Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4, 2002
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ОТДЕЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Белов А. В.
профессор Университета префектуры Фукуи (Япония),
кандидат экономических наук


К СОЗДАНИЮ БАНКА РАЗВИТИЯ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ: ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ
В статье представителя журнала в Японии рассматривается ряд проектов по созданию в Северо-Восточной Азии общего Банка развития. На основе анализа экономической ситуации в этом регионе мирового хозяйства делаются предложения по составу участников, структуре капитала Банка и возможных направлениях его деятельности с учетом интересов Японии, Южной Кореи, Китая и России.

Идея основания в СВА специализированной финансовой организации впервые обсуждалась в 1989 г. на международном семинаре в Пекине, организованном Институтом тихоокеанских проблем Китая и американским научным центром "Восток-Запад" (Гонолулу).
В феврале 1990 г. на международной конференции в Южной Корее о необходимости формирования субрегионального банка заявил президент Объединенной научно-промышленной ассоциации Кореи, бывший премьер-министр корейского правительства Дак Ву Нам (Duck Woo Nam). В сентябре 1991 г. на 2-м Экономическом форуме Северо-Восточной Азии в Тяньцзине (Tianjin, Китай) Дак Ву Нам выступил с конкретным предложением об основании Банка развития, получившего наименование North East Asian Development Bank (NEADB).
Для разработки его технико-экономического обоснования центр "Восток-Запад" образовал исследовательскую группу под руководством бывшего главного экономиста Азиатского Банка Развития (АзБР) Б.Кэмпбела (Burnham O.Campbell) и профессора Международного университета Японии Х.Каказу (Hiroshi Kakazu). Финансирование проекта взяла на себя Объединенная научно-промышленная ассоциация Кореи. Предварительные результаты были оглашены в 1993 г. на 4-м Экономическом форуме СВА в Енпьене (Yongpyeong, Южная Корея)[1] .
Впоследствии, после кончины Б.Кэмпбела, руководителем исследовательского коллектива был назначен С.Кац (Stanley Katz), ранее занимавший пост вице-президента АзБР.
В 1997 г. на 7-м Экономическом форуме СВА в Улан-Баторе С.Кац выдвинул детальный проект NEADB.
"Проект С.Каца" в 1998 г. обсуждался специалистами по вопросам финансов развития в рамках 8-го форума в Енаго (Yonago, Япония). На основе проекта был создан временный международный комитет по формированию NEADB.
Потребности в капитале были определены на основе экспертных оценок и экономико-математических моделей. Одна из них, разработанная в Азиатском институте развития Международного университета Японии, использовала в качестве целевой установки достижение северовосточным Китаем, российским Дальним Востоком, Северной Кореей и Монголией душевого уровня ВВП, характерного для Южной Кореи в 1983 г. (2020 долларов на чел. в текущих ценах[2] ). Согласно расчетам, для этого требовалось 47 млрд долларов инвестиций ежегодно в течении 10 лет, из которых 22-28 млрд долларов должно было поступать из зарубежных источников. Как показывал опыт развивающихся стран, проанализированный центром "Восток-Запад", реальные возможности по применению зарубежных инвестиций в 1970-1980-е годы составляли от одной трети до половины рассчитанных таким образом сумм. С учетом этих данных, а также на основе своего личного опыта работы в АзБР С.Кац оценил годовые потребности СВА в инвестициях на развитие инфраструктуры в размере 7,5-10 млрд долларов в течении 15-20 лет.
Возможности стран СВА по мобилизации зарубежных инвестиций в середине 1990-х гг. оценивались в 2,5 млрд долларов в год. Из них потенциал частных финансовых организаций составлял 0,5 млрд долларов, объемы привлечения государственной помощи по линии двусторонних отношений с США (USAID), Японией (ODA) и другими государствами-кредиторами - 0,5 млрд долларов. Полтора миллиарда долларов в год могли предоставить существующие банки развития - МБ - Мировой банк (750 млн долларов), АзБР (650 млн долларов) и ЕБРР (100 млн долларов). Такая оценка исходила из предположения, что МБ, теоретически, мог бы увеличить объем финансирования на 5 %, а АзБР - на 14 % к уровню 1995 г. и ежегодно осуществлять в СВА по 6-7 инфраструктурных проектов каждый (средний размер финансирования проекта МБ и АзБР в 1995 г. составлял 110 млн долларов). Разница потребностей и возможностей по привлечению инвестиций достигала 5 млрд долларов в год, часть которых и призван был обеспечить новый банк развития.
Уставной капитал банка, по проекту С.Каца, должен был составить 20 млрд долларов (50 % - оплачиваемый в течении 5 лет, и столько же - гарантируемый, или вызываемый капитал). Это позволило бы направлять 2-3 млрд долларов в год на займы и инвестиции. В определении размеров уставного капитала использовался тот же принцип, что и при формировании АзБР - 0,5 % национального дохода стран региона. По расчетам Х.Каказу, для СВА в 1992 г. это составляло сумму в 15-20 млрд долларов. Отметим, что в том же году капитал АзБР равнялся 23 млрд долларов, а Африканского банка развития - 21 млрд долларов. В структуре уставного капитала С.Кац, исходя из собственного опыта и представлений о деятельности будущего банка, предложил выделить 3 части - 40 % на шесть стран СВА, 20 на другие страны Азии и 40 % - на остальные страны. Наибольшим акционером должна была стать Япония (15 % или 3 млрд долларов), Китай (10 %), Россия (7 %), Южная Корея (5 %), Северная Корея (2 %) и Монголия (1 %). Участие США предполагалось в размере 10 %, по аналогии с ЕБРР.
Вплоть до 2002 г. "проект С.Каца" оставался единственным конкретным предложением о формировании Банка развития СВА.
Однако, в последние годы все более очевидными становятся недостатки проекта. Прежде всего, в его основе лежит представление о неспособности частного сектора обеспечить привлечение финансовых ресурсов в больших масштабах на цели развития. Между тем современные исследования[3] показывают, что нынешние возможности частного сектора намного превышают потенциал банков развития по мобилизации капитальных ресурсов. Например, в 1991-1998 гг. банки развития предоставили развивающимся странам 18 млрд долларов, частные же инвесторы - 1450 млрд долларов. Существующие банки развития не смогли ни достичь поставленных ими целей, ни обеспечить эффективное использование средств. Даже МБ -Мировой банк оценивает, например, 73% своих африканских проектов как неудачные. Именно поэтому появились предложения трансформировать ряд банков в агенства развития, сократить их размеры, изменить направления и формы деятельности[4] .
Вместе с тем многие расчеты в проекте теряют практический смысл, поскольку, по выражению автора идеи NEADB Дак Ву Нама, когда речь идет о государственных средствах порядка 20 млрд долларов на создание инфраструктуры в России, Китае, Монголии и Северной Корее, в центре внимания находится вопрос скорее о политической воле, чем о наличии ресурсов[5] . Не удивительно, что за пять лет, прошедших со времени появления "проекта С.Каца", государственные круги заинтересованных стран не предприняли действенных мер по созданию банка.
По-видимому, пришло время не только пересмотреть сам проект, но и изменить подход к созданию NEADB. Необходимо отказаться от проецирования на современную Северо-Восточную Азию традиционных представлений о развитии и задачах межгосударственных финансовых институтов.
Каким же должен быть предлагаемый Банк развития Северо-Восточной Азии (или БРАСВА)? Приводимые ниже предложения представляют собой результат экспертных оценок, основанных на комплексном анализе ситуации в СВА.
Цель деятельности БРАСВА - содействие экономическому развитию стран и регионов Северо-Восточной Азии на основе их взаимного сотрудничества. Банк работает на коммерческой основе. Проекты Банка представляют интерес более чем для двух стран и предполагают инвестирование, кредитование и предоставление гарантий для развития и расширения внутрирегиональной торговли. Проекты, как правило, предлагаются частными предприятиями и направлены на формирование материальных, интеллектуальных, финансовых и других основ деятельности частного сектора (в том числе на создание инфраструктуры при условии приемлемой окупаемости). Приоритетным направлением является реализация проектов на стыке частного и общественного секторов экономики.
Деятельность БРАСВА охватывает 3 провинции северо-восточного Китая и китайский район Внутренней Монголии, Северную Корею, часть территории Монголии, находящуюся к востоку от монгольской железной дороги, Забайкалье и Дальний Восток России. При осуществлении транспортных и энергетических проектов, имеющих большое международное значение, сфера деятельности может быть расширена на всю территорию Монголии, Восточной и Западной Сибири, Южной Кореи и Японии.
Величина уставного капитала, достаточного для достижения поставленных целей, оценивается нами в 6 млрд долларов (в том числе 50 % - оплачиваемая и 50%- гарантированная часть). Оплачиваемый капитал формируется равными долями в течении 5 лет. Половина суммы вносится в долларах США, евро или японских иенах, вторая половина - в национальных валютах стран-участниц.
Предусматривается участие Азиатского банка развития, а также государственных специализированных финансовых институтов стран-участниц (в пределах национальных квот). Для частных лиц, компаний, общественных организаций, административно-территориальных единиц и органов местного самоуправления создается специальных фонд, который будет представлять интересы этой части акционеров банка. Доли акционеров определяются не масштабом экономики стран, а с учетом необходимости обеспечить получение максимально высокого при данном составе участников международного кредитного рейтинга, доли стран СВА в размере не менее 56 % (в т.ч. Японии, Китая и Южной Кореи - 46 %), доли азиатских стран - не менее 70 %.
Возможна следующая структура акционерного капитала :
Страны СВА (56 %) :

Япония (18 %, в т.ч. 15 % - правительство, 2 % - Японский банк международного сотрудничества - JBIC, 1 % - Японский банк развития - DBJ),

Китай (16 %, в т.ч. 15 % - правительство, 1 % - Государственный банк развития - SDBC),

Южная Корея (12 %, в т.ч. 11 % - правительство, 1 % - Банк развития Кореи - KDB),

Россия (8 %),

Монголия (1 %),

Северная Корея (1 %).
Страны ЮВА и Океании (14 %):

Тайвань (6 %),

Гонконг (2 %),

АСЕАН (2 %, кроме Сингапура),

Сингапур (1 %),

Австралия (2 %),

Новая Зеландия (1 %).
Другие страны (24 %):

США (10 %),

Канада (2 %),

Страны ЕС (12 %),
Азиатский банк развития (3 %).
Специальный фонд (3 %).

БРАСВА сможет предложить несколько видов уникальных услуг. Во-первых, финансирование проектов частного сектора в Северо-Восточной Азии (Мировой банк и Азиатский банк развития не объединяют всех стран СВА, не проявляют достаточного интереса к финансированию субрегиона, и, наконец, работают преимущественно в общественном секторе экономики, а значит не имеют необходимого опыта осуществления частных проектов). Во-вторых, принятие на себя части риска по проектам, которые не реализуются частным сектором из-за неясных коммерческих перспектив (в ряде случаев применение ограниченных ресурсов банка развития дает возможность привлечь многократно превышающие их объемы частных инвестиций). В-третьих, осуществление совместных проектов предприятиями частного и общественного секторов (роль БРАСВА состоит в организации взаимодействия двух сфер экономики, поиске средств государственной поддержки, разработке финансовых схем использования государственных фондов, призванных сделать проект коммерчески-привлекательным для частных предприятий). В-четвертых, организация финансового посредничества и предоставление синдицированных займов с участием большого количества банков заинтересованных стран (БРАСВА выступает как организатор и представитель группы институциональных инвесторов). В-пятых, обеспечение координации проектов и политики развития СВА (формирование многосторонней межгосударственной организации затруднено по политическим причинам, банк позволит обойти это ограничение).
Все это, по нашему мнению, позволит создать не имеющую аналогов финансовую организацию, главным экономическим результатом которой станет мультипликация эффекта развития субрегиона за счет 1) выполнения проектов, лежащих на пересечении частного и общественного секторов экономики, 2) привлечения частного капитала в значительно больших масштабах по сравнению с собственными банковскими ресурсами, 3) координации работы существующих международных и национальных, двусторонних и многосторонних, частных и государственных структур.
Созданию такого банка способствует заинтересованность Китая в расширении международного экономического сотрудничества в связи с вступлением в ВТО, проведением саммита АТЭС в Шанхае, участием во встречах АСЕАН+3 и АСЕАН+1, трехсторонним сотрудничеством с Южной Кореей и Японией, поддержкой проекта Туманган, переговорами с Россией об использовании дальневосточных энергетических ресурсов и т.д. Северовосточная часть КНР представляет собой район с устаревшей промышленной базой, относительно неразвитой инфраструктурой и узким кругом внешнеэкономических партнеров. Предполагается, что в сферу деятельности банка будет входить решение транспортных, энергетических и экологических проблем китайского Северо-Востока путем осуществления трансграничных проектов. Особую активность в этом отношении проявляет администрация города Тянцзин. В 1999 г. в нем проходил 9-й Экономический форум СВА, на котором глава местной администрации выступил с "Тянцзинской декларацией" и предложил за счет муниципальных средств построить для банка современное здание. В 1999-2001 гг. администрация города проводила научные конференции, финансировала исследования и подготовила информационный доклад, который получил высокую, хотя и неофициальную, оценку китайского правительства.
Заинтересованность в банке у Южной Кореи определяется, в частности, концепцией "Видение 2011", подготовленной в 2001 году Институтом развития Кореи и одобренной президентом Ким Дэ Чжуном. Концепция предусматривает формирование благоприятной среды для обеспечения стабильности на полуострове и мирного объединения корейских государств, создание системы многосторонних торгово-экономических связей в СВА, превращение Южной Кореи в главный субрегиональный центр концентрации товарных потоков и деловой активности, в коммуникационный центр даже не регионального, а мирового значения. В стране ведется строительство крупнейшего в Азии международного аэропорта Инчон, развивается торговый порт Пусан (уже в 1998 г. - 5 место в мире по грузообороту контейнеров), создается сверхскоростная железнодорожная магистраль Сеул-Пусан.
Японией с целью развития многостороннего экономического сотрудничества на негосударственном уровне предложено несколько крупных экономических проектов (транспортные трансконтинентальные маршруты, система газопроводов, энергетическое кольцо, освоение дельты реки Туманган, охрана биоресурсов Японского и Желтого морей и т.д.). Но официальная политика по отношению к ним до сих пор не определена. Новых механизмов региональной политики так и не появилось. Лишь во второй половине 80-х гг. ХХ века родилась идея сотрудничества в "Зоне Японского моря", направленного на развитие прибрежных регионов за счет расширения межрегиональных и международных связей.
Морские префектуры Японии превратились в наиболее активных субъектов североазиатского сотрудничества. Они проводят симпозиумы и исследования, создают научные коллективы и университеты, учреждают ассоциации органов самоуправления, финансируют международные обмены, содействуют установлению грузо-пассажирских транспортных связей и даже оказывают финансовую помощь развитию зарубежных регионов-партнеров. Префектуры, оказавшиеся на "задворках Японии", выступают за расширение своих бюджетных, законодательных и даже дипломатических полномочий в связи с тем, что, реализация любого крупного проекта в Зоне Японского моря (железнодорожные коридоры в Европу, сеть трубопроводов, региональное транспортное кольцо и др.) требует серьезных изменений и в инфраструктурном, и региональном экономическом потенциале Японии.
В данной ситуации идея Банка развития СВА представляется оптимальным вариантом.
Однако представители государственных органов Японии дважды (на международных конференциях в 1999 г. в Тянцзине и в 2002 г. в Ниигате) официально высказывались против создания Банка развития СВА. Большинство же ученых и представителей территориальных органов власти поддерживают идею этого нового финансового института[6] .
Программа действий по созданию Банка развития СВА исходит из выраженного лидерами Японии, Южной Кореи и Китая принципиального согласия с идеей Банка, подтвержденного на трехсторонней встрече в ноябре 2002 г., и решения об учреждении банка в 2006 году с учетом достигнутого консенсуса североазиатской "большой тройки". В 2003-2006 гг. предполагается сформировать единую позицию шести государств СВА, объявить о создании банка и начать его операции.
Основные решения в период 2002-2006 гг. могут быть представлены в виде сделующей схемы.
БРАСВА - Банк развития Северо-Восточной Азии
СВА-3 - Япония, Южная Корея, Китай
СВА-6 - Япония, Южная Корея, Китай, Россия, Монголия, Северная Корея

Реализация этой программы фактически уже началась. 29 июля 2002 г. результаты исследований Токио Зайдан (с использованием которых подготовлена данная статья) были представлены Секретарю Кабинета министров Японии Я.Фукуда. Правительство должно определить свою позицию до ноября 2002 г., когда состоится трехсторонняя встреча руководителей Японии, Южной Кореи и Китая. Трудно предсказать дальнейшее развитие событий, но реалистичный и конкретный характер программы, глубокий анализ ситуации и выбор переломного момента в отношениях стран СВА создают серьезные шансы для успешной реализации программы.
В реализации программы непосредственно заинтересована и России, сделавшая ряд важных внешнеполитических шагов, особенно в отношениях с Китаем и Северной Кореей, принявшая Концепцию внешней политики, имеющая принципиальный документ "Основные направления социально-экономического развития страны на период до 2010 года", государственные программы развития Дальневосточного региона, практические результаты в осуществлении нескольких крупных проектов (построен новый мостовой переход через Амур в районе Хабаровска - важнейший объект Транссибирской магистрали (1998), начата коммерческая добыча нефти на шельфе Сахалина (1999), возобновлено строительство Бурейской ГЭС (первая очередь войдет в строй в 2003 г.)). В 2002 г. наметились пути решения проблем челночного импорта из Китая и неучтенного экспорта морепродуктов в Японию. В то же время российский Дальний Восток по-прежнему остается депрессивным регионом (рост промышленного производства в 2001 г. составил всего 0,6 %, против 6,6 % в Сибирском федеральном округе и 4,9 % в среднем по стране[7] ).
Идея Банка развития СВА привлекательна для России и с внешнеполитической, и с экономической точек зрения[8] . Участие в Банке не будет создавать дополнительной серьезной нагрузки на государственный бюджет. Предлагаемая доля России в уставном капитале составляет 8 %, или 480 млн долларов, оплачиваемый капитал - 240 млн долларов, причем половина суммы вносится в национальной валюте, (годовой взнос в размере 24 млн долларов и эквивалентной суммы в рублях в течении 5 лет, начиная с 2006 г.) - вполне посильная плата за подключение к одному из самых перспективных механизмов субрегионального сотрудничества. Вместе с тем Россия будет одним из крупнейших бенефициаров, поскольку большинство проектов прямо или косвенно связано с использованием ресурсного и транспортного потенциала Дальневосточного региона (при этом Россия может подключится к работе на этапе, когда она будет готова внести в проекты конкретный интеллектуальный, организационный и экономический вклад).
С нашей точки зрения, в настоящее время необходимы:
- позитивный отклик на инициативу лидеров Японии, Южной Кореи и Китая об учреждении Банка - формирование и активная деятельность в период 2003-2004 гг. национальной рабочей группы с участием представителей администрации президента, правительства, Федерального Собрания, Дальневосточного федерального округа и профильных научно-исследовательских институтов;
- подготовка к 2006 г. ТЭО и бизнес-планов в рамках предполагаемого участия России и осуществление мер, необходимых для внесения ее доли в уставный капитал банка.


1 Каказу Х. Хокуто Азия кайхацу гинко но канона сосики козо то зайген. (Возможная структура и источники финансирования Банка развития Северо-Восточной Азии. На японском языке.) Материалы 3-го Экономического форума СВА в Енпьене (Южная Корея). 1993. С.54-69.

2 Korea National Statistical Office. http://www.nso.go.kr/cgi-bin/sws_888.cgi

3 Имеются в виду выводы комиссии А.Мелтцера, созданной американским правительством для анализа деятельности международных финансовых институтов. Заключительный доклад комиссии был представлен Конгрессу США в 2000 г. и с тех пор стал предметом широких дискуссий. Сокращенный перевод 3-ей главы доклада см. : Вопросы Экономики. 2002. N 3. С. 65-77. С полным текстом доклада и материалами комиссии А.Мелтцера можно ознакомиться по адресу : http://www.house.gov/jec/imf/meltzer.pdf

4 Подробнее см. : International Financial Institution Advisory (Meltzer) Commission Report. Pp. 5, 6, 9, 52-94. http://www.house.gov/jec/imf/meltzer.pdf

5 Dak Woo Nam. Multilateral Economic Cooperation in Northeast Asia. A keynote address before the Fifth Meeting of Northeast Asia Economic Forum. Niigata (Japan). 1995. February 16-17. http://www.dwnam.pe.kr/home/12nea.doc

6 Это подтверждают результаты первого анкетирования по данному вопросу, проведенного в январе 2002 г. в рамках исследовательского проекта фонда Токио Зайдан. В Японии в государственные органы, научные, общественные и экономические организации было разослано 1300 анкет, получено 110 действительных ответов. 95 % опрошенных поддержали идею создания банка (22 % - немедленно, 55 % - через несколько лет, 18 % - в отдаленном будущем) и только 5 % высказались против.

7 Основные показатели социально-экономического положения регионов РФ в 2001 году. Государственный комитет РФ по статистике. http://www.gks.ru/scripts/free/1c.exe?XXXX83F.1.1.1/010000R

8 Ряд российских ученых поддерживает идею учреждения Банка развития СВА. См., например : Михеев В. Интеграционная мотивация. Проблема формирования структуры безопасности через соразвитие в Северо-Восточной Азии. // Проблемы Дальнего Востока. 2002, N 2. С.27. Предложение об учреждении международного Дальневосточного банка развития (Far Eastern Development Bank - FEDB) внесено также коллективом российских исследователей под руководством В.Зайцева. См.: NIRA Research Output (Project "Russia and Northeast Asia : Economic and Security Interdependence"). Tokyo, 2001. N 2. Vol.14. P.78.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия