Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (19/20), 2006
ПРОБЛЕМЫ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО
Денисов В. В.
заведующий лабораторией управления предпринимательской деятельностью Приморского института государственного и муниципального управления
Шестак О. И.
заведующий Центром социологических исследований,
доцент кафедры всеобщей истории политологии и социологии Владивостокского государственного университета экономики и сервиса


Социальная группа предпринимателей в Приморском крае: проблемы институционализации

Рыночные реформы, начавшиеся в России с конца 1980-х г., имели общей целью перевод производства на новый уровень эффективности через преодоление государственного монополизма, формирование конкурентной среды. Достижение этих целей декларировалось либерализацией цен и торговли, приватизацией государственной и муниципальной собственности и созданием слоя собственников, денежной приватизацией, что должно было привести к эффективным производственным отношениям и созданию устойчивого товарного рынка. Логика социально-экономического развития привела к формированию нового социального института - предпринимательства.
Институционализация любого явления определяется социальным интересом к этому явлению, прежде всего, со стороны определенных социальных групп. Фактор принадлежности к группе является в обществе доминирующим, определяя тип социализации индивида, формирования культурных правил и норм, референций. Институционализация предпринимательства непосредственно связана с формированием социального слоя, конституирующими признаками которого выступают деятельность, направленная на получение прибыли; свобода и автономность экономических решений; самостоятельный характер деятельности, выражающийся в личном риске и личной ответственности.
По данным Ресурсного центра малого предпринимательства, количество малых и средних предприятий в 1999 г. составило в России 890600 единиц.[1] Однако их распределение по территории страны оказалось неравномерным: большинство сосредоточено в Центральном районе - в Москве и Санкт-Петербурге, на долю которых пришлось 30,9% всех малых и средних предприятий; на долю же других регионов  от 3,2% в Центрально-Черноземном районе до 14,2% - в Северо-Западном.[2] Неравномерность распространения предпринимательства по стране привела к необходимости анализа процесса институционализации предпринимательства в региональном разрезе с опорой на фактор групповой принадлежности..
По данным Управления Госкомстата по Приморскому краю, по состоянию на 1 января 2005 г., на территории края действовало 65000 субъектов малого и среднего предпринимательства. Однако по оценкам Управления по налогам и сборам МНС РФ по Приморскому краю на 1 января 2005 г. прошли перерегистрацию всего 29000 предпринимателей и 10000 зарегистрировались вновь. Таким образом, можно говорить о 39000 субъектах предпринимательской деятельности.
Развитие малого предпринимательства в различных городах и районах Приморского края проходило неравномерно, как и в целом по России. В 2005 г. эта диспропорция выглядела следующим образом: во Владивостоке работали 55% малых предприятий, в Уссурийске - 8,8%, в Находке - 7,4%.[3] Это было обусловлено наличием в крупных городах, прежде всего во Владивостоке, развитой рыночной инфраструктуры, позволяющей реализовать предпринимательские проекты, а также более объемного потребительского рынка. Подавляющее большинство малых предприятий в крае ориентировались на торговлю и общественное питание. 11,7% малых предприятий относилось к строительному сектору, 14,2% - к сектору промышленного производства. Большинство промышленных предприятий сконцентрировалось в сфере легкой, деревообрабатывающей и пищевой промышленности. В 1992-1993 годах наблюдался рост малых предприятий в области науки и высокопрофессиональных научных услуг, затем, в 1994 - 1995 годах, их количество уменьшилось и в последующие годы продолжало сокращаться, в результате чего их численность снизилась к 2005 г. до 62 предприятий.
Отличительной особенностью приморских МСП стала высокая доля `теневого` сектора. По разным оценкам, сегодня она составляет от 30 до 50% реального оборота субъектов малого и среднего предпринимательства в крае. Отсутствие должного правового регулирования сферы экспорта, высокие налоги и прибыли привели к теневым экономическим практикам. `Теневизации` предпринимательской деятельности способствовало и создание огромного количества совместных предприятий, либо предприятий с иностранным капиталом, преимущественно созданных выходцами из КНР.
В итоге в Приморском крае сложилась своеобразная структура предпринимательства. Самый тонкий, `верхний` слой представлен немногочисленными средними по числу занятых (около 130-175 чел.) фирмами, однако вполне капиталообеспеченными, работающими на основе интенсивных передовых технологий, активно осваивающими региональный рынок и делающими успешные шаги на международном рынке (`1С, `Техностар`, `Приморскагропромснаб`, `ДельтаЛиз - Дальний Восток`, Компания `Андрей``, `Русский проект`, `Дальстар`, и др.). Эти предприятия начинали свою деятельность буквально с нуля, развившись за короткий промежуток времени и став своего рода элитой малого бизнеса, обладающей большим потенциалом, перспективами быстрого роста объемов продаж, капитализации и ухода из сферы собственно малого предпринимательства.
К 2005 г. в крае оказалось немало и относительно крепких, развивающихся и осваивающих рынки смежных регионов малых предприятий с вполне определенными перспективами: постепенным ростом продаж, обрастанием собственной сетью клиентов, увеличением численности сотрудников, занятием востребованной ниши в производстве и предложением уникальных изделий или услуг. Сюда относятся `Ратимир`, `Уссурийский Бальзам`, `Владхлеб`, `Видикон`, `DNS`, `НТК` и др.
Наконец, за ними идет уже гораздо более широкий слой малых и мелких фирм, специализирующихся в основном на торгово-посреднической деятельности, жизнь которых - непрерывная борьба за выживание. Причем к 2005 г. они составляли основную массу малых предприятий края, доля которых достигла 42% от всех работающих МСП.[4] Среди них всякого рода небольшие магазинчики, пекарни, ателье, парикмахерские, туристические бюро, ресторанчики, благополучие которых зависит от слишком многих факторов: наличия или отсутствия поблизости аналогичных фирм-конкурентов, изменчивости вкусов покупателей, благосклонности местной администрации и представителей многочисленных проверяющих органов. Горизонт видения перспективы развития бизнеса у руководителей таких предприятий очень узок - постоянные нелады с поставщиками и персоналом, проблемы с уплатой налогов и арендной платой.
Самый нижний слой - так называемые `самозанятые`. Сюда входят как небольшие семейные предприятия (муж и жена, отец и сыновья), оказывающие бытовые и ремонтные услуги наименее обеспеченным группам населения, так и портнихи-надомницы, `помощницы по дому`, наконец, `бабушки`, торгующие своими овощами и пирожками на рынках и автотрассах. Большинство `самозанятых` связаны с теневой экономикой. К этому же слою относятся и представители челночного бизнеса, представляющие специфическую социальную группу.
С началом рыночных реформ произошло `обрушение` традиционных рабочих мест в приграничных районах Приморского края, что привело к высвобождению большого количества сельского населения, с трудом адаптирующегося к условиям рыночной экономики. Одновременно либерализация правил торговли привела к тому, что владельцами рынков товаров народного потребления в городах Приморского края стали граждане КНР, и назрел вопрос о необходимости регулярного обеспечения рынков промышленной продукцией (под них в КНР открывались фабрики и создавались рабочие места для китайцев). Решение по обеспечению рынков было найдено достаточно просто. Правительство Российской Федерации в интересах российских граждан разрешало в середине 1990-х гг. беспошлинный ввоз на территорию России багажа весом до 50 кг, для личных нужд, лицам, следующим в составе туристических групп. Количество поездок при этом не ограничивалось. Это и послужило толчком для развития приграничной `челночной` торговли, которая сразу же поглотила высвободившееся сельскохозяйственное население и тех, кто лишился рабочих мест в результате банкротств и закрытия ранее рентабельных предприятий. В Приморье повсеместно стали появляться туристические фирмы, организующие поездки якобы на экскурсию в Китай, а на самом деле ставшие каналом поставки на товарные рынки края китайских товаров широкого потребления. К 2000 г. сложилась устойчивая экономическая схема перемещения товаров народного потребления, которая и сформировала группу людей, называемых в бытовом лексиконе `челноками` и `помогайками`. Данная социальная группа не платит налоги государству. Вместе с тем она самостоятельно обеспечивает себе занятость, хотя многие из ее представителей получают пособие по безработице от государства. В наличии данной группы оказались заинтересованы экономика Китая, российские розничные торговцы, предприниматели-владельцы туристических фирм, автоперевозчики.
Таким образом, на первый взгляд, можно сказать, что предпринимательство в Приморском крае сформировалось. Однако возникает вопрос, насколько оно институционализировано как вид социальной деятельности, каковы перспективы его дальнейшего развития и можно ли говорить о предпринимателях как о единой социальной группе?
В поисках ответа на данный вопрос, нами, совместно с Центром социологических исследований Владивостокского государственного университета экономики и сервиса, было проведено социологическое исследование. Были поставлены следующие задачи: 1) дать оценку общему уровню развития предпринимательства в Приморском крае; 2) выявить социально-групповые характеристики приморских предпринимателей и определить их место в социальной структуре приморского населения; 3) дать общую оценку уровня институционализации предпринимательства и характеристику стоящих перед ним проблем.
На конференции по итогам 1-го Съезда предпринимателей Приморского края, проходившей во Владивостоке 17 ноября 2005 г., был проведен опрос предпринимателей с использованием специального социологического инструментария, состоящего из двух типов анкет. Общее количество опрошенных составило 125 человек. Из них: 83 - мелкие предприниматели (группа 1), 27 - руководители средних предприятий (группа 2), 15 - государственные служащие, курирующие предпринимательскую деятельность в Приморском крае (группа 3). Для первой группы была предназначена Анкета N 1, для второй и третьей группы - Анкета N 2. В ходе опроса с некоторыми респондентами также были проведены интервью (всего 26 интервью средней продолжительностью 20-23 минуты).
Их данных опроса следовало, что наиболее распространенной организационной формой предпринимательства выступает предпринимательство без образования юридического лица (ПБОЮЛ)  60,2% опрошенных, затем следуют предприниматели, представляющие организационную форму ООО - 24,1%, ЗАО - 4,8%. По сути ЗАО - это те же малые предприятия, поскольку практика показывает, что они имеют персонал, обычно не превышающий 10 - 35 чел. Из предпринимателей этой группы (группа 1) большая часть занята в сфере торговли и общепита - 68,7% и в сфере услуг - 4,8%. Ответы предпринимателей из группы 2 распределились иным образом (см. табл. 1).
Таблица 1
Распределение ответов на вопрос: `Назовите основную сферу Вашей деятельности`
Распределение ответов на вопрос анкеты показывает, что большая часть малых промышленных и средних предпринимателей задействована в строительстве - 92,9%, затем следует торговля и общепит - 35,8%, и далее сфера услуг - 12%. В вопросе предполагалась возможность выбора нескольких вариантов ответа. В результате показательным оказалось то, что большинство предпринимателей не соотносят себя с какой-либо одной сферой деятельности. Торговля и общепит пересекаются со сферой услуг, равно как и строительство. Это свидетельствует, с одной стороны, о незавершенном процессе самоидентификации предпринимателей, скорее всего связанном с нестабильностью рынка этих видов деятельности, а с другой, - о вторичной занятости предпринимателей, зарабатывающих деньги в различных сферах деятельности, что также разрушает процесс групповой самоидентификации.
Распределение ответов на вопрос `Почему Вы выбрали именно этот вид деятельности?` позволило говорить об успешном формировании в Приморском крае такого элемента института предпринимательства, как социальные сети. Так, определенный вид предпринимательской деятельности респонденты выбрали благодаря наличию опыта работы в этой области - 48,1% опрошенных (наличие опыта предусматривает и наличие неформальных связей в этой сфере) и благодаря поддержке друзей - 34,9%. 15,6% респондентов выбрали свой вид деятельности, поскольку он не требовал больших первоначальных вложений. Осознанный выбор вида деятельности с ориентацией на стратегический анализ рынка отметили 12,0% опрошенных предпринимателей. Многие респонденты создали свои предприятия после завершения стихийной приватизации в 1996-1997 гг., а также после начала экономического подъема 2001 г. Большинство респондентов относились к малым предпринимателям, преимущественно с количеством работников до 15 человек - 45 респондентов, 17 респондентов - предприниматели, имеющие от 15 до 30 работающих. Незначительное количество опрошенных (10 человек) имеет персонал от 30 до 100 человек, двое - от 100 до 140 человек, и только один из опрошенных оказался средним предпринимателем с персоналом предприятия 260 человек. 31,3% предпринимателей имеют совладельца предприятия, не являясь его единоличным хозяином, 12,0% - имеют 2-х совладельцев, 3,6% - 3-х совладельцев. Наличие совладельцев объясняется двумя факторами: во-первых, несовершенством банковской системы и высокими кредитами на развитие предприятий, что заставляет предпринимателей искать партнеров, имеющих достаточный для открытия предприятия первоначальный капитал; во-вторых, фактором нестабильности, заставляющим искать партнера с возможностями интегрироваться в его социальные сети.
`У меня есть партнер по бизнесу. Совладелец. Мы вместе деньги вкладывали, когда парикмахерскую открывали. У нее отец богатый - он ей деньги дал. У нее деньги, а у меня мозги и связи. Я знаю куда обратиться, если потребуется. Законы знаю. Бухгалтерию`. (респондент: женщина, 33 года, сфера услуг, г. Владивосток).
`Одному выжить трудно. Когда двое - уже проще, а втроем - еще проще. У меня друзья, у ребят друзья. У одних товар со скидкой возьмешь, с другими договоришься об оплате поставок с отсрочкой или бартером, потом ты кому-то поможешь. Мы все взаимосвязаны. А если деньги нужны, то приятель надежнее, чем банк; и проценты, между прочим, ниже`. (респондент: мужчина, 36 лет, торговля, г. Находка).
Ряд вопросов Анкеты N 1 был направлен на выявление объективной и субъективной оценки респондентами своего предприятия.
На вопрос: `Каков уровень рентабельности Вашего предприятия?` были получены следующие ответы: 59,0% оценили его как средний, 27,7% - как низкий, и только 6% - как высокий. В данном случае респонденты имели в виду уровень доходов, материально-техническую базу и перспективы развития своего предприятия, что подтвердила серия интервью, в которых многие отмечали низкую рентабельность предприятия и отсутствие особых перспектив развития.
`Я живу сегодняшним днем. Зарабатываю деньги - кормлю себя и своих, кто на меня работает. Да, есть несколько компьютеров, оргтехника и прочая офисная дребедень, есть пара складов - небольших. Но ведь площади не мои - я их арендую. А если аренда завтра взлетит? И ведь взлетит. И что? А налоги? А законодательство? Кто знает, как завтра обернется? А рынок - ведь переполнен. Какая рентабельность? О чем ты? В этой стране? Прогорю в любой момент. Прогорю - начну все заново. Низкая рентабельность` [респондент: мужчина, 35 лет, строительные материалы, г. Владивосток].
Большинство предпринимателей используют арендованные площади, либо арендуя их в КУМИ (Комитет управления муниципальным имуществом), либо у других предприятий, а также иные виды аренды - 57,8% опрошенных. Однако значительная часть предпринимателей используют собственные площади - 38,6%. В основном это - очень маленькие предприятия - торговля, консалтинг, посреднические услуги. Как комментировали предприниматели в ходе опроса, покупается квартира на первом этаже в спальном районе, и в ней оборудуется офис, или маленький магазинчик, парикмахерская, салон компьютерных игр. Количество сотрудников таких предприятий - не больше 5 человек, и по организационной форме в основном это - ПБОЮЛ.
По уровню технологизации (объективный фактор развития) предприятия респондентов выглядели следующим образом: компьютер имеют 72,3% опрошенных; 62,7% имеют компьютер с периферийными устройствами, однако выходом в Интернет и электронной почтой пользуются только 31,3% респондентов, что свидетельствует о достаточно высоком уровне их консерватизма.
`Мне компьютер нужен бумаги оформлять, бухгалтерию. Интернет есть, конечно, и электронной почтой пользуюсь - так, с друзьями переписываюсь. Сеть - это развлечение, отдых для ума. В бизнесе не использую. Мне, если нужно, дозвониться легче, вживую все проговорить, встречу назначить. У меня размах не тот, чтобы в эти `электронные игры` играть`. [респондент: мужчина, 26 лет, деревообработка, г. Артем].
Естественно, что данная характеристика не свидетельствует о высоком потенциале развития малых предприятий. Косвенно этот фактор подтвердился и ответами на вопрос `Считаете ли Вы, что тот вид бизнеса, которым Вы занимаетесь, имеет дальнейшие перспективы?`. Из общего количества респондентов только 49,4% считают свой бизнес перспективным. 26,5% - затруднились определить перспективы развития бизнеса, 9% - определили его как неперспективный.
Не слишком оптимистично настроены респонденты и в отношении перспектив развития в Приморском крае предпринимательства в целом. 37,3% респондентов из группы 1 (малые предприниматели) считают, что в крае пока не сложились условия для развития предпринимательства; 28,9%  что оно успешно развивается; 18,1% полагают, что оно вот-вот только начнет развиваться. Ответы респондентов группы 2 (руководителей малых промышленных и средних предприятий и ответственных государственных чиновников) соответственно, таковы: 47,6%; 28,6% и 23,8% считают, что для его развития созданы все условия. Эти ответы свидетельствуют о проблемах развития предпринимательства в Приморском крае, поскольку большинство респондентов видят серьезные препятствия для его развития.
В анкете N 1 предпринимателям было предложено дать оценку общим перспективам развития бизнеса по отраслям. В вопросе `Оцените перспективность развития бизнеса в следующих отраслях` была предложена оценочная шкала от 0 до 5 баллов, где 0 - означало низшую оценку, а 5 - высшую. При анализе мы выявили среднюю оценку для каждой отрасли (см. табл. 2).
Таблица 2
Оценка предпринимателями перспектив развития бизнеса по отраслям
Из таблицы можно видеть, что наиболее перспективная отрасль, по мнению предпринимателей, - торговля; на втором месте  строительство, сфера услуг и информационно-вычислительное обслуживание; за ними следуют транспорт и посреднические услуги; наименее перспективна для развития социальная сфера. В данном случае речь идет о `выживающем предпринимательстве` - прежде всего о возможности заработать за короткий срок на перепродаже товаров. Отсюда следует, что приморские предприниматели не нацелены на долгосрочные перспективы. Предпринимательство промышленное и в социальной сфере представляются большинству бесперспективным, поскольку требуют больших издержек при развитии и не позволяют делать быстрые финансовые обороты за короткий срок. Этот вывод косвенно подтверждается ответами на вопрос анкеты N 1: `Каковы Ваши главные приоритеты в бизнесе?`. Только 8,4% опрошенных стремятся к возрождению отечественного предпринимательства и 7,2% готовы решать сложные и интересные экономические проблемы. Для большинства же предпринимательство - тяжелый труд (83,1%) без каких либо перспектив развития.
Несмотря на наличие определенных трудностей, большинство респондентов оценивают престижность предпринимательской деятельности как среднюю или высокую (по шкале от 1 до 10 баллов, где 10 - самая высокая оценка). Так, 25,3% респондентов поставили 5 баллов, 10,8% - 4 балла, 20,5% - 7 баллов, и 8,4% - 8 баллов. Средний балл  5,3. Однако основной плюс предпринимательской деятельности, согласно комментариям опрошенных, - это независимость, которая дает уверенность в завтрашнем дне.
`Трудно, конечно. Но я спокойна. Я ни от кого не завишу. Меня не уволят с работы. Нет этого чувства безысходности, когда вкалываешь сутками, ждешь зарплату и в итоге получаешь копейки. Плакать хотелось. Теперь ничего. Я точно знаю, что все зависит от меня. Кручусь. Престижно? Не знаю. Но деньги есть. И ребенок в приличную школу ходит. А престижно сидеть на рабочем месте по 8 часов, и ждать, когда сократят в любой момент, или подсидят, не дай Бог?` [респондент: женщина, 32 года, торговля, г. Находка].
Данная позиция подтверждается ответами на вопрос: `Какие причины привели Вас к занятию бизнесом?` 51,8% респондентов отметили желание быть независимым. Низкая же оценка престижа связана с трудностями ведения бизнеса и низкой оценкой предпринимателей со стороны общества, что вызывает чувство обиды и непонимания.
`Я всех подруг потеряла. Я для них теперь кто? Торгашка. Самое обидное - я зарабатываю больше, квартиру купила, машину. Они мне завидуют, и они же меня осуждают. У меня теперь, видишь ли, статус ниже. Какой же это престиж?` [респондент: женщина, 38 лет, челночный бизнес, г. Уссурийск].
`Престижно? Да я от запаха бензина отмыться не могу. Ни один одеколон не спасает. Жена смеется. Я целый день дышу резиной, пылью колесной, бензином, маслом, выхлопом. А ведь я в офисе сижу - у меня парни работают. Это труд. Тяжелый. А доходы - маленькие. Нет, деньги, конечно, есть. Вот у меня на лестничной площадке сосед, профессор, химик, , работает на пяти работах, по чуть-чуть там-сям, консультации. Зарабатывает сколько и я, но ответственности меньше и проблем никаких. И уважаемый человек. Это - престиж. Хотя, тоже вкалывает` [респондент: мужчина, 27 лет, автосервис, г. Владивосток].
Промышленное предпринимательство в Приморском крае практически отсутствует. В основном это предприятия строительной отрасли, розничной торговли, сферы услуг, транспорта.
Для выявления статусных характеристик предпринимателей нами был введен ряд вопросов, имевших целью характеристику уровня жизни предпринимателей: жилищные условия, доход, образование.
Из всех опрошенных предпринимателей 1-й группы - 41,0% - мужчины, 53,% - женщины. Резких возрастных границ также не наблюдалось - в целом распределение по возрасту было равномерным - от 22 до 69 лет, хотя большая часть опрошенных - это люди в возрасте от 30 до 50 лет. Средний возраст предпринимателей в Приморском крае - 44,5 лет. Учитывая, что общая масса предприятий создавалась в 1996-1997 гг., мы можем сделать вывод, что большинство предпринимателей пришли в бизнес в зрелом возрасте и к настоящему времени накопили значительный опыт предпринимательской деятельности. Молодежи среди предпринимателей оказалось относительно немного. По национальной принадлежности 77,1% - русские, 7,2% - представители украинской диаспоры.
Уровень образования приморских предпринимателей высокий. Высшее образование имеют 65,1% опрошенных; среднее специальное - 26,5%. Предприниматели, имеющие высшее образование, в основном окончили приморские вузы классического, экономического и технического профиля. Большинство - в советское время. Из полученных специальностей доминируют инженеры различного профиля, затем бухгалтеры, товароведы, экономисты и юристы. До занятия предпринимательской деятельностью большинство респондентов работали по профилю полученного образования, за исключением молодых, которые пришли в бизнес после окончания экономических вузов. При характеристике своего социального положения точного ответа большинство предпринимателей дать не смогли, из ответивших же 18,0% имеют рабочее происхождение, 8,4%  служащие.
Жилищные условия приморских предпринимателей в целом неплохие. 61,4% имеют многокомнатную приватизированную квартиру, 22,9% - проживают в коттеджах или частных загородных домах. Общее число членов семей предпринимателей - от 2-х до 4-х. Десять предпринимателей имеют большие (возможно многодетные) семьи с количеством членов семьи от 5 до 7 человек. Большинство предпринимателей имеют полную стабильную семью с детьми.
Уровень дохода у предпринимателей оказался относительно невысоким. По данным Приморского краевого комитета государственной статистики, средний уровень дохода по Приморскому краю за II квартал 2005 г. составил 7567 руб.[5] Средний уровень дохода предпринимателей на 1 человека в семье  6045,0 руб., т.е. на 20,2% ниже среднего по краю. В том числе, доход у одного из респондентов 1200 руб., у 4-х  2000 руб. Верхние планки дохода таковы: 60000 руб. (1 человек); 15000 руб. (2 человека); 13000 руб.(1 человек); 11000 руб. (1 человек). Таким образом, чрезмерно высоких доходов предпринимательская деятельность в секторе МСП не приносит. Большинство предпринимателей отметили, что денег им не хватает на приобретение продуктов питания и одежду, более крупные покупки приходится откладывать `на потом` (71,1%); только 7,2% респондентов не испытывают затруднения в деньгах.
`У меня много знакомых заняты бизнесом. Не скажу, что это очень уж выгодно. Денег, конечно, хватает. Не жалуются. Но лишнего себе позволить не могут. Квартиры обычные - `двушки`. Ну, у меня `трешка`, - так опять же от бабушки досталась. Повезло. Или, скажем, машины есть у всех (а у кого их у нас нет? - живем в таком месте), но год выпуска не ахти. У меня COROLLA - 96-го, у приятелей так же. Ну, может, чуть получше. Да и ладно - главное ездит нормально. Сейчас фишка - плазменные `телики`. А зачем? Это трата денег. За границей, конечно, отдыхал с женой, так опять же в Китае, ну и в Корее. Яхта? Из приятелей ни у кого нет. Скутер водный - есть. Вообще скажу: кого знаю, - все так живут. Ни богато, ни бедно - обычно` [респондент: мужчина, 29 лет, строительство, г. Находка].
`Уровень жизни - нормальный, может чуть выше других. Я, знаешь, вещи ценю сугубо прагматично: да, машина нужна, есть - служебная. А своя - такая, чтобы во дворе можно было спокойно оставлять. Хорошая квартира нужна. Денег - ровно столько, чтобы не чувствовать себя зависимым` [респондент: мужчина, 57 лет, судоремонт, г. Владивосток].
Уровень жизни можно также измерить через структуру расходов. При анализе ответов на вопрос Анкеты N 1 `Как Вы чаще всего ежемесячно распоряжаетесь личными доходами (на что расходуете средства)?`, мы получили следующие показатели. Расходы на приобретение продуктов питания составляют у предпринимателей, в среднем, 36,9%; на приобретение промышленных товаров - 21,2%, на оплату услуг - 23,8%. Девять человек из опрошенных отметили расходы на покупку валюты, в среднем 9,7% от месячных доходов, и 19 человек выбрали среди расходов вариант `другое` - в среднем 32,1% от общих расходов. У большинства же основные расходы идут на приобретение продуктов питания. Согласно устоявшейся практике статистических расчетов Всероссийского центра уровня жизни (ВЦУЖ), это - признак невысокого уровня жизни, поскольку считается, что чем ниже в месячном бюджете доля расходов на питание, тем выше уровень жизни человека (домохозяйства).
`Да, небогато мы живем, что уж говорить. На питание много уходит, да больше половины того. что заработаю - продукты дорогие, а семья у меня большая. 5 человек. Трое не работают. Родители-пенсионеры. И дочь учится. За `коммуналку` много уходит - квартира большая и народу много. А бензин что стоит, а без машины я не могу. И за дочь плачу: хорошее образование - оно не дешево. А еще одеться нужно, а лекарства. Вот и уходят все деньги` [респондент: женщина, 45 лет, торговля, г. Артем].
Из ценностных ориентаций предпринимателей на первый план выходит стремление к самореализации - его отметили 51,8% респондентов.
`У меня родители пахари, и мне передалось: впрячься - и работать. 12-14 часов в сутки. Иногда и сам думаю: зачем мне все это нужно, лучше б на яхте прокатился. Не знаю. Азарт, потребность` [респондент: мужчина, 57 лет, судоремонт, г. Владивосток].
Для остальных предпринимательство - вынужденное занятие, к которому привело увольнение с работы (15,7%) и ухудшение материального положения - 21,7%.
`Я ведь инженер. Кандидат наук. А Вы думаете, легко было из вуза уходить? А разве работать за копейки можно? Оно все было хуже и хуже. Муж поддержал - уходи. Вот и ушла. Пять лет назад. Сейчас, конечно, лучше. Но тоже тяжело. А когда мимо университета проезжаю, сердце щемит`. [респондент: женщина, 48 лет, торговля, общепит, г. Владивосток].
`Меня когда сократили, я пол года работу найти не могла. Кому я нужна. Филолог. И в школу не пойдешь - стажа-то нету, да и опыта. В редакторы - так все занято. В журналисты - не умею, да и не взяли бы. А я ведь ничего другого не умела. Подруга предложила книгами торговать. Это - мое, я ведь литературу знаю, и качество, и спрос. Втянулась. Она из Москвы везет. У нее каналы. А я здесь уже все распределяю по точкам. Так у нас уже сеть. Нормально` [респондент: женщина, 37 лет, книготорговля, г. Владивосток].
Следует отметить, что групповой сплоченности у приморских предпринимателей не прослеживается, хотя о формировании групповой самоидентификации говорить можно. На вопрос анкеты N 1 `Существует ли солидарность среди предпринимателей?` наиболее распространенным оказался ответ `нет` (39,8%). 36,1% опрошенных указали, что она `в какой-то мере` существует. Определенно наличие солидарности признали лишь 16,9% опрошенных (14 человек).
`Солидарность? Это когда все вместе? Нет, конечно. Каждый сам за себя. Были бы все вместе, так и проблем бы меньше было, и с властью могли бы договариваться, свои интересы отстаивать. Что мешает? Да зависть!!! Как только у тебя дела чуть лучше пойдут, так партнеры начинают палки в колеса вставлять. И так всегда и со всеми` [респондент: мужчина, 35 лет, общепит, г. Артем].
В то же время у предпринимателей идет формирование групповых ценностей. Основными из них предприниматели считают: 1) профессионализм (24,1%); 2) независимость (20,5%); 3) умение идти на риск (20,5%); характер деятельности (18,1%); 4) стиль жизни (15,7%); 5) обладание недвижимостью, машинами, хорошими квартирами (13,3%). Данные показатели представляются предпринимателям наиболее значимыми и способными объединить группу. Обращает на себя внимание, что материальное положение отходит на последнюю позицию. На первую же выходит профессионализм - основной фактор при формировании социальных полей, когда профессионалы в той или иной сфере деятельности составляют ядро социального поля, а снижение профессионализма отбрасывает актора на периферию поля.
Таким образом, мы можем сделать вывод, что в социальной структуре приморского социума малые и средние предприниматели находятся на средней ступени социальной лестницы. Уровень их доходов невысок по сравнению с общими показателями по краю. Труд их достаточно тяжелый, и для многих он оказался вынужденным, что подтверждает предположение о предпринимательстве как средстве выживания населения в регионах с низким уровнем экономического развития. В то же время уровень образования предпринимателей достаточно высок, что позволяет им адекватно ориентироваться на рынке. Единой социальной группой предприниматели не выступают, хотя налицо процесс групповой институционализации.
Одной из задач исследования было выявление основных проблем в развитии приморского предпринимательства. Получены следующие результаты.
Предприниматели 1-й группы (малые предприниматели) в качестве основных проблем в развитии предпринимательства видят:
1) отсутствие надежных правовых гарантий (42,2% опрошенных);
2) высокие налоги (37,3%);
3) дефицит средств на развитие (32,5%);
4) нехватку денежных оборотных средств (31,3%);
5) трудности с арендой и приобретением помещений (22,9%);
6) рост цен на сырье, материалы и энергию (21,7%).
Предприниматели 2-й группы (малые промышленные и средние предприниматели, а также государственные чиновники) определяют проблемы следующим образом:
1) отсутствие надежных правовых гарантий (71,4% опрошенных);
2) рост цен на сырье, материалы и энергию (64,3%);
3) высокие налоги (59,5%);
4) трудности с арендой и приобретением помещений (38,1%);
5) вмешательство местных властей (31,0%);
6) недоступность финансово-кредитных ресурсов (26,2%).
Такое распределение ответов респондентов обеих категорий свидетельствует об общих объективных проблемах развития предпринимательства. Общая и основная проблема развития для всех приморских предпринимателей - отсутствие надежных правовых гарантий, что практически свидетельствует о незаконченности процесса институционализации самой предпринимательской деятельности. Второй по значимости проблемой являются высокие налоги. Именно налоги сегодня ведут к уходу многих предпринимателей в `тень`. Далее степень значимости проблем зависит от уровня и сферы деятельности. Для малых предприятий серьезное препятствие развитию - дефицит средств, а для малых промышленных и средних - рост цен на сырье, материалы и энергию. Впрочем, эти проблемы значимы в равной мере для обеих групп. Так, отмеченное ранее сокращение доли предприятий малого бизнеса, занимающихся промышленной деятельностью, обусловлено увеличением затрат на сырье, электроэнергию, производственный контроль и в конечном итоге, увеличением стоимости готовой продукции. Данный фактор не позволяет малым и средним предприятиям наращивать объемы производства, и более того, ведет к приостановлению их деятельности. Высокие издержки производства становятся причиной низкой рыночной устойчивости субъектов малого предпринимательства, в результате чего продукция и услуги малых предприятий становятся неконкурентоспособными. Немаловажной проблемой для МСП является доступ к кредитным ресурсам для ведения хозяйственной деятельности. Для большинства субъектов малого бизнеса, в том числе для начинающих предпринимателей, традиционное банковское кредитование недоступно из-за высоких требований Центрального Банка РФ к коммерческим банкам, осуществляющим кредитование субъектов малого предпринимательства. Так, по итогам 2005 года рынок микрофинансирования предпринимательской деятельности в Приморском крае составил 5-7% общей емкости.[6]
Для малых промышленных и средних предпринимателей существенной проблемой развития является вмешательство в их деятельность местных властей, создающее административные барьеры. Как отмечают сами предприниматели, это риски ведения бизнеса и непроизводственные издержки, связанные с оформлением регистрационных документов и последующим прохождением контрольных (надзорных) проверок, коррупция чиновников, прямые `наезды` с желанием получить взятку.
`А ты знаешь, сколько они берут? За все? Тому - дай, этому - дай! А не дашь - задавят. Найдут к чему прикопаться, и, что самое обидное, у них все вроде как законно. А законы у нас так пишутся, что соблюдать их нельзя. Буду соблюдать - прогорю через месяц. А не соблюдаешь - плати` [респондент: мужчина, 35 лет, строительные материалы, г. Владивосток].
`Коррупцияэто риск? Да разве это риск? Деньги заплатил и живи спокойно! Главное, чтобы не мешали!`. [респондент: мужчина, 57 лет, судоремонт, г. Владивосток].
Малые промышленные и средние предприниматели называют высокий уровень трансакционных издержек: распределение трансакционных издержек, если взять их общую сумму за 100%, выглядит у предпринимателей следующим образом:
1) Легальные платежи (уплата госпошлин, оплата предоставляемых услуг и т.д.) - 56,5%;
2) Получение доступа к ресурсам и правам собственности (регистрация предприятия, лицензирование деятельности, доступ к кредитам и лизингу оборудования) - 34,5% (в среднем, по оценкам опрошенных);
3) Заключение деловых соглашений и контроль их соблюдения - 18,4%;
4) Нелегальные платежи (комиссии за операции, позволяющие уйти от налогов, подкуп должностных лиц и т.д.) - 18,2%
5) Защита ресурсов и прав собственности (юридические услуги, охрана бизнеса) - 16,5%;
6) Поддержание деловых отношений и применение санкций против нарушителей - 15,7%;
7) Оценка ресурсов и прав собственности (изменение организационно-правовых форм, бухгалтерский учет, аудиторские и маркетинговые услуги) - 13,7%;
8) Поиск и отбор партнеров - 13,0%;
9) Получение прав на использование ресурсов и прав собственности (права на производство, продажу, передачу, потребление) - 11,8%;
Наибольшие затраты предприниматели несут на оплату различных пошлин и предоставляемых услуг при регистрации предприятий и лицензировании деятельности. Именно здесь возникают основные препоны предпринимательской деятельности как таковой, и можно говорить, что институционализация данного вида деятельности далека от завершения, поскольку главные препятствия возникают при ее правовом оформлении, следовательно, мы можем сделать вывод о недостаточной востребованности предпринимательской деятельности государством. Третье место среди издержек занимают нелегальные платежи, через которые приходится проходить предпринимателям для получения правового статуса.
Показательным является уровень трансакционных издержек (11,8% - самый низкий по ответам предпринимателей) на получение прав на использование ресурсов и прав собственности (права на производство, продажу, передачу, потребление). Это подтверждает тезис о `теневизации` самой предпринимательской деятельности. Предприниматели не считают необходимым получение прав на реализацию произведенной продукции, ее документирование, лицензирование. Они предпочитают использовать и сбывать произведенную продукцию по нелегальным каналам, что в итоге обходится для них значительно дешевле.
`У меня все документы в порядке, без этого нельзя - производство специфическое. Но получить их не так просто. Где-то заплатил, где-то кое-какие каналы пришлось задействовать. В итоге все равно дешевле вышло и по деньгам и по времени, и нервов меньше потратил. А, к примеру, в торговле люди без документов работают. Представь. Пришло судно с мясом из Австралии. Разгрузили. Позвонили, кому надо. Заплатили. Таможня пропустила. Все. Документов на мясо нет. Да этого мяса формально и не существует, а весь рынок в крае им завален` [респондент: мужчина, 50 лет, промышленное производство, г. Владивосток].
Говоря о развитии малого и среднего бизнеса, предприниматели отмечают необходимость помощи со стороны государственной власти. Большая часть респондентов требует льготного кредитования предприятий (64,3%), упрощения процедуры регистрации предприятий (57,1%), усиления гарантий защиты прав собственности (54,8%); обеспечения защиты предпринимателей от административных барьеров (16,7%).
Таким образом, мы можем сделать следующие общие выводы:
1. Процесс институционализации предпринимательства (и как вида деятельности и как социальной группы) в настоящий момент находится в начальной стадии, поскольку в обществе нет осознания значимости развития предпринимательства на уровне акторов государственного управления, хотя потребность в данном виде деятельности сформирована.
2. В России не сформированы условия для развития предпринимательства: имеется много административных барьеров; отсутствуют правовые гарантии для развития предпринимательской деятельности; слишком высок уровень налогообложения предприятий без учета их интересов; недоступны финансово-кредитные ресурсы для начального развития предприятий; не создан институт льготного кредитования; не отрегулирована система аренды и приобретения помещения для предпринимательской деятельности; не развиты рынки сбыта произведенной продукции.
3. Потребность в предпринимательской деятельности и оформившиеся экономические практики вступают в противоречие с условиями среды, что ведет к `теневизации` данного вида практик и формирует новые препятствия для развития предпринимательства.
4. Не сформировавшиеся условия среды для развития предпринимательства привели к доминированию среди МСП некапиталоемких, ориентированных на узкий рынок предприятий, преимущественно в сфере торговли, строительства, услуг. Доминирование на рынке некапиталоемких предприятий также препятствует успешности развития предпринимательства как вида деятельности.
5. Успешность функционирования малого и среднего предпринимательства в Приморском крае невысока (уровень жизни предпринимателей средний, доходы от бизнеса невысокие при высоких трансакционных издержках).
6. В целом, формирование социальной группы предпринимателей не завершено (предприниматели разрознены, имеют противоречия, групповые ценности до конца не сформированы, в их среде доминируют пессимистические настроения, они не видят перспектив развития своего бизнеса). Высокий уровень конкуренции в основных сферах предпринимательской деятельности вследствие пресыщения рынка порождает неприязнь предпринимателей друг к другу, ведет к их обособленности, препятствуя дальнейшему оформлению предпринимательства как единой социальной группы.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия