Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (26), 2008
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Малахов Р. Г.
доцент кафедры экономики предпринимательства и маркетинга
Алтайского государственного университета (г. Барнаул),
кандидат экономических наук


Марксистская программа исследования собственности
В статье проводится анализ программы исследования собственности в марксизме. Раскрыты ключевые гипотезы данной программы: 1) понимание человека как родового существа; 2) воспроизводство жизни – основа экономики; 3) труд – основа собственности; 4) процессуальная сущность собственности; 5) гипотеза о причине возникновения собственности; 6) гипотеза о конституирующем собственнике; 7) проталкивание экономической эффективности собственности. Выделены наиболее значимые вспомогательные гипотезы. Определены методологические принципы: коллективизм, диалектический принцип, историзм, материализм восприятия собственности

Собственность – это сложное явление, но все теории, объясняющие его суть, можно объединить в три научно-исследовательские программы: неоинституциональную, марксистскую, хозяйственно-философскую. Неоинституциональная научно-исследовательская программа является доминирующей в западной экономической науке. В отечественной науке очень долго доминировала марксистская программа исследования собственности. Марксистская и неоинституциональная программы исследования собственности являются адекватными исследовательскими программами, в терминологии В. Иноземцева [4]. Третья выделяемая нами программа исследования собственности, а именно хозяйственно-философская, в терминологии В. Иноземцева является неадекватным подходом, поскольку в ней собственность рассматривается с вненаучных позиций, а ключевым ее аспектом являются нравственные отношения, связанные с собственностью (См.: Р.Г. Малахов Исследование собственности в рамках философии хозяйства //Проблемы современной экономики. – 2008. – №1. – С.86–89).
Целью данной статьи является анализ марксистской исследовательской программы. Эта научно-исследовательская программа рассматривает не столько собственность, сколько производственные отношения, ключевые законы производственных отношений. Рассмотрение данной исследовательской программы проведено в соответствии с подходом И. Лакатоша: выделены ключевые гипотезы, вспомогательные и основные методологические принципы [5]. Основные гипотезы, составляющие ядро данной научно-исследовательской программы, заключаются в следующем.
1. Человек рассматривается в данной исследовательской программе не столько как индивид, сколько как некоторый набор социальных отношений: «Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений» [19, с. 3]. Разграничивается понятие человека и индивида. Человек, таким образом, может рассматриваться как некоторый узел в сети общественных отношений, отношений с другими людьми, т.е. как существо родовое, и богатство духовного мира человека – это следствие богатства его отношений [16, с. 36]. К. Маркс противопоставляет родовую сущность человека эгоизму и эгоистическим правам свободы, частной собственности, безопасности, которые он воспринимает как способ изоляции от рода, от общества [12, с. 400–402.].
2. Воспроизводство жизни есть основная цель экономической деятельности: «Согласно материалистическому пониманию, определяющим моментом в истории является, в конечном счете, производство и воспроизводство непосредственной жизни» [24, с.25]. Для воспроизводства жизни необходимо по крайней мере простое воспроизводство материальных благ. В воспроизводстве материальных благ особую роль играет познание, которое освобождает человека. Соотношение понятий «свобода» и «необходимость» заключается в том, что необходимость не познана, а свобода – это познанная необходимость, позволяющая воле принимать решения со знанием дела и делающая человека господином природы, возвышающим его над слепой необходимостью [6, с.195], поэтому познание по своей сути является одним из способов расширенного воспроизводства. Здесь можно говорить о том, что в марксизме была затронута и сущность экономики, основанной на знаниях.
3. Особенная роль труда в воспроизводстве жизни. Труд – это приложение целенаправленных усилий для создания потребительных стоимостей, а именно способность быть потребленным или преобразованным в потребительную стоимость и делает нечто объектом собственности, т.е. объектом, к которому имеется доступ у определенного лица или группы лиц и который исключен из доступа других лиц. «Где нет труда, нет и собственности, где есть труд, собственности не может не быть… именно труд превращает вещи в чью-либо собственность и... с этой точки зрения труд есть присвоение благ в собственность субъекта труда» [10]. «Вещность» в понятии собственности неотъемлемая составляющая, ибо именно вещи являются продуктами труда, ее невозможно исключить из понятия собственности, как это делают неоинституционалисты. О связи труда, отношений собственности и продукта труда интересное мнение можно найти у Г.В. Плеханова: «Моментом, определяющим принадлежность предмета в собственность, является способ работы над ним, способ производства. Я отточил своими руками кремневый топор, – он мой; мы с женой и детьми построили хижину, – она принадлежит семье; я охотился со своими соплеменниками, – убитые звери принадлежат нам сообща» [21, с. 660]. Источником возникновения отношений собственности является труд, в то время как труд обусловливает форму собственности и личность собственника продукта труда. Интересное мнение относительно трудовой основы собственности есть у Б.В. Салихова и В.В. Коршунова: «Смысл трудовой субстанции собственности весьма прост: кто желает и действительно стремится стать собственником, тот должен, прежде всего, научиться исполнять обязанности, которые связаны с собственностью и конституируют бытие собственности» [22].
4. Процессуальный характер отношений собственности. Отношения собственности – это отношения по поводу присвоения: отношения собственности – это отношения, определяемые чьим-то интересом и удовлетворением чьих-то потребностей присваиваемыми благами [10]. Под фактическими отношениями собственности понимаются отношения использования объектов собственности, т.е. экономические отношения, а они носят процессуальный, а не статический характер, в отличие от юридических отношений собственности, которые являются статичными, а потому могут быть фиктивными. Отношения собственности – это некоторые отношения, находящиеся в постоянном развитии, собственность – это процесс либо захвата, либо удержания. Под удержанием собственности В. Лоскутовым понимается принадлежность предмета в собственность. «Собственность, в самом общем определении, есть отношение между людьми по поводу принадлежности вещей» [10]. Отношения собственности только тогда являются отношениями собственности в настоящем времени, когда они воспроизводятся, прекращение воспроизводства отношений приводит к потере собственности, это и позволило Б.В. Салихову и В.В. Коршунову говорить о «воспроизводственной природе собственности как экономической категории» [22]. Интересно данную мысль передает Н.Н. Ежова в своем диссертационном исследовании: «…если в процессе трудового присвоения определенного блага рождается собственность, то в ходе трудового обеспечения принадлежности данного блага эта собственность воспроизводится» [3, с. 35]. Собственность – это воспроизводимые собственником отношения присвоения и принадлежности посредством труда. Закон присвоения сводится к следующему: владелец труда является владельцем продукта труда [14, с. 459–460]. К. Марксом здесь выделяются два закона: 1) закон собственности на продукт своего труда (присвоение осуществляется в процессе производства), данный закон отражает тождество труда и собственности [14,с. 459]; 2) собственность на продукты чужого труда (присвоение осуществляется в процессе обмена), данный закон рассматривает собственность как отрицание чуждости чужого труда [14, с. 460]. С использованием этих законов объясняется отчуждение непосредственных производителей от продуктов своего труда, усложнение и разделение труда приводит к появлению его комбинированной или общественной формы, которая приводит к тому, что продукт комбинированного труда выступает тоже как чуждый. Но для поддержания такого восприятия, для того, чтобы такой процесс такого труда осуществлялся эффективно, необходима некоторая духовная сила, вне труда, которая бы могла подчинить этот труд своей воле, своей мысли [14, с. 460]. Такой силой выступает предпринимательская деятельность, т.е. особенная деятельность собственников средств производства.
5. Гипотеза о возникновении и смене форм собственности является логическим продолжением гипотезы о процессуальном характере собственности. Возникновение собственности в марксистской исследовательской программе связано не столько с транзакционными издержками, как в неоинституциональной, сколько с увеличением производительности труда и возникновением прибавочного продукта, т.е. продукта сверх необходимого для поддержания жизнедеятельности отдельного человека: «Частная собственность образуется повсюду в результате изменившихся условий производства и обмена, в интересах повышения производства и обмена, – следовательно, по экономическим причинам. Насилие не играет при этом никакой роли. Ведь ясно, что институт частной собственности должен уже существовать, прежде чем грабитель может присвоить себе чужое добро… насилие … не может создать частную собственность как таковую» [23, с. 166]. Здесь не принимается тезис о сакральности частной собственности, предполагая ее преходящий характер. Поскольку частная собственность одна из основополагающих причин деления общества на классы, а деление это возникло в ходе исторического процесса развития производства, то она должна исчезнуть вместе с делением общества на классы [17, с. 427]. Неизбежность исчезновения частной собственности Ф. Энгельс доказывал, опираясь на закон отрицания отрицания [23]. В марксистской программе говорится скорее о всеобщности общественной или коллективной формы собственности. Основанием этому является опять-таки труд. В условиях разделения труда невозможно практически определить, кто сколько вложил в создание определенных стоимостей, поэтому логичным является предположение о том, что субъектом собственности может быть коллектив или общество.
6. Гипотеза о наличии высшего собственника, которым является государство, и наличии владельцев или пользователей собственности, которыми являются подданные Данную гипотезу высказал В. Лоскутов [10]. К. Марксом же высказывались мысли только о собственности государства или суверена на землю, которая, в сущности, является одним из ключевых объектов собственности [13, с. 354]. По мнению В. Лоскутова, высшим собственником является некоторый суверен, государство, т.е. собственник, который устанавливает законные правила игры, правоустанавливающий или «конституирующий» собственник, а все остальные подданные и иные лица вынуждены принимать или не принимать эти правила, но они не являются собственниками в полном смысле этого слова, они являются владельцами некоторых объектов собственности; «называть собственником человека, получающего права собственности от реального собственника, конечно, можно, но делать этого не следует, чтобы не вводить читателя в заблуждение. Испокон веков лицо, которое получает права пользования благами от другого лица, называется владельцем или пользователем, а собственником называется то лицо, которое дает эти права» [10]. У К. Маркса не столь однозначный взгляд на вопрос соотношения владельца (частичного собственника) и государства (как конституирующего собственника). Он рассматривает их взаимосвязь в развитии, т.е. в определенные периоды государство господствует над владельцами, в другие – владельцы, возможно неявно, довлеют над государством [15, с. 299–301; 18, с. 136–137]. В конечном итоге государство становится механизмом закрепления интересов господствующих классов, господствующим является класс, сконцентрировавший в своих руках значительную собственность, тем самым определяя правила игры в интересах собственников [24, с. 171; 9, с. 266]. Но форма господства становится содержанием, поскольку основными чертами государства являются армия, полиция, тюрьмы, налоги и чиновничество. Именно чиновничество становится настолько значительной силой, что способно видоизменить правовую систему, закрепляющую интересы господствующего класса, фактически или юридически. Чиновничество становится над обществом, оно находится вне общества [24, с. 171], поэтому государственная собственность и неэффективна: она становится собственностью чиновничьей, начинает отражать интересы этой «внеобщественной» группы. Государство отождествляется с чиновничеством, которое по своему произволу меняет правила экономической игры, перераспределяет права, ответственность. Восприятие государства как высшего собственника характерно для русской ментальности, поскольку человек в России жил для государя, для державы, а не для себя. Вторичность личности каждого человека по отношению к государю, суверену, государству [1] – отличительная черта «феодального мышления» и в этом плане идеи о государственной собственности легли на благоприятную почву в России, так как значение бюрократии было всегда гораздо больше, нежели значение самого общества. Построение «вертикали власти», насаждаемые сверху, а не назревшие и желаемые реформы в образовании, науке, медицине – все это естественное следствие вторичности личности и первичности бюрократии. Именно первичность чиновничества дает возможность и обширное поле для чиновничьего произвола, незащищенности прав собственности и в современной России, дает возможность для появления бюрократического капитализма, при котором основными владельцами наиболее значимых и доходных активов становятся бывшие чиновники, родственники чиновников, «аффилированные» с чиновниками лица. Интересную картину можно увидеть: чиновник – это всегда «временщик», но именно временщик устанавливает правила игры, причем устанавливает исходя из формальных критериев [2], являющихся обоснованием принятия решения и оправдания перед вышестоящим чиновником, а самый высокопоставленный чиновник может ни перед кем не отчитываться. Трудность осуществления концепции национального имущества и упирается в отмечаемую особенность. Но гипотеза о наличии высшего собственника лежит в основе концепции национального имущества, разрабатывавшейся Д.С. Львовым [11].
7. «Проталкивание» экономической эффективности собственности – очень значимая гипотеза, особенно в отношении прошедшей в нашей стране приватизации. Гипотеза о проталкивании не выражена явно в исследованиях политэкономов, но применительно к собственности является очень значимой. Она касается наделения правом собственности, и ее можно выразить следующим образом: правом собственности должен наделяться эффективный владелец, а не любой экономический агент. Под эффективным владельцем понимается субъект, способный обеспечить по крайней мере простое воспроизводство как объектов собственности, так и отношений собственности. Именно такой субъект и должен стать владельцем, поскольку в этом заинтересовано общество. Четкое обоснование данной гипотезы можно найти у В. Лоскутова, считающего, что «любые экономические отношения определяются соответствующими экономическими действиями и складываются независимо от того, понимают ли люди суть этих отношений. Что касается правовых форм экономических отношений, то они отражают сознательную выработку правил осуществления экономических действий» [10]. Таким образом, осознанное формулирование правил экономической деятельности не должно противоречить объективным законам: «…вещное право возникает из экономических отношений, из отношений производства» [20, с. 662]. Основной задачей права является регулирование передачи имущества из одних рук в другие, и это регулирование осуществляется через принятие некоторых обязанностей, создание необходимых институтов, право воспринимается Г.В. Плехановым «как совокупность предписаний или правил поведения» [21, с. 662]. По своей сути право вторично по отношению к экономике [20, с. 631], которая предстает как объективная реальность, а право – как способ регулирования некоторых субъектных отношений, которые определяются объективными законами. Объективные экономические законы могут действовать и вопреки правовым нормам.
Набор вспомогательных гипотез, составляющих мягкую оболочку данной исследовательской программы, очень специфичен. Одной из вспомогательных гипотез, оказавших существенное влияние на судьбу нашей страны, оказалась гипотеза о естественности и более высокой экономической эффективности общественной собственности. Гипотеза о неизбежном превращении частной собственности в собственность индивидуальную, основанную на своем труде. Отрицание значимости такого ресурса, как предпринимательство, в общественном производстве и доказательство значимости только труда, доказательство того, что прибыль предпринимателя – это результат экспроприации непосредственных производителей. Частная собственность – это собственность, складывающаяся из экспроприированной капиталистом у рабочих собственности. Гипотеза о концентрации капитала и сопутствующей этому процессу тенденции обнищания рабочего класса.
Третья составляющая данной исследовательской программы – это методология. Основным принципом марксистской программы является «методологический коллективизм», согласно данному принципу поведение индивидов объясняется особенностями социальной системы, в которой они живут, а развитие самой системы в значительной степени не зависит от поведения отдельного индивида. Таким образом возникает понятие класса. Именно принадлежность к тому или иному классу определяет поведение индивида. Под классом в данной исследовательской программе понимаются «большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают» [7, с.15]. Таким образом, размер и тип товаров, находящихся в собственности того или иного индивида, определяет его положение в обществе и принадлежность к классу. Здесь можно говорить о классовых устойчивых предпочтениях, т.е. происходит объективация целей индивида в зависимости от того, к какому классу он относится. Класс, экспроприирующий труд другого класса, заинтересован в дальнейшем сохранении такого положения, а класс, чей труд присваивается, заинтересован в изменении этого положения. Таким образом, понимание конфликта как основной формы отношений в обществе переносится с индивидуального уровня на межгрупповой, а совместное действие становится основой внутригрупповых отношений. Такое определение касалось классов, которые не сотрудничают, а противоборствуют.
Если говорить о нормативном понимании, то коллективизм предполагает тесную связь человека и общества в отличие от индивидуализма. Коллективизм выбран в качестве базового принципа марксизма в связи с тем, что «только в коллективе индивид получает средства, дающие ему возможность всестороннего развития своих задатков, и, следовательно, только в коллективе возможна личная свобода» [16, с. 75]. В реальности данный принцип в полной мере не реализуется, он является неким нормативным принципом.
Рассматривая философские основания этой научно-исследовательской программы, мы можем определить ее как диалектическую, рассматривающую собственность с позиции историзма и партийности, материалистическую.
Диалектическое видение собственности в данной программе проявляется в том, что собственность рассматривается не как раз и навсегда данное право, а как экономические отношения, находящиеся в постоянном развитии, связанные с производством и воспроизводством. Диалектический подход предполагает фиксацию права собственности в отношении тех собственников, которые могут обеспечить эффективность воспроизводства как самих объектов собственности, так и прав, отражающих принадлежность этих объектов. Кроме того, диалектика отношений собственности касается смены их форм, и собственность, будучи значимым общественным феноменом, сама является следствием развития производственных отношений, поэтому смена форм производственных отношений влечет и смену форм собственности, ее распределения в обществе.
Диалектический подход в отношении общественных явлений связывается с их развитием во времени. На основании этого принципа в данной программе дается прогноз развития такого явления, как частная собственность, являющаяся основой классового антагонизма, соответствует определенному этапу развития производственных отношений. Собственность, с точки зрения сторонников этой исследовательской программы, в будущем неизбежно должна стать общественной, хотя, на наш взгляд, возникновение определенного явления в ходе исторического процесса не является основанием для предположения о неизбежности исчезновения данного явления в ходе дальнейшего развития.
Принцип партийности предполагает, что и научное, и философское исследование, и художественное отображение мира не могут воспринимать объективно реальность, не лишены идеологической окраски, не могут быть объективными, а отражают интересы определенных общественных групп, как правило, либо угнетенного, либо угнетаемого классов. Принцип партийности возник как ответ на претензию неопозитивизма и других философских учений, а также политических и экономических теорий быть объективными, лишенными личностных оценок. «...Ни один живой человек не может не становиться на сторону того или другого класса (раз он понял их взаимоотношения), не может не радоваться успеху данного класса, не может не огорчиться его неудачами, не может не негодовать на тех, кто враждебен этому классу...» [8, с. 547]. С этой точки зрения марксистская исследовательская программа возникла как критика буржуазного строя, как критика концентрации частной собственности в значительных размерах в руках небольшой общественной группы, в отличие от неоинституциональной исследовательской программы, которая в значительной степени является апологетической программой. В то же время неоинституциональная программа является критикой социалистической командной экономики, в отличие от марксистской, которая стала оправдательной программой для данного политического строя.
Материалистическое основание данной исследовательской программы заключается в том, что, во-первых, собственность как отношение не рассматривается в отрыве от потребительной стоимости, по поводу которой возникает данное отношение. Во-вторых, собственность понимается не как некоторый абстрактный титул или право, а как фактическое потребление или использование. «Собственник не тот, кто распоряжается благами, а тот, в чьих интересах, для удовлетворения чьих потребностей осуществляется распоряжение и использование благ» [10]. Собственность рассматривается как основание деления общества на классы и тем самым предопределяет интересы и устремления отдельных личностей, размер собственности пропорционален власти, которой обладает собственник в отношении других собственников. Вещность является неотъемлемой частью понятия «собственность».


Литература
1. Бурганов А.Х. Философия и социология собственности: Русские и татарские реалии. – М.: РГГУ, 2004. – 287 с.
2. Губарь А.И. Собственность и власть. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1993. – 105 с.
3. Ежова Н.Н. Рентоориентированное присвоение как фактор развития среднего класса в России. Дисс. канд. экон. наук – М.: РГГУ, 2002.
4. Иноземцев В.Л. За пределами экономического общества. Постиндустриальные теории и постэкономические тенденции в современном мире. – М.: Academia-Наука, 1998.
5. Лакатош И. Методология исследовательских программ. – М.: АСТ, 2003. – 384 с.
6. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм: Полн. собр. соч. Т.18. – М.: Политиздат, 1973. – С. 7–384.
7. Ленин В.И. О государстве: Полн. собр. соч. Т. 39. – М.: Политиздат, 1974. – С. 64–84.
8. Ленин В.И. От какого наследства мы отказываемся? Полн. собр. соч. Т.2. – М.: Политиздат, 1974. – С. 505–550.
9. Ленин В.И. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов? Полн. собр. соч. Т.1. – М.: Политиздат, 1975. – С. 125–346.
10. Лоскутов В.И. Экономические отношения собственности и политическое будущее России. Электронный ресурс. Заглавие с экрана. Режим доступа: http://loskutov.murmansk.ru/work-02-A/work-02-001.html
11. Львов Д.С. Вернуть народу ренту. – М.: Эксмо, Алгоритм, 2004. – 256 с.
12. Маркс К. К еврейскому вопросу // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. – М.: Госполитиздат, 1961. – С. 382–413.
13. Маркс К. Капитал. Т.3. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч 1. – М.: Госполитиздат, 1961.
14. Маркс К. Критика политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46., Ч 1. – М.: Госполитиздат, 1961. – С. 51–508.
15. Маркс К. Морализирующая критика и критизирующая мораль. К истории немецкой культуры. Против Карла Гейцена // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. – М.: Госполитиздат, 1961. – С. 291–321.
16. Маркс К. Немецкая идеология // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. – М.: Госполитиздат, 1961. – С. 7–544.
17. Маркс К. Письмо Иосифу Вейдемейеру от 5 марта 1852 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 28. – М.: Госполитиздат, 1961. – С. 422–428.
18. Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство, или критика критической критики. Против Бруно Бауэра и компании // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. – М.: Госполитиздат, 1961. – С. 3–230.
19. Маркс К. Тезисы о Фейербахе. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. – М.: Госполитиздат, 1961. – С. 1–4.
20. Плеханов Г.В. К вопросу о развитии монистического взгляда на историю // Избранные философские произведения. В 5 т. Т. 1. – М.: Госполитиздат, 1956. – С. 507–730.
21. Плеханов Г.В. Материалистическое понимание истории: Избр. филос. произведения. В 5 т. Т. 2. – М.: Госполитиздат, 1956. – С. 634–668.
22. Салихов Б.В., Коршунов В.В. Диалектика собственности в современной экономике. Электронный ресурс. Заглавие с экрана. Режим доступа: http://loskutov.murmansk.ru/lmperson-01/lmperson-01-003.html
23. Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. – М.: Госполитиздат, 1961. – С. 1–338.
24. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. – М.: Госполитиздат, 1961. – С. 23–178.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия