Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (19/20), 2006
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Лучинин А. Л.
старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института

О тветственность государств-членов ЕС за нарушение норм европейского права

Значение международной ответственности не раз подчеркивалось Генеральной Ассамблеей ООН. По ее рекомендациям Комиссия международного права (КМП) в 2001 году приняла Проект `об ответственности государств за соблюдение международных соглашений`, а Генеральная Ассамблея ООН - документ, устанавливающий `ответственность государств за международные противоправные деяния`. Российская Федерация при этом предложила разработать и специальную конвенцию в качестве `универсальной основы международного публичного права`. [1]
В отечественной юридической литературе высказываются и предложения о формировании специальной отрасли международного права - права международной ответственности, которая определяла бы юридические последствия международных - противоправных деяний и ущерба от деятельности, незапрещенной международным правом [2], а также функции института ответственности в механизме международно-правового регулирования. [2]
Без существования такого института эффективное правовое регулирование представить довольно трудно.
Это в полной мере осознано странами Европейского Союза, которые предусмотрели конкретные и, как показала практика, эффективные меры, позволившие избежать многих неудобств и издержек, сопровождающих процедуры международно-правовой имплементации, и опасности отключения международных договоров при их ратификации в национальных парламентах.
Вместе с тем, как в международном, так и в европейском праве нет акта, кодифицирующего институт ответственности. И только в последние годы благодаря исследованиям европейских юристов. Суд ЕС вышел за рамки `классического` понимания ответственности, признав правомерность существования и внедоговорной ответственности, и права на возмещение ущерба частным лицам.
В настоящее время согласно принципу добросовестного сотрудничества (ст. 10 Договора о ЕС) государства-члены ЕС, во-первых, ответственны за выполнение обязательств, вытекающих из членства в союзе. Во-вторых, всеми доступными средствами они обязаны способствовать выполнению задач ЕС. В-третьих, они должны воздерживаться от всего, что может поставить под угрозу достижение целей Европейского Союза, и соответственно своевременно и надлежащим образом исполнять его правовые акты. Ответственными за нарушение права ЕС при этом признаются лишь государства-члены или институты ЕС Частные лица несут опосредованную ответственность, определяемую национальными органами власти (судами), и в то же время обладают правом на подачу иска против государства, которое допустило нарушение европейского права. Поэтому ответственность в европейском праве близка с гражданско-правовой ответственностью.
Впервые принцип ответственности государства за ущерб, причиненный частным лицам, был реализован Судом ЕС при рассмотрении дела `Francovich` в 1991 г [4]. Решение по нему уже в первых комментариях было признано одним из `сенсационных`, стоящих в одном ряду с такими известными делами, как дело `Van Gend en Loos` и `Сosta v. Enel` [5]. При этом рассмотрении Суд ЕС сформулировал и принцип ответственности государств за неисполнение директив союза. Вывод Суда в решении по делу `Francovich` сводился к следующему. Несмотря на то, что Договор о ЕС не содержит упоминания об ответственности государства за последствия противоправных действий (нормы ст. 215 касаются лишь ответственности ЕС и его служащих), было признано необходимым и внедоговорную ответственность относить к праву Европейского Союза.
Правопорядок ЕС постепенно интегрируется с правовыми системами государств-членов. Национальные суды обязаны применять его нормы. Его субъектом выступают не только государства-члены, но и их граждане. Он служит основой прав и обязанностей частных лиц.
В целях повышения эффективности судебной защиты Суд ЕС признает за частными лицами возможность реализовать свои права на основе права союза, и соответственно требовать возмещение потерь, которые частные лица понесли вследствие нарушения государством права ЕС. Ответственность государства предполагает меры для защиты права честных лиц и для обеспечения эффективности права ЕС.
Частные лица имеют право на возмещение понесенного ими ущерба тогда: 1) когда норма европейского права имеет целью наделить их правами; 2) когда нарушение достаточно характерно; 3) когда существует прямая связь между этим нарушением и ущербом, причиненным частным лицам. При этом Суд ЕС подчеркнул, что если нормы внутреннего права об ответственности являются более благоприятными, то применяются они, а не установленные Судом ЕС.
Нами разделяется мнение, что судебная конструкция ответственности государства за нарушение норм права ЕС имеет ярко выраженный цивилистический характер и, действительно, приближается к гражданско-правовому институту ответственности за возмещение ущерба. Гражданско-правовой характер ответственности очевиден, поскольку Суд (а равно и национальный суд в силу обязанности применять частные права ЕС) может возложить ответственность за причинение ущерба частному лицу не только на государство, но и на комплектную провинциальную власть и даже на компании.
Например, Верховному суду Австрии (в апелляционном порядке пришлось урегулировать вопрос о возмещении ущерба, причиненного частному лицу, в случае, когда провинциальный закон (области Тироля) не соответствовал праву ЕС. Верховный Суд признал, что компенсация за ущерб, причиненный лицу мерами, принятыми в нарушение права ЕС, осуществляется не обязательно только федеральным центром. Представительная власть, совершившая нарушение, в целом, в соответствии с `критериями управления и юридическими последствиями`, является ответственной.
Другой пример. Ирландия на основании Второй транспортно-страховой директивы Совета 85/5 от 30.12.1983 `О приближении законов государств - членов, касающихся страхования от гражданской ответственности относительно использования автомашин` [6] предусмотрела заключение соглашений с ответчиками - некоторыми государственными страховыми компаниями, с целью охватить все отношения по возмещению ущерба, вызванного неопознанными транспортными средствами, в случаях, при которых водитель-нарушитель не может быть идентифицирован.
Вместе с тем по нашему мнению, возложение ответственности за ущерб на компанию и провинциальные власти должно быть скорее исключением, чем правилом. В основном за ущерб, причиненный неприменением, а равно неправильным применением права ЕС, Судом к ответу должны привлекаться государства-члены.
Обязанность возместить ущерб является общей по отношению к любой норме права ЕС. Но нужно признать, что большинство таких дел возникает в связи с не имплементированными или недостаточно имплементированными директивами, когда их положения не содержат реквизитов, необходимых для их прямого действия, как это было в делах `Froncovich` и `Miret Wagner`, или тогда, когда они содержали такие реквизиты, но в них речь шла лишь о `горизонтальных отношениях` (как в делах `Faccini Dori` и `El Corte Ingles v.C. Blazguez`).
Невыполнение правовых предписаний ЕС обходиться государствам-членам ЕС дорого. Например, по данным Немецкого федерального управления мониторинга, в 2004 году Германия была обязана уплатить около 100млн. евро за неполную имплементацию Директив ЕС. По тем же данным, 4 тыс. граждан Германии получили 6 млн. евро государственных средств за несвоевременную имплементацию Директивы ЕС об организованных отпусках [7].
Таким образом, нормы ответственности в европейском праве служат одним из эффективных инструментов имплементации государствами-членами норм права ЕС, предусматривая возможность применения штрафных санкций и иных мер принуждения. В прецедентном праве ЕС имеются случаи, когда ответственность за не имплементацию или несвоевременную имплементацию правовых актов ЕС применяется Судом ЕС не к государству в целом, а к отдельному региону или организации. Это свидетельствует о расширении диапазона средств воздействия на государства для исполнения норм европейского права. У физических лиц имеется право обжаловать действия или бездействия своего государства, нарушающего предписания правовых актов ЕС, что означает возможность влияния на имплементацию норм права ЕС и со стороны частных лиц.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия