Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (19/20), 2006
ПРОБЛЕМЫ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО
Чеберко Е. Ф.
профессор кафедры экономики предприятия и предпринимательства Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Хорошилова Л. В.
соискатель Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права

Этапы становления и развития малого предпринимательства в современной России

В научной литературе существуют различные точки зрения по поводу периодизации развития российского малого предпринимательства, использующие разные критерии.
Большинство исследователей выделяют пять или шесть этапов эволюции малого предпринимательства в ходе его возрождения [1]. Как правило, периодизацию связывают с тем или судьбоносным политическим решением, к чему имеются основания, однако такой подход не является в полной мере экономическим.
Деление на шесть этапов обусловлено обращением к отдаленному прошлому. Первый этап связывают с попыткой устранения предпринимательства как основы экономической системы. Первый удар по предпринимательству вообще, и малому в частности, был нанесен в конце 1917 г., а период длился до возникновения НЭПа.
Второй этап в данной периодизации приходится на годы НЭПа, когда были созданы благоприятные условия для развития предпринимательства, прежде всего малого и среднего.
Третий этап отсчитывают с момента свертывания НЭПа и товарно-денежных отношений, в результате чего малое предпринимательство утратило легальный статус, но не исчезло. Сложившийся экономический и правовой порядок привел к усилению теневой экономики, в которой доминировал малый бизнес. Такая ситуация существовала вплоть до принятия в 1986 году закона `Об индивидуальной трудовой деятельности`.
Именно с возрождения в 80-е годы двадцатого столетия элементов предпринимательства и начинают отсчет современных этапов большинство исследователей. Аргументом для этого служит соображение, что исторические экскурсы полезны в принципе, но малосодержательны для выявления современных закономерностей.
Среди авторов, начинающих отсчет этапов с конца 80-х годов, также не наблюдается единого подхода. Некоторые из них пытаются построить периодизацию на основе таких критериев, как численность субъектов малого предпринимательства, изменение их вклада в создание ВВП страны. Данный подход наиболее уязвим по ряду причин. Во-первых, факт регистрации предприятия еще не означает, что оно действительно является хозяйствующим субъектом. Известны нередкие случаи создания либо фирм-однодневок для проведения каких-либо махинаций, либо резервных структур, имеющих нулевой баланс. Во-вторых, в официальной статистике сложно отразить реальную численность малых предприятий, поскольку многие из них существуют в теневой экономике без регистрации. Те же, которые зарегистрированы, в своем большинстве предпочитают частичный уход в `серый` бизнес. В этом случае происходит укрытие доли доходов от государства, часть работ выполняется без документального оформления, представляя так называемый `черный нал`. При значительном объеме подобных работ сложно судить о масштабах оборота в малом бизнесе. Материалы интервью с предпринимателями свидетельствуют о том, что работа без документального оформления с использованием наличных расчетов - самый распространенный способ получения неучтенного дохода.
Более плодотворной представляется позиция тех исследователей, которые связывают этапы с изменением экономической ситуации в стране. Оригинальную классификацию предлагают, например, И.П. Бойко и М Мессенгиссер. Они пишут: `Нам представляется целесообразным в весьма короткой истории становления и развития малого предпринимательства в России выделить четыре этапа: романтический (1987-1991 гг.), шоковый (1992-1994гг.), несбывшихся надежд (1995-1998 гг.), начинающейся зрелости (с 1999г)` [2].
Предложенный подход выглядит логичным, но имеет, на наш взгляд, определенный недостаток. Развитие малого предпринимательства выглядит вторичным по отношению к происходившим в стране реформам, тогда как (особенно на первых порах становления в России новых экономических отношений) его вклад в это становление был весьма значительным.
Авторами предлагается иная периодизация, которая привязана не к датам тех или иных политических решений, не к динамике изменения численности малых предпринимательских структур и их доли в ВВП, не к последствиям проводимой в стране экономической политики, а к месту и роли малого предпринимательства в становлении новых экономических отношений в России. С этой точки зрения представляется целесообразным выделить следующие этапы эволюции отечественного малого предпринимательства: три уже состоявшихся и начинающийся четвертый.
На первом этапе малое предпринимательство выполняло революционную по своей сути функцию формирования принципиально новых для страны рыночных отношений, поскольку являлось единственным рыночным типом из всех существующих в обществе хозяйствующих субъектов. Главенствующую роль в государственной поддержке играло формирование нового институционального поля, в котором зарождающиеся малые предпринимательские структуры становились легитимными. В этой ситуации роль малого предпринимательства никак нельзя назвать пассивной. Фактически это был испытательный полигон, на котором проверялась жизнеспособность предпринимательства в целом и совместимость рыночной и планово-директивной систем.
Принято вести отсчет возрождения предпринимательства в России от 1988 года, но подготовка к решительному шагу - переходу к реальным, а не декларируемым рыночным отношениям  началась на два года раньше. По сути, исходным пунктом возрождения российского бизнеса явилось принятие 19 ноября 1986 года закона `Об индивидуальной трудовой деятельности`, хотя индивидуальную деятельность нельзя в полной мере отождествлять с предпринимательской. В то время еще не был официально разрешен наемный труд на негосударственных предприятиях, не существовало множества присущих рынку атрибутов, но уже стали законными доходы, полученные вне общественного сектора. Это был своеобразный `пробный шар`. Но даже этот маленький шаг встретил со стороны консервативной части социалистического общества активное неприятие, что нашло свое отражение в появлении закона `О нетрудовых доходах`, который, по мнению его создателей, защищал советское общество от возможного разгула мелкобуржуазной стихии.
С принятием закона `Об индивидуальной трудовой деятельности` было легализовано явление, уже имевшее в стране широкое распространение. По оценкам экономистов, до 1986 года `теневиками` ремонтировалась половина всей обуви, почти половина квартир, более 2/3 автомобилей и 1/3 сложной бытовой техники. К середине 80-х годов в сфере обслуживания было занято около 2 миллионов человек. Тех же, кто от случая к случаю подрабатывал на обслуживании, насчитывалось 17-18 миллионов человек [3].
Официальным признанием предпринимательства в России стало принятие 26.08. 1988 г. Закона СССР `О кооперации в СССР`. Он заложил уже подлинные основы рыночной системы, хотя и не для всех. Кооперативам было разрешено использовать наемный труд, что фактически легализовало частную собственность и право устанавливать свободные рыночные цены на собственную продукцию. Малое предпринимательство в лице кооперативов заняло свое место в экономической системе российского общества.
Трудно отрицать, что кооперативы сыграли серьезную роль в движении к новым экономическим отношениям. Несмотря на значительные трудности, с которыми сталкивались первые российские предприниматели, развитие кооперативов можно назвать бурным. Их количество увеличилось с 9 402 на 1 апреля 1988 года до 102 200 на 1 января 1990 года [4]. Доля вклада кооперативов в ВНП страны в 1989 году возросла до 4,4%. Тем не менее представляется, что значение этой новой формы хозяйствования переоценивалось с точки зрения экономической результативности и недооценивалось с точки зрения ее роли в формировании качественно новых экономических отношений.
Работа кооперативов изучалась представителями Государственной комиссии по экономической реформе в 1989-1990 гг. Исследователи пришли к выводу, что эффективность их хозяйственной деятельности в 5-6 раз выше, чем у аналогичных государственных предприятий. [5] Сложно сказать, чем руководствовались исследователи, однако расчеты выглядят, по нашему мнению, сомнительно. Ни технической вооруженностью, ни организацией производства, ни квалификацией кадров кооперативы резко не отличались в лучшую сторону от государственных предприятий. Можно предположить только, что такое превосходство обеспечивалось сверхвысокой мотивацией, но о ней сложно судить по официальным источникам.
Более поздние исследования, опиравшиеся на официальную статистику, обнаруживают другую закономерность: `:во всех отраслях и в экономике в целом производительность труда в кооперативах была заметно ниже, чем в некооперативных предприятиях, а уровень заработной платы - значительно выше. В целом по стране уровень производительности труда в кооперативах составлял лишь 68% от среднего, а заработная плата - 132%, т.е. на каждый рубль производительности зарплата в кооперативах была выше на 94%, в строительстве - на 76%, в промышленности - на 192%. Эта несимметричность позволяет говорить, что целью, по крайней мере, части кооперативов была перекачка средств государственных предприятий. Эту цель многим удалось реализовать, и поэтому этот период вполне можно рассматривать как один из этапов первоначального накопления капитала для последующей деятельности` [6].
Что касается первоначального накопления, то это спорный вопрос. Известно, что первоначальное накопление в России имело свою специфику. Оно не шло традиционным для средневекового Запада путем - от малого предпринимательства к среднему, а потом крупному (благодаря длительным процессам концентрации и централизации производства и капитала), а осуществилось в короткий срок посредством простой раздачи государственной собственности в частные руки. Поэтому роль кооперативов в этом процессе невелика. Другое дело, что будущие крупные российские бизнесмены прошли школу кооперации как начальную школу предпринимательства. В этой сфере произошла `обкатка` новых экономических отношений и стало очевидно, что останавливаться в движении нельзя, что кооперативы в одиночестве не решат проблемы перехода к реальному рынку. Более того, опыт их функционирования показал, что они являются чужеродным элементом в системе господствовавших в то время общественных отношений.
Принципиальные изменения в обществе требовали и принципиальных изменений в базисных экономических отношениях. Главным, естественно, был вопрос о собственности, о возможности существования на равных правах всех ее форм. Ключевым в этом плане стал Закон СССР `О предприятии в СССР`, в котором было объявлено о равенстве организационно-правовых форм предприятий, основанных на любой форме собственности.
Дальнейшие меры по развитию малого предпринимательства связаны с Законами РСФСР `О собственности в РСФСР`, `О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР`, `О предприятиях и предпринимательской деятельности`, принятыми в 1990 - 1991 годах.
Одним из первых документов, определивших политику государства в развитии малого предпринимательства, явилось Постановление Совета Министров РСФСР N 406. `О мерах по поддержке и развитию малых предприятий в РСФСР`, принятое 18 июля 1991 года. В соответствии с этим Постановлением, к малым относились предприятия всех организационно-правовых форм, установленных Законом РСФСР `О предприятиях и предпринимательской деятельности`, со среднесписочной численностью работающих, не превышающей 200 человек (в том числе в промышленности и строительстве - до 200 человек; в науке и научном обслуживании - до 100 человек; в других отраслях производственной сферы - до 50 человек, в отраслях непроизводственной сферы - до 15 человек).
При этом государство определило условия экономической поддержки. Малым предприятиям предоставлялись льготы по налогу на прибыль в пределах сумм налога, зачисляемых в местные бюджеты, если предприниматели решали актуальные проблемы насыщения местных рынков. Правительство сочло возможным установить для малых предприятий уже в первый год эксплуатации право списывать дополнительно, как амортизационные отчисления, до 50% первоначальной стоимости основных фондов со сроком службы свыше трех лет, а также производить ускоренную амортизацию активной части производственных фондов.
В систему государственной поддержки предпринимательской деятельности включались органы исполнительной власти всех уровней. Они должны были обеспечивать следующие виды поддержки:
 оказывать содействие в материально-техническом и информационном обеспечении предпринимателей, в передаче, продаже, сдаче в аренду свободных производственных площадей, оборудования, нежилых помещений, законсервированных недостроенных зданий и сооружений; объектов незавершенного строительства;
 налаживать разработку, изготовление и реализацию малогабаритных производственных помещений модульной конструкции, других средств производства для малых предприятий;
 вводить льготное налогообложение прибыли, полученной банками при кредитовании малых предприятий, используя для этих целей возможности Фонда поддержки предпринимательства по оказанию содействия малым предприятиям в развитии внешнеэкономической деятельности, в том числе по обеспечению их доступа на договорной основе к единой системе внешнеэкономической информации, разработке мер дополнительного стимулирования внешнеэкономической деятельности малых предприятий;
 осуществлять меры финансовой поддержки создаваемых малых предприятий, образовывать республиканские, региональные, муниципальные и другие фонды поддержки малых предприятий за счет бюджетных средств, добровольных взносов государственных, общественных и иных предприятий, учреждений, организаций и граждан, в том числе иностранных;
 предусматривать выделение бюджетных средств для создаваемых фондов поддержки на стимулирование развития приоритетных видов деятельности малых предприятий и реализацию региональных программ поддержки малого предпринимательства;
 разрабатывать и осуществлять мероприятия, обеспечивающие комплексную подготовку и повышение квалификации кадров для малых предприятий, в том числе за рубежом, создавать и выпускать учебные пособия по предпринимательской деятельности;
 обобщать и распространять отечественный и зарубежный опыт создания и деятельности малых предприятий.
В соответствии с Постановлением `О мерах по поддержке и развитию малых предприятий в РСФСР` республиканские, региональные, муниципальные и другие фонды поддержки малых предприятий могли выдавать гарантии кредитным и страховым учреждениям по ссудам, выделяемым малым предприятиям, и по страховым взносам при страховании коммерческих рисков;
Данный документ с содержащимися в нем, безусловно, прогрессивными идеями мог возникнуть именно в то время, когда царила некоторая эйфория, поддерживаемая определенными политическими слоями, по поводу всемогущества и автоматизма рыночных отношений, когда достаточно мудрых рекомендаций, чтобы заработали сами по себе наиболее рациональные формы хозяйственных отношений. Вполне понятно, что основная часть предусмотренных документом мероприятий не была реализована, потому что в надежде на всесилие стихийных рыночных сил не был отработан механизм реализации принятых решений.
Второй этап возникает в связи с принципиальными изменениями общественных отношений в стране и переходом к стратегии `шоковой терапии` в экономике. Начавшаяся повальная приватизация государственной собственности в 1992 году привела к появлению частного среднего и крупного бизнеса. Роль авангарда в формировании новой системы экономических отношений переходит к более сильным экономическим структурам. Упор в государственной политике делается на более четкое определение статуса малого предпринимательства в экономической системе общества и на создание условий для его успешного развития.
Но и на втором этапе малое предпринмательство, утратив роль лидера, сыграло существенную роль в формировании специфики новой структуры отношений собственности, в решении ключевых задач экономической политики государства.
Малые предприятия в условиях приватизации оказались тем самым механизмом, с помощью которого собственность плавно перешла в руки номенклатуры. Уже в конце 80-х годов оперативное управление государственными предприятиями подвергалось критике и звучало требование значительно расширить права руководства и рядовых работников предприятий. Достаточно вспомнить эпопею с различными вариантами полного хозяйственного расчета, в некоторых из которых предлагалось существенно расширить имущественные права трудовых коллективов.
В спешном порядке были подготовлены законы, отражающие новое положение государственных предприятий вследствие практического отказа от права оперативного управления. Жизнь потребовала привести хозяйственную практику и ее институциональную основу в соответствие, хотя бы в первом приближении, с рыночными отношениями. Времени на длительные размышления не было. В результате приняли два закона, которые, с одной стороны, давали государственным предприятиям, по сути, разные права, с другой,  открыли дорогу так называемой директорской приватизации. Закон РСФСР от 24.12.1990 г. `О собственности в РСФСР` предоставлял государственным предприятиям право полного хозяйственного ведения. Появившийся следом Закон РСФСР от 25.12.1990 г. `О предприятиях и предпринимательской деятельности` наделил предприятия правом хозяйственного ведения. И дело было не в неточности формулировок, а в принципиально разном собственническом положении предприятий, получавших право первого или второго типа.
Право полного хозяйственного ведения по объему правомочий практически приближалось к праву собственности. Содержание права хозяйственного ведения определялось не законом, а договором и уставом предприятия. Непонятно, по каким критериям и заслугам одни предприятия получали первое право, а другие  второе. Это продолжалось вплоть до отмены права полного хозяйственного ведения. Но последствия для дальнейшего хода реформ из-за правовой неразберихи оказались весьма серьезными. Предприятия первой группы, получив практически неограниченные правомочия в отношении государственного имущества, начали фактически никем не санкционированную приватизацию, уводя активы через созданные для этого структуры и переводя их в частную собственность руководства предприятия.
В этих процессах весомую роль сыграли малые предприятия, являясь каналом перекачки ресурсов госпредприятий в теневую экономику. Особенно после 1988 года, когда был введен упрощенный порядок создания и регистрации малых предприятий и они получили статус юридического лица. Поэтому можно с полным основанием считать, что институт малого предпринимательства явился одним из ведущих механизмов в проведении `номенклатурно-директорской` приватизации.
Но этим роль малого предпринимательства в решении судьбоносных вопросов экономической жизни страны не ограничилась. Обращает на себя внимание тот факт, что в 1992 году, когда началась `шоковая терапия`, были самые высокие, начиная с середины 80-х годов, темпы роста численности малых предприятий (в 2,1 раза), а это говорит о многом. Экономика России, с абсолютно подорванной финансовой базой, брошенная на произвол судьбы в совершенно незнакомом мире рынка в условиях острого кризиса, в малом предпринимательстве нашла возможность выживания для значительных слоев населения благодаря занятости в малых предпринимательских структурах, предоставлению возможности получения дополнительных средств существования. Особо следует отметить значительный вклад в решение такой острой проблемы, как инфляция, с помощью специфической формы малого предпринимательства  `челноков`.
Со второй половины 90-х годов начинается третий, кризисный, этап развития российского малого предпринимательства. Поскольку возможности сверхприбыльной торгово-посреднической деятельности оказались практически исчерпанными уже в 1995 г., происходит значительное сокращение прироста числа малых предприятий. К тому времени в первом приближении были решены две самые острые проблемы страны: преодолен глубокий дефицит, касающийся практически всех товаров первой необходимости, и не допущена катастрофическая форма безработицы. К решению задач нового уровня малое предпринимательство России было еще объективно не готово. Кроме того, постепенно набирал силу вполне нормальный процесс концентрации и централизации, при котором часть малых предприятий поглощается крупными предприятиями, а часть переходит в более высокую ` весовую` категорию.
Центр государственной поддержки на данном этапе переносится на устранение институциональных барьеров на пути развития предпринимательства. Кризис третьего этапа объясняют по-разному. Совсем отрицать его бессмысленно, поскольку численность работников малых предприятий уже практически 10 лет колеблется между 800 000 - 900 000 человек и существенно не меняется. Можно предположить, что идет скрытое качественное развитие, но практика это не подтверждает. На самом деле все объясняется достаточно просто. В мире существует три типа малых предприятий:
Предприятия первой группы фактически являются структурными подразделениями крупного бизнеса и получают поддержку извне, от своих партнеров в наиболее часто встречающейся форме, доказавшей свою эффективность уже в течение не одного десятка лет - в форме субконтрактных отношений. Она построена на принципе равенства партнеров, независимо от их размеров, что приводит к взаимному стремлению добиться наивысших совместных конечных результатов деятельности.
Отношения равенства в совместной работе дополняются всемерной заботой более сильного партнера о более слабом, которая выражается в помощи и поддержке по многим направлениям. В частности, это может быть финансовая, техническая, кадровая помощь. Создаются прочные и эффективные производственные цепочки на долговременной основе. Имеет место и финансовая подоплека. Как уже упоминалось выше, крупным компаниям вместо самостоятельных подразделений зачастую выгоднее профинансировать создание формально независимой структуры. Так, например, в США компания начинает получать налоговые льготы, если ее прибыль меньше 50 тысяч долларов в год. Поскольку в подобном партнерстве малые предприятия являются фактически структурными подразделениями крупного бизнеса и не могут существовать самостоятельно, постольку формирование таких цепочек можно трактовать как оптимизацию производственных издержек корпоративного капитала и независимость малого бизнеса первой группы следует признать формальной.
Малые предприятия второй группы относятся к инновационному бизнесу. Они специализируются на деятельности в области НИОКР и могут быть признаны самостоятельными субъектами, способными существовать в рыночной экономике без внешней поддержки, только по формальным признакам. Вторая категория существует исключительно благодаря интенсивной государственной поддержке, которая, прежде всего, ориентирована на всемерную реализацию достижений научно-технической революции, а также благодаря опять-таки крупному бизнесу, зачастую выступающему инициатором новых разработок, которые по разным причинам нецелесообразно проводить на собственных предприятиях. Крупный бизнес стоит здесь и у истоков, и на финише, поскольку только он способен запустить в производство наиболее перспективные разработки. Здесь еще очевидней, чем в первом случае, видна невозможность существования малого бизнеса без интенсивной внешней поддержки.
И только третья группа может существовать самостоятельно и даже успешно конкурировать с крупными структурами. Она относительно немногочисленна и имеет свою нишу. Это производство одежды, обуви, продуктов, включая ресторанный бизнес, мелкие строительные работы, некоторые услуги. В значительной степени их процветанию способствует знание специфики локальных рынков, использование источников местного сырья. В последнее время значительную роль начинает играть индивидуализация спроса. Данная группа может процветать в относительно изолированных нишах, которые ограничены.
Приведенная классификация делает понятной ситуацию стагнации отечественного малого предпринимательства в последние десять лет. Можно утверждать, что российские ниши, в которых малые предприятия могут существовать автономно, в подавляющем большинстве своем заняты, что исключает возможность дальнейшего существенного роста малого бизнеса без поддержки извне, прежде всего со стороны государства.
Нельзя сказать, что на указанную проблему не обращают внимания. Наверное, в экономической проблематике организации эффективной помощи со стороны общества уделяется одно из центральных мест. Однако все до сих пор заканчивается декларациями.
Нет сомнений, что назрела необходимость нового рывка в росте численности малых предприятий, в увеличении их народнохозяйственного значения. Он последует по мере изменения народнохозяйственной ситуации в целом, перехода к фазе оживления и подъема производства и производственного инвестирования. Никого сейчас не вводят в заблуждение относительно высокие темпы развития экономики последних лет, поскольку ими страна обязана чрезвычайно благоприятной конъюнктуре на мировом рынке энергоносителей. Только начало реального подъема в экономике позволит перейти к следующему этапу по-настоящему рыночного развития российского малого предпринимательства. Но для этого нужно решить ряд непростых проблем.
Как представляется, государство по ряду признаков не станет основной причиной подъема малого предпринимательства. Более того, осознав неэффективность проводимой до сих пор политики поддержки малого предпринимательства, оно стремится не перевести ее на реальные рельсы, а явно переложить ответственность за этот участок на региональный уровень. Осознав, что не работают ни федеральные программы поддержки малого предпринимательства, ни Федеральный фонд поддержки, слабо в этом направлении действует Министерство по антимонопольной политике и поддержки предпринимательства, правительство, вместо того, чтобы заставить работать их эффективно, отказывается от существовавшей общегосударственной структуры и перекладывает ответственность на регионы.
Формально за состояние дел в малом предпринимательстве отвечают Совет по борьбе с коррупцией (на уровне Президента Российской Федерации), Совет по конкурентоспособности и предпринимательству и Федеральная антимонопольная служба (на уровне Правительства Российской Федерации). В Совете Федерации созданы Комитет по экономической политике, предпринимательству и собственности и Совет по поддержке малого и среднего предпринимательства при Председателе Совета Федерации. В Государственной Думе  Комитет ГД по экономической политике, предпринимательству и туризму и Комиссия ГД по противодействию коррупции. Картина знакома  отвечают все и никто конкретно.
В качестве примера конструктивного подхода к поддержке малого бизнеса обратимся к опыту США. В `Законе о малом бизнесе США` говорится, что экономика страны, основанная на частном предпринимательстве и свободной конкуренции, обеспечивающая национальное благосостояние и безопасность страны, невозможна без развитого сектора малого и среднего бизнеса, нуждающегося в постоянной поддержке. В 1953 г. в Соединенных Штатах была создана Администрация по делам малого бизнеса при президенте США (Small Business Administration - SBA), подчиняющаяся непосредственно главе государства и финансируемая за счет средств федерального бюджета. В 2002 г. бюджет этой организации составлял 18 млрд. долл. плюс привлеченные из различных источников 400 млрд. долл., 46 млрд. из которых имели своим источником госзаказы. Она работает по нескольким основным программам. 7
Можно предположить, что следующий, четвертый, этап развития российского малого предпринимательства начнется по причине объективной потребности в нем как обязательном элементе происходящих в мире революционных изменений в экономических отношениях, а не благодаря поддержке государства. Крупные международные корпорации, столкнувшись с серьезными проблемами управления гигантскими производственными комплексами, пришли к единственно возможному решению - децентрализации организационных структур. Такое решение, с одной стороны, обеспечивает высокую степень мобильности управления, с другой,  сохраняет полный контроль над своими структурными подразделениями, даже если они становятся самостоятельными юридическими лицами. Такой эффект обеспечивается вовлеченностью всех структур в единый технологический процесс.
Речь идет о широко распространенных в мире предпринимательских сетях и аутсорсинге. Наша страна находится пока в начале аналогичных процессов по понятной причине. Недавно проведенная приватизация привела к серьезной децентрализации производства и нарушению сложившихся в дореформенный период технологических связей. Поэтому потребовалось достаточно много времени и усилий для их восстановления или создания заново. В первом приближении данный процесс подходит к завершению, и неизбежно у многих гигантских экономических образований возникнут те же вопросы, которые стояли перед международными западными монополиями. Вот тут и потребуются новые малые предприятия и в новом качестве.
Таким образом, малое предпринимательство в России на сегодняшний день обладает самодостаточностью, активно участвуя в процессе формирования новых экономических отношений. Это отнюдь не снимает с повестки дня необходимость его государственной поддержки. Такой этап непременно наступит, когда российское государство столкнется с проблемами, побуждающими развитые капиталистические страны к активной поддержке малого бизнеса.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия