Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (26), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Бабурина О. Н.
доцент кафедры экономики и менеджмента Морской государственной академии им. адмирала Ф.Ф. Ушакова (г. Новороссийск),
кандидат экономических наук


Внешнеэкономическая стратегия России сквозь призму глобальных тенденций современности
В статье исследуются процессы глобализации, выявляются основные тенденции и императивы мирового развития. Автор анализирует особенности и угрозы однополярного мира, возможности перехода к многополярной системе в контексте разработки и реализации эффективной внешнеэкономической стратегии России в постсоветскую эпоху

В мировой экономике, как и в любой другой области социальной жизни, сквозь хаос и нагромождение случайностей проявляются закономерности развития. Общее направление изменений мировой политики и мировой экономики представляет собой результат сложнейшего переплетения разнородных и разнонаправленных действий и интересов, среди которых выделяются исторические тенденции объективного характера. От того, как Россия сможет адаптироваться к этим изменениям, зависит ее будущее, роль и место в мире.
Если рассматривать закономерности мировой экономики на протяжении всей истории развития человечества, то можно отметить, что поступательное, прогрессивное развитие при одновременном неравномерном развитии государств – основной закон мировой экономики. Неравномерность развития проявляется во времени, в неравномерности развития отдельных отраслей и производств, в территориальной неравномерности – по регионам и по странам. История свидетельствует, как одни государства со временем теряют свою мощь, исчезают (например, Римская империя), а другие – наоборот, возникают и набирают силу (например, США с XVIII в.). И в настоящее время темпы экономического роста одних государств снижаются, а других – повышаются, что подтверждает неравномерность экономического развития стран мира.
Неравномерность развития мировой экономики по временному критерию можно разделить на циклическую и нециклическую. Цикличность как регулярно повторяющиеся за определенный период времени колебания в движении общественного производства наряду с прогрессивным, поступательным развитием характеризует устойчивые закономерности мирового развития.
В последние десятилетия ХХ–начале ХХI в. появляются новые повторяющиеся явления, которые еще не получили статуса закономерности, но уже обозначаются как тенденции. На первое место среди тенденций мирового развития можно поставить процессы, которые обобщенно можно обозначить термином «глобализация».
В настоящее время термин «глобализация» получил широкое распространение не только в научной, но и в повседневной жизни и имеет различные определения и толкования, множество сторонников и противников этого явления. Еще два десятилетия назад термины «глобальность», «глобализация», «глобализм» отсутствовали в научных словарях, а сейчас это самые обсуждаемые проблемы.
В самом общем виде понятие «глобализация» применяется для обозначения двух групп проблем. К первой относятся так называемые глобальные проблемы современности, которые требуют объединения усилий значительной части человечества. К этим проблемам, впервые появившимся в конце 60-х–начале 70-х гг. ХХ в., относятся требования прекращения гонки вооружений и ядерного вооружения, решения проблем демографии и экологии, нарастающие дисбалансы в топливно-энергетической, транспортной, продовольственной и других областях жизни общества. Исследованием этих проблем и путей их решения занимается научное направление, получившее название глобалистика. Количество проблем, вышедших на глобальный уровень, только увеличивается. Особой остротой отличаются угрозы, связанные с терроризмом и защитой окружающей среды.
Вторая группа проблем, также обозначаемых словом «глобализация», возникла как результат нарастающего взаимодействия субъектов мирового сообщества. Стремительную глобализацию как главную особенность современного мира можно охарактеризовать как усиление взаимозависимости национальных экономик, взаимовлияния и взаимопереплетения различных сфер и процессов в мировом хозяйстве. Движущей экономической силой глобализации является интернационализация производства. В экономическом аспекте глобализация выражается в стремительно возросшем межстрановом потоке товаров, капиталов, рабочей силы и информации.
Каковы бы ни были взгляды на это явление, очевидно, что этот процесс объективен и уже практически не подвержен устранению отдельными социальными группами или государствами. Плоды глобализации, связанные с ней плюсы и минусы распределяются неравномерно. Задача государства – повысить эффективность своего участия в глобальной экономике, подойти к глобализации как источнику дополнительных возможностей, а не угроз, найти и усилить позитивные и устранить негативные моменты в национальной экономике.
Таким образом, глобализация (и как поиск направлений для решения глобальных проблем, и как интернационализация жизни мирового сообщества) – объективная и ведущая тенденция мирового развития.
Другая тенденция современности – переход от монополярного к многополярному миру.
В теории международных отношений по критерию «полярность» выделяются три класса систем международных отношений: однополярная, двухполярная и многополярная. В однополярной (однополюсной) системе доминирует один центр силы, один полюс. Это бывает редко, например, Древний Рим, затем спустя тысячелетия – в конце ХХ в. – США.
Однополюсный мир стабилен и удобен, особенно для государства – центра силы, нападение на этот «полюс» практически исключено. Решающее превосходство центра позволяет поддерживать дисциплину и равновесие и наводить порядок там, где он нарушается.
Двухполюсный мир, на наш взгляд, более нестабилен. Здесь существуют не просто две сверхдержавы, а две противостоящие идеологии, две антагонистические социальные системы. Главная опасность соперничества двух центров силы – постоянная гонка вооружений.
Многополярная система несравненно сложнее. Не случайно обе мировые войны возникли как следствие нарушения, срыва многомерного баланса. Картина изменяющегося мира может выглядеть как появление новых полюсов: Китай, Индия, Бразилия, включая традиционно развитые страны Западной Европы и Японию.
Продвижение к многополярности означает снижение удельного веса США в мировой экономике и мировой политике, постепенное растворение однополюсного мира в иной структуре международных отношений. Процесс этот – еще одна ведущая тенденция мирового развития – будет протекать неравномерно и займет, возможно, полтора-два десятилетия.
В условиях возможного появления новых центров сил выдвигаются различные модели многополярного мира. Так, например, Б. Бьюзан оперирует сложившейся в ХIX в. и модернизированной во второй половине ХХ столетия классификацией государств, т.е. деления их на сверхдержавы, великие и региональные державы. Бьюзан строит сценарии будущего исходя из количества сверхдержав, поскольку именно этот фактор в его представлении задает вектор развития системы. Таких сценариев, по его мнению, три: 1+х, 2+х и 0+х, где 1,2 и 0 количество сверхдержав, а х – количество «великих держав» [1].
Первый сценарий предполагает сохранение сегодняшнего статус-кво, когда США остается единственной сверхдержавой, окруженной четырьмя «великими» – Японией, Китаем, Россией и Европейским союзом.
Б. Бьюзан отмечает, что стабильность существующей системы обусловливается тем обстоятельством, что ни одна из «великих держав» не стремится к статусу сверхдержавы. По его мнению, единую Европу следует считать наиболее вероятным конкурентом США в борьбе за статус сверхдержавы. Даже если это произойдет, мир с двумя сверхдержавами будет стабильным, учитывая, что разрыв в идентичностях между двумя сторонами Атлантики минимален, и в совокупности США и Европа контролируют большую часть мировой торговли, инвестиций и доминируют в международных организациях.
Мир, в котором Китай станет второй сверхдержавой, Б. Бьюзан считает нестабильным по причине колоссальной пропасти между американской и китайской идентичностями. Такой мир станет возвратом к эпохе холодной войны, когда сверхдержавы относились друг к другу как противники, оспаривавшие глобальное доминирование.
Б. Бьюзан полагает, что возвышение Китая представляет для России серьезную угрозу, обусловленную «историческим страхом перед Азией и уязвимостью малозаселенных дальневосточных территорий». Б. Бьюзан полагает, что естественной реакцией России на угрозу со стороны Китая был бы разворот в направлении Европы, с которой у нее нет серьезных исторических разногласий.
В ближайшие 20 лет появление второго полюса притяжения Б. Бьюзан считает маловероятным. Это может произойти в двух случаях: либо вследствие имперского перенапряжения, либо в результате неспособности сохранить свое глобальное лидерство. В краткосрочной перспективе доминированию США в международной политической системе ничто не угрожает. Прежде всего, потому, что концепция однополярности сохраняет привлекательность для «великих держав». В реальности ни одно могущественное государство не заинтересовано в появлении новых влиятельных игроков.
Следующая тенденция конца XX–начала XXI в. связана с усилением общей неравномерности и противоречивости в мировом развитии, что позволяет разделить страны на три группы.
Первая группа – «центр» мировой экономики, где концентрируется разработка «высоких технологий», международная банковская и коммерческая деятельность. Это относится к процветающим странам Севера, или Первого мира, или «золотого миллиарда». К «золотому миллиарду» непосредственно примыкает группа новых индустриальных стран. Среди них в первую очередь можно назвать движущихся в направлении постиндустриализма Малайзию, Сингапур, Тайвань, Южную Корею.
Большую выгоду от глобализации получают крупные поставщики энергоресурсов и сырья на мировой рынок, – это в первую очередь нефтедобывающие страны Ближнего Востока и Латинской Америки. Среднедушевые показатели доходов в этих странах приближаются к уровню «золотого миллиарда».
Вторая группа – «периферия», или страны Юга, или Третий мир, насчитывающий более 4 млрд. человек, государства которого являются поставщиками сырья и энергоносителей, рынком сбыта продукции. На территории этих государств перемещаются уже не только экологически опасные производства, но и сборочные производства технологически сложного оборудования.
Среди стран этой группы, совершающих мощный рывок к качественно новому уровню развития можно отметить Китай с его почти 1,5 млрд. населения и Индию (около 1 млрд.), хотя среди них сохраняется бедность значительной части населения при появлении новых самых богатых людей планеты.
Третья группа – несколько десятков государств, с населением около 1 млрд. человек, практически исключенных из системы международного разделения труда. Их характеризует низкий уровень жизни, зависимость от внешней помощи, политическая и социальная нестабильность. Это страны так называемого четвертого мира – «миллиарда бедности и нищеты», расположенные в основном южнее Сахары. К ним также относят некоторые страны Азии и Латинской Америки. «Миллиард бедности и нищеты» живет на доход менее 1 долл. в день. Причина нищеты кроется не в том, что «золотой миллиард» грабит и эксплуатирует «миллиард бедности и нищеты», не в глобализации, а вероятнее всего, в том, что эта часть стран отстранена от современных процессов. Основным источником прибыли «золотого миллиарда» является новая экономика, высокие технологии, информационные и финансовые операции, локализованные в развитых странах. Они не заинтересованы в странах четвертого мира.
Ранее отдельные страны периферии могли пытаться с большим или меньшим успехом осуществлять догоняющее развитие путем трансплантации устаревших и менее эффективных производств. Необходимые для этого социальные и экономические составляющие были в зоне досягаемости. Теперь возможности трансплантации резко сокращаются, – и не только в результате роста капиталоемкости и квалификационных требований, но и за счет роста более сложных и труднодостижимых предпосылок, необходимых для перехода к постиндустриальному типу развития. К таким предпосылкам относят соответствующие экономические, институциональные, культурные условия и инфраструктуру, которые нередко частично или полностью в этих странах отсутствуют.
Углубление пропасти между крайними миллиардами – «золотым» и «нищим» – одна из основных проблем мирового развития, источник катаклизмов, экстремизма и терроризма. Приобщение отсталых стран к современным процессам развития – императив глобальной экономики, приобретающий в настоящее время первостепенное значение.
Образование и экспансия транснациональных компаний как результат интернационализации экономики и развития мирового рынка – еще одна устоявшаяся тенденция мирового развития. ТНК являются основными акторами современной мировой экономики. Они производят половину промышленного производства, на них приходится более половины оборота международной торговли и подавляющая часть прямых и портфельных инвестиций.
В оценке деятельности ТНК в научной литературе традиционно сложилось два подхода. Один из них акцент делает на конструктивной роли ТНК, ускоряющей социально-экономическое развитие. Второй подход делает упор на раскрытии отрицательных черт в деятельности ТНК. К ним относят стремление овладеть рынками зарубежных стран и подавление национального производства. Несмотря на различие взглядов на деятельность ТНК представители двух подходов сходятся в том, что транснационализация капитала – закономерный итог социально-экономического развития мировой экономики.
Глобализация привела к резкому увеличению числа негосударственных субъектов мирового сообщества. Они располагают не меньшими финансовыми ресурсами, чем правительства многих государств, способны действовать на территории десятков стран, не соблюдая при этом никаких международно-правовых норм, что нередко сопровождается конфликтами. Стало очевидно, особенно в последние годы, что международные институты, в первую очередь ООН, не располагают возможностями для решения всего комплекса конфликтов. Институциональная структура современного мирового хозяйства требует межгосударственного регулирования.
Современная система межгосударственных экономических институтов, к ним, в первую очередь, можно отнести Международный валютный фонд, Всемирный банк, ГАТТ-ВТО, комиссии и комитеты ООН по социально-экономическим и экологическим вопросам, были созданы для решения различных задач, но, к сожалению, их решения и рекомендации не всегда являются объективными, отражающими интересы всего мирового сообщества. Они находятся под влиянием «сильных мира сего» и поэтому в современном своем виде не способны решать проблемы глобализации. Реформирование деятельности межгосударственных институтов в целях адекватного удовлетворения потребностей различных стран – императив глобальной экономики.
Вышеперечисленные тенденции носят внешнеполитический характер. Появление зон «новой бедности» – одна из тенденций внутринационального аспекта глобализации. Везде, даже в развитых странах, есть жертвы глобализации, т.е. люди, которые потеряли работу в результате перемещения целых отраслей в наименее развитые страны и по каким-то причинам (возраст, образование и др.) не сумели реализовать себя на резко изменившемся рынке труда. Появление зон социальной исключенности, «новой бедности» не только не преодолевается, а только расширяется в глобальной экономике. Внутри государства отмечаются столкновения на почве этнических, культурных и конфессиональных разногласий. В последнее время эти проблемы выдвигаются на первый план внутренней политики.
Растущая взаимозависимость между странами усилила влияние как позитивных моментов, так и негативных потрясений на национальные экономики. Ни одна страна, каких бы успехов она ни достигла, не может оградить себя от демографических, экологических, экономических, финансовых, социальных и военных проблем, существующих в современном мире. Неопределенность последствий глобализации вызывает противоречивое и настороженное к ней отношение. «…Пока явление глобализации не понято в полной мере… – отмечалось в докладе ЮНКТАД, – недостаточно сделано для анализа воздействия глобализации и либерализации на развитие…». Механизмы согласования ответственной экономической политики на международном уровне и политики обеспечения роста на национальном уровне пока не получили всестороннего развития» [2].
Исследователи подчеркивают особую заинтересованность США в глобализации мирохозяйственных процессов, учитывая лидирующую роль американских ТНК в мировой экономике. Именно они выступают ударной силой глобализации. Интернационализация производства позволяет ТНК захватывать рынки в обход таможенных барьеров.
В экономике процесс глобализации наиболее глубоко продвинулся в финансовой сфере, что нашло отражение в формировании мирового финансового рынка. Предпосылкой этого явились новые информационные технологии, связавшие основные финансовые центры и резко снизившие трансакционные издержки финансовых сделок и время, необходимое для их совершения; развитие новых инструментов финансового рынка – механизмов хеджирования и управления рисками и дерегулирование банковской деятельности. Сфера финансовых операций начинает аккумулировать капитал, который вместо прямых инвестиций в производство идет в спекуляцию. Развивается феномен «экономики мыльного пузыря». Неконтролируемое трансграничное перемещение огромных масс капитала, в основном в виде краткосрочных портфельных инвестиций, и концентрация его в сфере финансовых спекуляций порождает растущую нестабильность всей системы мирового рынка, о чем свидетельствуют валютно-финансовые кризисы 1987 и 1997–1998гг. Растущая нестабильность мирового финансового рынка – еще одна современная тенденция мирового развития.
Рассмотренный спектр тенденций не является единственным и полным, но, совершенно очевидно, что взаимосвязи и взаимозависимости между национальными хозяйствами будут усиливаться. И в дальнейшем высокими темпами будет расти международный обмен товарами, услугами, капиталом, рабочей силой и информацией. Необходимость адаптации российской экономики к мировым тенденциям требует разработки такой стратегии взаимодействия с внешним миром, которая позволяла бы улучшить позиции России и минимизировать неблагоприятные внешние воздействия.
Определение глобальных тенденций имеет определенные цели: выявить и обозначить вектор долговременного национального развития в условиях глобализации мирового сообщества.
В настоящее время основной национальный интерес России – преодоление геополитического провала 90-х гг. ХХ в. Под геополитическим провалом понимается сжатие пространства, потеря территории. После распада СССР территория России уменьшилась на 24%, появилась проблема разделенности физического пространства страны (Калининградский эксклав).
А.Н. Косолапов следующим образом характеризует эти процессы: «Ситуация, когда 2,5% населения земного шара владеют 14% суши и примерно 50% природных ресурсов, с течением времени будет растущим раздражителем для внешнего мира и источником широкого спектра постоянных угроз и беспокойств для самой Российской Федерации, причем эти опасности могут искусственно обыгрываться извне во множестве интересов и целей. Ключевой проблемой на перспективу становится не просто сохранение РФ в пределах ее нынешней территории, но обретение способности рационального использования пространства (не только одних ресурсов) по критериям предстоящего мира и его проблем, что в свою очередь ставит проблемы эффективных форм контроля над территорией и иммиграцией и формирования эколого-экономической стратегии, включая внешние ее аспекты (внешней эколого-экономической политики)» [3].
Как видно, А.Н. Косолапов разделяет понятия территории и пространства. Он считает, что кроме физической формы – географического пространства или территории – равноправными формами выступают экономическое, идеологическое и информационное пространство. Экономическое пространство России по сравнению с временами СССР также резко сжалось.
По доле в мировом ВВП Россия в начале ХХI в. находится на десятом месте (2,6%), в то время как ВВП СССР (России) в 1970 г. составлял 13,18% (8,07%) – второе место в мире после США, третье место занимала Япония – 6,95% [4]. И это притом что в России находится более 1/3 природных ресурсов мира, в последнее время она занимает первое место в мире по добыче нефти и газа. Доля продукции топливно-энергетического комплекса в экспорте России в 2006 г. составила 65,7%, а доля готовой продукции в виде машин, оборудования и транспортных средств – 47,7% в общем объеме импорта [5]. Сырьевая специализация российского экспорта и импортная зависимость от поставок готовой продукции – результат недальновидной внешнеэкономической политики России, оборотная сторона недостаточной конкурентоспособности отечественного производства.
Внешнеэкономическая стратегия России должна быть в первую очередь направлена на изменение места России в мировой экономике как поставщика сырьевых товаров и сырьевого придатка Запада. Мирохозяйственные позиции страны определяются, прежде всего, ее конкурентоспособностью. Для России, заметно отставшей от мировых лидеров, задача повышения конкурентоспособности национальной экономики становится первоочередной, и от ее решения будет зависеть, в каком мире мы будем жить в условиях глобализации – Первом или Третьем.


Литература
1. Цит. по: Кузнецова Е. Мировая политика: игра по правилам и без // Международная жизнь. – 2006. – №12. – С.102.
2. Хасбулатов Р.И. Мировая экономика: В 2-х т. Т.I. – М.: ЗАО Изд-во «Экономика», 2001. –С. 108.
3. Косолапов Н.А. Формирование глобального миропорядка и Россия // Мировая экон. и междунар. отношения. – 2004. – №11. – С.12.
4. Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет /Под ред. И.С. Королева. – М.: Экономистъ, 2003.– С. 510.
5. Федеральная служба государственной статистики // http//www.gks.ru.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия