Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (19/20), 2006
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА УПРАВЛЕНИЯ
Рымарева А. С.
старший преподаватель кафедры менеджмента экономического факультета Санкт- Петербургского института машиностроения (ЛМЗ- ВТУЗ),
кандидат экономических наук


Разъяснение мотивационного механизма корпоративной культуры посредством преодоления недостатков теории А. Маслоу

Разработка теоретических взглядов на культуру в настоящее время идет в направлениях адаптивного и идеационного подходов. Адаптационизм рассматривает культуру как специфически человеческий способ взаимодействия с окружающей средой, центральное место в объяснении культурных явлений отводится здесь понятию деятельности. В русле этого направления развивается функциональная концепция культуры, ведущая начало от Б. Малиновского, который рассматривал культуру как порожденную обществом систему способов удовлетворения потребностей. К этому направлению примыкает марксистская теория культуры, определенная Э. Маркаряном, как "исторически развивающаяся совокупность внебиологически выработанных способов, средств и механизмов деятельности общества"[3, с. 29].
Согласно второму подходу, идеационизму, культура представляет собой область идеального, содержащего продукты духовного творчества человека. В конечном итоге, средоточием культуры, ее определяющим и образующим началом оказывается некоторая ограниченная сфера духовного творчества - в основном наука и искусство. Именно здесь создаются символы, идеи, ценности, в свете которых люди, воспринимая и понимая действительность, строят свое бытие в мире. Позиции адаптационизма и идеационизма в течение последнего времени сближаются. Почвой, на которой происходит это сближение, является информационно-семиотическая концепция, в соответствии с которой культура рассматривается как биологически ненаследуемая информация, а также как способ ее организации и хранения [3, с. 30].
В соответствии с данными подходами, можно дать следующее определение культуры. Культура есть свойственный человеку способ удовлетворения потребностей, проявляющийся в генезисе, накоплении и передаче информации. Корпорация, осуществляющая уставную деятельность и найм персонала в образованной культурой среде хозяйствования, является ее частью. При этом под доминирующей культурой следует понимать в первую очередь национальную культуру. Таким образом, культура корпорации выступает в роли субкультуры по отношению к доминирующей культуре. Становится понятно, что корпоративная культура есть способ удовлетворения потребностей элементов корпорации, ее структурных единиц и персонала, в т.ч. владельцев, менеджмент и работников, а также субъектов внешней среды организации - ее контрагентов, проявляющийся в сборе информации, принятии решений и актах изменения системы.
Потребность, в соответствии с теорией внутреннего равновесия Е.П. Ильина есть определенное состояние индивида, которое формируется под влиянием дефицита в чем-то необходимом, который он испытывает [2, с. 9]. Это может быть потребность в объектах, предметах, без которых невозможно дальнейшее развитие и существование индивида. Потребности выступают главным фактором, определяющим интересы, стремления, желания человека, направленность его мышления, цели, которые человек ставит перед собой, и деятельность по их достижению. Осознание возникшей потребности, актуализация ее с целью удовлетворения есть собственно мотив, внутренняя психологическая причина к действию, определяющая выбор поведения, направленного на удовлетворение потребности. Иными словами, потребности посредством мотива запускают соответствующие типы поведения, которые и должны привести к искомому удовлетворению [2, с. 17]. Мотивация - это внутренняя психологическая установка человека на действие с определенной активностью для удовлетворения актуализированной потребности или, напротив, бездействие, игнорирующее потребность.
В литературе представлен ряд подходов к классификации потребностей, в соответствии с которыми потребности представлены в более или менее полном перечне, охватывающем почти все известные виды поведения людей. Так, с точки зрения Г. Мюррея, выделяется двадцать семь потребностей, которые делятся на две группы: первичные (висцерогенные), связанные с физическим удовлетворением, и вторичные (психогенные), связанные с эмоциональным удовлетворением. Данный подход был позднее разработан Е.В. Сидоренко, который указывал, в частности, что вторичные потребности зависят от первичных и представляют собой общие системы желаний и реакций [2, с. 17-24].
В психологической литературе представлена неструктурированная классификация потребностей У. Макдугалла, в которой перечисляются следующие инстинктоподобные потребности: пищедобывание и избегание вредных веществ, сексуальность и страх, любознательность и покровительство, обучение и доминирование, подчинение и гнев, помощь и созидание, обладание и смех, комфорт и сон, бродяжничество. В соответствии с данной системой, наиболее значимыми для успешной деятельности людей признается реализация таких потребностей, как потребности власти, успеха и причастности [2, с. 25-27]. Э. Фромм выделяет ряд социальных потребностей, присущих человеку, как то: отнесение к группе, самоутверждение, привязанность, самосознание собственной индивидуальности, наличие системы ориентации и объекта поклонения. Позднее авторы-психологи дополнили данный перечень следующими тремя потребностями: сохранение и развитие, автономия по отношению к другим, избегание.
В отечественной психологии потребности в основном делят на материальные (потребности в пище, одежде, жилище), социальные (потребности в признании, общении) и духовные (потребности в познании окружающего мира, себя, потребность в творчестве). Материальные потребности называют первичными, а социальные и духовные, являющиеся, по мнению отечественных авторов, продуктом социализации человека, вторичными. Так отечественный ученый А.Н. Леонтьев выделил две категории потребностей: низшие (естественные) - присущие человеку как биологическому организму, и высшие - присущие лишь человеческой личности [2, с. 33-34]. Потребности, характерные только для человеческой личности, в свою очередь, разделяются на материальные и духовные. При этом к материальным потребностям относятся потребности в орудиях труда, предметах быта и т.д. К духовным - потребности в любимом труде, общении с другими людьми, информации, произведениях искусства и т.д. А.Н. Леонтьев полагает, что духовные потребности также можно назвать социальными.
В отечественной и зарубежной литературе, посвященной проблеме исследования природы и генезиса потребностей, авторы, как правило, ограничиваются механическим перечислением большего или меньшего их количества с акцентом на естественные (физиологические), не упорядочивая их и не выделяя способов удовлетворения потребностей. А. Маслоу одним из первых предложил своеобразную модель классификации потребностей, которая послужила известным обобщением и основанием для дальнейших построений классификаций, системно характеризующих потребности людей на основе предложенных Маслоу основных принципов.
В рамках большинства исследований, посвященных проблеме корпоративной культуры, ее мотивационная функция описывается посредством ссылки на теорию А. Маслоу или, в качестве развернутого варианта, ее подробного рассмотрения. При этом сам мотивационный механизм корпоративной культуры не раскрывается вообще или раскрывается не в полной мере именно в силу того, что подход А. Маслоу вызывает наибольшие затруднения как с точки зрения обоснования этого механизма, так и в случае практического применения. Сказанное и определило направленность статьи как попытки разъяснения мотивационного механизма корпоративной культуры посредством анализа и преодоления недостатков теории А. Маслоу.
В соответствии с теорией Маслоу, все существующие потребности разделяются на потребности низшего порядка (базовые, первичные потребности) и потребности более высокого порядка (вторичные потребности, метапотребности), образующие, так называемую, пятиэтажную пирамиду потребностей. На первом нижнем уровне пирамиды расположены физиологические потребности (в пище, воде, тепле), на втором - потребности в безопасности (в сохранении определенного жизненного уровня, определенности и контроле). Третий уровень составляют потребности человека быть любимым, признанным обществом существом, четвертый - потребности в позитивной оценке обществом его индивидуальности, социальном статусе. На пятом высшем уровне пирамиды находятся потребности в самоактуализации.
Согласно концепции Маслоу, все потребности взаимосвязаны между собой по принципу определенной иерархии так, что апеллировать к потребностям более высоких уровней пирамиды возможно лишь после того, как удовлетворены потребности более низкого порядка. И лишь метапотребности высшего уровня могут взаимно заменяться. Только в том случае, когда потребности самого низкого порядка удовлетворены хотя бы частично, человек начинает стремиться к удовлетворению потребностей следующего этажа пирамиды предпочтений, при этом он в своем развитии может остановиться на одном из уровней, но не может игнорировать ни один из них.
Критика концепции А. Маслоу заключается, прежде всего, в том, что представленная им классификация представляется недостаточной для отображения всех существующих потребностей и общего механизма их удовлетворения и является лишь частным случаем, описывающим структуру потребностей и характер их удовлетворения для некоторой группы людей. Укажем на главные недостатки пирамиды потребностей Маслоу.
Структуризация потребностей пирамиды Маслоу представляется в целом неполной, так как в пирамиде Маслоу (как, впрочем, и во всех представленных классификациях потребностей) слабо выделены, если не выделены вообще, духовные потребности. Попытка считать последний уровень в пирамиде Маслоу как соответствующий духовным потребностям, лишена серьезных оснований, так как самовыражение личности является лишь частью ряда подобных потребностей (самоутверждение, самоуважение, самоидентификация, самопознание), а потребность в нравственности, ответственности идет в разрез с определением самовыражения, данным Маслоу.
По его мнению, реализация высшей потребности, проявляющаяся в активном стремлении личности к самоактуализации, в конечном итоге позволяет ей формировать собственную систему ценностей вне общественных установок. Посредством стремления к удовлетворению такого рода высших потребностей субъект приобретает опасную уверенность в собственной сверхисключительности, сверхценности и вседозволенности, становясь при этом потенциально опасным для общества. В свою очередь, такие общественные потребности, которые навязываются извне посредством эксплуатации психологических комплексов (например, рекламой) и диктуют определенный формат поведения (имидж), несомненно, являясь самовыражением личности в определенном кругу единомышленников, в действительности не могут претендовать на высший уровень потребностей и не являются духовными потребностями личности.
Выделение духовных потребностей в отдельную группу устремлений личности кажется совершенно очевидным по той причине, что такие потребности, как определение объективных смыслов жизни и предназначения человека и мира, являются самостоятельными и не менее значимыми потребностями человека. Игнорирование и неудовлетворение духовных потребностей приводит к духовной деградации и гибели личности (за которой обычно следует и физическая гибель), особенно в условиях избыточного предложения благ, удовлетворяющих физические потребности человека. Именно наличие и способность удовлетворять свои духовные потребности выделяет человека среди всего биологического многообразия.
Попытки выделить духовные потребности были предприняты в разное время, как последователями, так и противниками предложенной теории, в результате чего пирамида Маслоу превращалась в пирамиды с более подробно структурированными потребностями. Примером таких преобразований может служить разработанная отечественными экономистами модифицированная пирамида Маслоу [4]. В пирамиде Маслоу и ей подобных, духовные потребности выделены вследствие искусственной детализации: выбора из числа всех возможных потребностей определенного набора, который соответствует единственно субъективному авторскому предпочтению. Детализация не может охватить всех возможных форм потребностей и производится, напротив, в ущерб естественного укрупнения, которое должно отвечать объективному личностному строению человека.
Механизм потребления, предложенный Маслу, также кажется не совсем корректным. Так Маслоу утверждает, что самоактуализация личности берет начало с самых низших уровней побудительной иерархии. Это процесс саморазвития личности, постоянного внутреннего движения субъекта в предмете своей деятельности, постоянного усложняющегося "вращивания" в социальное пространство человеческой деятельности. Это производительная линия развития личности. Одновременно развивается подчиненная по отношению к ней линия поддержания жизнедеятельности и социального существования личности - потребительская линия, включающая в себя удовлетворение потребностей жизнеобеспечения и самосохранения, получение необходимого комфорта и безопасности, статуса и влияния. А. Маслоу утверждает, что по мере удовлетворения дефицита потребительской сферы на соответствующие уровни накладываются потребности "роста", или уровни производительной сферы.
Однако духовные специально-человеческие потребности вовсе не образуют лишь поверхностные образования, наслаивающиеся на физиологически-социальный базис, а степень удовлетворения материальных (физических) потребностей не всегда способствует (или препятствует) степени самоактуализации человеческой личности. Весьма сомнительным является утверждение о том, что духовные (личностные) потребности возникают у личности в момент удовлетворения потребности в пище или крове или могут не возникнуть вовсе, если определенные физиологические потребности по какой-либо причине (и даже сознательно) не насыщаются. Такое утверждение не объясняет, в частности, примеры творческих достижений и высоких социальных проявлений среди тех, кто не продвинулся по иерархии базовых потребностей.
В действительности очередные потребности, не всегда переживаются человеком, как актуальные. Например, удовлетворение насущной потребности в пище иногда представляет для человека меньшую важность, чем удовлетворение потребностей общественного уровня (в акте политической голодовки) или духовного уровня (во время поста в религиозной традиции). Надо отметить, что это не является примером специфически человеческого поведения: известно, что даже животные зачастую предпочитают игру удовлетворению потребностей в пище. И напротив, потребность, принимаемая в качестве насущной даже не являясь таковой, превращается во влечение, и удовлетворение такой потребности становится наиболее актуальным в данный момент. Кроме того, есть определенные свидетельства тому, что если исключить обеспечение жизнедеятельности организма, все остальное не выстраивается в предложенную Маслоу жесткую последовательность [3, с. 90]. Иными словами, удовлетворение потребностей происходит иным, избирательным способом, отличным от декларированного Маслоу последовательного способа удовлетворения очередных потребностей.
Классификация потребностей, избранная в данной работе, отражает подход отечественной экономической школы. В соответствии с данным подходом, основой для классификации потребностей выступает триединая природа человека, личность которого можно условно разделить на три составляющие: тело, душу и дух [1, с. 15]. Каждая из этих составляющих нуждается в обеспечении собственного существования или в удовлетворении определенных потребностей. Таким образом, потребности, необходимые для развития личности, можно естественно разделить на следующие три категории:
1. телесные (материальные, биологические или физические) потребности в пище, воде, сне, жилище, медицинском обслуживании и т.п.;
2. душевные (социальные, информационные или культурные) потребности в образовании, отдыхе, зрелищах, чтении, спорте - в общении с другими людьми и группами и т.п.;
3. духовные (личностные) потребности в уважении, самоуважении, творчестве, вере, самореализации - в самоидентификации человека относительно других людей, групп и ценностных установок.
Данная классификация согласна с общей классификацией отечественных авторов в части числа классов потребностей и их содержания. Со всей очевидностью представляется, что нет никаких оснований утверждать, что между данными классами потребностей существуют строгие иерархические взаимоотношения, равно как не представляется возможным изъять из человеческой личности одну из ее составляющих частей без уничтожения личности в целом. Однако, как указывает В. Н. Андреев, существует иерархия в удовлетворении этих потребностей, т.е. в механизме потребления. В различных ситуациях разные потребности имеют приоритет в удовлетворении средствами имеющихся ограниченных ресурсов. При этом материальные и социальные потребности удовлетворяются в основном за счет участия человека в хозяйственной деятельности (зарплаты, предпринимательского дохода и т.п.). Личностные же потребности могут удовлетворяться как за счет результатов хозяйствования, посредством вещных символов успеха, так и, главным образом, реализацией себя в процессе хозяйственной, духовной и иной общественно значимой деятельности.
В условиях дефицита ресурсов в первую очередь удовлетворяются так называемые насущные нужды - совокупность физиологических потребностей и некоторого объема информационных (культурных) потребностей, необходимых для самой возможности нормальной жизнедеятельности человека при данном развитии общества. Ограниченность самого объема физиологических и информационных потребностей человека ведут к тому, что с ростом дохода и уровня удовлетворенности этих потребностей возрастает значимость личностных потребностей. По мере роста дохода все в большей и большей степени поведение человека определяет стремление к удовлетворению именно личностных потребностей. И, поскольку последние лишь частично, да и то преимущественно на начальной стадии, удовлетворяются за счет дохода, его стимулирующая роль падает. Все более значимым для работника становится самовыражение в процессе производственно-хозяйственной деятельности [1, с. 15-16].
Опираясь на приведенные рассуждения можно дать графическую интерпретацию данной теории потребностей. В данном случае, когда число потребностей ограничивается тремя существующими вне иерархии классами, удовлетворение всех потребностей выражается в некоторой абсолютной величине насыщения - субъективной структуре потребностей личности, равной единице. Исходное допущение Э. Дюркгейма о том, что потребности человека в принципе безграничны, может быть дополнено утверждением о том, что ограниченными являются средства удовлетворения потребностей. В практическом выражении удельный вес потребности в общей структуре может быть измерен количеством распределения ограниченного ресурса, например, количеством времени, затраченным для удовлетворения той или иной потребности или на приобретение средств к ее удовлетворению (что равнозначно удовлетворению) за фиксированный временной промежуток, принятый за единицу. Можно также руководствоваться числом принятых решений в пользу удовлетворения той или иной потребности в условиях возникновения ситуации выбора. Удовлетворение каждой потребности составляет, таким образом, некоторую часть от единицы - ее удельный вес в субъективной структуре потребностей.
Удельный вес каждого класса потребностей в общей структуре определяется механизмом потребления. Параллельность существования потребностей в ограниченной системе, отсутствие отношений иерархии между ними, будет выражаться во взаимном ограничении потребностей друг другом, при котором рост удельного веса одной из потребностей станет уменьшать удельные величины двух остальных. Например, для приобретения средств к удовлетворению материальных (телесных) потребностей в условиях рынка потребуется время, необходимое для того, чтобы заработать соответствующие денежные средства. В случае роста информационных (душевных) потребностей человека, выделение дополнительного времени на их удовлетворение станет происходить за счет сокращения времени, затрачиваемого на удовлетворение материальных (телесных) потребностей, которые соответственно также сократятся. Рост духовных потребностей приведет к временному уменьшению материальных (телесных) или информационных (душевных) потребностей, или обоих классов одновременно. Иными словами, удовлетворение потребностей будет происходить избирательным способом: последовательность актуализации и удовлетворения потребностей будет определять сам субъект.
В условиях рафинированного потребления, когда один акт поведения, ограниченный одним промежутком времени, направлен на удовлетворение нескольких потребностей, трудно измерить количество времени, затраченное субъектом на удовлетворение конкретной потребности. Так, нередко приобретаемая вещь удовлетворяет уже не только насущную нужду в том или ином благе, но и служит средством самовыражения. Владение или даже факт приобретения вещи должны свидетельствовать о некотором социальном статусе владельца. Конечно, такое свидетельство несет на себе только статусная вещь, т.е. вещь, которая у основной массы значимых для владельца людей заранее уже увязана с принадлежностью к соответствующему кругу (сословию, профессии, виду деятельности, уровню благосостояния, группе и т.п.) и определенным положением в нем.
Статусной вещь становится в результате действия многих разнородных факторов. Однако несомненно, что определяющим фактором является целенаправленная рекламно-пропагандистская деятельность производителей и продавцов соответствующей продукции. Чем лучше, надежнее свидетельство вещи о статусе владельца, тем выше ее цена и больше доля прибыли в ней. Особенность удовлетворения потребности в самовыражении через владение вещью заключается в том, что оно достигается через реакцию окружения владельца. Поэтому статусная значимость вещи прямо связана с наличием людей, желающих иметь данную вещь, силой этого желания и количеством желающих. Чем большее число людей желает, но не может приобрести вещь, чем сильнее это желание, тем больше статусная значимость вещи, тем лучше удовлетворяется потребность в самовыражении владельца и тем выше ее цена. Преодолением указанного противоречия может стать выделение ведущего мотива.
В соответствии с известной классификацией Дж. Гэлбрейта, поведение человека в хозяйственной жизни определяется системой мотивации, формирующейся для каждого человека индивидуально сложным сочетанием четырех основных мотивов: страха, стремления к денежному (материальному) вознаграждению, приспособления целей организации в соответствии с личными представлениями о них и отождествления целей - приятия целей организации как своих собственных. Сфера прямого и косвенного принуждения в качестве стимула, актуализующего страх, достаточно локальна и ограничена в современных организациях. Поэтому главными мотивами, на которых руководство корпорации может строить систему управления персоналом, является стремление к денежному вознаграждению и отождествление целей, подкрепляемое и усиливаемое мотивом приспособления целей [1, с. 16].
Корпоративная культура в полной мере реализует ключевые принципы мотивации. Известно, что удовлетворение потребностей ограничивается двумя способами: посредством вещных форм и посредством деятельности. Применительно к организации удовлетворение потребностей посредством вещных форм является опосредованным, т.к. совершается за пределами организации, путем покупки работником на зарабатываемые деньги товаров и услуг, предназначенных для удовлетворения материальных и социальных потребностей. Духовные потребности в таком случае удовлетворяются посредством обладания статусными вещами, приобретаемыми работником за средства организации или предоставляемыми ему на срок действия трудового договора. В этом случае мотивация работника осуществляется посредством материального стимулирования. Удовлетворение потребностей в процессе деятельности является непосредственным, так как совершается в организации, в том числе посредством налаживания системы общественного питания, предоставления услуг медицинского обслуживания, устройства библиотек и обучения персонала, улучшения организационного климата и т.п. мероприятий. В таком случае осуществляется эффективная мотивация за счет отождествления и приспособления целей [Рис. 1].
Рис. 1. Удовлетворение потребностей посредством корпоративной культуры
Принцип взаимного ограничения потребностей в общей структуре, при котором рост одного класса потребностей совершается за счет одного или обоих классов оставшихся потребностей, распространяется и на соответствующие мотивы, проявляясь в известном противоречии. Так, в случае проведения руководством корпорации мероприятий, направленных на усиление действенности мотива отождествления целей существенно ослабляется сила стимулирующего воздействия материального вознаграждения. Не все мероприятия, направленные на усиление действенности мотива отождествления и приспособления целей одинаково эффективны в различных корпорациях. Эффективность подобных мероприятий в первую очередь определяется их соответствием доминирующей в организации структуре потребностей, представляющей совокупность структур потребностей всех подсистем корпорации, начиная с отдельного сотрудника, профессиональной группы и заканчивая подразделением и самой корпорацией.


Литература
1. Андреев В.Н. Менталитет народа и формирование национальной модели хозяйствования // Проблемы управления хозяйственными системами. - 2002. - Вып. 10. - С. 4-47.
2. Верещагина Л.А., Карелина И.М. Психология потребностей и мотивация персонала: Научное издание. - Х.: Изд-во Гуманитарный центр, 2002. - 152 с.
3. Орлова Э.А. Культурная (социальная) антропология - М.: Академический Проект, 2004. - 480 с.
4. Хлюнева М.В., Звезденков А.А., Верхоглазенко В. Н. Пирамида Маслоу плюс или Когда бесспорное стало сомнительным. [Электронный ресурс]. - М.: Изд-во "Интерсоцинформ", "Бизнес, прибыль, право", 1999. // http://www.cfin.ru/press/management/1998-5/04.shtml

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия