Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (19/20), 2006
К ОЦЕНКЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ В СТРАНАХ СНГ
Бойко Е. А.
аспирант кафедры экономической теории
Санкт-Петербургского государственного университета


Проблема `сбережения населения` и система социальной защиты материнства, детства и семьи

Главное богатство любой общественной системы - человеческий потенциал, в конечном счете, определяющий могущество страны и развитость общества. Любое государство заинтересовано в увеличении числа налогоплательщиков, поэтому проводит социальные и экономические преобразования, направленные на улучшение жизни своих граждан.
В период социализма национальный доход аккумулировался в специальных общественных фондах и перераспределялся государством таким образом, чтобы обеспечить социальные гарантии каждому члену общества: право на труд, на жилье, на бесплатное образование и здравоохранение. Тем самым стимулировалось воспроизводство населения. Развитые западноевропейские страны пошли по пути конвергенции достоинств социализма и капитализма, формирования довольно эффективного механизма смешанной экономики. Однако в социалистических странах по мере усложнения народного хозяйства плановый механизм начал давать сбои, прежде всего в создании новых товаров для потребителей и мировых рынков, что справедливо отметил в тот период Дж. Сакс [5, С.47]. В начале 80-х гг. ХХ в. снижение темпов роста экономики и усиление диспропорций в народном хозяйстве привело к увеличению разрыва между уровнем жизни населения в социалистических и капиталистических странах и на этой почве в обществе сформировалось осознание необходимости реформирования плановой экономики. При проведении `перестройки`, начатой в 1985 г. М.С.Горбачевым, первоначально предполагалось дополнить социалистическую систему элементами капиталистической, чтобы на этой основе поднять производство и обеспечить более высокий уровень жизни населения. Тем не менее, последовательность дальнейших событий, имевших место при реализации задачи реформирования советской экономики (программа 500 дней, либерализация цен в 1992 г., неудачная приватизация госсобственности и др.), обернулась нарастанием кризисных тенденций в обществе и народном хозяйстве. В результате уровень жизни в России не только не приблизился к показателям, характерным для развитых капиталистических стран, но сократился даже по отношению к достигнутому социалистической экономикой. За десять лет с начала реформ (с 1990 г.) ВВП сократился на 40%, общественная производительность труда на 42%, промышленное производство на 52,9%, выпуск технологичных и наукоемких изделий упал на 90%, сельскохозяйственное производство на 41,7 %. С уменьшением государственного влияния на экономику произошло сокращение государственной поддержки здравоохранения, науки, образования и социальной защиты населения. Доля в госсобственности для большей части населения оказалась сведена к наличию приватизированной квартиры.
Численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума составляла в 1992 г. 49,3 млн. человек или 33,5% от общей численности населения. К 2004 г. эта величина сократилась до 17,8%, [4, С. 205], однако, начиная с 1992 г. в стране наблюдается процесс усиления дифференциации населения по уровню доходов. Так, за период 1995 - 2004 гг. коэффициент Джини принимал значения от 0,387 в 1995 г. до 0,407 в 2004 г. [4, С.203], что означает увеличение разрыва между богатыми и бедными за счет сокращения группы населения со средними доходами.
По заключению Н.М. Римашевской, `наиболее значимый социально-экономический результат реформ - поляризация доходов населения и социальный разлом общества, который фактически привел к возникновению не `новой России`, а `двух Россий`. Образовались два уровня жизни со своими доходами и денежными единицами, два потребительских рынка, различающихся ценами и наборами потребительских благ` [8, С. 17-18]. Ф.Ф.Рыбаков очень точно отмечает, что `народ всегда ожидает от власти экономических реформ, направленных на улучшение его жизни. И неважно кто представляет власть - царь, Верховный Совет, Сталин, Горбачев, Ельцин или Путин. Главное - конечный результат реформ, зафиксированный статистикой. Так в результате столыпинских реформ население России возросло на 50 млн. человек или на 40%, а естественный прирост населения превысил 3 млн. человек в год` [2, С.240].
Развитие социальной политики России в процессе трансформации экономики можно свести к спору двух проектов - либерального (дешевого) и социального (дорогого) государства. Первые десять лет реформы шли по либеральному проекту, в котором отдается предпочтение развитию социальных услуг и социальной защиты в частном секторе, возлагаются надежды на частную инициативу в решении проблемы компенсации влияния свободных рыночных сил. Ключевым моментом либеральной программы реформ, была идея невмешательства государства в свободную стихию рынка, который сам все расставит по своим местам. Но, как отмечает П. Самуэльсон, `когда государство придерживается политики невмешательства, совершенная конкуренция может привести к ярко выраженному неравенству, к недоеданию детей, которые, вырастая, будут `плодить` еще более голодных детей, а также к сохранению прочного неравенства доходов и богатства из поколения в поколение`[7, С. 262]. Так, если в России по статистическим данным около 30 млн. (20% населения) бедных, 9 млн. из них - дети; с учетом общей тридцатимиллионной численности детей почти каждый третий ребенок - бедный. Вообще, каждый человек на начальном этапе перехода к рынку оценивался с рыночных позиций - пол, возраст, здоровье, умения, специальные знания - все получило денежную оценку. Женщины и дети, как наиболее уязвимая часть общества, на начальной стадии трансформации экономики в ряде случаев превратились в товар. Так, по материалам специальных исследований, на территории России легально действовало 42 международных агентства по усыновлению. Деятельность этих агентств чаще всего носила не благотворительный характер, а приносила им прибыль. За десять последних лет 64 тыс. российских детей были усыновлены через посреднические фирмы иностранными гражданами и вывезены за рубеж. Только в 2005 г. в ст. 151 УК в запрет на `торговлю людьми` была внесена поправка, запрещающая сделки по усыновлению детей.
Либеральные реформы и политика `слабого государства` показали свою неэффективность в социальной сфере, поэтому власть сегодня проводит политику усиления государственного влияния на экономику. Социальная защита материнства и детства начинает формироваться в рамках проекта социального государства, что предполагает повышение ответственности государства за тяготы экономических реформ и рыночной неустойчивости.
Демографическая ситуация в России
Социалистический строй оставил в наследство реформаторам население с высоким уровнем образования, средней продолжительностью жизни 69,2 года и общей численностью 148 млн. человек, из которого моложе трудоспособного - 36 млн., трудоспособного - 84 млн., старше трудоспособного - 28 млн. человек [4, С.81]. Максимальным количество населения по данным статистики было в 1993 г. -148,6 млн. человек.
В 1994 г. страна столкнулась с проблемой депопуляции, на что обращалось внимание не только наукой, но и властью. [1] Сокращение населения происходит как по причине сокращения рождаемости, так и по причине увеличения смертности: в 1990 на 1000 человек приходилось 13,4 родившихся и 11,2 умерших, в 1995 г. уже на 9,3 рождения - 15 смертей, а в 2004 г. на 10,4 родившихся - 16,0 умерших. Расчеты, сделанные исследователями данного вопроса еще в 1998 г., показали, что `если соотношение рождаемости и смертности останется неизменным, то каждое новое поколение девочек будет меньше материнских поколений на 42% и через 32 года исходное население России уменьшится в 2 раза` [3]. Естественная убыль населения составила за период 1995 - 2004 гг. более 7 млн. человек, при этом максимальные значения были достигнуты в 2000 г. (958,5 тыс.чел.) и 2001 (943,3 тыс.). В целом в РФ коэффициент естественной убыли в 2004г. составил 5,6 на 1000 тыс. человек. Особенно высок этот показатель в Центральном (8,4) и Северо-западном федеральных округах (8,2), по областям максимальная естественная убыль зафиксирована в Псковской (15,9), Тверской (13,7), Тульской (13,8), Новгородской (12,9), Ленинградской (12,0), Нижегородской (10,7) областях, в Санкт-Петербурге (7,3). При этом в ряде регионов наблюдается естественный прирост населения: в республике Чечня (19,6), Ингушетия (10,5), Дагестан (9,9), Тыва (6,7), и ряде других регионов [4, С.105-124].
В целом сокращение населения было отчасти компенсировано положительным сальдо миграции, с учетом которого численность населения России с 1994 по 2005 г. сократилась на 5 млн. человек и в 2005 г. составила 143 млн. человек.
Прогнозы развития демографической ситуации неоднозначны. К концу века население страны по оценке ООН составит от 53 до 116 млн. человек, по оценке Центра демографии и экологии человека - от 63,6 до 144 млн. человек. Для сравнения, в 1897 г. в современных границах России проживало 67,5 млн. человек, а в 1914 - 89,9 млн. [4, С.81].
На сегодняшний день власть и общество пришли к единому пониманию того, что главное богатство любой страны - народ, для улучшения жизни которого и проводятся экономические реформы. Страна с большим демографическим ресурсом обладает и большей потенциальной мощью в достижении экономического процветания. `Сбережение` народа названо Президентом России В.В.Путиным `ключевой` задачей для развития страны.
Проблема снижения рождаемости и опыт ее решения в развитых странах
В развитых капиталистических странах также наблюдается снижение уровня рождаемости и в некоторых имеет место естественная убыль населения, не связанная с низким уровнем жизни. Получение образования и поиск первой работы там, как правило, не `утяжеляется` проблемами, связанными с выполнением материнских функций. Снижение рождаемости и увеличение продолжительности жизни в этих странах привело к ситуации, которую называют `демографической бомбой замедленного действия`, когда население одновременно находится на грани вымирания и быстрого старения. Для ее оценки используется показатель, названный демографическим коэффициентом зависимости, определяемый как отношение числа иждивенцев к величине трудоспособного населения. Например, население Японии стареет чрезвычайно высокими темпами: если в 1990 доля лиц старше 60 лет составляла 17,3%, в 2000 - 22,7%, а к 2030 ожидается рост этого показателя до 33%. Такие демографические изменения уже оказали воздействие на экономику и общество: в 1990 г. общая доля социальных расходов составила 39,4% национального дохода; к 2010, если ситуация не изменится, она превысит 50%. Эта проблема актуальна для всех развитых стран без исключения. Если в США, стране с самой маленькой демографической бомбой замедленного действия в 1940-х гг., когда стали выплачивать первые пенсии, на одного пенсионера приходилось 42 работающих налогоплательщика, то во второй половине 1990-х гг. это соотношение составляло 1:3,3, а к 2040 г. прогнозируется 1:2 [9, С.433].
Сейчас в большинстве развитых стран `сбережение` народа идет по пути стимулирования рождаемости и эффективной миграционной политики. Так, в Германии естественный прирост отрицателен (-0,9%), но за счет положительного сальдо миграции рост населения составляет 0,8%. При низком уровне рождаемости во всех развитых странах с 1990 по 2004 г. наблюдается увеличение численности населения: в США на 41 млн. чел., в Японии на 4 млн., в Великобритании с 57,6 млн. до 59,2 млн. человек. Прирост населения наблюдается в Дании, Швеции, Голландии, Франции и Швейцарии [4,С.765]. В США в моде усыновление детей из других стран - в среднем в страну въезжает 22 тыс. усыновленных детей в год, в основном из Испании, России, Гватемалы. Для России возможность восполнения численности населения путем миграции из стран бывшего СССР ежегодно сокращается, так в 1997 г. в РФ прибыло 598 тыс. человек, в 1999 г. - 359 тыс., в 2001 г. - 193 тыс., в 2003 г. - 129 тыс., в 2004 г. - 119 тыс. человек [4,С.765].
Политика стимулирования рождаемости и социальной защиты материнства в развитых странах проводится с начала ХХ в. Так, в США необходимость государственной поддержки нуждающихся семей с детьми на иждивении была признана еще в начале ХХ века. В 1911 г. штат Миссури первым законодательно разрешил округам выплачивать денежные пособия матерям, имеющим на иждивении детей. В 1930-е годы такая помощь оказывалась уже во всех штатах, причем не только вдовам с детьми, но и вообще всем нуждающимся матерям, независимо от того, были ли дети рождены в браке и живы ли их отцы. В 2000 г. ассигнования на программу помощи матерям составляли 15,5 млрд. долл., а в 2006 должны возрасти до 18,2 млрд. долл.
Во Франции с 1939 г. Семейный кодекс закрепил практику стимулирования рождаемости и распространил ее на все население. В нем были предусмотрены пособие по случаю рождения ребенка, пособие для матерей, ухаживающих за младенцем, а также определенные налоговые льготы многодетным семьям. В 70-х гг. ХХ в. политика в отношении семьи становится более разнообразной, а основным объектом социальной помощи стали малообеспеченные семьи и родители-одиночки. В 90-х гг. ХХ в. во Франции на политику стимулирования рождаемости была выделена наибольшая доля ВВП по сравнению с другими европейскими странами. Формы финансовой помощи семье различаются в зависимости от числа детей. Существует увеличение пенсии родителям (и отцам, и матерям) за каждого выращенного ребенка. Как правило, при трех детях эта надбавка составляет 10%. Для матерей предусмотрены льготы по ежегодным взносам, за каждого выращенного ребенка засчитываются выплаченные суммы за 2 года, при этом при условии выплат в течение 37,5 лет женщина имеет право обратиться за повышенной пенсией. Взносы не работавших матерей исчисляются на основе минимальной заработной платы. Пособия по материнству и детству для частичной компенсации затрат на воспитание ребенка производятся как в денежной форме, так и в виде пособий на жилье. Значительная часть пособий по материнству покрывается из средств на здравоохранение. Существует целый ряд специальных пособий, например пособие на ребенка, пособие для найма няни, пособие родителям, оставившим работу для ухода.
В Швеции в качестве национального идеала выдвигается многодетная семья, этим семьям оказывается значительная материальная помощь. Ежемесячное пособие на двух первых детей составляет по 120 долл., вне зависимости от дохода семьи, по 240 долл. - при трех детях, по 270 долл. при четырех и более. Оба родителя имеет право на 450 дней оплачиваемого государством декретного отпуска. Распространяется практика ухода за детьми отцами, для которых предусмотрено право на отпуск по уходу за маленькими или заболевшими детьми. Например, в 1995 г. пособие по уходу за ребенком (обычно 75% от заработной платы в течение года) получали 28,5% отцов.
Подобные механизмы стимулирования рождаемости применяются в Германии, Великобритании, Финляндии и других странах.
`Сбережение населения` в России и постсоветских странах
Снижение рождаемости и сокращение общего количества детей в России является наиболее важной проблемой на сегодняшний день. По статистическим данным среднее число детей, рожденных женщиной за свою жизнь, сократилось с 2,6 в 1958 г. до 1,3 в 2005 г.[4, C.126]. Некоторые исследователи связывают это явление с тем, что демографическая ситуация в России развивается по образцу развитых стран. Конечно, демографический переход имеет место в трансформационном обществе, но влияние его не так велико, как влияние другого фактора - бедности. Катастрофическое падение уровня жизни основной массы населения и политическая дестабилизация привели к отказу от рождения детей женщинами детородного возраста. Трудно назвать простым совпадением сокращение общего числа детей сразу после начала либеральных реформ, например: детей в возрасте до 4 лет в 1990 г. на 11,7 млн., в 1995 на 8,3 млн. Самый низкий показатель сокращения числа детей в возрасте от 5 до 9 лет (на 6,5 млн. человек) был достигнут лишь к 2005 г. [4, С.88]. Следует учесть, что в детородный возраст вступило самое многочисленное поколение (пик рождаемости в СССР пришелся на конец 70-х - начало 80-х гг.) и, следовательно, при простом воспроизводстве должно было бы наступить увеличение общего количества детей.
Проблема `сбережения` населения актуальна не только для России, на постсоветском пространстве убыль населения зафиксирована в 1995 - 2004 г. в Беларуси, Венгрии, Казахстане, Литве [4, С.767]. Самая критическая ситуация на Украине, где коэффициент естественной убыли составляет 7 на 1000 человек. Новая `оранжевая` власть незамедлительно приступила к решению именно этой проблемы, путем материального стимулирования рождаемости. Размер пособий при рождении ребенка был значительно увеличен, и стал одним из самых значительных на территории бывшего СССР. Так, единовременные государственные пособия в странах СНГ при рождении ребенка (в долларах США) составляют: в Молдове - 62 долл., в Казахстане - 117 долл., в Беларуси - 147 долл. (на третьего и последующих детей - 221 долл.), а на Украине с 1 апреля 2005 г. - 8497,6 гривен или около 1700 долл. (примерно 47000 рублей). Первую часть в размере девяти прожиточных минимумов (примерно 18800 рублей), выплачивают сразу после рождения ребенка. Остальные деньги мама получает наличными на протяжении 12 месяцев [6]. Положительным моментом в этом опыте, с нашей точки зрения, является увязка материальной поддержки материнства и детства с прожиточным минимумом хотя бы ребенка.
Экономический механизм стимулирования рождаемости в России
Статья 38 Конституции Российской Федерации устанавливает конституционную норму, в соответствии с которой материнство и детство, семья находятся под защитой государства. С 1991 г. отдельные виды и размеры пособий несколько раз менялись, при этом общим оставался их низкий уровень и слабая зависимость от уровня доходов семьи. В настоящее время из федерального бюджета выплачиваются единовременное пособие при рождении ребенка, единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в женской консультации в ранние сроки беременности (до 12 недель) и ежемесячное пособие на период отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет.
Расчетной базой для пособий до 2001 г. был минимальный размер оплаты труда (МРОТ). Если до 2001 г. размер пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет составлял 2 МРОТа или 167 руб., в 2001 г. уже был равен 1 МРОТу - 200 руб. С 2004 г. МРОТ был увеличен до 720 руб., а пособие осталось в размере 500 руб. [4, С.201]. Доля семейных и материнских пособий в процентах к ВВП ежегодно сокращалась. Так, в 1991 г. этот показатель составил 2,1%, в 1995 - 0,8% и достиг к 2003-2004 гг. величины, равной 0,3% ВВП. Аналогичную динамику имеет и доля этих пособий в величине денежных доходов населения [4, C.200]. Сокращался и фактический размер материальной помощи матерям. Так, единовременное пособие при рождении ребенка составляло в 1996 г. примерно 171 долл., а с 1997 по 2000 гг. размер пособия в долларовом эквиваленте снизился в 3 раза. Стабилизация величины пособия была достигнута лишь в 2004 г. (162 долл.), и сейчас она составляет 8000 руб. (около 305 долл.).
Единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в женской консультации в ранние сроки беременности (до 12 недель) было введено в 1992 с целью `своевременной диспансеризации беременных женщин, способствующей профилактике осложнений при беременности и родах`[1]. Размер его настолько незначителен, (от 100 руб. в 2000 г. до 300 руб. в 2005 г.), что возникает вопрос о его целесообразности.
Ежемесячное пособие на период отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет установлено с 1 января 1994 г. и выплачивается за счет средств федерального бюджета по месту работы (службы, учебы) после окончания отпуска по беременности и родам. Размер пособия не зависит от количества детей, за которыми осуществляется уход. Таким образом, женщина, у которой уже есть ребенок до 1,5 лет или родившая двойню (тройню и т.д.) будет получать ежемесячно только установленную сумму (в 2006 г. - 700 руб.), что подчеркивает не стимулирующую функцию этого пособия, а лишь функцию поддержания утраченного заработка.
Сопоставление величины ежемесячного пособия на период отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет в величиной прожиточного минимума показывает, что его уровень совершенно недостаточен для выполнения им роли хотя бы частичного подержания доходов женщины, выполняющей материнские функции. Так, это пособие составляло в 1996 г. 34% от прожиточного минимума одного человека. В 1997 - 1999 гг. оно сначала выросло до 41 %, а потом в результате инфляции сократилось до 18,4% прожиточного минимума. В 2002-2005 гг. увеличение абсолютной величины пособия до 500 рублей существенно не повлияло на его относительную долю, и сегодня при росте его величины до 700 руб. оно составляет лишь 21% прожиточного минимума [4, C.202].
Итак, размер пособий по рождению и уходу за ребенком, выплачиваемых из федерального бюджета, довольно незначителен, государство до последнего времени материально не стимулировало повышение рождаемости. В.В.Путин в последнем обращении к Федеральному собранию призвал `кардинальным` образом повысить размер пособий по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет. Речь даже идет не о повышении размера этого пособия, а фактически о совершенно новом виде пособий, т.к. в настоящее время, данное пособие не выплачивается ранее не работавшим женщинам. Действительно, в то время, когда женщина лишена возможности работать без ущерба для здоровья ребенка, т.е. до достижения им возраста 1,5 лет, именно это пособие является ее основным источником существования при возникновении неожиданных трудностей в семейной жизни. Президент предлагает дифференцировать данное пособие, во-первых, в зависимости от числа детей: на первого - 1500 руб., а на второго 3000 руб., во-вторых, в зависимости от предыдущего заработка - не менее 40% от него. По нашему мнению, этого недостаточно, так как именно пособие по уходу за ребенком должно выполнять стимулирующую функцию. Это фактически должна быть зарплата за материнский труд, выдаваемая женщине государством. Нам представляется более целесообразным связать размер этого пособия не с МРОТом, а с прожиточным минимумом, чтобы женщина, родившая ребенка, хотя бы на полтора года была застрахована государством от голода и нищеты.
Размер предложенного президентом материнского капитала, составляющий 250 тыс. рублей, или около 10 тыс. долл., поражает своим размахом и внушает определенные опасения.
Суррогатное материнство, запрещенное в развитых европейских странах, совершенно легально практикуется в России. Еще десять лет назад услуги женщины, вынашивающих детей на заказ, стоили свыше 20 тыс. долл., сегодня они оцениваются в 10 тыс. долл., таким образом, размер вознаграждения сопоставим с материнским капиталом. Причина снижения цены в два раза вполне рыночная - не спрос на услуги такого рода упал, а в разы возросло предложение. Это говорит о том, что бедность, экономический и политический хаос породил в обществе определенное количество людей, готовых и способных переступить ту границу, которая в большинстве развитых стран признается и аморальной, и противозаконной. Введение материнского капитала послужит именно для этих людей приманкой легких денег. Если власть будет давать всем женщинам столь внушительную сумму за рождение второго ребенка - последует бурный рост рождаемости, но большей частью в очень бедных слоях населения, для которых это превратится в единственный способ поправить свое материальное и жилищное положение. Не исключена вероятность того, что после получения `материнского капитала` и приобретения желанной жилплощади многие дети будут возвращены родителями государству, а квартиры благополучно перепроданы. В этом случае государству необходимо будет затрачивать все новое и новые ресурсы - сначала на поднятие рождаемости, потом - на содержание детских домов, потом - на увеличении штата милиции и борьбу с правонарушениями.
На наш взгляд, было бы более целесообразно выдавать материнский капитал не по факту рождения (т.е. сразу или через три года после рождения), а по конечному результату воспитания. Цель государства - получить в будущем здоровых образованных добросовестных налогоплательщиков, для этого надо не просто стимулировать на данном этапе рождение большего числа детей, а превратить материнский капитал в инструмент регулирования нужной обществу рождаемости.
Государство ежегодно планирует выделять материнский капитал в размере 160-180 млрд. рублей, который во избежание всплеска инфляции и неразумных родительских трат можно будет истратить либо на образование, либо на жилье по ипотеке, либо его можно будет вложить в пенсионные фонды. Однако и здесь возможны трудности. Во-первых, потребности человека не ограничиваются только жильем, или только пенсией, или только образованием - на разных этапах жизни необходимо и жилье, и образование, и пенсия. Учитывая психологию человека, можно предположить, что большинство людей предпочтет вложить материнский капитал в жилье уже сейчас, пренебрегая потребностями более отдаленных периодов, а это повлечет за собой рост цен на жилье.
Во-вторых, государство не должно забывать о решении насущных проблем уже существующих детей, женщин, семей. Никаким образом введение материнского капитала не отразится на материальном благосостоянии тех, кто уже имеет двух и более детей.
Пока наше общество открыто не ставило перед собой дилемму: какой семье надо помогать в первую очередь, а какая семья может быть вообще ограничена в социальной помощи? Но среди 41,4 млн. человек с доходами ниже прожиточного минимума около 30% составляют дети, при этом среди этих бедных семей около 30% - семьи, находящиеся в состоянии крайней бедности, с доходами в два раза ниже прожиточного минимума. Данные статистических исследований показывают, что в наибольшей степени подвержены бедности неполные семьи с детьми и полные семьи с тремя и более детьми [4, С.208]. За чертой официального прожиточного минимума находится 76,3% многодетных семей. И это одна из главных проблем, не замеченных сегодня обществом и властью.
Еще одна проблема - проблема справедливости. Дети, рожденные до 2007 г., не обеспечены материнским капиталом, а значит, представляют для страны меньшую ценность? Разница между обеспеченностью в будущем ребенка, рожденного 1 января 2007 г. и ребенка, рожденного 31 декабря 2006 г. очевидна - 250 тыс. рублей. Справедливо ли это? Здесь может возникнуть серьезная проблема первых и вторых детей в семье - как они между собой будут обеспечены материнским капиталом, потраченным, например, на образование, или на жилплощадь, как будут учитываться их права собственности в ней?
Поэтому нам кажется более справедливым введение не материнского капитала, а родительской пенсии - например, в размере 0,5 прожиточного минимума за рождение и воспитание одного ребенка, 1 прожиточный минимум - за двух рожденных и выращенных детей и т.д. И вводить его можно сейчас, для увеличения размера пенсий сегодняшним пенсионерам, и это будет справедливо перед нашими родителями и даст уверенность каждой женщине, что при рождении и воспитании ею двух детей она будет обеспечена в старости государством и обществом хотя бы в размере прожиточного минимума. Также в данном случае появится возможность влиять на конечный результат: при назначении родительской пенсии проверять данные о составе семьи, месте работы детей и т.п. Мать преступника должна знать, что при начислении родительской пенсии осужденного или находящегося под следствием учитывать не будут. И каждый гражданин, нарушая закон, будет вспоминать о своей матери не без основания. При назначении родительской пенсии, а не материнского капитала, появится также реальная возможность избежать и вышеуказанной проблемы с покупкой и перепродажей родителями жилплощади и увеличением вследствие этого армии беспризорников.
Кроме того, государству необходимо увеличить социальную защищенность детей. Каждый ребенок должен представлять ценность для государства. Россия пробует в этом направлении перенять опыт западных стран и идет на материальное стимулирование устройства в семьи сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Предлагается существенно повысить государственные выплаты на содержание ребенка в семье до уровня 4 тыс. руб. и увеличить заработную плату приемному родителю с 1-1,5 тыс. руб. до 2,5 тыс. рублей ежемесячно. Таким образом сумма затрат государством на содержание одного сироты составит 6,5 тыс. рублей, что в два раза превышает прожиточный минимум. Но сегодня кроме 200 тыс. детей-сирот в детских домах, есть еще около 2,5 млн. беспризорных детей, которые фактически потеряны для общества.
Необходима экономическая поддержка со стороны государства всех граждан, но особенно неподготовленных к рыночной борьбе за выживание - женщин и детей путем повышения пособий по беременности и родам, по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет. Необходимо принимать меры не только для стимулирования рождаемости, но и для поддержки и развития уже рожденных детей. Требуется повышение государственной ответственности за каждого ребенка, рожденного на территории России в обеспечении образования и здравоохранения, в решении проблемы беспризорности, чтобы ребенок из неблагополучной семьи мог успешно социализироваться в обществе. Определенный оптимизм вселяет осознание властью и обществом того, что люди, а не деньги, металлы или нефть, являются ключевыми ресурсами для развития страны.


Литература:
1. Закон РФ N 2660-I от 4 апреля 1992 г. `О дополнительных мерах по охране материнства и детства`
2. Коловагин П.М., Рыбаков Ф.Ф. Экономическое реформирование России в ХХ веке (политико-экономическое исследование). - СПб.: ТОО ТК `Петрополис`, 1996.
3. Население России 1998. Шестой ежегодный демографический доклад / Под ред. А.Г. Вишневского. - М.: `Книжный дом` Университет`, 1999. - 144 с.
4. Российский статистический ежегодник. 2005: Стат. сб. / Росстат. - М., 2006.
5. Сакс Дж. Рыночная экономика и Россия: Пер. с англ. / ВВСМРМ - М.: Экономика, 1995.
6. Соцiальна полiтика. 2005. - N 17 (223) от 25 апреля.
7. Социально--экономическая эффективность: опыт США. Роль государства. - М.: Наука, 1999. - 272 с.
8. Стратегии развития Российской Федерации до 2010 года // Российский экономический журнал. - 2000 - N 7 - с. 17-18
9. Экономика США: Учебник для вузов / Под ред. В.Б.Супяна. - СПб.: Питер, 2003.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия