отсюда объяснение новых терминов. Информационный ресурс - база данных, сведений, готовых стать информацией. Информационное обеспечение - комплекс различных средств для получения, обработки и систематизации данных. Информационная индустрия - производство, обработка данных, их коммуникация, тиражирование. Рынок информации - рынок интеллектуального продукта. Владеть информацией - владеть данными, снижающими неопределенность.

4. В.В. Чекмарев, Ю.В. Дружинин. Межуровневые взаимосвязи в системе экономических отношений и предмет новой политэкономии// Проблемы новой политической экономии, N 1, 1999. С. 15.

5. Д. И. Дубовей, С. Ю. Конивец. Вера и знание.//Полигносис, N 3. 2000 С. 13.

6. Иванов Д.В. Виртуализация общества. Версия 2.0. - СПб.: Петербургское Востоковедиене", 2002. С.14

7. Там же. - С.13.

8. Иохин В.Я. Об одном из аспектов новой парадигмы развития экономической теории // Вопросы философии, N5. 2001. С.142.

9. Иноземцев В.Л. За пределами экономического общества. Научное издание. - М.: "Академия" - "Наука", 1998. С. 323

10. Там же. - С.325.

11. Там же. - С.306.

12. Там же. - С.322.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия