Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4, 2002
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Голубецкая Н. П.
Доктор экономических наук,
советник-секретарь Постоянной комиссии МПА СНГ
по аграрной политике, природным ресурсам и экологии


К ВОПРОСУ ОБ УСТОЙЧИВОМ РАЗВИТИИ ЭКОНОМИКИ СТРАН СНГ
(из опыта теоретического исследования)
Центральное место в статье занимают теоретические оценки проблемы рационального использования природных ресурсов в странах с переходной экономикой, предлагаемые с позиций теории устойчивого экономического развития. Подчеркивается, что тип стратегии такого развития находится в прямой зависимости от использования природно-ресурсного потенциала страны и группы стран, вступающих на путь экономической интеграции. Дается описание зависимости между ресурсным потенциалом, социальной стабильностью и устойчивым, экологически ориентированным развитием экономики

За последнее столетие мировая потребность в природных ресурсах возросла приблизительно в 100 раз. Существующие технологии их использования несовершенны. Так, из нефтеносных пластов извлекается не более 50% нефти, теряется более половины калийных солей, потери древесины доходят до 20-30%, потери в основном сельскохозяйственном производстве составляют от 20 до 40% продукции[1] .
Проблемы рационального использования таких ресурсов в странах с переходной экономикой, какими являются все страны СНГ, относятся к числу самых острых. В частности, только потери электроэнергии в их экономике составляют 11% от ее производства (для сравнения: в Японии - 3,8%, в Германии - 4,6%).[2]
Вместе с тем, в этих странах ресурсоемкость отдельных технологий и изделий в 3-10 раз выше, чем в развитых странах. Энергетическая составляющая в продукции достигает 25% ее стоимости, тогда как в США она не превышает 7%, во Франции - 3%. Использование 1 кг условного топлива в странах СНГ в среднем обеспечивает рост ВВП всего на 0,5 долларов, тогда как в Японии - на 9,3 долларов[3].
Сохраняется остаточный принцип финансирования природопользования и ресурсосберегающих мероприятий. В период рыночных реформ капитальные вложения на эти цели и модернизацию производства уменьшились более чем в два раза.[4] Реформы экономики не ставили задачу ограничения экстенсивного использования природно-ресурсного потенциала. Поэтому до сих пор не удалось сформировать новую систему государственного управления этим потенциалом, в том числе из-за утраты возможностей централизованной координации управления экономическим развитием в отдельных регионах. Крайне недостаточны размеры соответствующих инвестиций.
Между тем, экономика просто не в состоянии развиваться, если ресурсное обеспечение не эффективно, а экосистемы, от которых она напрямую зависит, продолжают разрушаться. Сбалансированное развитие предполагает достижение баланса ресурсных, экологических, социальных параметров развития экономики в каждом конкретном регионе в интересах экономического роста, обеспечения социальной стабильности и экологической безопасности.
Несбалансированность механизмов экономического регулирования неизбежно приводит к необратимым социально-экономическим и экологическим последствиям, существенным не только для данной региональной группировки, но и для других стран.
В странах с переходной экономикой приходится к тому же иметь в виду особую опасность неравновесного преобразования экономических систем.[5]
Анализу устойчивости в экономических системах посвящено довольно большое число фундаментальных и прикладных исследований. Основной акцент в них делается, прежде всего, на стоимостных макроэкономических показателях, балансовых оценках внешнеэкономической и внутриэкономической деятельности.[6] Использованию же природно-ресурсных факторов на разных уровнях территориальной организации экономики внимание практически не уделяется.
Между тем, в условиях, когда хотя бы один из факторов, определяющий функционирование системы, резко меняет свои параметры (фактор-флуктация), необходимо, чтобы другие факторы компенсировали это изменение, в том числе путем изменения собственных алгоритмов функционирования. В результате система может перейти в состояние с другой энтропией и соответственно с другим энергетическим потенциалом, но будет развиваться безопасно.
Устойчивость в системе может быть обеспечена в двух вариантах. В первом - дисбаланс в использовании какого-либо изменившегося фактора некоторое время компенсируется другими факторами без изменения алгоритмов их функционирования. Но, если за это время изменившийся фактор не достигнет параметров, необходимых для нормального функционирования системы, в последней неизбежны нелинейные изменения ее структуры и алгоритмов функционирования .
При другом варианте - с резким изменением одной из компонент сразу изменяются алгоритмы функционирования остальных компонент, вся система переходит на уровень функционирования, обеспечивающий ее устойчивое развитие.
Объективно предпочтительны те варианты, при которых сумма всех изменений будет меньше суммы изменений, имевших место за известную историю существования системы. Формула устойчивости сложных систем соответственно приобретает следующий вид:
где Ii - изменение i-того фактора, значимо влияющего на функционирование системы, Imax - максимальное изменение всех факторов в системе за весь известный период ее функционирования, К -количество факторов, max{Ii / Imax} -максимальное изменение любого из факторов за известный период функционирования.
Если приемлемая достоверность устойчивости системы около 30%, то достаточен анализ трех наиболее значимых факторов.
Значимость фактора определяется, как правило, эмпирическим путем, а при недостатке информации - последовательными итерациями, исходя из таких критериев, как обеспечение максимальной продолжительности функционирования системы, достижение сбалансированности использования ресурсов и др.
Основные факторы, определяющие развитие территориальной организации экономики, необходимо оценивать на разных иерархических уровнях по экономической, социальной и природно-ресурсной компонентам.
Общую схему использования природных ресурсов в целях устойчивого развития экономики, можно представить в следующем виде.
В структуре затрат на производство основного продукта появляются и субъективно определяемые, обусловленные, в частности, протекционистской политикой. Они возмещаются за счет средств компании (на локальном уровне) или из государственного бюджета (на уровне регионов).
Структура затрат на производство основного продукта выглядит, как
С = С1технол. + С1трансп. +С2технол. + С2трансп. + Спрот.,
где Спрот.- затраты, связанные с протекционизмом и покрытием из резервных фондов; С2технол. + С2трансп. -затраты на переработку отходов и транспортировку к местам захоронения, обусловленные необходимостью минимизации будущих рисков.
Если технология основного производства достаточно надежна, то фактором, влияющим на минимизацию затрат, являются прежде всего затраты на переработку и захоронение отходов. Соответственно рекомендуется размещать производства первого передела сырья и переработку отходов в регионах с несбалансированным природопользованием.
Если эти регионы располагают дешевыми трудовыми ресурсами, затраты на получение основного продукта могут быть снижены (хотя при этом повышается риск потерять контроль над производством основного продукта).
Баланс названных параметров и учет будущих рисков определяют целесообразный вариант размещения производства.
Разница между ценой и общей суммой затрат - чистый доход региона. Она может регулироваться государством путем регулирования протекционистских затрат.
Динамика протекционистских затрат на производство и реализацию основного продукта - один из тех факторов, которые должны всесторонне оцениваться при разработке стратегии развития.
Тип стратегии находится в прямой зависимости от параметра "доступность ресурса".
Регионы, не обладающие значительным природным ресурсом, но имеющие достаточно высокий технологический потенциал, практически всегда заинтересованы в производстве сырья на месте его добычи, а основного продукта - в центрах концентрации технологического ресурса, в решении задач по оптимизации технологических процессов и транспортных затрат, в совершенствовании системы протекционизма.
Приоритетными задачами для таких регионов становится решение проблем ресурсосбережения и повышение уровня энерговооруженности в расчете на душу населения.
В регионах, не обладающих достаточными природным и технологическим ресурсами, одним из приоритетов может стать организация рекреаций и развитие туристской индустрии.
Страны с переходным типом экономики, имеющие значительный природно-ресурсный потенциал, по необходимости должны в качестве одних из своих главных задач иметь задачи по совершенствованию управления недропользованием, обеспечению экологической безопасности и по разработке и применению новых производственных технологий.
Что касается отдельных регионов, то в них необходимо учитывать и прямую зависимость между ресурсной обеспеченностью и социальной стабильностью, в том числе в сфере межрегиональных отношений.
Зависимости между ресурсной обеспеченностью, социальной стабильностью и устойчивым развитием представлены на следующей схеме.
Исходя из схемы, можно представить сценарии регионального развития при дисбалансе (ниже обратной функции) и при положительном балансе между ресурсной обеспеченностью и социальной стабильностью.
Глобальный характер проблемы сбалансированного устойчивого развития делает соответствующие задачи одними из основных при организации международной экономической интеграции.
При интеграционных решениях в странах СНГ особое значение приобретают: разработка концепции и программ восстановления природно-ресурсного потенциала; разработка стратегии и программ развития топливно-энергетических комплексов с учетом возможностей международного разделения труда и производственной кооперации; совершенствование (с учетом мирового опыта) правовых и организационно - экономических механизмов природопользования.


1 Оболенский В.П., Поспелов В.А. Глобализация мировой экономики. Проблемы и риски российского предпринимательства. - М.,2001. - С.45
2 О социально-экономическом положении государств - участников СНГ. Экономика СНГ (выпуск 3). М., 1999. С. 31. Philip R. Pryde Environmental Resources and Constraints in the Former Soviet Republics, Westview Press, p.18-21; 75-79.
3 Вайзекер Э., Ловинс Э., Ловинс Л. Фактор четыре. Затрат - половина, отдача двойная. Новый доклад Римскому клубу. М., 1997. С.291.
4 Экономика СНГ. Особенности и этапы экономических реформ государств - участников Содружества Независимых Государств. М., 2000. С. 41.
5 Рязанов В.Т. Экономическое развитие России XIX - XX вв. СПб., 1998. С.402.
6 Современные экономические теории Запада. М., 1995. С.168-208.; Atkinson J. and others. Measuring of Sustainable Development. New York. 1999. P.105.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия