Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (19/20), 2006
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Лукин С. В.
заведующий кафедрой бизнес-менеджмента Высшей школы управления и бизнеса Белорусского государственного экономического университета (г. Минск),
доктор экономических наук


Христианский ритм труда

Христианский ритм труда задается как естественными периодами, связанными с вращением Земли вокруг своей оси и вокруг Солнца, а также вращением Луны, так и традициями Церкви. Гармоничное соединение первых и вторых представляют собой годовой, недельный и дневной круги богослужений, труда и постов. Наиболее сложный годовой круг задается ритмом церковного Юлианского календаря, одного из величайших институтов христианской цивилизации. [*]
Ветхозаветный ритм труда
Во все времена религиозное чувство побуждало людей выделять священные места в пространстве (храмы и другие культовые сооружения) и священные периоды времени (уже у древних вавилонян, например, 7-ой, 14-ый и 21-ый дни лунного месяца посвящались культовым праздникам). Священные места формировали пространство городов и селений, священные дни и другие периоды времени задавали ритм жизни, прежде всего трудовой деятельности.
У древних евреев существовали шестичасовой, суточный, недельный, месячный, годовой, семилетний и пятидесятилетний священные циклы. Вносящие упорядоченную повторяемость в постоянно изменяющуюся жизнь, они стали во временном образом вечности. О разделении дня на часы впервые упоминается у пророка Даниила. [*] Ко времени земной жизни Спасителя день делился на 12 часов. [*] Существовало также перенятое у греков и римлян разделение дня на четыре части по три часа, а также ночи - на четыре стражи той же продолжительности. Рабочий день устанавливался для наемных (как правило, поденных) работников и для рабов. Составлял он 12 часов, примерное время светового дня в Палестине. Очень рано в еврейской истории встречаются следы общественной и частной молитвы утром, в полдень и вечером. Уже в Псалтири Давид указывает на троекратную ежедневную молитву, в которой, помимо прочего, испрашивалась у Бога помощь в трудах на предстоящие шесть часов. Позже, в Иерусалимском храме молитвой освящались каждые три часа. Так было и во времена апостолов. [*]
Недельный круг не основывается на естественном периоде. Такими же являются помимо семидневного, семилетний и сорокадевятилетний циклы, в которых присутствует священное число семь. Предписание о субботе - седьмом дне недели было известно еврейскому народу еще до Синайского законодательства. Во второй главе Бытия сказано: `И благословил Бог седьмой день и освятил его; ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал`. [*] На Синае было сделано напоминание `помнить день субботний`. [*] Суббота выделялась из ряда дней недели и посвящалась Богу как напоминание о сотворении мира и освобождении из Египетского рабства. Этот праздничный день, как и другие священные дни у евреев, начинался с вечера пятницы и простирался до вечера субботы. Средством отрешиться от всяких житейских забот и трудов и обратиться мыслью к Богу стало прекращение всякого труда. В Книгах Ветхого Завета содержатся предписания о прекращении в субботу собирания манны, приготовления пищи (путем варения и печения), сеяния и жатвы, разжигания огня, собирания дров, ношения тяжестей, торговли, работы в точиле, перевозки снопов и товаров. Запрещалась работа не только самому еврею, его семье, но и пришельцам, рабам и скоту. Евреи собирались в Храме и синагогах для особых богослужений, не запрещалось в субботу совершать дела любви (милостыня и пр.). Со временем понятие о покое субботнего дня было извращено. На это неоднократно указывал Спаситель фарисеям и книжникам, следившим за соблюдением изобретенных ими мелочных и абсурдных запретов (напр. срывать колосья и есть зерна или исцелять больного [*]) и допускавшим всяческий труд, если есть опасность потерять что-либо из имущества [*].
Месячный цикл у евреев начинался с новолуния. Используемый ныне, достаточно совершенный лунный календарь, построенный на основе циклов Гиппарха, появился у евреев сравнительно недавно, вероятно не ранее 359 г. по Р.Х. В древности первый день месяца определялся визуально, двумя свидетелями [*]. День новомесячия считался праздничным. Каждый месяц имел свое название: Нисан, Тиар, Сиван и т.д. В месяце было 29 или 30 дней. Для приведения в соответствие с солнечным годом в високосные годы добавлялся 13 месяц Ве-Адар. У евреев существовал гражданский и священный лунные года. Гражданский год начинался с месяца Тисри (в среднем - середина сентября по церковному Юлианскому календарю). По гражданскому году датировались договоры, производились выборы, назначались субботний и юбилейный года и т.д. Священный год начинался с месяца Нисана (Авива), начинавшегося, в среднем, с весеннего равноденствия. В пятнадцатый день этого месяца, т.е. в полнолуние, праздновалась ветхозаветная Пасха, день выхода евреев их Египта. По священному году считались праздники: Пятидесятница, Праздник Кущей, Пурим и др., которые были нерабочими днями, в том числе и для рабов, с менее строгими, вероятно, запретами, чем в субботу. Праздники отмечались несколько дней, в которые ослаблялась трудовая деятельность (откладывались те дела, которые можно было отложить), усиливалась молитва и жертвоприношения.
Важное социально - экономическое и экологическое значение имели священные субботние (каждый седьмой) и юбилейные (каждый пятидесятый) года. В субботний год прекращалось земледелие, земле давался отдых. Все, что вырастало само - делалось общим достоянием. Должникам прощались долги, рабы-единоплеменники отпускались на свободу. Всенародно читался закон Божий. Еще более торжественным и важным был юбилейный год, наступавший сразу вслед за седьмым субботним годом. В юбилейный год помимо того, что соблюдались предписания субботнего года, все проданные земли (за некоторыми оговоренными исключениями) возвращались прежним владельцам или их наследникам. Восстанавливалось, хотя и не в полной мере, равенство в собственности на землю. Древние евреи стремились сохранить наделы, полученные при заселении Палестины каждой еврейской семьей. Это являлось институциональным закреплением относительности права собственности, напоминанием народу израильскому о том, кто является Верховным Собственником всего, в том числе и земли. По сути, почти всякая продажа земли превращалась в ее долгосрочную аренду до юбилейного года. Цена земли зависела от времени до юбилейного года, подобно тому, как на современном финансовом рынке цена облигации зависит от близости срока ее погашения. Обычаи субботнего и юбилейного годов представляют собой древний опыт построения социально справедливого и в то же самое время рыночного хозяйства. Можно сказать, что каждые семь лет происходили малые, а каждые пятьдесят большие запрограммированные социальные революции, не подрывавшие устоев общества. Задавались освященные циклы деловой активности, придающие экономической жизни предсказуемость и стабильность. Здесь уместно заметить, что в социально-экономическом развитии европейской цивилизации XIX и XX вв. по Р.Х. четко прослеживаются циклы деловой активности и социальных преобразований и потрясений. Но, в отличие, от древности, они носят объективный характер, их периоды варьируют, и еще никому не удалось точно предсказать начало экономического кризиса или социального потрясения.
Традиции субботнего и юбилейного годов постепенно ослабевали. Ко времени пророка Исайи земля чаще всего покупалась на неограниченный срок и израильтяне уже мало чем отличались в этом отношении от других народов. Таким образом, главным предназначением священных часов, дней, годов было освящение предстоящего периода времени (части суток, семи дней, месяца, семи лет и т.д.) Ослабление или почти полное прекращение труда в эти священные периоды времени с усилением частной и общественной (в субботний и юбилейный годы предписывалось всенародно читать Закон Божий) молитвы являлось средством этого освящения и задавало ритм трудовой деятельности древних евреев.
Новозаветный ритм труда
Приход обещанного через пророков мессии, Иисуса Христа, завершил ветхозаветный период истории и, одновременно, стал началом новозаветной истории. Новозаветная Церковь, сохранив дневной, недельный и годовой круги богослужений, постов и труда, наполнила их новым содержанием. Самой древней христианской традицией стало празднование дня воскресного или первого дня недели по еврейскому счету семидневных кругов, установленное в память Воскресения Христова. Постепенно воскресный день, освящающий наступающий семидневный цикл, стал вместо субботы днем свободным от труда (с более мягкими, чем в ветхозаветную субботу требованиями) и днем праздничного общественного богослужения, праздничной литургии. Славянское название воскресного дня `неделя` отражает эту его особенность. В ранней Церкви члены общины приносили с собой хлеб и вино, необходимые для совершения таинства причащения, жертвуя Богу, тем самым, плоды своего труда и наполняя его высочайшим смыслом. Традиция принесения в день воскресный пожертвований `от трудов своих` в различной форме сохранилась и поныне. Ограничивая до минимума труд повседневный, христиане всех деноминаций посвящают воскресный день молитве, молитвенному труду и делам милосердия, жертвуя часть добытых трудом в другие дни благ Богу и ближнему.
Дневной цикл труда в будни и в христианское время, в сельскохозяйственном производстве, в котором вплоть до XIX века в Европе было занято большинство работающих, длился световой день, начинаясь, прерываясь в середине и завершаясь молитвой.
Годовой круг богослужений, труда и постов сформировался в основе своей в IV в. по Р.Х. Его основой стал, принятый Первым Вселенским Собором 325 г., церковный Юлианский календарь (старый стиль). В нем, как и в ветхозаветном годовом круге, существовали год священный и год церковно - гражданский. Первый начинался первого марта, второй - 1 сентября. Начало церковно - гражданского года было установлено в память о дне, в который св. Император Константин в 313 г. даровал христианам религиозную свободу. Церковный Юлианский календарь совмещает в себе календари лунный и солнечный. Такое совмещение имело целью сохранить связь с ветхозаветным лунным календарем, и в то же время установить новый круг праздничных дней. Главным праздником стал день Воскресения Христова, новозаветной Пасхи, празднуемый в первое воскресенье после первого весеннего полнолуния, т.е. первого полнолуния после дня весеннего равноденствия в IV веке по Р.Х. (21 марта по ст. стилю). Полнолуние это также определялось не астрономически, а по лунному календарю, построенному на основе 19-летнего метоновского цикла. [*] С днем Пасхи Христовой связаны несколько переходящих праздников (Св. Троица (Пятидесятница), праздник Входа Господня в Иерусалим и др.).
Таким образом, в годовом круге присутствуют непереходящие (одно и то же число определенного месяца каждого юлианского года) и переходящие праздники (их дата зависит от дня празднования новозаветной Пасхи). По степени важности церковные праздники выстроены в своеобразную пирамидальную иерархию. Важнейшим праздником, `торжеством из торжеств` является праздник Воскресения Христова. Затем следуют 12 важнейших Господних и Богородичных праздников. За ними следуют некоторые другие праздники во славу Господа и в честь Пресвятой Богородицы. Затем - праздники в честь святых, память которых празднуется каждый день года, причем число святых, почитаемых в конкретный день, постоянно растет, поскольку на всем протяжении двухтысячелетней истории христианской Церкви являлись все новые и новые святые. В православных христианских государствах, например, в Российской Империи, было принято освобождать от будничного труда дни двунадесятых и некоторых других важнейших праздников. Нерабочими днями для большинства служащих, рабочих и крестьян были дни святок (с 25 декабря до 6 января) и Светлая седмица (пасхальная неделя). Праздничные дни давали возможность творить усиленную и продолжительную молитву в храме, посещать больных и совершать другие дела христианской любви и милосердия. Довольно продолжительный рабочий день (лишь в 1897 году в России был введен Закон об 11,5 - часовом рабочем дне в дневное время и 10 - часовом в ночное) и большое количество праздников было характерной особенностью России и отличало ее от европейских стран. Число нерабочих дней (практически все они были православными праздниками) у русских рабочих доходило до 110, а у крестьян до 140 дней в году. [*] В странах Европы в XIX - начале XX века продолжительность рабочего дня была меньшей, но меньше было выходных и праздничных дней (от 50 до 70).
Церковный Юлианский календарь и недельный цикл на протяжении более чем двенадцати столетий синхронизировали ритм труда всей христианской цивилизации, по сути являлись ритмами ее жизни.
Асинхронность ритмов труда в современной цивилизации
Одним из самых существенных факторов продолжавшегося несколько столетий разделения христиан на восточных и западных, стало введение на Западе в 1582 году папой Григорием XIII нового календаря (нового стиля). Этой реформой был нарушен ритм церковного Юлианского календаря. Григорианской реформой было в один день `оторвано десять листков календаря` (в силу того, что в нем неравное число дней в столетиях, разница между старым стилем составила 11 дней в XVIII веке, 12 - в XIX и 13 - в XX и XXI вв.) Все непереходящие праздники начали отмечаться западными христианами на несколько дней раньше, в рабочие будние дни по церковному Юлианскому календарю, по которому жили православные христиане. День празднования Пасхи Христовой совпадал крайне редко, по григорианскому календарю он иногда празднуется более чем на месяц раньше, чем по календарю церковному Юлианскому (в эти годы праздник Пасхи по новому стилю опережает даже еврейский Песах, т.е. ветхозаветную Пасху). Такой перенос стал испытанием для православных, живущих рядом с римо-католиками, ибо последние начинали праздновать Рождество Христово или Пасху в дни православных постов. Асинхронность ритмов усилилась после перехода нескольких поместных православных церквей в 20-е годы XX века на так называемый ново-юлианский календарь, по которому непереходящие праздники совпадают с григорианским календарем, а Пасха Господня и другие переходящие праздники - с церковным Юлианским.
Понимая важность календаря в жизни цивилизации, французские революционеры, спустя два столетия после григорианской реформы предприняли попытку задать `гражданский ритм` и сломать недельный и годовой круги времени христианской цивилизации. Попытка заменить недельный цикл декадным провалилась почти сразу. Семидневный круг устоял и во время русской революции, также взявшей на вооружение атеистическую идеологию, он оказался наиболее прочно укорененным институтом, несмотря на то, что не имеет астрономической основы. Революционный календарь просуществовал во Франции с 1793 по 1805 годы. В советское время в России уже не решились на радикальное изменение календаря и ограничились переходом гражданской жизни на новый стиль. Было также введено параллельное летоисчисление от 1917 года, не получившее, правда, ни малейшего общественного признания даже в годы коммунистической власти.
Вольное обращение с кругами времени проявилось и в ломке дневного круга. В начале XX века в Великобритании с целью экономии на освещении впервые ввели так называемое летнее время. В годы большевистской власти в России было введено `декретное` время (часы были передвинуты на час вперед), а на закате советского семидесятилетия к декретному времени добавилось еще и летнее. В результате, например, для жителя Бреста подъем в 6 часов утра превратился в подъем в 3 часа ночи. Экономические выгоды ставились во главу угла, хотя, если они и были, то требовали немалых издержек, связанных с адаптацией человека к переходу на летнее время, ломкой ритма его жизни (опоздания, болезни, брак в работе и пр.). Примечательно, что декретное время после непродолжительного периода отмены в 1990-е годы было возвращено в России и существует до сих пор.
В условиях современной цивилизации христианину все сложнее сохранить, даже в урезанном виде, ритм труда, задаваемый церковным Юлианским календарем, дневным и недельным кругами. Такая возможность сохраняется лишь в монастырях, обособленных общинах, т.е. в малых экономических системах. Трудовой ритм вне этих систем характеризуется усиливающейся асинхронностью. Асинхронность труда в индустриальном обществе имеет, прежде всего, технологические причины: на предприятиях металлургии, химической промышленности, энергетики и др. существует непрерывное производство, требующее работы в три и или даже в четыре смены по скользящему графику. В постиндустриальном обществе на первый план выходят причины экономические. Крупная торговля (гипер- и супермаркеты), а вслед за ней и торговля мелкая перешли к работе без выходных и к усиленной работе в воскресные и праздничные дни. Многие верующие люди, работающие на рынках в постсоветских странах, годами не бывают на воскресной службе в храме, поскольку это часы их самой напряженной работы. Транспорт, особенно автомобильный, доля занятых в котором постоянно растет, работает в ритме непрерывного производства. Многие предпочитают ночное движение в силу меньшей загруженности автомагистралей в это время суток. В режиме непрерывного производства функционирует стремительно разрастающаяся индустрия развлечений, телевидение и радиовещание. Особый ритм труда характерен для всей современной сферы услуг.
С конца XX века быстрыми темпами растет число дистанционных работников, связанных с работодателем посредством Интернета и электронной почты. Каждый из них выбирает свой ритм труда. Это дает определенную свободу, позволяющую христианину согласовать свой ритм жизни с церковным. Для религиозно же индифферентного человека такая свобода часто выливается в ночной образ жизни с произвольными выходными днями. Таким образом, для первого дистанционная занятость может послужить упорядочению ритма жизни, для второго - еще большему его расстройству.
В постиндустриальном обществе, таким образом, все более усиливается тенденция к индивидуализации ритма труда, его асинхронности. Священные периоды времени теряют свое институциональное значение, современное общество трудится непрерывно и в этом одно из его существеннейших отличий от традиционных обществ. Христианский ритм труда, упорядоченной смены труда простого, сложного, молитвенного и отдыха остается доныне чистым звуком камертона среди усиливающихся шумов и беспорядочных звуков современной цивилизации.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия