Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (26), 2008
ВОЕННАЯ ЭКОНОМИКА
Аверьянов И. А.
адъюнкт кафедры экономических теорий и военной экономики Военной финансовой академии (г. Ярославль)

О финансовом обеспечении социально-экономических потребностей вооруженных сил России

Современный этап военного строительства Вооруженных сил связан с процессом дальнейших преобразований и поиском наиболее приемлемых подходов к национальной модели социально ориентированной экономики. В этой связи решение задач по обеспечению военной безопасности находится в прямой зависимости как от уровня и качества экономического роста, так и от эффективности социальной политики государства в Вооруженных силах страны.
К 2008 году проводимые в армии преобразования не подкрепляются в должной мере заботой о повседневной жизни военнослужащих и их материальном положении. Министр обороны РФ в своем докладе «Основные итоги работы Министерства обороны Российской Федерации в 2007 году и основные направления деятельности в 2008 году» указывает на то, что существенное влияние на обстановку в воинских коллективах и способность армии и флота выполнять свои задачи оказывает уровень социальной защищенности военнослужащих.
В 2007 г. дважды (с 1 января и с 1 декабря 2007 года) были повышены должностные оклады и оклады по воинским званиям (на 10% и 15% соответственно), принимались точечные решения по повышению конкретных надбавок (например, принято решение об увеличении надбавок плавсоставу ВМФ с 30% оклада по воинской должности до 100%). Принятые меры по повышению денежного довольствия военнослужащих не компенсировали повышения общего уровня жизни в стране. Острым остается вопрос и об обеспечении 130 тыс. семей военнослужащих жильем. Рост индекса цен с 2003 года к началу 2008 г. составил порядка 50%, что и привело к снижению жизненного уровня военнослужащих.
Экономический фактор в условиях комплектования профессиональной армии выдвигается на передний план. По мнению исследователей, лишь в 20% субъектов Федерации можно использовать экономический фактор как стимул к заключению контрактов о прохождении воинской службы. Это низкий показатель [10, с. 125], учитывая, что численность населения этих субъектов составляет около 11% от всей численности населения России. Такое положение негативно отражается на качественных параметрах обеспечения военной безопасности государства. Переход к комплектованию Вооруженных Сил на преимущественно контрактной основе в таких условиях остается крайне проблематичным.
Профессионализация Российской армии и флота – процесс объективный, многоплановый и связан с совершенствованием всей военной организации государства. Интерес к данной проблематике продиктован необходимостью социально-экономического обеспечения военнослужащих, поскольку в условиях профессиональной армии эти вопросы являются ключевыми.
Отечественный и зарубежный опыт свидетельствует о том, что создание эффективной системы по обеспечению потребностей военнослужащих – процесс длительный и затратный. В докладе, представленном 30 июня 1966 г. Конгрессу США министерством обороны, говорится: «В целом теоретически возможно “купить” добровольческую армию, заплатив за это цену, доходящую до 17 млрд долл. в год (конкретная сумма зависит от уровня безработицы)». (По предварительным расчетам переход Вооруженных Сил на систему комплектования преимущественно по контракту потребует порядка 138 млрд руб. [9].) Этот же опыт говорит о том, что четко спланированное реформирование социальной сферы в Вооруженных силах возможно только при условии синхронного изменения военной и военно-социальной политики.
В связи с изменением положения России усилилось стремление ряда государств к ослаблению позиций России как мировой державы в политической, экономической и военной областях. Военные угрозы безопасности России связаны с нарушением прежней системы обороны страны. Появились большие по протяженности неохраняемые участки государственной границы Российской Федерации. В настоящее время практически отсутствует угроза крупномасштабной агрессии против России, но нельзя исключать попытки силового воздействия на страну. Реальную угрозу для России в оборонной сфере представляют существующие и потенциальные очаги локальных войн и региональных конфликтов вблизи ее государственной границы.
Технологический отрыв ряда государств мира может привести к качественно новому этапу развязывания гонки вооружений. Серьезную угрозу представляет распространение ядерного и других видов оружия массового поражения. Одновременно расширяется спектр угроз, связанных с международным терроризмом и с возможным использованием ядерного и других видов оружия массового уничтожения. Угроза национальной безопасности Российской Федерации в оборонной сфере связана и с незавершенностью процесса реформирования военной организации государства. Это проявляется в обострении социальных проблем в Вооруженных силах Российской Федерации. Для обеспечения национальной безопасности страны в оборонной сфере требуется совершенствование всей военной системы государства.
Необходимым условием решения этой задачи является достаточное финансирование Вооруженных сил, т.к. их численность, организационно-штатная структура, техническая вооруженность, принципы комплектования, подготовленность личного состава и его морально-психологическое состояние во многом зависят от величины и структуры оборонного бюджета. Именно через оборонный бюджет осуществляется непосредственное обеспечение национальной безопасности государства. Проблема бюджетного финансирования военной сферы широко обсуждается в средствах массовой информации, является предметом дискуссий и споров в парламенте страны, различных политических и общественных организациях.
Остро стоит вопрос о предельной доле военных расходов в валовом внутреннем продукте. Однозначного ответа на этот вопрос мировой наукой и практикой не достигнуто. В общетеоретическом плане не вызывает сомнения утверждение о том, что уровень милитаризации экономики не должен превышать определенные рамки, выход за которые влечет за собой отрицательные последствия для государства. Страна не может длительное время поддерживать степень милитаризации экономики на уровне выше 9% ВВП без серьезных экономических последствий [8, с. 54]. В то же время данный показатель 4–5% может быть приемлем в течение достаточно длительного периода [8, с. 54]. В США за 50–70-е годы военные расходы за десятилетие росли в 1,5 раза, а в 80-е годы они выросли более чем в 2 раза [8, с. 259]. Только ежегодный прирост военных расходов США превышает весь военный бюджет России [8, с. 51].
ВВП России значительно меньше, чем в США и ведущих странах Западной Европы. Для сопоставления военных расходов России с военными расходами ведущих стран НАТО их доля в ВВП должна быть значительно большей, чем в бюджетах зарубежных стран. Сейчас размер материальных средств, выделяемых на оборону в США, составляет порядка 3,7% от ВВП страны, и стоит присмотреться не только к их относительной величине, но и к их абсолютному значению по сравнению с расходами на национальную оборону в России. Перед Россией стоит задача по повышению эффективности использования бюджетных средств путем оптимизации оборонного бюджета, экономии и рационального использования финансовых ресурсов.
В Основах (концепции) государственной политики Российской Федерации по военному строительству на период до 2005 года был предусмотрен специальный раздел – «Финансовое обеспечение военного строительства». В нем указывалось, что в установленных рамках расходов федерального бюджета на военное строительство по разделу «Национальная оборона» должно выделяться не менее 3,5% от ВВП, при этом необходимо оптимизировать структуру расходов ВС РФ в направлении увеличения их доли на боевую подготовку, НИОКР и закупки ВВТ за счет относительного сокращения расходов на текущее содержание армии и флота. При значительном несоответствии выделяемых и требуемых объемов финансовых средств военное строительство превращается в процесс разрушения военной структуры государства. Существует некоторый минимально допустимый уровень военных расходов, ниже которого затраты на оборону в принципе теряют смысл, так как не обеспечивают достижения целей, ради которых они осуществляются.
Согласно решению Совета безопасности России от 11.08.2000 г. были определены показатели расходов федерального бюджета по разделу «Национальная оборона»: в 2001 году – 2,65%; в 2002 году – 2,80%; в 2003 году – 2,84%; в 2004 году – 3,01%. Однако реальные расходы на национальную оборону (в процентах от ВВП) были меньше, поскольку реальные объемы ассигнований в сопоставимых ценах уменьшились. Дополнительным фактором уменьшения реальных ассигнований на строительство и содержание ВС РФ явилось изменение структуры раздела «Национальная оборона» федерального бюджета.
Оценки Минэкономики РФ показали, что в случае установления доли расходов на национальную оборону на уровне 3,5% ВВП с начала 2000 года до 2015 года может произойти значительное снижение потенциала роста экономики страны, что в конечном итоге приведет к сокращению расходов и на оборону. В то же время Минэкономики РФ готово было поддержать динамику доли расходов на национальную оборону в интервале от 2,63% (2000 г.) до 3% (2015 г.) при сохранении «разумно сбалансированного роста экономического потенциала страны».
Доля расходов на национальную оборону в расходной части федерального бюджета составляла в 1998 г. 2,98% от ВВП, в 1999 г. 2,34%, в 2000 г. 2,63%, в 2001 г. 2,66%, в 2002 г. 2,6%, в 2003 г. 2,67%, в 2004 г. 2,64%, в 2005 г. 2,75%, в 2006 г. 2,52%, в 2007 г. 2,63%. Несмотря на реальный рост ВВП страны с 2000 года и, соответственно, уменьшение бремени расходов федерального бюджета на обслуживание государственного долга, доля расходов бюджета на национальную оборону, планировавшаяся в 2004 году, не приблизилась к нормативной цифре 3,5% и составила 2,64%, а в 2007 году – 2,63%.
Анализ показателей федерального бюджета с 2000 года в части расходов на национальную оборону показывает, что расходы федерального бюджета не в полной мере обеспечивают планомерное сбалансированное развитие Вооруженных сил в соответствии с ориентирами, определенными концептуальными документами военного строительства. Основными причинами этого являются следующие.
1. Финансирование национальной обороны не является приоритетом в расходах федерального бюджета. Несмотря на рост абсолютной суммы расходов на национальную оборону, их удельный вес в расходной части федерального бюджета находится на уровне 15 процентов.
2. Уровень расходов, предусмотренных федеральными бюджетами за последние 5 лет по разделу «Национальная оборона», ниже минимального уровня, предусмотренного решением Совета безопасности России от 11 августа 2000 года, и составляет в среднем 2,6%.
3. Значительное сокращение численности Вооруженных сил к 2007 году не позволило уменьшить диспропорции в структуре расходов на строительство и содержание Вооруженных сил.
4. Бюджеты последних лет позволили несколько стабилизировать ситуацию по финансированию Вооруженных сил. От политики выживания страна последовательно перешла к политике развития Вооруженных сил. Увеличивается число мероприятий по боевой и оперативной подготовке, улучшается качество проведения этих мероприятий, что способствует повышению уровня подготовленности военнослужащих и степени слаженности соединений и воинских частей.
5. Структура численности Вооруженных сил не является оптимальной с точки зрения как соотношения между военнослужащими и гражданским персоналом, так и соотношения между офицерским, сержантским и рядовым составом. По состоянию на 1 января 2006 г. наши Вооруженные Силы вышли на установленную Президентом РФ штатную численность – 1134,8 тыс. военнослужащих. В ближайшей перспективе (к 2011 г.) планируется иметь штатную численность ВС РФ, равную 1,1 млн военнослужащих [4, с. 23].
В условиях масштабных структурных преобразований, проводимых в Вооруженных силах, продолжается практика планирования бюджетных расходов «от базы прошлого года» без применения научно обоснованных методов программно-целевого планирования, долгосрочного и среднесрочного экономического прогнозирования. В настоящее время осуществлен переход к трехлетнему бюджетному планированию в масштабах всей страны. В соответствии с поручением Президента РФ начиная с 2007 года федеральный бюджет будет утверждаться федеральным законом на 3 года. Переход к среднесрочному планированию позволяет создать условия для повышения эффективности использования бюджетных средств за счет совершенствования и оптимизации системы государственных закупок [6, с. 18].
Проведенные исследования показали, что расходы по смете Министерства обороны с 1995 по 2003 годы, утверждаемые ежегодно в рамках федерального бюджета, сократились в сопоставимых ценах более чем в 3 раза, а численность ВС РФ в этот период снизилась лишь в 1,4 раза. Неуклонно снижалась доля расходов на строительство и содержание Вооруженных сил в расходной части федерального бюджета и ВВП страны.
Недофинансирование потребностей происходило по всем видам обеспечения Вооруженных сил, что представлено в табл. 1.
Таблица 1
Динамика удовлетворения потребностей по видам (в %)
В 2001 г. законом была утверждена сумма ассигнований, составляющая 78,9% заявки МО РФ, в 2002 г. – 80,8%, в 2003 г. – 85,5%. В 2001 и 2002 гг. законодательно утвержденные ассигнования были профинансированы практически на 100% [1, с. 251–253]. На 2004 год сумма ассигнований на содержание и развитие Вооруженных сил по отношению к заявленным потребностям составила 80%.
Помимо абсолютного сокращения расходов по смете Министерства обороны произошло и их относительное снижение. В период 1994–2002 гг. доля финансирования ВС в ВВП страны уменьшилась в 2,4 раза [7, с. 7]. Сокращение оборонного бюджета привело и к изменению его структуры за счет снижения расходов на закупки ВВТ, НИОКР, боевую подготовку и капитальное строительство. В результате до 30% сократилась оснащенность ВС современными образцами ВВТ при сложившемся в международной практике уровне 60% [5, с. 51]. Согласно Государственной программе вооружения на 2007–2015 гг. (ГПВ-2015) в период 2010–2015 гг. планируется наращивание закупок основных типов ВВТ.
Сложившееся финансирование не позволяет решать проблему эффективного использования средств, выделяемых на строительство и реформирование Вооруженных Сил. Хронический дефицит ресурсов заставляет использовать неприкосновенные запасы, объем которых в настоящее время по отдельным позициям составляет 70% от требуемого уровня. Весьма показательными являются некоторые интегральные характеристики финансового состояния ВС РФ. Так, ресурсообеспеченность одного российского военнослужащего за 1995–1999 годы уменьшилась более чем на 30%. По этому показателю Россия уступает США в 15 раз, Великобритании в 7 раз, Китаю в 4 раза и т.д. [3, с. 16]. С 2000 года ситуация с ресурсным обеспечением военнослужащих стала выправляться. В части обеспечения личного состава к 2007 году произошел рост таких показателей, как удельные расходы на денежное довольствие, транспортные расходы и вещевое обеспечение. Рост этих показателей произошел за счет сокращения численности личного состава и не привел к существенному росту материального обеспечения военнослужащих. Увеличение денежного довольствия военнослужащих и гражданского персонала в 2002 и 2003 годах произошло на фоне отмены ряда социальных льгот (компенсации налога на доходы физических лиц, ежемесячной пенсионной надбавки для лиц, имеющих право на пенсию, льгот по оплате жилья, коммунальных услуг и телефона). Решение по увеличению денежного довольствия явилось индексацией инфляционных процессов в стране и фактически не изменило уровень реальных доходов военнослужащих. В 2004 году индексации доходов военнослужащих не было предусмотрено, а с принятием Федерального закона № 122-ФЗ и отменой многих льгот положение военнослужащих фактически не улучшилось.
За последние два года размеры и сроки индексации денежного довольствия с учетом параметров роста уровня инфляции (2006 год – 9%, 2007-й – 6,5% и 2008-й – 4,5%) обеспечат реальное повышение денежного довольствия военнослужащих в 1,4 раза [6, с. 17]. Но величина этого повышения из-за более высокого роста уровня инфляции не может выйти на показатель в 1,4 раза. С целью выполнения поручения Президента Российской Федерации о повышении реальных доходов военнослужащих к концу 2008 года не менее чем в 1,5 раза в 2007 году, как уже отмечалось, произведено 15-процентное повышение должностных окладов и окладов по воинским званиям.
Серьезный перекос существует в решении жилищной проблемы военнослужащих. За последние три года общая численность очередников сократилась на 30 тысяч, а жилищный вопрос по-прежнему остается актуальным для 130 тысяч семей.
Представленные данные свидетельствуют о неблагоприятной ситуации с финансированием социально-экономических потребностей Вооруженных сил, что требует принятия политического решения в части сбалансированности задач, стоящих перед страной. Кроме того, вне зависимости от уровня расходов на оборону остается проблема по оптимизации распределения выделенных ассигнований. Обоснование решений по ресурсному обеспечению современного этапа военного строительства следует начинать с переоценки социально-экономических аспектов дальнейшего развития оборонного потенциала.
Во-первых, необходимо учесть, что переход на профессиональную армию невозможен без полноценной социальной реформы. Переход к новому принципу комплектования предполагает преобразования как в материально-имущественном положении военнослужащих, так и в социальной сфере.
Во-вторых, существующая практика определения потребностей Вооруженных сил и их финансирования практически не позволяет конкретизировать социально-экономические программы.
В-третьих, современный этап развития средств вооруженной борьбы и способов ее ведения предполагает исключительно высокие требования к личному составу Вооруженных сил в интеллектуальном плане.
В-четвертых, сохранению и развитию интеллектуального потенциала должна способствовать реализация в управлениях МО, НИИ, вузах Министерства обороны, где ведется научная и исследовательская работа.
В-пятых, необходимо обратить внимание на кадровый состав армии и флота, которые составляют основу мобилизационного резерва государства, подготовка которого обеспечивает безопасность страны.
Рассмотренные социально-экономические особенности современного ресурсного обеспечения военного строительства позволяют сформулировать требования-ограничения, обязательные при решении задач планирования, распределения и использования бюджетных средств, с учетом необходимости реформирования социальной сферы Вооруженных сил РФ:
1) синхронность преобразований как в военно-технической, так и в социально-экономической сферах с опережением последней;
2) обеспечить централизованное управление ресурсами, направляемыми в социальную сферу ВС РФ;
3) планировать ресурсное обеспечение с учетом возможностей внебюджетных источников;
4) обеспечить программно-целевое распределение, планирование и использование ресурсов, выделяемых на нужды социально-экономического обеспечения военнослужащих и членов их семей.


Литература
1. Воробьев В.В. Финансово-экономическое обеспечение оборонной безопасности России: проблемы и пути решения. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2003. – С. 369–370.
2. Основы военно-экономических знаний /Ю.Е. Власьевич, А.С. Сухогузов, В.А. Зубков. – М.: Воениздат, 1989. – С. 259.
3. Бажанов В.А., Цирулис К.Н. Экономика военной реформы // ЭКО. – 2004. – № 12. – С. 12–29.
4. Балуевский Ю.Н. Опираясь на достигнутое – идти дальше и увереннее // Российское военной обозрение. – 2006. – № 1. – С. 2–6.
5. Корсунь В.П., Токарев Д.А. К вопросу о показателях оценки оборонной безопасности России // Военная мысль. – 2003. – № 4. – С. 51–53.
6. Куделина Л.К. Оборонный бюджет – 2007 // Российское военное обозрение. – 2007. – № 1. – С . 16–18.
7. Николаев А.И. Военный бюджет 2002 года // Военно-экономический вестник. – 2002. – № 2. – С. 5–12.
8. Пожаров А.И. Военно-экономический потенциал России: состояние и перспективы // Военная мысль. – 2003. – № 2. – С. 51–57.
9. Смирнов В.С. Какой будет служба по контракту? // Красная звезда. – 2003. – № 80 (6 мая).
10. Циганков А.М. Социально-экономические условия привлечения граждан к поступлению на военную службу по контракту: региональный аспект // Право в Вооруженных Силах. – 2007. – № 8. – С. 125–126.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия