Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (1), 2002
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Газизуллин Н. Ф.
главный редактор журнала «Проблемы современной экономики»,
профессор кафедры маркетинга Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов,
доктор экономических наук,
заслуженный деятель науки РТ

Гафиятов И. З.
директор Нижнекамского института информационных технологий
и телекоммуникаций КГТУ им. А.Н. Туполева,
доктор экономических наук, профессор

Максимов Ю. К.
директор благотворительного фонда "Милосердие"
ОАО "Татнефть"

Маннапов Г. М.
Генеральный директор ЗАО "Троицкнефть"

"ЧЕЛОВЕК ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ": К ВОПРОСУ О НОВОЙ МЕТОДОЛОГИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЕМ РОССИИ
Поступательное развитие России и других государств ЕврАзЭС в ХХ1 веке в первую очередь требует овладения новой методологией (и соответственно адекватной системой стратегических принципов) конкретно-исторического общественного устройства и государственного управления. Это означает, что в новых условиях в строительстве федеративных государственных и межгосударственных отношений (экономических, социальных, правовых и т.д.) центр тяжести должен быть решительно перенесен на человека конкретной территории, или вернее, на адекватный новой эпохе конкретно-исторический тип человека. О том, что такой подход не является абстракцией или очередным "романтизмом" и идет речь в статье, открывающей этот раздел.

За последнее десятилетие в печати и других средствах массовой информации много говорилось о разных типах и моделях реформирования общества. Однако, при этом всегда упускалась и упускается из виду историческая правда о том, что главной фигурой всех преобразований являлся и является определенный исторический тип человека. Вокруг такого человека строится и экономическая, и социальная политика, к нему сознательно и подсознательно подгоняются стереотипы поведения, формы и методы образования, воспитания и культуры, а также бытового мышления. Иными словами, вся общественная жизнь вращается вокруг определенного исторического типа человека.
Российские реформы образца 90-х годов главным образом сводились к неудачным имитациям исторического прошлого, так как изначально были сориентированы на исторический тип "человека экономического", которого выдвинула на историческую сцену почти 300 лет тому назад английская классическая буржуазная политическая экономия в лице Адама Смита. Иначе говоря, российскими реформаторами была поднята на щит ранняя стадия развития буржуазно-рыночного хозяйства, со всеми его издержками и рудиментами, которые для современных развитых государств остались в далеком прошлом.
"Человек экономический" свою историческую миссию выполнил уже к 30-м годам ХХ столетия, т.е. вместе с исчерпанием для поступательного развития общества возможностей свободного (без государственного контроля и регулирования) развития рыночной экономики с присущей ей системой ценностей, мотиваций, стимулирования и т.д. Но и в теории, и в исторической практике рыночной экономики деятельность "человека экономического", несмотря на то, что он выступал в качестве главного двигателя свободной рыночной экономики, всегда ставилось в границы определенных общественных целей, ценностей, правил и норм.
В России же в конце ХХ века, независимо от того, большая или меньшая доля государственного регулирования экономикой ставилась в повестку дня проводимых реформ, во всех своих ипостасях они зациклились на доктрине "человека экономического", но уже с неограниченными никакими нормами и правилами "антиобщественными" стимулами к личному и узкогрупповому обогащению в абсолютно безнравственных формах. Российское общество оказалось расколотым и так называемая регионализация со знаком "минус" тоже стала следствием этой заранее обреченной на повторение худшего опыта прошлого бесперспективной доктрины, не учитывающей прогрессивные реалии изменившегося мира. Именно здесь обнаруживает себя ущербность российских реформ, как в общей части реформирования российского общества, так и в договорных отношениях с регионами (субъектами) Российской Федерации. Иначе говоря в них изначально отсутствовал системный подход к обновлению современного общества.
В центре системного реформирования современного общества должен стоять человек современной исторической эпохи, вбирающий в себя все положительные качества человека прошлого, в том числе и "человека экономического", и выходящий на новый уровень реализации общественных ценностей. Таковым является "человек экологический". Поэтому, выражаясь философским языком, он должен стать мерой системного реформирования общества. Как и почему? Постараемся на это ответить.
В процессе естественно- исторического развития вместе с природной и социальной средой эволюционирует и сам человек, воплощающий в себе диалектическое единство биосоциального. Поэтому, с одной стороны, в человеке отражается все многообразие происходящих в социоприродной среде изменений, с другой стороны, человек, обогащенный содержанием эволюционных и революционных изменений, сам выходит на новый уровень ценностей, реализовать которые способен только наделенный новыми качествами человек.
Мы считаем, что наиболее адекватной и емкой характеристикой человека, способного к системному реформированию современного общества, является определение "человек экологический". Как и любая дефиниция, понятие "человек экологический" требует раскрытия своего содержания, отражающего реальные социально-экономические процессы и тенденции, и определяющего их прогрессивное развитие. Только в таком случае "человек экологический" будет иметь право называться мерой системного реформирования общества, т.е. выполнять в нем роль цели и средства конструктивно-позитивных преобразований. В этой связи рассмотрим, во-первых, историко-гносеологическую природу "человека экологического", во-вторых, его содержательную сторону, обусловленную новой системой ценностей, потребностей и интересов и, в-третьих, функциональную структуру реализующую новую систему хозяйственной мотивации, стимулирования производства и социально-экономической эффективности.
Итак, во-первых, с точки зрения развития методологии науки о человеке, в которой человек определялся как "человек разумный", "человек экономический", "человек политический" и т.п., "человек экологический" является формой диалектического снятия всех предыдущих определений. Иными словами, "человек экологический" включает в себя (содержит в себе) все предыдущие характеристики человека и одновременно поднимает его на новую высоту самореализации и системного решения современных проблем общества.
Во-вторых, "человек экологический" имеет многомерное содержание, которое определяется новой системой ценностей. Они (ценности) могут быть сведены к следующим основным типам потребностей и интересов современного человека и общества.
1. Физическим, заключающимся в первостепенной значимости для человека полноценной здоровой жизни, активном общении с природой, творческом долголетии, полноценном потомстве.
2. Духовным, реализуемым через сохранение и воспитание высоконравственных начал и морально-этических качеств новых поколений в сочетании с передовыми научно-образовательными системами, продуцирующими творческую активность человека в гармонии с природой.
3. Материальным, проявляющимся через технологическое совершенство малоотходных и безотходных технологий, промышленно-природных комплексов и т.д., которые отличаются от традиционно ресурсоемких высокой технической и социально- экономической эффективностью.
4. Социальным и коммуникативным, продиктованным необходимостью экономической и экологической безопасности, поддержания социально-политической стабильности, общих критериев выживаемости, условий труда, отдыха, своевременной информированности об экологических рисках, управляемости и т.д.
Все перечисленные качества "человека экологического" укладываются в новую теорию человеческого развития, которая идет на смену постепенно сходящим с исторической сцены теориям чисто экономического роста, чисто экономической прибыли и т.п., основанным на достижении чисто экономических количественных показателей и не учитывающим качественные аспекты жизни.
В- третьих, "человек экологический" имеет предметно и пространственно расширяющуюся, вполне реально работающую функциональную структуру, которая характеризуется новой системой мотивации в хозяйственной деятельности, вызванной к жизни следующими объективными особенностями современного этапа развития. Во все времена существования рынка резкий взлет прибыли обеспечивали лишь те его сферы, которые существенно затрагивали массовую психологию. Поэтому, вслед за исчерпанием чисто экономических мотивов рынка, которые направляли стихию бесконечных спиральных циклов по кругу "производство - потребление", экологизация производства стала новым прогрессивным стимулом цивилизованного, социально-ориентированного рынка, но значительно более сильным, чем "вещные" цели и ценности общества, ибо речь зашла о самом главном для человека - его здоровье, полноценной деятельности и самой жизни.
В этой связи, можно выделить следующие, наиболее характерные экономические стимулы экологизации производственной деятельности. За последнее десятилетие в мире наблюдается интенсивное формирование емкого рынка экотехники и экотехнологии, в котором представлена продукция целых отраслей с многомиллионным оборотом. Это привело к развитию целых эколого-индустриальных комплексов, которые в совокупности с экологической инфраструктурой играют все более значительную роль в экономической и социальной жизни современных государств. Доля работников, прямо занятых только в производственно экологической сфере колеблется от 7-10% от общей численности занятых в материальном производстве, что ведет к существенному сокращению безработицы и появлению новых профессий.
Следовательно, борьба с загрязнением природной среды становится новым фактором экономического развития, конкурентоспособности, повышения эффективности общественного производства, сокращения безработицы, решения многих социальных проблем. Отсюда вытекает и другая сторона воздействия экологической мотивации на экономические интересы производителей, которая связана с изменением потребительских предпочтений и структуры спроса. В настоящее время поведение потребителей на рынке уже в значительной степени обусловлено экологической чистотой продукции, за которую покупатели готовы платить более высокую цену. Всякая информация об экологической недоброкачественности продукции воспринимается крайне отрицательно. В результате, экономические отношения покупатель-продавец все более прочно завязываются и регулируются экологической репутацией производителя, поддерживать которую становится экономически выгодно. Подтверждением этому является международная система управления стандартами качества ISO-9000: 2000, без соблюдения которой достойное участие в мирохозяйственных процессах уже невозможно. В первую очередь это относится к отечественным предприятиям нефтедобывающей и нефтехимической промышленности, являющимися бюджетообразующими как на федеральном, так и на региональном уровнях. Более того, большинство крупных предприятий в этих отраслях являются градообразующими и таким образом определяющими и всю социально-экономическую инфраструктуру больших территорий, и уровень благосостояния, и качество жизни людей, проживающих на этих территориях.
Как положительный пример можно отметить современные стратегические ориентиры развития таких гигантов отечественной индустрии как АО "Татнефть" и ОАО "Нижнекамскнефтехим", которые свидетельствуют, что даже в сложный переходный период возможно преодоление глубоко укоренившегося стереотипа хозяйственной деятельности, согласно которому затраты на охрану природы всегда, или почти всегда, особенно в экологически опасных производствах, увеличивают себестоимость продукции. В действительности комплексный переход к новым ресурсосберегающим технологиям, как правило, обеспечивает тройной - экологический, экономический и социальный эффект. Это подтверждается, например, переходом в ОАО "Нижнекамскнефтехим" с двустадийной технологии производства изопренового каучука на одностадийную технологию. Значительный экономический эффект в данном случае сопровождается значительным снижением загрязнения окружающей среды. Аналогичный результат как правило достигается и в тех случаях, когда новые технологии имеют сугубо природозащитное значение, т.к. это открывает новые возможности использования отходов, улучшения условий труда работников и т.д. При этом практический арсенал экономических методов воздействия весьма многообразен: от продажи прав на загрязнение до использования экологического страхования ответственности промышленных предприятий перед третьими лицами на случай загрязнения окружающей среды. Каждый из этих инструментов выполняет свою экономическую функцию и эффективен в конкретных условиях.
Рациональный механизм разрешения эколого-экономических противоречий может быть только комплексным, включающим как административно-правовые рычаги внеэкономического принуждения, так и рыночно-стоимостную мотивацию. Необходимо отметить, что существующий в Республике Татарстан экономический механизм платного природопользования постоянно совершенствуется, вводятся новые элементы стимулирующего характера. Однако говорить о его высокой эффективности было бы преждевременно, поскольку до сих пор не существует необходимой информационной базы для проведения сравнительных расчетов, выполнения анализа и обобщения результатов работы по обеспечению эффективного эколого-экономического взаимодействия предприятий с территориями городов и других населенных мест.
Настала пора синхронизировать сбалансированное эколого-экономическое развитие градообразующих производственных комплексов с устойчивым развитием эколого-экономической инфраструктуры городов. Для этого необходимо определение комплексной оценки экологического потенциала города как своеобразной границы, в пределах которой природная среда сохраняет способность адаптироваться к воздействию техногенных факторов. На наш взгляд, выявление экологического "порога" дает экологический ориентир не только для предприятия. Оно позволило бы отслеживать экологическую ситуацию в динамике (пользуясь данными экологического мониторинга) практически на любом профессиональном уровне.
В основу оценочной (рейтинговой) модели должно быть положено понятие экологического потенциала города как базисного понятия в разработке методов по совершенствованию норм и правил, регулирующих оптимальные отношения между природой и обществом. В количественном отношении это понятие предполагает разработку нормативного материала и показателей предельной экологической нагрузки на природу.
Экологически нормативный материал, в свою очередь, характеризуется тремя моментами:
- индекс устойчивости, как показатель способности природной среды города (региона) адаптироваться к действию техногенных факторов;
- индекс качества, как обобщенный показатель степени воздействия техногенных нагрузок на конкретные фрагменты городской (региональной) среды;
- критерий экологического риска как показатель несоответствия природоохранных мероприятий реальной возможности адаптироваться к природной среде.
По вышеперечисленным критериальным показателям (индексы устойчивости, качества и экологического риска) определяется экологический рейтинг состояния города, т.е. условный интегральный балл экологической безопасности среды обитания и возможности развития в ней хозяйственной деятельности. Ранжировка осуществляется, с учетом имеющихся в отечественной литературе рекомендаций, по пятизональной системе:
1. Зона экологического благополучия - состояние природной среды города обеспечивает традиционные формы хозяйственной деятельности без ущерба для здоровья населения.
2. Зона экологического риска - состояние природной среды города имеет предельно допустимую нагрузку при существующих формах хозяйственной деятельности, развитие которых может привести к отрицательным последствиям для здоровья данной популяции.
3. Зона экологического кризиса - уровень абиотической среды города представляет угрозу для здоровья населения и требует частичной переориентации существующих форм хозяйственной деятельности.
4. Зона экологического бедствия - состояние природной среды требует полной переориентации существующих форм хозяйственной деятельности и внедрения комплекса природоохранных мероприятий для выживания популяции человека.
5. Зона экологической катастрофы - разрушение абиотической среды города перешло границу возможного проживания человека.
Введение зональных уровней в практику экологического регулирования позволяет реально выявлять пределы эксплуатационных возможностей ресурсопотребляющих производств, а, следовательно, обоснованно отслеживать экологическую ситуацию по зональному признаку при размещении и развитии экономически перспективных хозяйственных объектов.
Создание информационно-прогностических моделей сбалансированного развития производтвенно-экологических систем является одним из важнейших направлений усилий общества по экологизации экономики. В широком смысле подобное моделирование следует рассматривать как один из способов замещения природных ресурсов информационными и перехода общественного производства на качественно новый уровень эколого-экономических отношений.
Исходной посылкой политико-экономического анализа данной проблемы должно являться, по нашему мнению, обоснование глубокой исторической и логической взаимосвязи между информатизацией общества, развернувшейся со второй половины ХХ века, и экологическим кризисом, который начался практически одновременно (с точки зрения общеисторического процесса) с информационно-технологической революцией. Хотя истоки экологической катастрофы коренятся в более ранней эпохе - эпохе промышленного переворота и возникновении машинного производства.
Содержание и специфика современной стадии определяются принципиально новой ролью информации (знаний) в системе общественного производства. Информация превращается в своеобразный метаресурс, позволяющий перестроить структуру взаимодействия всех прочих экономических ресурсов.
Сущность информационной перестройки общественного производства заключается в переходе к антиэнтропийному типу взаимодействия природы и общества. Такое взаимодействие достигается прежде всего посредством создания информационно-коммуникативного комплекса, который позволяет организовать общение человека и природы на основе взаимного гармонического развития обеих сторон.
Основными моментами такой организации взаимодействия общества и природы являются активное замещение природных ресурсов информационными, а также экологизация культуры и экономических отношений.
Термин "замещение" употребляется здесь в самом широком смысле слова. Данный тип ресурсозамещения, на наш взгляд, предполагает:
1. Уменьшение доли (в стоимостном объеме) вещества природы и увеличение доли информации. Если свести все многообразие ресурсов к двум основным видам - материально-энергетическим (природным) и информационным, то информатизация создает принципиальную возможность вытеснения большей части невоспроизводимых природных ресурсов из хозяйственного оборота (разумеется, такое замещение никогда не может быть полным).
2. Создание экологически чистых, ресурсосберегающих технологий.
3. Принципиальную возможность создания информационной модели, имитирующей те или иные фрагменты природной среды, что позволит избежать "ошибок" в использовании природных ресурсов.
4. Создание такой системы экологического мониторинга, которая позволит установить всеобъемлющий общественный контроль (на уровне каждого индивида) за рациональным природопользованием.
5. Смещение потребительских стандартов и самой структуры потребления в обществе в сторону духовного развития личности, что предполагает рационализацию потребления и уменьшение потребительской нагрузки на природу.
Значение информационного обеспечения природоохранной деятельности трудно переоценить. Как специфический ресурс, проявляющий себя в виде увеличения производительной силы человека и общества в целом, информация не только способствует вытеснению природных ресурсов благодаря более эффективному и экологически безопасному их использованию. Информационно-коммуникативный комплекс в перспективе открывает возможность создания информационной модели природы, которая, в свою очередь, позволит установить своеобразный диалог человека и природы, как основу их гармоничного взаиморазвития.
Интегрирующим результатом и главным двигателем вышеизложенных взаимосвязанных процессов становится "человек экологический". Именно в нем, как в собирательном образе, сфокусировано видение того, что экологически ориентированное производство, предпринимательство, экологическая репутация, экологическая информация, экологическое образование, воспитание и просвещение расширяют границы потребительной стоимости товаров, формируют современную идеологию потребления и, в конечном счете, - новую философию общественных ценностей.
Все это коренным образом изменяет приоритеты развития современного производства и общества в целом. Поэтому, с большой долей научного оптимизма, а также социально-экономического государственного прагматизма можно говорить о "человеке экологическом", как о реально становящейся материально - духовной субстанции системного реформирования современного общества.
Мы полагаем, что именно такой поворот в изменении приоритетов общественного устройства может и должен быть положен в основу новой стратегии государственного развития России.
Переход к новой стратегии государственного развития России в практическом плане может быть начат с модификации "татарстанской модели", которая в 90-е годы ХХ века стала одним из критериальных показателей федеративного устройства новой России и ее перехода на путь демократических преобразований и построения гражданского общества, получив широкий международный резонанс. Здесь вполне уместна аналогия с опытом успешного реформирования Китая, где именно отдельные, наиболее подготовленные в экономическом, политическом и социальном отношении территории давали образец проведения конструктивных реформ для всей страны.
С учетом накопленного политического опыта Татарстан может и должен стать особым регионом с особыми полномочиями системного реформирования общества, если взять на вооружение стратегию и модель "человека экологического". В этом случае "татарстанская модель" сможет заявить о себе с новой силой. Она способна вывести не только Республику Татарстан, но и Российскую Федерацию на качественно новый уровень реформирования общества. Иначе говоря, "татарстанская модель" сможет выступать в качестве основы новой российской модели системного реформирования общества. В этом и будет заключаться конкретная реализация многоцелевых возможностей стратегии "человека экологического", как главного двигателя современного прогресса, который на качественно новом уровне способен соединить науку, образование, производство, экономику, культуру, политику, обеспечивая сбалансированность общественных, коллективных и личностных ценностей. Тогда под "татарстанской моделью" будет отчетливо просматриваться новая стратегия общероссийского развития, востребованная всей логикой общественного прогресса в ХХ1 веке.
Все это вместе взятое должно принципиально и качественно по-новому расширить границы "татарстанской модели". Тогда и Договор между Россией и Татарстаном не будет носить дискретный характер, усеченное и уязвимое содержание. Наоборот, по мере его реализации, будут выигрывать и взаимообогащаться все регионы России.
Почему Татарстан может стать локомотивом для всей России? В чем состоит такая возможность?
Думается, что ее определяют следующие базовые элементы.
Во-первых, эколого-экономическая самодостаточность Татарстана, которая может быть эффективно трансформирована в направлении создания соответствующей модели реформирования экономики всей России.
Во-вторых, научно-интеллектуальный потенциал научных школ Республики, продуктивно развивающих междисциплинарные экологические специальности на всероссийском и мировом уровне (экономисты, биологи, географы, медики, инженеры, педагоги, социологи, психологи). Только за последние годы были проведены крупные международные и всероссийские научно-практические конференции по различным направлениям экологической проблематики.
В-третьих, большое внимание и "государственная продвинутость" в решении экологических проблем. Это и Закон РТ "Об охране окружающей природной среды" (1997), и эффективная деятельность Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов РТ, Экологического фонда РТ и т.д.
Все эти слагаемые на рубеже тысячелетий требуют грамотного синтеза науки и государственного управления, перевода объединенных усилий в практическую плоскость на территории Республики с последующим распространением этого опыта в других регионах РФ.
Мы считаем, что для практического воплощения такой возможности необходимо, чтобы вместе с научно-общественным пониманием роли и значения "человека экологического" сложилось бы и государственно-политическое понимание, способное объединить имеющийся потенциал специалистов и стратегически реализовать многоцелевое содержание "человека экологического" в новой системной программе реформирования российского общества.
Конкретный механизм воплощения вышеизложенных положений может быть реализован через создание первого в России Института Экологии Человека.
Ниже представлена Концепция и Программа инновационного Проекта "Открытый Институт экологии человека" (руководитель проекта - доктор экономических наук, профессор Газизуллин Наиль Файзулхакович).
Цель и Концепция.
Целью инновационного проекта "Открытый Институт Экологии Человека" является интеграция и консолидация науки, духовности, образования и производства, направленная на достижение единства устойчивого экономического развития, экологической безопасности и социальной защищенности людей.
В рамках данной концепции многоцелевой спектр действий "человека экологического" включает :
1. передовую науку, технику и технологию;
2. образование и культуру;
3. высокую духовность и нравственность;
4. экономическую мотивацию и правовую обоснованность;
5. социальную и коммуникативную эффективность;
6. национальное возрождение и межнациональное взаимоуважение;
7. полноценную здоровую жизнь настоящего и будущего поколений.
Все это коренным образом изменяет приоритеты развития современного производства и ценностную ориентацию науки, образования и культуры. Поэтому требуется создание принципиально нового типа института общественного устройства - междисциплинарного "Открытого Института экологии человека", который стал бы направляющим и координирующим центром по системному переходу к новой стратегии государственного развития России.
Несущими конструкциями идеологии и программы "Открытого Института экологии человека" являются:
* синергетический подход как методологическая основа интеграции науки, образования и производства в решении экологических проблем;
* система непрерывного экологического образования и воспитания (довузовский - вузовский - послевузовский уровни);
* технико-технологические параметры экологизации производства и адаптивного природопользования;
* экономико-правовая система экологизации хозяйственной деятельности;
* санитарно-гигиенические и медико-биологические системы экологической защиты человека;
* психолого-педагогические методы повышения экологической культуры управленческих кадров;
* система перехода к предупредительным формам обеспечения экологической безопасности человека;
* информационное обеспечение экологического мониторинга;
* программа совместных действий государственных органов, научных и общественных организаций по повышению качества окружающей среды и уровня жизни населения.

Программа
"Открытый Институт экологии человека" должен быть научно-образовательной и духовно-просветительской ассоциацией, разрабатывающей самые эффективные направления самореализации человека экологического и осваивающей многомерность его возможностей.
Институт должен строить свою деятельность, опираясь на теории и методологию ноосферы, коэволюции общества и природы. В нем по-новому и применительно к новым условиям с учетом новейших мировых научных достижений должна осуществляться системная реализация идей великих ученых М.И.Ломоносова, Д.И. Менделеева, В.И.Вернадского, Тейяра де Шардена, Н.К.Рериха, А.Л.Чижевского, В.П.Казначеева, Н.Н.Моисеева и др.
В соответствии с теоретико-методологической платформой "Открытого Института экологии человека" предполагается проведение междисциплинарных исследований и образовательной деятельности по подготовке и переподготовке специалистов нового поколения. В этой связи непосредственными задачами института становятся:
1. удовлетворение потребностей личности в интеллектуальном, культурном и нравственном совершенствовании;
2. развитие экологической составляющей через проблемный подход и стимулирование творческой активности в рамках образовательной и производственной деятельности;
3. формирование у обучающихся гражданской позиции, способности к творческому труду и высокой ответственности в условиях современной цивилизации;
4. программное и методическое обеспечение всех уровней экологического образования;
5. разработка конкурентоспособных экологически детерминированных стратегий, ориентированных на международные стандарты управления качеством производства, окружающей среды и жизни человека;
6. консультативная деятельность и участие в государственных проектах социально-экономического и экологического реформирования общества.
Реализация программы "Открытого Института экологии человека" предполагает использование многофункциональной структурно-организационной схемы партнерства, взаимосвязей и взаимодействий.
Структурно-организационная схема "Открытого Института экологии человека"
Пояснение названий вузов и институтов:

1. КФЭИ - Казанский финансово-экономический институт
2. ИСЭПН АН РТ - Институт социально-экономических и правовых наук Академии наук Республики Татарстан
3. КГТУ (КАИ) - Казанский государственный технический университет им. А.Н. Туполева
4. КГЭУ - Казанский государственный энергетический университет
5. НИИКСИ при СПбГУ - Научно-исследовательский институт комплексных социальных исследований при Санкт-Петербургском государственном университете
6. АлНИ - Альметьевский нефтяной институт
7. АлМУ - Альметьевский муниципальный университет

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия