Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (19/20), 2006
К ОЦЕНКЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ РЕФОРМ В СТРАНАХ СНГ
Хадиуллина Ю. В.
ассистент кафедры экономической теории Института экономики, управления и права (г.Казань)

Воздействие государства на воспроизводство человеческого капитала в инновационной экономике

Воспроизводство человеческого капитала осуществляется в результате комплексного взаимодействия государства, населения и бизнеса. Однако ведущая роль в этом процессе, заключающаяся в создании рамочных условий развития человеческого капитала, практически во всех странах принадлежит государству. Необходимость этого обуславливается несколькими объективными причинами. Среди них, во-первых, можно отметить высокую общественную отдачу накопленного человеческого капитала; во-вторых, немаловажно то, что его основные элементы формируются в областях `провалов рынка`; в-третьих, ролевой статус государства связан с возложением на него функций социального гаранта и стабильности в обществе.
Высокая общественная отдача человеческого капитала, а также несостоятельность рынка при его формировании являются основанием для государственного вмешательства в процессы воспроизводства человеческого капитала. Масштабы этого вмешательства зависят как от уровня экономического развития страны, традиций либерализма и патернализма, модели экономического развития, так и от национальных приоритетов развития человеческого капитала.
Современный этап мирового развития характеризуется ключевой ролью инноваций и высоких технологий в экономике. В этих условиях предполагается переход от модели экономического развития, основанного на экспорте природных ресурсов, к экономике знаний, представляющих собой самый мощный воспроизводственный ресурс человечества. В знаниеемкой экономике создаются, распространяются и используются конструктивные знания, обеспечивающие качественное совершенствование человеческого капитала. Последний выступает одновременно предпосылкой и результатом становления и развития экономики знаний: с одной стороны, данный тип экономики всесторонне использует знания в разнообразной форме, с другой - создает их в виде разнообразной высокотехнологичной продукции, высококвалифицированных услуг, научной продукции и т.д.
Актуализация вопросов воспроизводства человеческого капитала, обусловленная инновационным типом развития экономики, с настоятельной необходимостью требует переосмысления роли государства в обеспечении данного процесса и выражается в его априорном воздействии на функционирование таких сфер, как образование, наука, здравоохранение и культура, обобщенные свойства которых могут быть сведены к понятию `человекоформирующие отрасли`.
Более того, акцент на социальных функциях государства становится в настоящее время свидетельством его заинтересованности и способности воздействия на ход инновационного развития страны, определяемого, прежде всего, социальной, экономической и научно-технической сферами. Ведущие страны мира поддерживают уровень бюджетных расходов в пределах 40-50% ВВП [3, C.6]. Более чем трехкратное увеличение расходов национальных государств в течение истекшего столетия объясняется резко возросшей ролью научно-технического прогресса в генерировании экономического роста. Вклад новых знаний в прирост общественного продукта развитых стран оценивается примерно в 80-90% и определяется достижениями науки, внедрением новых технологий, интеллектуально-образовательным потенциалом человеческого капитала [3, С.7].
Все отмеченные составляющие активно стимулируются государственной научно-технической, социальной и экономической политикой. В силу специфичности научных, образовательных услуг и здравоохранения как общественных благ и вследствие невозможности приватизации знаний государству приходится финансировать около половины совокупных расходов на НИОКР и подавляющую часть расходов на образование и здравоохранение. Именно по линии этих социальных трансфертов произошло многократное увеличение расходов государства, которое в настоящее время становится `государством инновационного развития`, принимает на себя обязательства по финансированию расходов на воспроизводство интеллектуально-человеческого потенциала и создание новых знаний.
В настоящее время в отечественной литературе встречается множество публикаций о настоятельной необходимости увеличения расходов государства на решение задач социального развития человека, что является императивом современного экономического роста, основанного на технологическом прогрессе [6,10 и др.]. Современное государство уже не может ограничиться выполнением своих `традиционных` функций, необходимо дополнить их широким спектром новых задач, реализуемых через социальную политику, воздействующую на человекоформирующие отрасли. Современные функции государства, нацеленные на развитие интеллектуально-человеческого потенциала общества, с одной стороны, связаны с ориентированными на домашние хозяйства трансфертами в натуральной форме, такими как услуги в области образования и здравоохранения. С другой стороны, государство может реализовывать свои функции и в виде денежных трансфертов и субсидий, адресуемых производственным предприятиям. Таким образом, можно предположить, что соотношение между `традиционными` и `современными` функциями государства демонстрирует его восприимчивость к идеям постиндустриального развития.
Следуя этому, новейшими стратегическими установками российского государства на среднесрочную перспективу, названы социальные задачи, лежащие в сфере модернизации и увеличения государственного финансирования образования и здравоохранения как приоритетных направлений воспроизводства человеческого капитала. Поэтому эффективность воздействия государства на воспроизводство человеческого капитала будет оцениваться нами с точки зрения, во-первых, объемов и масштабов государственного финансирования человекоформирующих отраслей, во-вторых, создания действенных институционально-правовых основ реформирования и условий модернизации этих сфер.
При реформировании отечественной экономики в истекшем десятилетии социально-экономическая политика государства не уделяла должного внимания воспроизводству человеческого капитала, а сводилась к выдаче наиболее уязвимым слоям населения минимальных пособий, снятия с властных структур ответственности за производство общественных благ и освобождение крупного бизнеса от социальной ответственности. Как в бюджетных отраслях, так и в сфере реального производства преобладала тенденция примитивной экономии ресурсов на человеке. Человекоформирующие отрасли не получали необходимого развития, более того, их состояние ухудшалось. Они находились на периферии государственной политики и зачастую рассматривались не как основа технического перевооружения отраслей и повышения конкурентоспособности предприятий, а как области потребления материальных ресурсов. Следствием такого подхода стало разрушение человекоформирующих отраслей, невозможность обеспечить даже их простое воспроизводство. Это обстоятельство, соединенное с недопустимо низкими по современным меркам доходами населения, потребовало пересмотра приоритетов экономического развития страны и реформирования концептуальных основ осуществления социальной политики.
Результатом этого процесса явилась разработка приоритетных направлений социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2005-2008 годы), охватывающих развитие социальных отраслей, участвующих в формировании человеческого капитала. Помимо этого на государственном уровне разработаны и приняты отдельные нормативно - правовые акты, реформирующие систему образования и здравоохранения с целью повышения эффективности их воздействия на воспроизводство человеческого капитала.
Реализуемость заявленных целей реформирования человекоформирующих отраслей можно оценить на основе рассмотренного выше соотношения `традиционных` и `современных` функций государства. Так, согласно бюджетным расходам РФ за 2005 г. доля затрат на выполнение традиционных функций государства (общее административное управление, поддержание общественного порядка и национальная оборона) в 4 раза превышает этот размер в промышленно развитых странах, составляя 36,7%. В то же время на реализацию социальных функций приходится всего лишь 21,3% федерального бюджета. В России государство расходует на исполнение своих традиционных функций примерно 6% ВВП, что почти на 25% превышает общемировой показатель, но в 6 раз меньше (около 3,5% ВВП) тратит на социальные функции [7, C. 34].
Таким образом, соотношение расходов на выполнение традиционных и современных функций государства, составляет 1,7 к 1, что позволяет предположить нереализуемость продекларированных властью социальных приоритетов и, как следствие этого, снижение качества человеческого капитала и отсутствие основ для осуществления инновационного развития.
Статистические данные подтверждают наше мнение, демонстрируя увеличение государственных расходов на финансирование отраслей социальной сферы в 2006 г. по сравнению с 2005 г. на 38,3% (643,6 млрд. руб.), но в относительном выражении доля этих же расходов в общих расходах федерального бюджета уменьшается с 15,0% до 14,2%.
Реальным выражением приоритетов государственной политики по воспроизводству человеческого капитала является доля расходов бюджетной системы на образование в процентах к ВВП (рис.1).
Рис.1. Расходы на образование из средств консолидированного бюджета РФ в процентах к ВВП
Составлено по: [9, С.48]
На представленном рис.1 наблюдается неустойчивая динамика удельного веса расходов на образование в ВВП. Максимальный уровень этого показателя отмечается в 1997 г. (4,8%). В период 1997-2000 гг. его величина демонстрировала снижение, а последующий двухлетний роста опять сменился спадом, и к 2004 г. удельный вес государственных расходов на образование в ВВП составил всего 3,5%. Если сравнить данный показатель с общемировыми, то придется констатировать, что в середине 1990-х гг. по величине этого показателя (4%) Россия опережала Японию, Грецию и Турцию и была значительно ближе к таким странам как Германия, Италия, Испания, Ирландия, Словения. Тем не менее, к 2001 г. расходы российской бюджетной системы на образование в процентах к ВВП, составившие 3,1% на фоне рассматриваемых стран ОЭСР, были самыми низкими.
Институционально-правовая составляющая государственного воздействия на развитие человеческого капитала определена принятыми в декабре 2004г. `Приоритетным направлениям развития образовательной системы Российской Федерации`, а также `Концепцией модернизации образования до 2010 года`. Предложенный в данных документах переход на основы платности образования, демонстрирует регулирующее воздействие на него рыночной конкуренции, а не государства при снижающемся качестве образования.
В отечественной литературе данные законодательные документы достаточно остро критикуются большим числом ученых - экономистов и представителей научной среды, которые, думается, весьма справедливо отождествляют государственную модернизацию образования с примитивным снижением объемов его государственного финансирования [5; 1, C.62-74; 8, С. 35-40; 4, С.25]. Наибольшей критике подвергается содержательная сторона этих документов в части явного несоответствия фиксируемых `вызовов времени` и предлагаемых государством ответов на них. Так, справедливо отмечается, что современная экономика требует иного качества образования: `... необходимо готовить специалистов не столько к индустриальному обществу, сколько к обществу экономики, построенной на знаниях... а значит, образовательная деятельность должна принципиально измениться`. Последнее подразумевает придание всем уровням образования инновационного характера, который `... должен обеспечиваться внедрением новых образовательных технологий, развитием интерактивных форм обучения, широким использованием проектных методов, тренажеров, позволяющих имитировать реальные ситуации, современных обучающих программ`. Однако, констатация характеристик, придающих образованию инновационный характер, не проработана с содержательной точки зрения, поскольку не подкреплена механизмами и финансовыми источниками обеспечения этого процесса, не определены педагогические методики, технологии развивающего обучения, исполнители и т.д. способные обеспечить искомое качество инновационного вектора образования.
Более того, `новые образовательные технологии` на практике подразумевают более широкое использование компьютерной техники в учебном процессе, применение дистанционного обучения, электронных учебников и иных пособий, что естественно никоим образом не заменяет собственно образовательных технологий, реально интенсифицирующих учебный процесс. Здесь мы согласны с мнением Л.Авдеевой и С.Батчикова о том, что оснащение компьютерами и подключение их к `глобальной сети`, не будучи подкрепленными `... применением образовательных интерактивных программ и курсов, превращается в пустую трату денег. К тому же быстрое устаревание соответствующей техники требует постоянного переоснащения и вливания дополнительных средств. Затраты на компьютеризацию едва ли сопоставимы с реальной пользой, которую она приносит в качестве вспомогательного средства обучения` [1, С.66].
Таким образом, можно утверждать, что конструктивных мер и механизмов преодоления разрыва между качеством человеческого капитала и инновационной экономикой в реформационном воздействии государства на образовательную сферу не предвидится.
Следующим, фундаментальным условием воспроизводства человеческого капитала является состояние здоровья населения. Необходимо учитывать характеристики здоровья как отдельного индивида (индивидуальное здоровье граждан), так и нации в целом (общественное здоровье, определяемое на общенациональном уровне).
Международная статистика свидетельствует о существенной дифференциации стран по основному показателю индекса человеческого капитала здоровья жителей страны - ожидаемой продолжительности жизни при рождении. Самая высокая продолжительность жизни характерна для таких стран, как Андорра - 83,5 лет, Сан-Марино - 81,2; Япония - 80,8; Сингапур - 80,2; Австралия - 79,9; Швеция - 79,7; Швейцария - 79,7 лет. Как видно, это страны с высокими показателями социально-экономического развития. Наименьшую продолжительность жизни населения имеют такие страны, как Ангола - 38,6; Замбия - 37,3; Ботсвана - 37,1; Зимбабве - 37,1; Мозамбик - 36,5 лет [2, С.444]. Эта группа стран относится к категории наименее развитых и характеризуется крайне низкими показателями социально-экономического развития - высокой детской смертностью, голодом, низким уровнем грамотности населения.
В федеральном бюджете России на 2006 г. заложен прирост государственных расходов по статье `здравоохранение и спорт` на уровне 66%, однако это всего лишь 2,5% ВВП, против 2,8% в 2004 г. и 2,9% в 2003 г. Между тем рекомендуемый Всемирной организацией здравоохранения минимальный стандарт государственных расходов на него составляет 5%, а по некоторым экспертным оценкам, учитывающим критическую ситуацию в отрасли, необходимо доведение доли госрасходов в этом секторе до 8% ВВП России [3, С.19]. Таким образом, становится очевидной необходимость удвоения государственных затрат для улучшения функционирования отечественного здравоохранения, а для его модернизации на новой технологической основе - их увеличение в три раза.
Логическим следствием недофинансирования отечественного здравоохранения выступает углубление его кризисного состояния, дальнейшее ухудшение качества медицинской помощи и падение уровня ее доступности, что не только не способствует, а даже препятствует воспроизводству высокоразвитого человеческого капитала, адекватного инновационной стадии развития экономики.
Важно при этом учитывать то, что сам процесс воспроизводства здоровья населения включает две основные фазы - формирования здоровья и его восстановления. Значение обеих фаз одинаково высоко, однако пути решения проблем, возникающих на стадиях формирования и восстановления здоровья, несколько различаются.
На процесс формирования здоровья оказывает влияние комплекс разнообразных факторов: условия жизни, наследственные факторы, характер и условия труда родителей, экологическое состояние территории проживания, уровень материального благосостояния и др. Процесс восстановления здоровья населения зависит от иных факторов, среди которых наиболее важным является состояние здравоохранения как отрасли народного хозяйства. Экономический упадок в данной отрасли чреват подрывом процессов воспроизводства человеческого капитала и его качественного развития.
Таким образом, воздействие государства на воспроизводство человеческого капитала посредством реформирования здравоохранения можно оценить в настоящее время как недостаточно рациональное, способствующее разрушению потенциала отрасли. При определении параметров регулирующего воздействия государства, по нашему мнению, необходимо особое внимание уделять планированию госрасходов для обеспечения целей качественного улучшения здоровья населения, стимулирования научно-технического прогресса в отрасли и т.д., что невозможно без существенного увеличения федеральных бюджетных ассигнований на здравоохранение.
Изменение парадигмы развития российской экономики и необходимость перехода на инновационную стадию развития требует формирования на государственном уровне институционализированного механизма устойчивого воспроизводства человеческого капитала посредством проведения системной государственной политики в человекоформирующих областях. Разработка данного механизма предполагает осмысление и законодательное закрепление долгосрочных целей и системы приоритетов государства, а также форм его участия в процессе расширенного воспроизводства человеческого капитала. В самом общем виде институционализированный механизм устойчивого воспроизводства человеческого капитала должен включать, на наш взгляд, комплекс следующих взаимоувязанных мероприятий:
- создание эффективных механизмов государственного финансирования воспроизводства человеческого капитала. Сейчас широко обсуждается проект введения `образовательных ваучеров`, позволяющих гражданам самим решать, какому из заведений профессионального образования направить `персональную` долю бюджетных средств, выделяемых на образовательные нужды. Государство должно стремиться к созданию системы, повышающей вероятность получения высшего образования малоимущими, но способными гражданами, путем различных схем оказания финансовой помощи, компенсирующими на льготной, возвратной основе значительную часть индивидуальных издержек;
- эффективное функционирование образовательно-квалификационных услуг предполагает значительно больший, чем сегодня, уровень их информационной прозрачности. Абитуриенты и студенты, их родители, работники, желающие получить новую профессию, должны иметь доступ не только к рекламным проспектам учебных заведений, но и к реальным сведениям об их кадровом составе, учебных планах и перспективах трудоустройства по их окончании. Любой человек, заинтересованный в получении таких сведений, должен быть обеспечен информацией относительно того, где и как их найти. Это намного облегчит каждому процесс профессионального `самоопределения` и повысит отдачу образования;
- разработка моделей взаимодействия государства, бизнеса и общества посредством привлечения в сферу воспроизводства человеческого капитала негосударственных предприятий и учреждений, создание им благоприятных условий деятельности. Отечественная экономика остро нуждается в жизнеспособных институтах социального партнерства в сфере занятости посредством координации деятельности населения, негосударственных и государственных предприятий и представляющих их интересы союзов и ассоциаций. В развитых рыночных экономиках именно такие институты обеспечивают устойчивые, эффективные связи между работодателями, образовательными учреждениями и населением, и, соответственно, быструю адаптацию трудовой сферы к изменениям в экономике. В нашей стране такие институты только зарождаются;
- составление государственных и региональных прогнозов потребности в кадрах, подразумевающее формирование госзаказа на подготовку, повышение квалификации и переподготовку кадров;
- совершенствование структуры службы занятости, ее функций и системы финансирования.


Литература:
1. Авдеева Л., Батчиков С. Роковые гены (о правительственных `Приоритетных направлениях развития образовательной системы Российской Федерации`) // Российский экономический журнал. - 2005. - N1.
2. Большой иллюстрированный справочник: страны и континенты. - М.: `Махаон`, 2005
3. Глазьев С. Федеральная социально-экономическая политика: принципиальных изменений не намечается // Российский экономический журнал. - 2005. - N7-8.
4. Дементьев В. О характере российской `догоняющей модернизации` и ее институциональном обеспечении // Российский экономический журнал. - 2005. - N2
5. Мазурова Л. Ученье тьма, а где прогресс? Обрезание образования как способ его модернизации // Литературная газета. - 2004. - N50
6. Рогов С.М. Функции современного государства: вызовы для России // Свободная мысль. - 2005. - N7
7. Рогов С. О роли государства в возрождении созидательного потенциала России. // Российский экономический журнал. - 2005. - N7-8.
8. Рубинштейн А. Наука, культура и образование: препятствие или условие экономического роста? // Российский экономический журнал. - 2005. - N4
9. Статистика образования // Экономика образования. - 2005. - N5.
10. Традиционные и современные функции государства // ЭКО - 2005. - N8

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия