Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (26), 2008
ЭКОНОМИКА АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА
Бражник М. В.
докторант кафедры менеджмента и маркетинга Уральской государственной сельскохозяйственной академии (г. Екатеринбург),
кандидат экономических наук


Особенности создания и функционирования органов хозяйственного управления районным звеном АПК (вторая половина 1980-х – начало 1990-х гг.):
производственные и научно-производственные системы
Продолжение

Помимо таких форм организации сельскохозяйственного производства, как агропромышленные объединения типа АПО «Новомосковское», агропромышленные комбинаты типа АПК «Кубань» и агрофирмы типа «Адажи», создаваемых на основе или с участием нескольких предприятий, в т.ч. на уровне административных районов, и получивших во второй половине 1980-х гг. широкое распространение [5, с. 34–35], в обозначенный период на районном уровне активно организовывались и успешно функционировали также производственные (научно-производственные) системы, агроконсорциумы типа АК «Щапово», территориальные межотраслевые ассоциации, районные кооперативные агропромышленные союзы. Изучению предпосылок возникновения, особенностей построения, специфики функционирования, а также опыта работы одной из таких организационных форм – производственным (научно-производственным) системам – посвящена настоящая статья.
Нормативными документами, регламентировавшими деятельность производственных (научно-производственных) систем, являлись Примерные положения о производственной (научно-производственной) системе, утвержденные приказами Госагропрома СССР от 19 ноября 1986 г. [3, с. 92–95] и от 15 декабря 1988 г.
В соответствии с первым вариантом Примерного положения под производственной (научно-производственной) системой понимали группу добровольно вступивших в нее на договорной основе предприятий и организаций (колхозов, совхозов, межхозяйственных и научно-производственных формирований и др.). Данная структура осуществляла совместную скоординированную деятельность по производству определенных видов продукции под организационным и технологическим руководством головного предприятия (организации) – системы на принципах хозяйственного расчета, взаимной заинтересованности и ответственности [3, с. 92].
Во втором варианте Примерного положения производственная (научно-производственная) система определялась как «форма договорных отношений группы предприятий, хозяйств, объединений, организаций, арендаторов, осуществляющих производство, переработку, хранение определенных видов продукции…» [4, с. 12].
В литературе имели место возражения против данного подхода к определению и толкованию понятия «производственная (научно-производственная) система» в пользу сравнения системы с кооперативом, формой кооперации, аргументируемые тем, что система, «как и любой другой кооператив, имеет собственные средства, комплектует штаты, избирает совет, развивает свою интеграционную деятельность и может стать самостоятельным юридически лицом… Договорные отношения участников системы не исчерпывают, таким образом, сути ее деятельности, а являются лишь необходимым инструментом ее нормального функционирования» [4, с. 12].
На головное предприятие – организационно-технологический центр Системы – возлагалась ответственность за высокоэффективное производство продукции растениеводства или животноводства на предприятиях и в организациях Системы, разработка и совершенствование технологии производства на основе новейших достижений науки и техники, организация ее внедрения в производство путем осуществления его материально-технического обеспечения.
Производственные системы могли быть сформированы на различных уровнях: районном [1, с. 9; 4, с. 29], межрайонном [1, с. 9; 6, с. 59], зональном [1, с. 9], областном [4, с. 29, 41], межобластном [4, с. 29, 41; 6, с. 74], республиканском [1, с. 9; 4, с. 41], межреспубликанском [6, с. 74]. В процессе функционирования системы масштаб деятельности мог меняться.
В процессе деятельности в систему могли включаться новые участники. Например, научно-производственная система «Гречиха» Тернопольской области изначально создавалась на базе 30 колхозов, расположенных в четырех районах Тернопольской области как горизонтально-технологическая, в дальнейшем ее координационная деятельность значительно расширилась, она фактически превратилась в вертикальное агропромышленное формирование, поскольку отсутствие материально-технической базы переработки и реализации привело к возложению этих функций на систему, что явилось одним из первых случаев создания межреспубликанского интегрированного формирования [4, с. 43; 6, с. 73–74]. С другой стороны, могли также иметь место случаи выхода предприятий-участников из системы по причине несоблюдения технологической дисциплины и условий внедрения технологии [6, с. 66, 72].
Головным предприятием могло быть передовое хозяйство, имеющее устойчивые, высокие, значительно опережающие средние по отрасли показатели по производству продукции, а также научное учреждение; научно-производственное или производственное объединение, межхозяйственные и другие предприятия (организации), применяющие в процессе производства современные, наиболее прогрессивные технологии.
При создании систем в отраслях растениеводства (за исключением технических культур) в качестве организаторов выступали, как правило, научные учреждения, а в отраслях животноводства организаторами новых интегрированных формирований в большинстве случаев выступали сельскохозяйственные предприятия [6, с. 70].
Предприятия–участники системы сохраняли свою юридическую самостоятельность и права юридического лица, входили в Систему, как правило, только по той отрасли или видам продукции, по которым данная система была сформирована. Таким образом, предприятие–организатор системы координировало производство продукции только отдельных отраслей в хозяйствах–членах производственных (научно-производственных) систем. При этом предприятия–участники системы несли ответственность за результаты своей хозяйственной деятельности, в том числе и за результаты координируемых в системе отраслей [6, с. 80]. По условиям заключенных с головными хозяйствами договоров при внедрении поставляемой технологии хозяйства–члены были обязаны строго соблюдать указания специалистов и консультантов, поскольку особое значение приобретало установление приоритета сторон в отношениях, координируемых в рамках межхозяйственных связей [6, с. 83]. Опыт функционирования ряда производственных и научно-производственных систем свидетельствует о том, что решение данной проблемы заключалось в исключительно высокой квалификации специалистов в центральном аппарате систем [6, с. 83].
Производственные и экономические взаимоотношения участников данных интегрированных формирований основывались на двусторонних договорах, в силу этого производственные (научно-производственные) системы не являлись обособленным объектом. Следует учитывать, что колхозы, совхозы и другие сельскохозяйственные предприятия, а также предприятия перерабатывающей промышленности находились в подведомственности разных уровней управления агропромышленным комплексом, что означало двойственный контроль над одной и той же деятельностью [6, с. 80–81].
Целью создания систем явилось обеспечение существенного роста производства и повышение его экономической эффективности на основе освоения интенсивных технологий и достижений науки и техники. Если на основании Примерного положения о производственной (научно-производственной) системе от 19 ноября 1986 г. создание систем осуществлялось организациями при Госагропроме СССР, госагропромами союзных и автономных республик, агропромами краев, областей, которыми определялись головные предприятия по видам деятельности, то согласно Примерному положению о производственной (научно-производственной) системе от 15 декабря 1988 г. право создания производственных систем было предоставлено советам агропромышленных формирований [2, с. 104].
Система организовывала свою деятельность на хозяйственном расчете и взаимовыгодной основе. Между головным предприятием и каждым предприятием-участником заключался договор, в котором излагались права и обязанности сторон при осуществлении совместной деятельности. Система официально регистрировалась как интегрированное формирование путем регистрации договора соответствующим агропромышленным комитетом.
Условием эффективности данных форм межхозяйственных связей должна являться прогрессивная технология производства, разработанная организатором и внедряемая в хозяйствах–членах системы, а создание производственных и научно-производственных систем должно было предопределяться готовностью научных учреждений, передовых колхозов и совхозов поставлять передовую технологию при наличии у них соответствующего интеллектуального потенциала. Неотъемлемые условия создания систем: во-первых, заключение об эффективности поставляемой технологии на основе ее апробирования в головном хозяйстве, данное высококвалифицированными специалистами органов управления агропромышленным комплексом; во-вторых, сосредоточение в головных хозяйствах производственных систем минеральных удобрений, средств защиты растений и других материально-технических ресурсов, поскольку интенсивная технология производства сельскохозяйственных продуктов, зачастую фондо- и материалоемкая, дает максимальный эффект только при оптимизации ресурсов.
В Примерном положении о производственной (научно-производственной) системе, утвержденном приказом Госагропрома СССР от 15 декабря 1988 г., речь шла только о приоритетном снабжении хозяйств–членов систем материально-техническими ресурсами по заявкам головного предприятия, т.е. организатор системы не гарантировал условия внедрения разработанной и поставляемой технологии [6, с. 82]. Решение данной проблемы посредством налаживания прямых связей головного предприятия с заводами-производителями и поставщиками техники и других материально-технических ресурсов с тем, чтобы в дальнейшем головное предприятие осуществляло поставки хозяйствам-участникам всего комплекса ресурсов, необходимых под интенсивную технологию, выглядело более перспективным [4, с. 36].
Руководство системой осуществлялось советом системы, в состав которого входили (по должности): руководитель головного предприятия, его заместители, директора совхозов, председатели колхозов и руководители других входивших в систему предприятий и организаций, а также ведущие специалисты и научные работники отрасли, по которой была организована система.
Председателем совета системы являлся руководитель головного предприятия. Повседневное руководство деятельностью системы осуществлял руководитель головного предприятия, который обеспечивал выполнение решений совета системы и нес ответственность за ее деятельность. Определяющим фактором эффективности производства является интеллектуальный потенциал, воплощенный в высококвалифицированных кадрах и специалистах отрасли, способных использовать ресурсы сельского хозяйства с максимальным эффектом, постольку решение вопроса рациональной концентрации специалистов имело немаловажное значение. Организаторы научно-производственных систем – научно-исследовательские институты, опытные хозяйства и другие научные учреждения – должны были располагать высококвалифицированными кадрами, способными не только разработать (заимствовать, адаптировать) прогрессивные технологии производства сельскохозяйственных продуктов, но и содействовать их внедрению.
В производственных же системах возложение руководства внедренческой работой в хозяйствах–членах системы на специалистов головного хозяйства–организатора (кроме выполнения своих прямых обязанностей руководства отраслью в головном хозяйстве) была непосильной для них задачей. При наличии исключительно высококвалифицированных кадров в отдельных передовых колхозах, совхозах и других сельскохозяйственных предприятиях они могли разрабатывать прогрессивные технологии, но их внедрение могло быть осуществлено в широких масштабах только при наличии обособленного штата в центральном звене системы [6, с. 84–85].
Исполнительным органом совета Системы могло являться хозрасчетное подразделение во главе с его заведующим. Создание таких подразделений было предусмотрено постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О совершенствовании научного обеспечения развития агропромышленного комплекса страны» (1987 г.).
Структура, численность и состав работников хозрасчетного подразделения определялись советом системы и головным предприятием в зависимости от объема выполняемых договорных работ и услуг, а также средств на оплату труда [4, с. 45]. В частности, в структуре данного подразделения Закарпатской зерновой научно-производственной системы были предусмотрены должности агрономов-организаторов (по одному для каждого района), агронома-энтомолога и старшего экономиста-финансиста. Кроме того, имело место привлечение к работе высококвалифицированных сотрудников отделов растениеводства, семеноводства и селекции Закарпатской государственной сельскохозяйственной опытной станции, выполнявших функции внештатных консультантов (по одному для каждого района) по внедрению интенсивной технологии, и консультанта по техническому обеспечению системы (в силу оснащенности хозяйств техническими средствами).
Основная ответственность за внедрение разработанной технологии выращивания зерновых возлагалась на агрономов-организаторов, работающих совместно со специалистами хозяйств. Эффективность поставляемой технологии в хозяйства системы предопределялась согласованной работой агрономов-организаторов и консультантов, закрепленных по отдельным районам [6, с. 60–61].
Права и обязанности участников системы определялись Примерным положением и договором. Головное предприятие гарантировало предприятиям–участникам системы достижение определенного договором уровня урожайности сельскохозяйственной культуры или продуктивности животных, объема производства, экономических показателей, при соблюдении предприятиями-участниками технологических требований и договорных обязательств. Экономические взаимоотношения головного предприятия с предприятиями-участниками определялись договором, в котором детализировались основные принципы деятельности системы и взаимная ответственность сторон.
Источниками финансирования расходов головного предприятия системы являлись отчисления предприятий-участников в виде:
а) вступительного взноса;
б) отчислений предприятий-участников от результатов их участия в системе.
Вступительный взнос являлся первоначальным отчислением предприятий-участников головному предприятию с целью возмещения организационных расходов, его размер определялся советом системы в зависимости от вида ее деятельности. Он исчислялся по нормативам, определенным в расчете на 1 га посева профилирующей культуры или на 1 голову скота [4, с. 28].
Нормативы отчислений предприятий-участников головному предприятию рассчитывались исходя из стоимости (по государственным закупочным или расчетным ценам) дополнительно полученной продукции и прибыли, что и утверждались советом системы. Необходимость отчисления определенной доли как от стоимости дополнительной продукции, так и от дополнительной прибыли диктовалась тем, что далеко не всегда рост производства приводит к увеличению прибыли, а стимулировать необходимо и то и другое [4, с. 49–50; 6, с. 87–88]. При этом нормативы отчислений должны были покрывать расходы по оплате труда работников штатного аппарата, консультантов головного предприятия, связанных с деятельностью системы, затраты на проведение организационно-технических и других работ в соответствии с договорами, обеспечивать прибыль от этих затрат и расходов головному предприятию, а также расширение деятельности системы.
Расчеты предприятий-участников с головным предприятием могли проводиться по итогам года или завершения производственного цикла системы. Советом системы мог быть установлен иной порядок взаиморасчетов, исходя из размеров систем, их структуры, целей и условий функционирования: отказ от вступительного взноса и отчислений от прибыли, введение ежегодного взноса и отчислений от показателей, не предусмотренных Примерным положением, установление дифференцированной шкалы отчислений. [4, с. 50]. Например, вместо вступительного взноса могла быть предусмотрена фиксированная оплата хозяйств за разработку и внедрение усовершенствованной интенсивной технологии в определенном размере за каждый гектар координируемой площади [4, с. 50–51; 6, с. 67].
Расчеты по результатам деятельности производились посредством отчислений головному предприятию в определенных нормативах от стоимости дополнительной продукции и прибыли. Примерные нормативы отчислений хозяйств-участников колебались в зависимости от специализации систем: от 1 до 15% от дополнительной стоимости валовой продукции и от 3 до 10% от дополнительной прибыли. Например, в Курганской научно-производственной системе хозяйства выплачивали по окончании производственного цикла 20% от дополнительного условно чистого дохода [4, с. 51]. В случае неполучения запланированного объема прибыли, несмотря на использование рекомендованной технологии (за исключением стихийных бедствий), предусматривалось возмещение убытков, понесенных хозяйством, за счет головного предприятия [4, с. 49–50, 51; 6, с. 67].
Практика применения требований возмещения всей недополученной против плана суммы прибыли головным предприятием хозяйствам–участникам показала его неправомерность, вызванную тем, что выполнение плана прибыли зависело не только от сферы производства, а также от реализации продукции или ее использования в хозяйстве, поскольку хозяйства–члены системы в силу сохранения определенной самостоятельности могли по своему усмотрению реализовать сверхплановую продукцию по повышенным ценам или использовать ее для укрепления кормовой базы хозяйства, где она учитывалась по себестоимости [6, с. 67]. Возмещение стоимости снижения валового сбора по сравнению с базисным периодом на практике производилось головным предприятием в размере, как правило, 20% [4, с.51; 6, с. 67]. В случае неполучения ожидаемого эффекта по причине нарушения рекомендованной технологии на участника системы возлагалась обязанность отчислить головному предприятию денежные средства за оказанные услуги согласно установленным в договоре нормативам [4, с. 51].
В агропромышленных системах, где перерабатывающее или обслуживающее предприятие являлось хозяйством–участником (не организатором), экономические взаимоотношения головного предприятия с ними строились так же, как и со всеми остальными, но при этом они выплачивали определенную долю доходов, полученных за счет улучшения качества продукции (сырья).
Под структурой производственной или научно-производственной системы понимался ее состав – набор предприятий и организаций-участников. В структурном плане каждая система состояла из двух основных частей, где на одном полюсе находился организационно-технологический центр, а на другом – рядовые участники, которые вели основное производство данного вида продукции. В наших условиях специализированные предприятия, выполнявшие функции материально-технического снабжения, технического, агрохимического, транспортного обслуживания, защиты растений, семеноводства и т.д., также на определенных условиях в ряде случаев могли входить в систему в качестве ее участников. Имели место случаи создания предприятиями агросервиса специфических систем с соответствующими функциями, хотя такие системы могли дублировать свои функции с обычными договорными отношениями этих предприятий с колхозами и совхозами.
Формирование крупных систем (преимущественно областного уровня) выглядело целесообразным в случае наличия у головного предприятия сети опорных пунктов в лице передовых хозяйств, районных и межрайонных базовых хозяйств, зональных опытных станций или опытных хозяйств НИИ в различных зонах, через которые оно могло бы оказывать влияние на основную массу хозяйств-участников. С другой стороны, как показал опыт, крупномасштабные системы нередко становились трудноконтролируемыми, чрезмерно сложными по структуре и связям, что затрудняло решение оперативных задач, ослабляло авторский контроль, нарушало организационно-технологическое единство формирования и могло привести к возникновению претензий и невыполнению принятых обязательств по договорам. Были, однако, и исключения. Например, масштабы систем по племенному делу зависели в основном от размеров головного предприятия (экспериментального хозяйства, птицезавода) и количества предприятий, желавших приобрести его продукцию. Участники системы были нередко значительно удалены от головного предприятия и могли находиться в разных республиках. Системы по производству пищевых яиц и мяса бройлеров, как правило, следовало ограничивать рамками области (края, АССР), тогда как производящие мясо уток, гусей, индеек было целесообразно организовывать на межобластном (межреспубликанском) уровне, поскольку число хозяйств соответствующего профиля невелико.
Разумеется, как по структуре, так и по размерам (масштабам) производственных и научно-производственных систем не могло быть дано каких-либо жестких рекомендаций: все зависело от конкретных условий [4, с. 40–41].
Подавляющее большинство систем носило горизонтальный характер и не включало в свой состав ни заготовительных, ни перерабатывающих предприятий. Вместе с тем в порядке эксперимента было создано несколько агропромышленных систем, где перерабатывающее предприятие стало головным [4, с. 42–44, 149–153].
Построение систем по вертикальному принципу выглядело предпочтительным в плодоовощеводстве, что объяснялось малой транспортабельностью и большими затратами на хранение такой продукции, требовавшими органического единства всех технологических стадий: производства, заготовок, переработки и реализации. Вертикальные системы, сформированные по конечному продукту и образовывавшие замкнутую технологическую цепь, являлись своеобразными агропромышленными объединениями. Вместе с тем системы и объединения – это качественно различные типы интеграции. Для колхозов и совхозов конечным продуктом являлось сырье и их доходы не должны были зависеть от состояния транспортных магистралей, складского хозяйства, мощностей перерабатывающих предприятий и применяемой на них технологии. Кроме того, создание интегрированных агропромышленных систем требовало отработки соответствующего хозяйственного механизма, обеспечивающего четкое взаимодействие всех стадий, в том числе и системы образования. Эти обстоятельства обусловили предпочтительность формирования производственных систем в отдельности по производству сырья и по его переработке [4, с. 43].
За счет средств вступительных взносов и отчислений предприятий-участников головное предприятие могло при необходимости принимать на постоянную работу или по совместительству специалистов и других работников для обеспечения деятельности системы в соответствии с заключенными договорами.
Оплата труда специалистов производилась в порядке, предусмотренном для аналогичных работников головного предприятия. При этом исчисление размера оплаты труда за продукцию, премирование за прирост объема реализации продукции, рентабельность и прирост рентабельности производилось в установленном порядке с учетом дополнительной продукции и прибыли, которые отчислялись головному предприятию по установленным нормативам.
В частности, приказом Госагропрома СССР от 31 декабря 1987 г. были установлены группы по оплате труда хозрасчетных подразделений в зависимости от годового объема внедренческих работ, определяемого как сумма всех поступлений по договорам, включая отчисления предприятий–участников системы от полученного экономического эффекта. Внутри каждой группы для различных должностей были установлены соответствующие должностные оклады. Согласно этому приказу до полного выполнения работ и получения конечного результата в соответствии с заключенными договорами работникам подразделения выплачивался аванс в размере 80% должностного оклада. В случае нарушения договорных условий по не зависящим от них причинам решение о выплате остатка заработной платы принимало руководство организации, в состав которой входило данное подразделение. За особо успешную работу, обеспечившую значительный рост производства, повышение качества продукции, снижение ее себестоимости, работникам подразделения выплачивались премии до основного годового заработка из фонда материального поощрения, образуемого от хозрасчетной деятельности. При определении договорной цены и распределении остаточной прибыли хозрасчетная группа применяла нормативы, установленные для научной организации. Для работников системы при решении вопросов материального стимулирования могло быть использовано и положение о базовом хозяйстве.
В практической деятельности систем следовало учитывать письмо Госбанка СССР от 6 июля 1987 г. № 05103/195, в котором разъяснялось, что оплата труда работников, обеспечивавших деятельность научно-производственных и производственных систем, должна была производиться за счет вступительных взносов и отчислений предприятий-участников сверх фонда заработной платы головного предприятия. Оплата труда рабочих, привлеченных для выполнения работ в системе (постоянно, временно или по совместительству), производилась в порядке, установленном для постоянных рабочих совхоза. Специалисты, работавшие по совместительству, а также имевшие ученые степени, оплачивались в соответствии с существовавшими положениями. Специалисты и другие работники, принимаемые на постоянную работу в головные предприятия для обеспечения деятельности системы, не включались в численность административно-управленческого персонала и учитывались сверх типовых штатов этих предприятий. Расходы на осуществление деятельности Системы выделялись в производственно-финансовом плане головного предприятия по соответствующим разделам.
Поступавшие средства предприятий-участников зачислялись на расчетный счет головного предприятия. До 50% отчислений предприятий-участников, оставшихся после расходов на осуществление деятельности системы, направлялись равными долями в фонды материального поощрения и социально-культурных мероприятий сверх нормативов, предусмотренных по основной деятельности головного предприятия.
Головное предприятие получало краткосрочные кредиты на предусмотренные в плане работы и услуги для предприятий-участников, входивших в систему, по плановой себестоимости этих работ и услуг, предусмотренных в производственно-финансовом плане головного предприятия.
Для изучения предпосылок возникновения, особенностей построения, специфики функционирования, а также опыта работы таких организационных форм районного уровня, как агроконсорциумы типа АК «Щапово», территориальные межотраслевые ассоциации и районные кооперативные агропромышленные союзы, необходимо провести специальное исследование.


Литература
1. Кооперирование предприятий по созданию производственных (научно-производственных) систем / С.С. Бакай, П.Ф. Волоха, Ю.М. Карасин и др.; Под ред. В.П. Сытника и А.В. Крисального. – К.: Урожай, 1988. – 80 с. – (Развитие кооперации в АПК: опыт, проблемы).
2. Посунько Н.С. Управление агропромышленным производством. – М.: Росагропромиздат, 1989. – 191 с.; ил.
3. Примерное положение о производственной (научно – производственной) системе. Утверждено Госагропромом СССР // Экономика сельского хозяйства. – 1987. – № 4. – С. 92 – 95.
4. Производственные и научно-производственные системы в сельском хозяйстве / Е.С. Оглоблин, А.Д. Джахангиров, В.С. Боев и др. – М.: Агропромиздат, 1990. – 207 с.
5. Стародубцев В.А., Письменная Д.Н., Смышляев В.С. Агропромышленные объединения. – М.: Знание. – 1990. – 64 с. – (Новое в жизни, науке, технике. Сер. «Сельское хозяйство»; № 12).
6. Шепа В.В., Алмаши А.К. Новые интегрированные формирования в сельском хозяйстве. – Ужгород: Карпаты, 1990 – 91 с.: ил., табл.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия