Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (1), 2002
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Рыбаков Ф. Ф.
заведующий кафедрой экономической теории и экономической политики
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор,
заслуженный работник высшей школы РФ

Асадулаев А. Б.
Генеральный директор ООО "Асад"

НАУКА КАК ФАКТОР СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО УСТРОЙСТВА РОССИИ

В последнее время много говорят о необходимости совершенствования территориального устройства России. Наследие, доставшееся постсоветской России в виде 89 субъектов Федерации, порождает сепаратизм и несет разрушительный заряд в отношении сохранения целостности экономического пространства. Между тем наука может и должна выступать как мощный фактор развития экономического пространства и как инструмент совершенствования территориального устройства РФ.
Структурирование территорий с учетом реалий XXI века, требований информационного общества невозможно без опоры на научный потенциал и научно-технический прогресс.
Рассмотрим более подробно вопрос о структуризации экономического пространства РФ с учетом современных требований.
В России для эффективного управления национальной экономикой нельзя игнорировать территориальные особенности. Структурирование территорий корнями уходит еще во времена Киевской Руси и Новгородской Республики. Однако точкой отсчета большинство исследователей считают 1708г., когда в разгар Северной войны Петр I образовал 8 губерний. До 1917г. количество губерний росло, происходили разукрупнения ранее созданных губерний и создавались новые на территориях, входящих в Империю.
К 1917 г. Российская Империя состояла из 81 губернии и 18 областей. Последние отличались от губерний тем, что создавались на окраинах империи, в них не было дворянских собраний и земств. Области делились на округа, губернии на уезды (хотя были и исключения).
Вместе с тем, научный потенциал практически был сконцентрирован в европейской части, причем в немногих городах: Санкт-Петербурге, Москве, Казани и др. В конце XIX века наука еще не выступала фактором, влияющим на территориальное устройство России. Положение стало меняться только в XX веке, особенно во второй его половине, когда расхожие выражения: "наука - сила" (по Ф.Бекону) или "наука - непосредственная производительная сила" (по К.Марксу) - получили в этой сфере реальное подтверждение.
Первый опыт научного районирования страны - план ГОЭЛРО, привел к тому, что ее территория была поделена на 6 областей и 8 краев. Главный принцип, заложенный в концепцию районирования 20х годов XX века - формирование экономически завершенных хозяйственных единиц`. Роль науки на данном этапе состояла в обосновании лишь схемы районирования. За основу был принят подход, разработанный еще Д.И.Менделеевым, согласно которому структурирование территории должно предполагать соблюдение трех условий: истории населения, удобство путей сообщения, избытка легко и дешево получаемого топлива 2. Однако акцент был все же сделан на энергетическом подходе - целенаправленном формировании в пределах территории энерготехнологического комплекса на основе естественных ресурсов. Центральной хозяйственной задачей являлась электрификация России.
Уже в конце 20x-нaчaлe 30х годов XX века картина стала меняться. Губернское деление было упразднено, а созданные новые территориальные образования - 8 краев и 6 областей, максимально приближенные по размерам к основным районам ГОЭЛРО, стали быстро разукрупняться. С 1931 по 1937 было создано 42 области и 4 преобразовано. Общее же число территориально-административных единиц увеличилось до 50 3.
В это же время происходило становление отраслевой системы управления экономикой. Начало было положено в 1932 г. преобразованием Высшего Совета Народного Хозяйства. На его базе были созданы первые три промышленных наркомата: тяжелой, легкой и лесной промышленности. Научный потенциал в это же время стал структурироваться по четырем составляющим: академический, отраслевой, вузовский и заводской сектора науки.
Процесс создания наркоматов был стремительным. Уже в 1939 г. наркомат тяжелой промышленности (НКТП) был разделен на шесть наркоматов, а перед этим в 1937 г. из НКТП было выделено машиностроение - образован специальный наркомат, который в 1939 г. был разделен на три: общего, среднего и тяжелого машиностроения 4.
В каждом из наркоматов формировалась собственная подсистема научной подготовки производства. Так, например, уже в 1940 г. в составе наркомата вооружения было 5 научно-исследовательских и проектных институтов, 10 отдельных и центральных конструкторских бюро, а также 8 вузов, 13 техникумов и 4 рабфака 5.
Таким образом, до начала 40x гoдoв параллельно шло два процесса: разукрупнения территориальных единиц и создания отраслевой системы управления экономикой.
Научный потенциал также организационно формировался по территориальному и отраслевому направлениям. В союзных республиках создавались академии наук, в крупных регионах и автономиях - филиалы и научные центры.
Тем не менее, прямого влияния со стороны науки на процесс совершенствования территориального устройства страны, можно сказать, не было. Разрабатывалась схема размещения производительных сил, освоения новых территорий. Формировались крупные региональные программы. Наука участвовала в этом процессе. Однако само территориальное устройство России оставалось неизменным. Лишь в 1983 г. Северо-Западный экономический район (госплановский) был разделен на два (из него выделили Северный экономический район).
В конце 80х - начале 90х годов Россия пережила период парада суверенитетов - многие автономии, изменив названия, приняли собственные Конституции в связи с объявлением суверенитета. Научный потенциал, являющийся по своей природе общественным, а точнее межнациональным, оказался разобщенным по национальным квартирам. Появились собственные академии наук в бывших автономиях, например, в Татарстане, первоначально не принеся ощутимых результатов.
Конституционное закрепление 89 субъектов Российской Федерации теперь показало, что территориальное устройство перестало соответствовать реальным ее потребностям.
Указами президента РФ N849 от 13.05.00 "О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе" и N1149 от 21.06.00 "Вопросы обеспечения деятельности аппаратов полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах" были созданы новые единицы административно-территориального деления - семь федеральных округов: Центральный, Северо-Западный, Северо-Кавказский, Приволжский, Уральский, Сибирский и Дальневосточный.
Некоторые исследователи восприняли создание федеральных округов весьма скептически, назвав его историческим наследием составителей плана ГОЭЛРО 6. Однако эти авторы бесспорно правы, заявляя о том, что реальные объекты управления и планирования еще не созданы.
В Указе Президента РФ N849 от 13.05.00, во втором разделе "Основные задачи полномочного представителя", отмечаются прежде всего контрольные полномочия: организация контроля за исполнением в округе решений федеральных органов государственной власти, обеспечение реализации в округе кадровой политики Президента РФ и др.
В третьем разделе "Функции полномочного представителя" кроме координационных и контрольных полномочий указывается, что полпред разрабатывает совместно с межрегиональными ассоциациями экономического взаимодействия субъектов РФ программы социально-экономического развития территорий в пределах федерального округа 7. Только этим в Указе определены экономические функции полпреда. Правда координация деятельности федеральных органов исполнительной власти в округе касается экономических полномочий и в отношении антимонопольных, налоговых и других структур.
Можно делать вывод, что пока федеральные округа, а, следовательно, и их непосредственные руководители - полпреды - экономической власти не имеют. В округах нет собственности, бюджетов и других атрибутов экономической власти. Участие же- округов в разработке социально-экономических программ совместно с ассоциациями экономического взаимодействия без экономической власти может сводиться к созданию документов лишь рекомендательного, а не директивного характера. Уже для многих очевидна необходимость усиления экономических функций федеральных округов. Но сделать это непросто - нужна соответствующая правовая база.
Федеральные округа выступают в виде дополнительного каркаса, удерживающего страну в общем правовом поле. В первую очередь для этого они и были созданы. Тем не менее, не исключено, что практика подскажет иные формы территориального устройства. Наука пока еще не ответила на этот вопрос.
Раздаются лишь предложения о необходимости "новой сборки страны". Об этом, например, заявили авторы "Доктрины развития Северо-Запада России", подготовленной центром стратегических разработок "Северо-Запад". В ней справедливо только то, что проектировать эту сборку как восстановление ранее существовавших народнохозяйственных комплексов бессмысленно. И здесь роль науки как творческой лаборатории проектирования нового территориального устройства еще не обозначена. В названном документе среди приоритетных направлений развития применительно к Северо-Западному федеральному округу однако определено значение институциональной инфраструктуры инновационной экономики. Это, безусловно, правильно поскольку инновационная сфера определяет вектор экономического развития в XXI веке.
Вообще следует отметить, что в документах последних лет, подготовленных теми или иными научными коллективами, роль науки подчас упоминается между прочим, но не как определяющая. Например, в широко разрекламированном "Стратегическом плане Санкт-Петербурга" на первое место поставлена транзитно-транспортная и перевалочно-складская функции. Научно-образовательная сфера, наукоемкие технологии названы..... после деревообрабатывающей промышленности.
Ситуация осложняется тем, что в стране сужается инновационное поле. Ориентируя экономику на сырьевые отрасли, сократив на порядок долю высокотехнологичных товаров в общей структуре ВНП (ВВП), мы неизбежно секвестируем и науку. Отрасли с низкой наукоемкостью на могут быть потребителями того объема НИОКР, который может дать даже сегодня отечественная наука. Подобное противоречие между научным потенциалом и потребителями научной продукции - тревожный симптом, свидетельствующий об утрате позиций на рынке наукоемкой продукции.
Что же может дать новое территориальное устройство страны в этом контексте? Какова связь между научным потенциалом и экономическим районированием? Вопросы чрезвычайно сложные а ответы на них носят скорее прогнозный характер, не содержат строгих обоснований этапов решения проблемы.
Между тем, во-первых, наука в современном обществе выполняет функции инфраструктуры - всеобщих условий производства. Наряду с элементами инфраструктуры индустриального общества (энергетика, транспорт и пр.) научная подготовка производства все решительнее становится нулевым циклом экономики. Поэтому новые территориальные образования невозможно представить без соответствующих научных структур. Конечно, концентрация научного потенциала в исторически сложившихся научных центрах - Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и др. - остается более внушительной, чем в других регионах. Но в перспективе возникнут территориальные единицы, где наука и научное обслуживание станут отраслями преимущественной специализации. Будут и формы, где научную подготовку сконцентрированного там производства станут осуществлять организации, расположенные в других территориальных образованиях. В целом же выравнивание уровней научных потенциалов - задача далекого будущего. В научной литературе 70-90X годов XX века проблемы размещения научного потенциала ставились достаточно остро 9. Сейчас необходимо наполнить эти разработки новым содержанием с учетом требований рыночной экономики.
Во-вторых, целесообразно возобновить научные исследования по обоснованию нового территориального устройства России. Без этого решение данной проблемы вообще невозможно. К тому же накоплен значительный опыт и имеется соответствующий научный задел. Достаточно назвать работы по экономическому районированию Н.Н.Колосовского, региональной экономике Н.Н.Некрасова, А.Г.Гранберга и др.
Единое экономическое пространство обладает определенными параметрами. Прежде всего для его формирования необходима общая нормативно-правовая база. Без нее хозяйственной целостности быть не может. Поэтому наведение порядка в этой сфере - одна из главных задач полпредов Президента РФ в федеральных округах.
Инфраструктурное единство - второй признак целостности экономического пространства. Как уже отмечалось, инфраструктура информационного общества обязательно должна включать сферу науки и научного обслуживания. Предпринимаемые в последнее время попытки расскассирования общегосударственных инфраструктурных объектов вряд ли послужат делу совершенствования единого экономического пространства.
В условиях рыночной экономики обязательным условием единого экономического пространства является формирование и функционирование национальных рынков труда, капитала, товаров и услуг, что не исключает наличие региональных (межрегиональных) и локальных рынков.
Наконец, следует сказать о единстве таможенного пространства и финансово-кредитной системы 10.
Территориальные образования (регионы), обладая собственными научными потенциалами, в условиях единого экономического пространства должны иметь доступ к общенациональному фонду исследований и разработок. Иными словами, научный потенциал, имея пространственную организацию по субъектам и округам, не должен быть регионирован очень жестко. Научная автаркия - это нонсенс.
В-третьих, приоритетное развитие наукоемких отраслей -магистральный путь экономики XXI века. Полпред Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе В.В.Черкесов в интервью газете "Деловой Петербург" справедливо заметил: "Мы не должны на десятилетия стать сырьевым придатком и территорией, где сгружаются отходы или создаются технологически опасные производства"". Это безусловно справедливо, но ситуация такова, что в ближайшие 10-15 лет сырьевые отрасли будут определять экономическую динамику. Например, из общего объема экспорта 2000 г. в размере 105,2 млн долл., нефть составила 36,1 млн долл., газ - 16,6 млн долл., т.е. 50% 12. Необходимо не консервировать ситуацию, а активно ее улучшать. Наукоемкая продукция, имеет большую долю добавленной стоимости, чем сырье и продукты ее первичной переработки.
Территориальные образования страны, ориентированные на экспорт сырья, в настоящее время живут лучше, чем другие. Это факт. Но бесспорно и то, что подобную ситуацию надо исправлять за счет научного потенциала, результатов НИОКР как локомотивов роста экономики.


1 Гладкий Ю.И., Чистобаев А.И. Основы региональной политики. - СПб, 1998. - С.229.
2 Россия. Энциклопедический словарь. СПб, 1998. С.228.
3 Россия 2015. Оптимистический сценарий /Отв.редактор Л.И.Абалкин. - М., 1999. - С.320.
4 Таксир К.И. Управление промышленностью СССР -. М., 1977. - С.92.
5 Устинов Д.Ф. Во имя победы. М. - 1988. - С. 118.
6 Агеев С., Крылов А. У семи нянек... Эксперт Северо-Запад. 2001. - N11. -С.29
7 См: Указ Президента РФ "О полномочном представителе Президента Российскои Федерации в федеральном округе" с.4322.
8.Доктрина развития Северо-Запада России. СПб. 2001. С.5
9.См, например.Дуженков В.И. Проблемы организации науки. - М., 1978.
10 Подробно см: Гранберг .Г. Основы региональной экономики. М. 2000. С.29-30.
11 Деловой Петербург. - 6 августа 2001 г. С.10.
12 Обзор экономической политики в России за 2000 г. М. 2001. С.523.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия