Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4, 2002
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА
Чаплыгин В. Г.
докторант кафедры банковского дела
Санкт-Петербургского государственного университета
экономики и финансов,
кандидат экономических наук


РОССИЙСКО-БЕЛОРУССКИЙ ВАЛЮТНЫЙ СОЮЗ: ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ
Статья посвящена анализу российско-белорусских соглашений и других документов, относящихся к проблеме создания валютного союза двух государств.
Рассматриваются условия в которых при развитии их отношении и преодолений существующих разногласий может быть поэтапно реализована теория "оптимальной валютной зоны". Ставится вопрос о возможном использовании российского рубля в качестве единой валюты Союза Беларуси и России.

К истории вопроса
В сентябре 1993 года Россия и Беларусь достигли соглашения "Об объединении денежной системы Республики Беларусь с денежной системой Российской Федерации", а уже в апреле следующего года был подписан договор "Об объединении денежной системы Республики Беларусь с денежной системой Российской Федерации и условиях функционирования общей денежной системы". С тех пор было подготовлено огромное количество документов, призванных сопровождать объединительный процесс, но так и оставшихся нереализованными. Сегодня следует признать факт того, что создание рублевой зоны "нового типа" и объединение денежно-кредитной сфер России и Беларуси протекают не так динамично и содержательно, как это намечалось девять лет назад.
Механизм создания единого российско-белорусского валютного пространства опирается на теорию оптимальной валютной зоны (ТОВЗ), основным разработчиком которой является известный представитель глобального монетаризма Роберт А.Манделл[1] . Его концепция получила дальнейшее развитие в трудах Роналда И.МакКиннона[2] , Эдвина Тауэра, Томаса Д.Виллетта[3] и других.
В российско-белорусских Соглашениях определены этапы построения валютного союза (ВС): 1)создание единого механизма управления бюджетными системами обоих государств; 2)введение единого порядка регулирования внешней торговли; 3)реализация единой политики в области трудовых отношений. Именно этапность перехода должна была, по замыслу разработчиков программы, предшествовать реализации единой денежно-кредитной политики. Однако, ни один документ не вводил (и до сих пор не вводит) такого понятия как "экономическая конвергенция"[4] , отражающего не механическое сближение уровней экономического развития государств, а нахождение конкретных путей их интеграции.
Анализ межгосударственных документов показывает, что их подготовка велась путем слепого копирования основных положений теории оптимальной валютной зоны, причем абсолютно не принимались в расчет те различия, которые всегда существовали между западными экономическими системами и экономическими системами стран бывшего СЭВ (в частности, "чистую" ТОВЗ с большим трудом можно экстраполировать на постсоветскую действительность). Но, как справедливо подчеркнул Эндрю Х.Халлетт, "не совсем корректно проецировать теорию, разрабатывавшуюся под потребности открытых западных экономик на постсоветскую действительность, ибо в основе открытости экономик западных стран лежат, большей частью, рыночные, нежели нерыночные отношения". Вместе с тем, существуют общепризнанные преимущества создания общей валютной зоны, которые должны наполняться конкретным содержанием по мере реализации этапов ее построения. По мнению Р.Манделла, преимущества общей валютной зоны, в частности такого ее варианта как введение единой валюты, находят отражение в снижении и дальнейшей ликвидации трансакционных издержек и повышении эффективности денежного обращения (соответствующих его функций).
Однако до сих пор ощущается острый дефицит научных исследований по проблеме российско-белорусского кредитно-валютного союза, как системы асимметричных экономик[5], и как следствие, отсутствие ощутимых практических результатов в достижении поставленных целей. А поскольку экономика - наука точная, то имеющиеся в большом количестве общие "философские" и "политические" пожелания не могут претендовать на рекомендации практического характера, соответствующие требованиям современной рыночной экономики.
Исходя из сложившегося уровня процесса формирования российско-белорусского валютного союза, мы попытаемся определить: 1)является ли текущее положение дел в экономическом российско-белорусском союзе удовлетворительным для достижения целей, которые ставят руководители государств и центральных банков по формированию валютного союза; 2)что такое валютный союз в складывающейся системе экономических координат; 3)сможет ли общая денежно-кредитная политика поддержать денежную и бюджетную дисциплину в странах-членах Союза; 4)создаст ли единая валюта условия для ускорения процесса экономической интеграции в странах-участницах.
Российско-Белорусский валютный союз: поиск критериев оптимальной валютной зоны
Введение единой валюты необходимо рассматривать как создание механизма валютной и бюджетной стабильности в новом Союзном государстве. Общая валюта ускорит процесс экономического единения России и Беларуси. Соответственно межгосударственная торговля получит дополнительные стимулы к развитию, а экономическая конвергенция ускорится. Единая валюта эндогенезирует условия оптимального валютного пространства, то есть странам не нужно будет соответствовать условиям оптимальной валютной зоны (ОВЗ). Введение единой валюты сегодня сможет создать необходимые условия в будущем.
Можно утверждать, что достижение критериев конвергенции - это необходимое и достаточное условие для формирования российско-белорусского валютного союза. Однако сегодня главное внимание следует уделять не заключительному, а подготовительному этапу построения этого союза, чтобы увидеть и проанализировать положительные и негативные тенденции его создания.
ТОВЗ фокусирует внимание на следующих условиях, необходимых для формирования валютного союза: 1) торговля между странами союза должна преобладать над торговлей с третьими странами (внутренняя открытость доминировать над внешней); 2) должно быть обеспечено сходство в экономической структуре членов союза, а следовательно, и одинаковая реакция на внешние раздражения (шоки); 3) необходима высокая мобильность труда и капитала, эластичность заработной платы как субститута мобильности рабочей силы и система межбюджетных трансфертов между странами.
Надо отметить, что базовые условия ОВЗ российско-белорусским валютным союзом выполняются лишь отчасти, о чем свидетельствуют нижеследующие таблицы.
Таблица 1. Внешнеторговый оборот России и Баларуси (млрд.долл.)
Источник: Беларусь и Россия: Стат. сб./ Минстат Республики Беларусь, Госкомстат России. - М., 2001. - 140с.
Таблица 2. Объем внешней торговли РФ со странами СНГ (млн. долл.)
Источник: Россия в цифрах: Кратк. стат. сб./ Госкомстат России. - М., 2001. - 397с., данные за 2001г. получены с www.president.gov.by
Говоря о первом условии ТОВЗ, следует отметить, что в "суммарную открытость" каждое из государств вносит разный вклад: если для Беларуси Россия - основной партнер, то для России Беларусь таковым не является. Такая особенность экспортно-импортных операций Беларуси является результатом ранее созданной системы межреспубликанских (включенных в единый народнохозяйственный комплекс СССР) экономических связей. Степень сохранения подобной "остаточной" практики всецело зависит от того, насколько за последнее десятилетие новые независимые государства сумели развить рыночные механизмы управления, позволяющие изменять выбор торговых партнеров без серьезного ущерба экономической стабильности. Для Беларуси решение такой задачи оказалось проблематичным.
Приведенные аргументы не претендуют на полную объективность, но цифры (см. таблицы 1-2) свидетельствуют о торговой зависимости Беларуси от России, из чего можно сделать вывод, что первый формальный критерий ТОВЗ в российско-белорусском экономическом союзе выполняется односторонне.
Далее, рассмотрим сходные и выявим отличительные черты российской и белорусской экономических систем, и определим их реакцию на внешние шоки[6] . Все экономические системы можно условно подразделить на производственную и финансовую подсистемы. Анализ показывает, что в производственных экономических подсистемах между Россией и Беларусью коренных различий не наблюдается. Однако не стоит забывать, что белорусское промышленное производство все-таки больше ориентировано на внутренний рынок (страны СНГ), чем на внешний, и было как бы "заморожено" после распада СССР. Различия в темпах и направлениях приватизации также делают невозможным проведение объективного сравнения экономико-производственных систем двух государств. Невозможно сравнить и "финансовые" секторы, так как это можно сделать только по сходным критериям, которые, как это ни парадоксально, очень трудно определить. В Беларуси отсутствуют фондовый и валютный рынки, нет достаточно развитой системы институтов финансового посредничества. В России они существуют, хотя и развиты в недостаточной мере.
Но у Беларуси есть одно колоссальное экономическое преимущество перед Россией - это меньшая дифференциация территорий (низкая степень асимметричного развития). В связи с этим можно утверждать, что степень влияния экономического шока на экономику будет тоже различной. Так, например, экономический шок (внутренний, внешний) может поразить в одинаковой мере все отрасли народного хозяйства Беларуси, в то время как результат его воздействия на российскую экономику будет дифференцирован по отраслям[7] .
Существует достаточно простой способ оценки степени совпадения (несовпадения), симметричности (асимметричности) шоков и нарушений, с которыми столкнутся Россия и Белоруссия, будучи членами экономического союза. Для этого рассмотрим темпы прироста ВВП в постоянных ценах в динамике. Из таблицы 3 видно, что воздействие шоков на экономику России и экономику Беларуси не одинаково. Это ставит под сомнение и выполнение второго формального условия ТОВЗ.
Таблица 3. Темпы прироста ВВП в постоянных ценах (в % к предыдущему году)
Источники: 1) за 1999 - 2000 гг. данные предоставлены Межпарламентской Ассамблеей стран СНГ (*январь-октябрь 2000г. в % к январю-октябрю 1999г.); 2) до 1994 г. см. Россия и зарубежные страны: сравнение по основным показателям (темпы экономического роста и темпы инфляции) // Вопросы экономики. - 1995. - N12. - С.102-115.
Данные таблицы 4 свидетельствуют, что третье условие по теории оптимальной валютной зоны тоже практически отсутствует или, по крайней мере, реализуется как стихийный процесс. Нет механизма совместного использования трудового потенциала на основе рыночного спроса и предложения рабочей силы, а не на принципах демпинга, как это имеет место сейчас.
Таблица 4. Миграционные связи Республики Беларусь и России (чел.)
Источник: Беларусь и Россия: Стат. сб./ Минстат Республики Беларусь, Госкомстат России. - М., 2001. - 140с.
На сегодня отсутствует и механизм межбюджетных трансфертов. Пока Правительство Российской Федерации предпочитает предоставлять стабилизационные кредиты белорусской экономике, нежели разработать долгосрочную систему мер, которая бы способствовала установлению равновесия в Российско-Белорусском Союзном государстве.
Отсутствие в российско-белорусском экономическом союзе формальных критериев оптимальной валютной зоны порождает вопрос: почему же наши государства все-таки должны стремиться к введению единой валюты?
Единая валюта как инструмент достижения финансовой и бюджетной стабильности в российско-белорусском союзе
Если какая-либо страна в прошлом считала для себя трудным, либо вообще невозможным, реализацию стабильной денежно-кредитной и финансово-бюджетной политики, то при вхождении в валютный союз с другим государством (государствами) у нее появляется возможность перенять стабильность тех стран, которые таковую уже достигли. Однако, несмотря на пародоксальность, это и является причиной того, что в странах, которые собираются вступать в валютный союз с другими странами, появляются противники подобных действий. И основной их довод - страна, становясь членом валютного союза, теряет возможность проводить пусть и не лучшую, но собственную денежно-кредитную политику (и часто они оказываются правы, так как при разных масштабах экономик стран-членов валютного союза может произойти навязывание денежно-кредитной политики "большого" государства "малому" государству).
Открытым остается и вопрос, почему государства, уже достигшие макроэкономической стабильности,
желают вступить в такой союз (другими словами, эти страны должны иметь дополнительные экономические или политические мотивы для вступления в него). И если все-таки принимается решение об образовании валютного союза, то почему в него принимаются экономически слабые страны?
Еще в 60-ые годы XX столетия один из авторов концепции оптимальной валютной зоны Р.Манделл утверждал, "что в реальном мире валюты являются выражением национального суверенитета, а потому валютная реорганизация может быть оправдана, если сопровождается глубокими политическими изменениями". При современном уровне российско-белорусских отношений, процесс формирования единого валютно-кредитного механизма осложняется определенными разногласиями в вопросах экономической политики, в том числе по проблемам регулирования бюджетных отношений, процентных ставок по кредитам и т.д. В этой связи мы полагаем, что поэтапный переход к созданию российско-белорусского валютного союза - наиболее реальный путь последовательного достижения целей объединения.
Возникает вопрос, насколько достижение критериев конвергенции может гарантировать необходимые денежную и бюджетную дисциплины стран валютного союза?
Обратимся к опыту аналогичных решений в других регионах мирового хозяйства:
"Европейский Союз". 1) Стабильность цен: в государстве-члене должен быть достигнут определенный уровень стабильности цен. На последний год рассмотрения критериев для перехода к заключительной фазе объединения средний уровень инфляции не должен превышать более чем на 1,5% соответствующий уровень, имеющийся в трех государствах-членах союза с наилучшими результатами в области стабильности цен; 2) Финансовая политика: в момент рассмотрения Совет должен констатировать, что государственный дефицит не превышает 3% валового внутреннего продукта или, что государственный долг составляет менее 60% ВВП; 3) Уровни валютного курса: государство должно иметь нормальный диапазон колебаний, предусмотренный механизмом валютных курсов ЕВС и при этом в течение, по крайней мере, двух лет до момента рассмотрения вопроса не иметь серьезных дисбалансов. Кроме того, оно не может девальвировать свою валюту по отношению к валюте другого государства-члена союза в течение этого времени; 4) Процентные ставки: в последний год средняя номинальная процентная ставка не должна более чем на 2% превышать процентную ставку трех государств-членов союза, имеющих наилучшие показатели в данной области.
"Карибское сообщество". Его участники проводили: 1) Валютную политику, которая предусматривает покрытие трехмесячного импорта резервами иностранной валюты в течение как минимум двенадцати месяцев; обеспечение стабильного обменного курса по отношению к американскому доллару в течение 36 месяцев (запасы иностранной валюты и фиксированный обменный курс должны были свидетельствовать о том, что участники будущего союза уже ориентированы на определенное сближение их денежно-кредитных позиций); 2) В области финансовой политики была поставлена задача обеспечить норму обслуживания внешнего долга, не превышающую 15% стоимости экспорта. Коэффициент обслуживания долга (отношение годовых платежей к экспорту страны) стран должен способствовать снижению внешнего долга государств - участников валютного объединения до приемлемого уровня. Но данный показатель не относится к группе показателей, объективно характеризующих уровень отношений государства с внешним миром, т.е. страна может иметь устойчивый низкий коэффициент обслуживания долга сегодня и нестабильно-высокий в будущем, когда валютный союз будет образован и она будет его полноправным членом. Именно поэтому Евросоюз уточнил требования к странам - потенциальным членам валютного союза и ввел коэффициент, характеризующий отношение дефицита государственного бюджета к внешнему долгу, который должен иметь постоянную тенденцию к снижению.
Если предположить, что трудности по формированию российско-белорусского валютного союза преодолены и Союз таки создан, возникает вопрос о том, какие действия способны обеспечить в дальнейшем устойчивость денежной и бюджетной систем Союза[8] ?
С большой долей уверенности можно говорить о том, что в задачи органов, которые будут проводить общую денежно-кредитную политику, войдут: обеспечение стабильности цен, устойчивости валюты на внешних рынках, эмиссия денег (в том числе установление пределов изменения агрегатов денежной массы); контроль внешних заимствований. Необходимо заранее определить механизм курсообразования для единой валюты, ограничить действия регулирующих органов размерами монетизации, достаточной для финансирования бюджетных дефицитов и обеспечения бюджетной дисциплины.
Валютный союз и выгоды от образования оптимальной валютной зоны
Одной из главных причин создания валютного союза является необходимость ускорения процессов общей экономической интеграции. Это означает, что хотя российско-белорусское объединение в настоящее время и не представляет собой оптимальную валютную зону, оно способно ее создать в будущем. Единая валюта станет стимулом к развитию торговли, поскольку страны будут иметь единый рынок и низкие трансакционные издержки, а по мере развития торговой интеграции экономическое расхождение между государствами должно уменьшаться, различия нивелироваться, в результате чего воздействие внешних шоков станет унифицированным для обоих государств. Можно ли сравнительно быстро достичь этого в российско-белорусском валютном союзе?
К сожалению, это представляется маловероятным, поскольку структура торговли, которая создала подобный тип экономической конвергенции в Евросоюзе, в российско-белорусском объединении по большей части отсутствует. Если члены Союза увеличат внутрипромышленную торговлю, то вероятность экономической конвергенции увеличится. Но подобный тип внутрипромышленной торговли можно найти только в "диверсифицированных" экономических системах, к которым ни российская, ни белорусская экономические системы пока не относятся[9] . Наоборот, и в России, и в Беларуси имеет место существенная "ограниченность" промышленной диверсификации[10] . Даже сегодня, когда российско-белорусский экономический союз де-факто существует, межгосударственная торговля внутри этого союза остается сравнительно небольшой. Россия больше торгует с Западом, чем с Беларусью. Согласно аналитическим выкладкам Дж.Бутона,[11] реальными достижениями валютного союза экономик, подобных России и Беларуси могут стать не общесоюзный экономический рост и увеличение товарооборота, а ценовая стабильность. Участники объединения должны усилить диверсификацию внутрипромышленной торговли, в противном случае существующая структура товарооборота будет не способствовать экономической конвергенции, а наоборот, усиливать экономическую дивергенцию (расхождение).
Российский рубль как единая валюта
При обсуждении проблем создания валютного союза, экономисты зачастую оставляют в стороне вопрос о российском рубле как единой валюте Союза. Доводов в пользу подобного решения обычно не приводится.
Между тем, существующая экономическая ситуация способствует использованию именно российского рубля как единой валюты. Во-первых, для Беларуси это наиболее надежный способ избежать дальнейшего обесценения своей валюты. Во-вторых, это позволит участникам Союза напрямую обеспечивать через российский рубль бюджетную дисциплину (а не по опосредованному пути через учреждение какой-то новой региональной валюты). С.Фишер писал, что дисциплина, вводимая иностранной валютой, строже той, которая устанавливается на основе привязки внутренней национальной валюты к иностранной. В-третьих, Беларусь де-факто уже часть зоны российского рубля, хотя критерии ТОВЗ и не соблюдены. В-четвертых, обе стороны, используя российский рубль как единую валюту, получают выгоду от снижения трансакционных издержек.
Конечно, для Беларуси (и возможных других будущих членов валютного союза) использование российского рубля будет означать выбор между выгодой от снижения трансакционных издержек при торговле с Россией и потерями, обусловленными прекращением эмиссии собственной валюты. Однако граждане Союза вряд ли будут протестовать против введения российского рубля как региональной валюты, т.к. он в полной мере выполняет функции меры стоимости и средства платежа.


1. Mundell, Robert A. A Theory of Optimal Currency Areas, American Economic Review. -1961. - Vol. 51 (LI) РР. 657-65.

2. McKinnon, Ronald I. Optimum Currency Areas, American Economic Review. -1963. - Vol. 53 (LIII) РР. 717-25.

3. Edwin Tower and Thomas D.Willett. The Theory of Optimum Currency Areas and Exchange Rate Flexibility, Special papers in international economics (Princeton, N.J., International finance section, Princeton University. -1976)

4. Сущность и пути реализации политики конвергенции достаточно подробно описаны в работах П.А.Сорокина, Р.Арона, Дж.Данлоп, Дж.Гэлбрейт, Ч.Майерса.

5. См. Чаплыгин В.Г. Российско-белорусский кредитно-валютный союз как система асимметричных экономик // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. - 2002. - N3. - с.13-26.; Чаплыгин В.Г. Управление процессами экономической конвергенции (на примере российско-белорусского экономического союза) // Молодежь, студенчество и наука XXI века: Электронная заочная конференция с международным участием: Ижевск: Изд-во ИжГТУ, 2002. - С.155-165.

6. Внешний шок - любое непредвиденное событие, имеющее прямое или косвенное воздействие на эндогенные переменные, характеризующие ту или иную страну.

7. Blanchard, Oliver и Quah, Danny в своей работе "The Dynamic Effects of Aggregate Demand and Supply Disturbances"(American Economic Review, vol. 79, September 1989, pp 655-73) вводят различие между шоками "спроса" и "предложения". Первые представляют собой экономические потрясения, не оказывающие долговременного воздействия на уровень производства, вторые - такое воздействие оказывающие.

8. Это то же самое, что и введение постоянных критериев конвергенции на долг, для того, чтобы обеспечить гарантии устойчивости при реализации фискальной и монетарной политики.

9. На самом деле, история зоны франка (КФА) показывает, как трудно ожидать того, что валютный союз будет способствовать схождению развивающихся экономик.

10. Пятый критерий формирования оптимальной валютной зоны - промышленная диверсификация - может не применяться только в отношении малых и малоотраслевых экономик.

11. Boughton, J.M. (1993) "The Economics of the CFA Franc Zone", in P.R.Masson and M.P.Taylor (eds.), Policy Issues in the Operation of Currency Unions (Cambridge: Cambridge University Press).

Работа выполнена в рамках исследовательской программы INTAS YSF 2001/2-31.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия