Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (26), 2008
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Корнев Г. Н.
и.о. заведующего кафедрой экономики Ивановской сельскохозяйственной академии им. академика Д.К. Беляева,
кандидат экономических наук, доцент


Биоголографический закон и достоверность научной имитации экономических систем
«Биоголографической» имитацией является отражение окружающего мира в сознании людей, одной из форм которой является наука. Статья посвящена проблеме оценки достоверности теорий, создаваемых в области фундаментальных экономических и социально-экономических дисциплин на основе биоголографического закона

В экономических системах проявляется «закон подобия части и целого, или биоголографический * закон. Его открытие было сделано еще в глубокой древности. Его прообразом в эпоху Древней Греции можно считать закон подобия микрокосмоса (человека) макрокосмосу (вселенной)» [8, с. 30]. Стоит обратиться к внутреннему восприятию слов греками, чтобы увидеть обаяние их древней философии. Буквально космос – это греческая фаланга, воинский строй, почти непобедимый благодаря своей строгой организации. Одновременно это слово использовалось, чтобы представить любую рациональную структуру [6, с. 5]. Таким образом, закон подобия части и целого свидетельствовал о том, что любая рационально организованная система, например человек, не только подобна самыми общими принципами своей организации другим окружающим ее системам, но и способна отражать организацию окружающего мира.
Человек – это «отображение и символ Вселенной» [11, с. 50]. При этом его сознание похоже на зеркало, воспроизводящее окружающее. Используя приведенную терминологию, можно сказать, что оно создает биоголографическое отражение.
Особенности проявления биоголографического закона в экономических системах связаны с их многоуровневой иерархической организацией. Такая организация распространена повсеместно [1, с. 29; 4, с. 23; 7, с. 24, 25]; а также [9 и другие]. Однако особенности экономических систем связаны с тем, что процессы материального производства происходят в основном на их частных уровнях, то есть в пределах отдельных предприятий. Здесь выполняются все технологические операции, производится продукция. На верхних уровнях обеспечивается в основном функция управления. Закон подобия в экономических системах обнаруживается в том, что категории и показатели их верхних уровней являются биоголографическим отражением того, что происходит в пределах предприятий.
Показатели и категории верхних уровней существуют в форме имитации явлений, создаваемой сознанием специалистов. Квалифицированные специалисты министерств и ведомств могут оказывать существенную консультативную помощь специалистам предприятий, организовывать поставки материально-технических средств, осуществлять координационное руководство. Но этим ограничивается их участие. Для верхних уровней экономических систем показатели рассчитываются, в то время как на нижних уровнях они создаются.
В сознании специалистов возникает своеобразный виртуальный мир – «биоголографическое» отражение явлений материального производства. Значительную роль в его формировании играют ученые. Именно они конструируют теории, формируют показатели и категории, которыми пользуются затем работники аппарата управления (рис. 1). Любой экономический показатель и его интерпретация, любое принимаемое административно-управленческими работниками решение экономического характера в конечном итоге оказывается следствием существования экономической науки.
Таким образом, экономические системы можно рассматривать как единство двух миров – реального и виртуального. Благодаря этому единству они приобретают особую структуру, не свойственную системам иного рода (рис. 2).
На рис. 2 пирамидой представлена иерархия экономических систем. Здесь условно выделены четыре уровня экономической системы, хотя их может быть гораздо больше. Мы ограничились рассмотрением экономической системы на уровнях подразделений предприятий, самих предприятий, организаций или департаментов и отраслевых министерств. При этом любой уровень организаций может включать несколько подуровней. Можно заметить, что в многоуровневой системе могут быть выделены три не похожие друг на друга зоны, каждая из которых охватывает несколько уровней. Это зоны непосредственно материального производства, управления материальным производством (управленческих структур и собственно зона биоголографической имитации.
Рис.1. Формирование биоголографического отражения материального производства
Рис. 2. Структура экономической системы
Зона материального производства может охватывать насколько смежных уровней. Некоторые из предприятий, где непосредственно создаются материальные блага, могут быть подчинены непосредственно министерствам. Поэтому они отнесены ко второму и даже к третьему уровням экономических систем. В управленческие структуры объединены работники, занятые управлением материальным производством. Это руководители и специалисты предприятий, а также работники вышестоящих органов управления. Именно в их восприятии происходит имитация производства, осуществляемая с использованием экономических категорий и показателей. С переходом на верхние уровни систем эта имитация приобретает все большее значение, а на уровне министерств имитация действительности становится приоритетной задачей аппаратных работников. Поскольку все наиболее важные управленческие решения принимаются на основе «биоголографического» отражения реальности, на адекватность имитации материального производства всегда влияют формируемые учеными теории.
Виртуальный мир, существующий в сознании специалистов и руководителей, непосредственно влияет на мир реальный. Принимаемые на основе биоголографического отражения управленческие решения затем воплощаются в жизнь и обусловливают изменения в структуре систем, в технологии и организации производственных процессов. Поэтому трудно переоценить ту роль, которую играет в обеспечении эффективного функционирования экономических систем адекватность биоголографической имитации. Последнюю можно определить как степень соответствия виртуального мира, который существует в сознании ученых, специалистов и управленческих работников, реальным процессам, происходящим в экономических системах.
С увеличением уровня адекватности одновременно увеличивается и качество управления, возрастает эффективность производства. Поэтому условия, которые определяют адекватность биоголографической имитации, заслуживают более детального рассмотрения.
Одним из факторов адекватности биоголографической имитации является уровень научной абстракции, отраженный в категориях, научных взглядах и теориях, разработанных учеными для разных уровней экономических систем. Можно утверждать, что чем выше изучаемый уровень экономической системы и чем «удаленнее» он от реальных процессов материального производства, тем объективно выше уровень научной абстракции, используемый при разработке гипотез и теорий.
Наиболее конкретными являются исследования, выполняемые на границе «основания» пирамиды экономических систем и той «породы» естественных природных явлений, на которой эти системы располагаются, то есть на стыке экономической науки, теории управления и совокупности технических наук. В сельскохозяйственных системах примерами прикладных наук могут служить исследования по земледелию или животноводству. Точность их результатов обеспечивается тщательностью постановки полевых опытов и зооинженерных экспериментов, а также их многократным повторением и математической обработкой получаемых данных. В экономических исследованиях производственный процесс также иногда детализируют до отдельных видов оборудования и технологических операций [10, с. 55–58].
Степень научной абстракции несколько увеличивается на уровне предприятий. Здесь уже применяются такие общие категории, как фондоотдача, материалоемкость и фондоемкость продукции. Но особенно заметное увеличение уровня абстракции обнаруживается в фундаментальных политэкономических исследованиях. Применяемые здесь категории, которые образуют «концептуальный каркас теории» [11, с. 21] всегда требуют абстрактного мышления. В качестве примера можно привести потребительную и трудовую стоимость товара, необходимую и прибавочную стоимость, воспроизводство валового общественного продукта, производительных сил и производственных отношений.
Можно провести параллели между научными исследованиями и художественными работами, выполняемыми в области изобразительного искусства. Экспериментаторов, работающих в области прикладных технологических дисциплин, можно сравнить с фотографами. Они создают отражение материальных процессов и явлений или их элементов, очень близкое к отражению зеркальному. Исследователи-экономисты, выполняющие свои работы для уровня предприятий, более напоминают художников-реалистов. Они также пытаются точно имитировать материальное производство, но здесь уже широко привлекается категория стоимости. Используются выраженные в денежных единицах показатели.
В то же время труды экономистов-теоретиков можно сравнить с произведениями художников-абстракционистов. Портрет, написанный таким художником, не всегда фотографически сходен с оригиналом, тем не менее он также формирует определенную модель реальности.
С увеличением уровня научной абстракции объективно уменьшается степень адекватности научной имитации реальных явлений и процессов, происходящих в материальном производстве. Как продолжение приведенного выше примера можно заметить, что наиболее точное представление о том или ином реальном объекте материального мира дает его фотография. Менее точное представление – картина, выполненная художником-реалистом. И еще менее точное представление, хотя и не лишенное художественной ценности, – картина, написанная художником-абстракционистом.
Различные художники-модернисты могут передать один и тот же объект реального мира совершенно по-разному. В экономической теории также встречаются диаметрально противоположные фундаментальные концепции (взгляды монетаристов и кейнсианцев, представителей пролетарской и неоклассической политической экономии, сторонников плановой и рыночной экономики). Поскольку результаты научных, в том числе и фундаментальных, экономических исследований используются руководителями и специалистами предприятий, министерств, ведомств, адекватность имитации материального производства в научных теориях и гипотезах влияет на адекватность его имитации работниками аппарата управления. При этом наименьшая адекватность имитации свойственна, как было показано ранее, верхним уровням систем.
Наибольшее значение для функционирования экономических систем имеет адекватность биоголографического отражения, формируемого именно на их верхних уровнях. Здесь принимаются наиболее значимые управленческие решения, влияющие иногда не только на функционирование экономики, но и на состояние всего общества. Можно вспомнить, как биоголографические отражения, которые проявились в мировосприятии Е.Т. Гайдара (или В.И. Ульянова) и разделяющих их взгляды экономистов, повлияли на историю России.
Поскольку с переходом на верхние уровни систем уменьшается адекватность их научной имитации, особую актуальность приобретает проблема оценки адекватности теорий, создаваемых в области фундаментальных экономических и социально-экономических научных дисциплин. Те теории, которые не могут быть предварительно тщательно проверены экспериментально, или которые с полной очевидностью не подтверждены длительной практикой исторического развития, необходимо применять крайне осторожно.


Литература
1. Абраменко Г.В., Шорин А.А. Применение системного анализа в технике и экономике / Под ред. Ю.И. Краснощекова. – М.: ЦЭИ Химмаш, 2001. – 190 с., с ил.
2. Био…// Большая советская энциклопедия. Т.3. 3-е изд. – М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1970.
3. Винограй Э.Г. Общая теория организации и системно-организационный подход. – Томск: Изд-во Томского университета, 1989. – 336 с.
4. Гарляускас А.Ю., Фейгин В.И. Системный анализ и оптимизация сложных сетей: Монография / Ин-т математики и кибернетики АН ЛитССР. – Вильнюс: Мокслас, 1989. – 212 с.
5. Голография // Большая советская энциклопедия. Т.73. 3-е изд. – М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1972.
6. Иваницкий Г.Р. Ритмы развивающихся сложных систем. – М.: Знание, 1988. – 48 с.
7. Мирович Г.А. Эффект больших систем. – М.: Знание, 1985. – 192 с.
8. Огнивцев С.Б., Сиптиц С.О. Моделирование АПК: теория, методология, практика: Научное издание. – М.: Энциклопедия российских деревень, 2002. – 280 с.
9. Саати Т. Принятие решений. Метод анализа иерархий / Пер. с англ. – М.: «Радио и связь», 1993. – 320 с.
10. Севрук М.А. Экономический анализ в условиях самостоятельности предприятий. – М.: Финансы и статистика, 1989. – 191 с.
11. Человек // Большая советская энциклопедия. Т.29. 3-е изд. – М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1978.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия