Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (26), 2008
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Рыбаков Ф. Ф.
заведующий кафедрой экономической теории и экономической политики
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор,
заслуженный работник высшей школы РФ


Эволюция промышленности Санкт-Петербурга (XIX век)

Экономика России в период второй половины XVIII – начала XIX вв. сложна и противоречива. Промышленность постепенно вовлекается в орбиту рыночного хозяйства. В 1775 г. Екатерина II издает манифест о свободе предпринимательства, суть которого – в ликвидации любых запретов на занятие промышленной деятельностью. В это же время в России усиливается крепостничество. В 1767 г. крестьянам даже запретили подавать жалобы на своих помещиков.
Мануфактур в России к концу XVIII в. насчитывалось более 2 тыс. *. Их формы более разнообразны, чем в начале века (казенные, дворцовые, вотчинные, купеческие и крестьянские).
В Петербурге насчитывалось около 100 мануфактур. По опубликованным данным в их число входили 4 судостроительных, 7 канатных, 3 пороховых завода (мельницы), 13 галантерейных фабрик, 10 шелковых и шпалерных мануфактур, 12 других текстильных предприятий, 5 фарфоровых и стекольных заводов, 9 металлообрабатывающих предприятий, 15 кирпичных заводов *.
Однако фабрика все решительнее вытесняет мануфактуру. Паровая машина ускорила процесс формирования фабрично-заводской промышленности. Крепостничество не способствовало ускоренной поступи промышленного переворота. Поздняя индустриализация России была обусловлена объективными причинами. С 1830 по 1860 гг., по мнению ряда ученых, в России осуществился переход от мануфактуры к фабрике *.
В Петербурге лишь через 90 лет после рождения города был основан первый частный металлообрабатывающий завод (1792 г). Шотландец Чарльз Берд на Матисовом острове приобрел предприятие, первоначально включающее три пильные мельницы и железоделательные мастерские с плавильными печами *.
Расширялись внутренние рынки. По опубликованным данным в середине 1760-х годов в Петербурге числилось 1868 купцов, из которых 452 вели собственную торговлю *. Все это способствовало развитию промышленность. Казенные мануфактуры утратили монополию на металлообработку и другие виды промышленной деятельности. Завод Ч. Берда – первенец частного предпринимательства в металлообработке Петербурга. Именно здесь была использована «огненная машина» (так в те времена называли паровые двигатели). Только за первую четверть XIX в. завод выпустил 141 паровую машину для оснащения других предприятий города. Машинизация российского производства, ее начало тесно связаны с Петербургом. Здесь важен факт трансформации мануфактур в фабрики. Как известно, индустриальная система зиждется на совершенно иной энергетической базе, которой является паровая машина. Фабрика с паровым двигателем – основная производственная единица индустриальной системы.
Известен постулат, что две силы создали капитализм – пар и кредит. Первая – естественная, вторая – общественная.
В 1754 г. во время царствования Елизаветы Петровны был образован Государственный заемный банк. Под этим названием, как отмечается в монографии «Петербург. История Банков», осуществляли свои операции учреждения ипотечного (долгосрочного) и коммерческого (краткосрочного) кредита. Это Банк для дворянства и Банк для поправления при Санкт-Петербургском порте коммерции, т.е. банк для купечества *. Таким образом, кредитная система, начало которой приходится на середину XVIII века, стала мощным орудием утверждения индустриальной системы. Здесь же следует отметить появление первых бумажных денег в России (манифест от 29 декабря 1768 г.). Объяснение подобной акции звучало как необходимость «комфортных» средств обращения и платежа *.
По мнению М.И. Туган-Барановского, «допетровская Русь совсем не знала фабричного производства» *. Это действительно так, исключая отдельные случаи, когда иностранцы и богатые бояре при поддержке правительства создавали подобные структуры. М.И. Туган-Барановский утверждал, что принципиальное отличие фабрики от мануфактуры заключается в том, что на фабрике существенная часть процесса производства выполняется машинами, «поэтому история машин есть вместе с тем история фабрики» *.
В Петербурге первоначально в качестве энергетической базы на мануфактурах использовалась падающая вода. Поэтому на небольших реках строили плотины (реки Ижора, Охта, Оккервиль и др.), а энергия падающей воды вращала соответствующие устройства (например, пильные и пороховые мельницы). Паровой двигатель видоизменил техническую основу производства.
В первой половине XVIII в. в Петербурге насчитывалось 20 металлообрабатывающих и около 60 предприятий легкой промышленности *.
Как известно, фабричная стадия экономики вначале утвердилась в Англии, которую считают «первой фабрикой мира». Отраслевая принадлежность первых фабрик – хлопчатобумажная и суконная отрасли легкой промышленности. В Петербурге первая прядильно-ткацкая фабрика возникла в 1798 г., т.е. почти через век после основания города. Рост числа хлопчатобумажных фабрик в Петербурге приходится на 30-е – 50-е годы XIX века. В 1837 г. основана Александро-Невская мануфактура, в 1834 г. – ситценабивная фабрика на Васильевском острове, в 1835 г. – Российская бумагопрядильная, в 1844 г. – новая бумагопрядильная, в 1852 г. – Спасская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура. В 1859 г. на предприятиях города было установлено 600 тыс. прядильных веретен *. Однако параллельно с текстильной промышленностью фабрично-заводская система все прочнее охватывала зарождающееся отечественное машиностроение. В Петербурге четко прослеживается технологическая и производственная эволюция от лесопиления к цветной металлургии и затем к машиностроению. Так было на заводе Ч. Берда, Ижорских заводах и других предприятиях.
Как отмечают авторы энциклопедии «Три века Санкт-Петербурга», первые паровые двигатели в России были построены на заводе Ч. Берда, а в 1804 г. в арсенале появляется паровая машина, изготовленная на этом же заводе *. В XIX в. паровые машины производили Ижорские, Путиловский, Александровский и другие заводы. Машинизация промышленности началась в первой четверти XIX в. Однако процесс этот набрал обороты только во второй половине XIX в.
Один из первых машиностроительных заводов – основанный в 1826 г. Александровский чугунолитейный завод. Это было крупнейшее для своего времени предприятие. Еще раньше в 1801 г. из Кронштадта в Петербург перевели казенный чугунолитейный завод, на базе которого был создан знаменитый Путиловский. Следует помнить и об импорте машин и оборудования. С 1831 по 1840 гг. ввоз машин в Россию оценивался в 4,1 млн руб. серебром, а за 1851 – 1860 гг. – в 48 млн рублей *.
XIX век для промышленности Санкт-Петербурга ознаменован несколькими важнейшими вехами. Мощный стимул получила экономика и особенно машиностроение в связи с началом железнодорожного строительства и сообщения. Уже в 1810 г. был создан институт корпуса инженеров путей сообщения, а несколько позднее Главное управление путей сообщения (1829 г.).
За полтора года (с мая 1835 г. по начало 1837 г.) была построена Царскосельская железная дорога, все строительные материалы, рельсы и подвижной состав были закуплены в Бельгии и Англии. Отечественный паровоз «Проворный» для этой дороги был построен по инициативе группы технологического института *. В 1851 г. вступила в эксплуатацию Николаевская железная дорога (Санкт-Петербург – Москва). Александровский механический завод первым в России начал производить подвижной состав для Николаевской железной дороги. По опубликованным данным в 1844 – 1856 гг. из импортных американских материалов было изготовлено 196 паровозов, 253 пассажирских и 2600 товарных вагона и платформ. В 1845 г. Александровский завод выпустил первый отечественный товарный паровоз *.
Железная дорога – не только быстрое сообщение. Для Петербургской промышленности это означало начало качественно нового этапа развития машиностроения. В XIX в. паровозы строили несколько заводов: Александровский, Невский (Семянниковский), Путиловский, Нобеля, мастерские Петербургско-Варшавской железной дороги. Петербург стал центром транспортного машиностроения. В России паровозы создавали в Сормово, Коломне, Луганске (учитывая границы Российской Империи).
Строили в Петербурге и железнодорожные вагоны различных типов. Сампсониевский завод И.Е. Голубева, завод Эйлера и Пастора, вагоностроительный отдел общества Путиловских заводов, завод Артура Коппеля – эти предприятия составляли мощный блок транспортного машиностроения. Масштабы строительства подвижного состава были довольно внушительны. Общество Путиловских заводов производило по тысяче вагонов в год, а Сампсониевский завод – полторы тысячи товарных и двести пассажирских вагонов *.
Железная дорога вовлекает в хозяйственный оборот новые территории, способствует развитию производственных сил и внутреннего рынка.
В Петербурге 78% всех фабрик и заводов, существовавших в начале XIX века, были созданы на протяжении четырех пореформенных десятилетий. В металлообработке с 1867 по 1895 гг. количество предприятий выросло в 4 раза, количество рабочих в 1,8 раз, объем производства в 3,1 раза *.
С 1962 по 1895 гг. по тем же источникам в Петербурге возникло около 100 металлообрабатывающих заводов. Среди них завод Л. Нобиля (1862 г.), «Феникс» (1868 г.), Барановского (1877 г.), знаменитый Обуховский завод (в советское время «Большевик») возник в 1863 г. Его создатели – П.М. Обухов, С.Г. Кудрявцев и Н.И. Путилов. В 1886 г. завод перешел в морское ведомство, т.е. стал казенным. В 1857 г. купцом С.Н. Растеряевым основан металлический завод, ставший впоследствии флагманом отечественного энергомашиностроения. Завод Г.А. Лесснера первоначально возник как «Заведение типографических принадлежностей». Предприятие с 1877 г. стало выполнять заказы для военно-морского ведомства. В 80-е годы XIX века на базе завода Лесснера возникло два предприятия – «Старый Лесснер» и «Новый Лесснер» (в советское время ПО им. Карла Маркса и завод «Двигатель»).
Машиностроение, таким образом, становится ведущей отраслью промышленности Санкт-Петербурга.
Вторая веха на пути эволюции промышленности города, и особенно машиностроения – переход от деревянного парусного флота к металлическому паровому (броненосному). Первый пароход «Елизавета» был построен уже в 1815 г. на заводе Ч. Берда. Ижорские заводы спустили на воду пароходы «Скорый» (1816 г.) и «Проворный» (1819 г.). Но масштабное обновление флота началось после поражения в Крымской войне. В 1857 г. была утверждена первая судостроительная программа сроком на 20 лет. Только с 1857 по 1863 гг. было построено 26 винтовых кораблей (в основном для Балтики) *. Петербургские верфи активно включились в модернизацию флота. Отечественный броненосный флот был рожден на петербургских заводах. Первый русский корабль с броневой защитой был спущен на воду в 1861 г. (завод Карра и Макферсона – Балтийский) *. В 1864 г. правительство России утвердило еще одну судостроительную программу, ориентированную на строительство броненосцев. Начали с однобашенных мониторов, затем перешли к созданию двухбашенных канонерских лодок. Российская Империя имела мощный броненосный флот, львиная доля которого была построена на Петербургских заводах. Заводы Балтийский, Франко-Русский, Новое Адмиралтейство, Семянниковский, Путиловский, завод на Галерном острове, завод К. Митчелла создавали броненосцы, линкоры и крейсера. Город прочно лидировал в военном судостроении. К 1896 г. в России было построено 15 эскадренных броненосцев, 3 броненосца береговой обороны, 10 крейсеров, 14 канонерских лодок и 72 миноносца *. Судостроительные заводы Петербурга в XIX веке тесно кооперировали с другими машиностроительными и металлургическими предприятиями города. Ижорский и Обуховский заводы, Нобеля и Металлический, Барановского и «Старый Лесснер» изготовляли броню, артиллерию, торпеды, паровые машины и многое другое.
О вкладе петербургского машиностроения свидетельствует тот факт, что из 38 линейных кораблей российского флота (эскадренных броненосцев и линкоров) 23 построено в Петербурге, а еще четыре начаты, но не закончены из-за событий 1917 г.; из 39 крейсеров первого ранга – 25 *. Петербургские верфи – прародители российского броненосного и крейсерского флота.
Третья веха эволюции петербургской индустрии в XIX веке – становление электротехнической промышленности. Началась эта отрасль с Главных телеграфных мастерских фирмы «Сименс и Гальске», основанной в 1853 г. Четыре брата Сименс и механик Гальске, начав с «Главной телеграфной мастерской по ремонту электротехнических приборов, телеграфных и железнодорожных сигнальных аппаратов», через несколько лет основали «Торговый дом «Сименс и Гальске».
Индустриальная система вступила в качественно новую стадию – паровая машина получила мощного конкурента – электрический двигатель.
Это была вторая технологическая революция, суть которой в отличие от промышленного переворота и состоит в электрификации экономики. Производство, передача и прием электричества ускорили радикальные обновления, и не только самой энергетической базы, но и технологии. Петербург со временем стал признанным лидером энергомашиностроения. Первая государственная электрическая станция основана в 1866 г. (центр города) в последней трети XIX века, а уже в 1897 г. Л.М. Эриксон основал телефонную фабрику (в советское время «Красная Заря»).
Фирма «Сименс-Гальске» играла ключевую роль в формировании петербургской электротехнической промышленности. Были в городе и другие предприятия, ставшие затем довольно крупными в области энерго- и машиностроения: «Русское общество «Всеобщая компания электричества», «Русское общество «Соединенные кабельные заводы», «Шуккерт и Ко», «Дюфлон, Константинович и Ко», Общество аккумуляторных заводов «Тюдор». С 1898 г. ведет свою историю знаменитая «Электросила». Первоначально входящая в состав «Сименс-Гальске», а затем после объединения этой компании с фирмой «Шуккет и Ко», предприятие стало называться «Завод динамомашин фирмы «Сименс-Шуккерт» *. Подлинный расцвет и небывалый динамизм городская электротехническая промышленность проявила уже в ХХ веке. Однако следует помнить и о так называемом слаботочном направлении, прежде всего телефонных и телеграфных предприятиях. Помимо фабрики Эриксона в 1895 г. начала функционировать фирма «Н.К. Гейслер и Ко», имеющая американские корни. Слаботочная электротехническая промышленность Петербурга послужила основой становления приборостроения и радиоэлектроники.
По опубликованным данным к середине 60-х годов в Петербурге насчитывалось около 200 крупных промышленных предприятий и 3258 ремесленных мастерских, в 1894 г. на 500 крупных предприятий приходилось 8584 мелких *.
Промышленность Петербурга – это не только машиностроение, хотя именно оно и определило в XIX веке основной хозяйственный профиль экономики города. И здесь необходимо вспомнить станкостроение – основу машиностроения. Пальмы первенства по праву принадлежат заводу «Феникс» (первоначально Дж. Мюргеда). Начав с производства деталей для машин, затем перейдя к сборке импортных механизмов, машиностроительный завод «Феникс» наладил собственное производство. Номенклатура, продукция включала паровые машины, подъемные краны, прессы и металлообрабатывающие станки *. В 1896 г., например, для ремонтной мастерской Обуховского завода «Феникс» изготовил 60 токарных, сверлильных и долбежных станков. Отрасль развивалась, и к концу XIX века в Петербурге действовали фабрика наждачных изделий Н.И. Струка (шлифовальные станки), завод И.А. Семенова, завод Н. Гольдберга, товарищество пневматических машин, другие предприятия *.
Машиностроительные заводы Петербурга в XIX в. были как частными, так и казенными. Нередко предприятия, созданные как частные, затем переходили в казну. Так, например, «Балтийский завод», основанный как частный (купцом М.Е. Карром и инженером М.Л. Макферсоном) в 1856 г., был трансформирован в казенный. «Невский завод», основанный инженером П.Ф. Семянниковым и В.А. Полетиной, до 1912 г. фактически являлся казенным, т.к. его пайщиком был Государственный банк *. Казна выкупала заводы прежде всего оборонного профиля, производящие вооружение и военную технику. Ряд предприятий на протяжении всей истории до конца 1917 г. оставались казенными (Александровский завод, Новое адмиралтейство, Ижорские заводы и др.).
Таким образом, многообразие форм собственности имело место в промышленности Петербурга, хотя пропорции между казенными, частными и акционерными предприятиями менялись. В XIX в. бурно развивалась хлопчатобумажная промышленность, которая по объемам производства находилась на втором месте после машиностроения.
Формирование легкой промышленности, как уже отмечалось, началось спустя 90 лет со дня основания города. Хотя в названиях многих предприятий данной отрасли использовалось слово «мануфактуры», по своей сути это были фабрики и в подавляющем большинстве частные. Только на Выборгской стороне к концу XIX века работали: Никольская ткацкая мануфактура, Роченсальмская бумагопрядильная мануфактура, АО бумагопрядильной мануфактуры К.В. Гергарди, АО Малоохтинская ткацкая мануфактура, Товарищество Ново-Саманской мануфактуры, Товарищество Охтинской бумагопрядильни, Сампсониевская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура и другие предприятия *. На каждом из перечисленных предприятий работало 300–1200 человек. В текстильной промышленности рыночные отношения с учетом найма работников (купли-продажи рабочей силы) были более рельефны, нежели в судостроении и на других казенных заводах, где все начиналось на иной основе.
Кожевенное производство – одно из старейших в России. По опубликованным данным к 1812 г. в Петербурге было 16 кожевенных заводов, а к 1832 г. – уже 35 *.
Обувная промышленность Петербурга начиналась с ремесленников-обувщиков (башмачников), и вплоть до 80-х годов XIX века в городе не было крупных обувных предприятий. Лишь в 1882 г. основана фабрика товарищества механического производства обуви («Скороход»). XIX век в обувном производстве – время небольших мастерских (от 4–6 до 60–80 рабочих). Правда в 1860 г. основано товарищество российско-американской резиновой мануфактуры (позднее «Треугольник»).
В XIX веке Петербург становится центром химической промышленности. Первоначально ее представляли пороховые заводы на Охте. Затем появились и другие предприятия: Тентелевский завод («Красный химик»), основанный в 1875 г., Свинцово-белильный и красочный завод (позже им. Менделеева), созданный в 1867 г., Киновиевский ультрамариновый (1878 г.), завод братьев Бреме *. Однако век большой химии еще не наступил. В Петербурге создавались соответствующие основы для будущего развития химической промышленности. Здесь работал великий Д.И. Менделеев, находилась русская школа химической науки.
С самого начала своего существования город окружали пильные мельницы. Отсюда началась деревообработка. Сами же лесопильные заводы размещались за пределами городской территории, поскольку в качестве двигателя использовались механизмы, работающие на энергии падающей воды. Но с появлением паровых машин ситуация изменилась. В конце XIX века произошло укрупнение лесопильных заводов *.
В XIX веке развивалась пищевая промышленность. Кондитерские фабрики, пивоваренные заводы и другие предприятия дополняли отраслевую структуру промышленности города.
В целом эволюция промышленности Петербурга в XIX веке привела к становлению машиностроения ведущей отраслью. Однако 45% рабочих города были заняты в металлообработке и машиностроении. Петербургские заводы концентрировали производство наиболее наукоемких по тому времени изделий. В городе возникли первые заводские лаборатории (на Обуховском и Путиловском заводах). В XIX веке был заложен прочный фундамент для дальнейшего развития прогрессивных отраслей промышленности.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия