Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (26), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Захарова Н. В.
доцент кафедры мировой экономики Российского государственного торгово-экономического университета,
кандидат экономических наук


Расширение Европейского Союза на восток: проблемы и последствия
В работе анализируется комплекс проблем и противоречий, связанный с включением в состав Евросоюза новых восточноевропейских стран. Основное внимание автор уделяет макроэкономическим аспектам интеграции, выясняя влияние интеграционных процессов на темпы экономического роста стран-участниц

Расширение Европейского союза на Восток является объектом пристального внимания и экспертов, и широкой общественности. С каждым днем растет число публикаций, посвященных этому процессу [1]. В отличие от предыдущих расширений европейской интеграционной группировки, настоящий этап не только самый масштабный по числу вступающих стран, но и имеет качественно иное, более существенное содержание: он знаменует собой преодоление послевоенного раскола Европы на Западную и Восточную. Совершенно очевидно, что развитие на европейском континенте после этого вступает в принципиально новую фазу.
Последние расширения ЕС 2004 и 2007 гг. свидетельствуют не только о новом этапе в развитии европейской интеграции, но и о других серьезных изменениях, которые так или иначе затронут всю систему международных отношений. Раньше к ЕС одновременно присоединялось не более трех новых стран. В мае же 2004 года в Евросоюз вступили десять стран, восемь из которых – постсоциалистические государства [2] .Это символизирует объединение западной и восточной частей Европы, окончательный разрыв стран Центральной и Восточной Европы с социалистическим прошлым. В результате прошлых расширений и территория, и население ЕС росли постепенно. После последнего расширения они возросли сразу весьма значительно. В прошлом в состав Сообщества вступали государства с более или менее близким уровнем экономического развития и похожими моделями социально-экономического устройства. Пятое и шестое расширения охватывают не такие развитые страны, к тому же эти страны завершают процесс системной трансформации.
Почему же все-таки решение о расширении было принято? Безусловно, основные причины были все-таки политические. Вместе с тем в этом выборе прослеживаются и экономические мотивы. Объединение высокоразвитых, но в основном не очень динамичных стран Западной Европы и двенадцати стран-кандидатов, постепенно приспосабливающихся к новым реалиям, имеет большое значение для усиления позиций Евросоюза в мировой экономике. Сплав старой и новой Европы может придать значительный импульс развитию европейской экономики и модернизации европейской модели.[3]. Следует отметить, что в странах Центральной и Восточной Европы прирост ВВП в последние годы в 2–2,5 раза превышал среднеевропейский показатель. Принятие более динамично развивающихся стран-новичков, по мнению экспертов, позволит Евросоюзу повысить темпы прироста ВВП по сравнению с ЕС-15.
Что же касается влияния вступления в ЕС на экономический рост в странах Центральной и Восточной Европы, то примеры по предыдущим расширениям дают возможность сделать неоднозначные выводы. Так, Греция, Испания, Португалия и Ирландия во время своего вступления в ЕС имели некоторые черты в экономическом развитии, весьма схожие со странами Центральной и Восточной Европы до их вступления в эту организацию. В то время как все эти государства получили большие объемы помощи от Европейского сообщества, они развивались совершенно по-разному. Так, Греция за первые 15 лет членства в интеграционной группировке стала еще беднее относительно среднего уровня ЕС. ВВП на душу населения в ней уменьшился со среднего уровня 80% на душу населения (100% – в среднем по ЕС) в 1981 году до примерно 64% в 1996 году, и только после середины 90-х годов можно говорить о тенденции ее сближения со средним уровнем по Евросоюзу. Аналитики считают, что причинами медленного развития Греции в 80-х годах были неправильные решения, принятые в области экономической политики правительством этой страны (национализация ряда компаний, неэффективная политика в области государственных финансов и пр.). Ирландия же, наоборот, развивалась такими быстрыми темпами, что не только достигла среднего уровня по ЕС, но и значительно превысила его [4]. Вместе с тем этот качественный скачок был совершен тоже не сразу, а гораздо позже. По времени это совпало с реформами, предпринятыми в Ирландии в 90-х годах, – стимулирование предпринимательской активности, привлечение иностранных инвесторов, изменения в финансовой сфере и пр. Анализируя факторы, влияющие на экономический рост в этих государствах, большинство исследователей приходят к выводу, что основными причинами, ускоряющими или замедляющими экономический рост в Греции и Ирландии, были все-таки реформы, принятые внутри этих стран. Политика же на уровне интеграционной группировки, включая решения по выравниванию уровней экономического развития внутри ЕС, играли менее важную роль [5].
Отмечая, что экономический рост в странах, вступивших в ЕС в 2004 г., был весьма высоким по европейским меркам, вместе с тем можно заметить, что он не выше, чем во многих других государствах, не вступивших в ЕС.[6]. Реформы трансформационного характера в большинстве этих стран еще продолжаются, и сказать точно, что больше повлияло на ускорение экономического роста, – изменения внутри страны, приводящие к появлению качественно новой структуры хозяйства, или присоединение к Евросоюзу, – вряд ли представляется возможным [7].
Вместе с тем, по мнению некоторых ученых, влияние вступления в ЕС на экономический рост было наиболее заметным в Эстонии, Литве и Латвии. Хотя даже в этом случае нельзя с уверенностью утверждать, что фактор внутренней модернизации экономики и проведение экономических реформ независимо от мероприятий в рамках Евросоюза был менее значимым [8].
Влияние расширений на некоторые общие показатели по Евросоюзу было довольно скромным. Это явилось следствием весьма незначительного экономического потенциала ЕС-10 (впоследствии – EC-12), что добавило всего 5% к общему ВВП Евросоюза в текущих ценах и примерно 9% ВВП по паритету покупательной способности (ППС). ВВП на душу населения в ЕС-10 значительно ниже, чем в странах-старожилах. Вследствие этого различия в уровнях экономического развития между отдельными государствами возросли. Вместе с тем определенный прогресс в сглаживании уровней экономического развития между отдельными странами уже достигнут.
Наиболее полную информацию об этом можно получить из следующей таблицы.
Таблица 1
Экономический рост и сглаживание уровней экономического развития в странах Евросоюза [9]
Из таблицы видно, что страны-новички достигли значительных успехов за 8 лет. Вследствие более высоких темпов роста, – 3,9% ежегодного прироста ВВП по сравнению с 2,3% в ЕС-15, – их средний ВВП на душу населения значительно увеличился – с 44,3% от ЕС-15 до 52,1% . Вместе с тем прогресс по разным странам различался весьма значительно. В Эстонии, Латвии и Литве он был более выражен, а в Польше и Венгрии он был менее ощутим. Относительно небольшие успехи можно зафиксировать в Словении и на Кипре (темпы роста там были незначительными), однако нужно иметь в виду гораздо более высокий уровень экономического развития этих стран, достигнутый к 1997 году.
Таблица также показывает, что ситуация по отдельным странам ЕС-15 также была неоднозначной. По динамике безусловно лидировала Ирландия, которая, благодаря этому, по ВВП на душу населения превзошла почти все страны ЕС, кроме Люксембурга. Ситуация значительно улучшилась в Швеции, Великобритании, Финляндии, Нидерландах, Австрии, Дании. И наоборот, в Германии и Франции, которые всегда считались локомотивами европейской экономики, экономическая ситуация по сравнению со среднеевропейским уровнем ухудшилась. И, наконец, наибольшая стагнация в эти годы наблюдалась в Италии, из-за чего ее уровень относительно среднеевропейского резко снизился.
Неоднозначно складывается и ситуация на рынках труда в новых государствах ЕС. Согласно Лиссабонской стратегии увеличение занятости населения и сокращение безработицы сейчас объявляется наиболее приоритетной целью. Несмотря на некоторое сближение между ЕС-15 и ЕС-10 по ряду показателей, положение на рынках труда в странах-новичках значительно хуже. И совсем не вписывается в общие процессы тот факт, что в то время как в ЕС-15 занятость среди женщин в последние годы все-таки возрастала, в ЕС-10 она уменьшалась. Состояние рынков труда в старых и новых странах ЕС характеризуется данными в таблице 2.
Таблица 2
ЕС-10 и ЕС-15: характеристики рынков труда в 2004 году [10]
Итак, несмотря на отмеченные нами тенденции, показывающие сближение стран старого и нового состава ЕС по некоторым макроэкономическим параметрам, различия между ними все же остаются весьма существенными, и ситуация в ЕС-10 в целом менее благополучна. В то же время различия по ряду параметров между странами остаются весьма высокими и в ЕС-10, и в ЕС-15. Так, в отмеченном году уровни занятости в странах-новичках резко различались – от 51,7% в Польше до 68,9% на Кипре. Не меньшие различия наблюдаются и в ЕС-15: от 58% в Италии до почти 76% в Дании [11]. Однако следует отметить, что в целом более неблагоприятная ситуация на рынке труда в ЕС-10 не отражает особенно тяжелого положения по ряду возрастных групп. Прежде всего, это касается занятости среди молодежи и среди пожилых работников предпенсионного возраста: тут различия между старыми и новыми странами ЕС еще более существенны. Так, занятость среди молодежи в ЕС-10 особенно низкая: 23,9% против 40% в ЕС-15. Не меньшие различия можно отметить и по занятости лиц предпенсионного возраста: соответственно 32,3% и 42,5% [12].
По уровню безработицы весьма существенные различия имеются как между новыми, так и между старыми странами ЕС. Так, в то время как безработица на Кипре составляет лишь 5,3% населения, а в Словении – 6,3%, ее уровень в Польше достигает 17,7%, и несколько ниже в Словакии – 16,2%. Различия внутри ЕС-15 тоже достаточно велики: от 4–5% в Дании. Люксембурге, Нидерландах, Ирландии до 9–11% в Греции, Испании, Франции, Германии.
Однако существенно то, что безработица в ЕС-10 отличается, во-первых, высокой долей длительно безработных – 54% от всех безработных (в ЕС-15 – в среднем 44,2%) и, во-вторых, высоким уровнем безработицы среди молодежи – 30,4% (в ЕС-15 – 16,1%) [13]. Большое опасение в странах ЕС-15 с самого начала вызывала будущая миграция рабочей силы с Востока Европы. После середины 90-х годов и по настоящее время в Европе можно насчитать не менее 20–30 исследований по возможным последствиям миграции рабочей силы на Запад Европы. В большинстве из них предполагаемый поток не рассматривается как представляющий основательную угрозу рынкам труда западноевропейских стран [14]. Вместе с тем некоторые авторы предполагают, что краткосрочные последствия для таких стран, как Германия и Австрия, могут быть более серьезными [15].
Однако в дальнейшем, по мнению исследователей, по мере сближения уровней жизни в ЕС-15 и в ЕС-10 и дальнейшего сглаживания различий в экономическом развитии между ними, интенсивность миграции будет в значительной степени снижена. Как уже отмечалось ранее, с самого начала лишь только Швеция, Ирландия и Великобритания разрешили открыть свои рынки рабочей силы для иммигрантов с Востока. С 1 мая 2006 года четыре страны, – Греция, Испания, Португалия Финляндия, – также сняли ограничения на въезд. Одновременно с этим шесть государств – Бельгия, Дания, Франция, Италия, Нидерланды и Люксембург – значительно облегчили условия трудоустройства для мигрантов из Центральной и Восточной Европы. И лишь Германия и Австрия пока сохраняют все ограничения.
Налоговая система в новичках – еще одна очень интересная особенность. И тут также есть существенные отличия между ЕС-10 и ЕС-15. Прежде всего, общий объем собираемых налогов в большинстве из них, а именно в Литве, Латвии, Мальте, Кипре, в Словакии, Эстонии и Чехии гораздо ниже по отношению к ВВП, чем в старожилах. Однако в трех из них, – Венгрии, Польше и Словении – общий объем налогов по отношению к ВВП не отличается значительно от уровня ЕС-15. В ЕС-15 также существуют очень большие различия по этому показателю: от 30% ВВП в Ирландии до более чем 50% в Швеции [16]. Структура налоговых поступлений также весьма различна. Так, у новичков гораздо меньше места занимают прямые налоги, и прежде всего налоги на прибыль и подоходные налоги. В то же время доля непрямых налогов, прежде всего НДС, там особенно высока. В то время как поступления от прямых налогов занимают примерно 30% в общих налоговых сборах в ЕС-15, для ЕС-10 соответствующая доля гораздо более скромная, – лишь около 20% [17]. Налоги на прибыль в странах Центральной и Восточной Европы заметно ниже, чем в Западной Европе. В то время как средняя ставка по ЕС-15 – примерно 30%, в новичках она ниже примерно на 10%. Однако и в старожилах различия по уровню налога на прибыль весьма существенны. Минимального значения он достигает в Ирландии – 12,5%, а также на Кипре, максимального – в Италии, Бельгии, Германии [18]. Хотя страны и Западной, и Восточной Европы в большинстве своем в последние годы снижали налоговые ставки на прибыль, следует сказать, что эти процессы носили разный характер. Если страны Западной Европы снижали налоговые ставки чаще всего постепенно, с конца 80-х годов расширяя вместе с тем налогооблагаемую базу, страны Восточной Европы уменьшали ставки более агрессивно, резкими темпами, и в основном с конца 1990-х годов.
Вместе с тем следует отметить, что уровень налогообложения – очень важный фактор, влияющий на экономический рост в будущем, но далеко не единственный, и, возможно, не самый важный. Инвестиционная привлекательность стран Восточной Европы не всегда высокая, их рынки не очень емкие, инфраструктура зачастую недостаточно развитая, и покупательная способность населения, как правило, гораздо ниже, чем в Западной Европе. Отчасти поэтому, хотя доля прямых иностранных инвестиций из ЕС-15 в ЕС-10 значительно возросла, но это направление не является приоритетным для стран Западной Европы. Так, в 2004 году на Центральную и Восточную Европу приходилось лишь 4% инвестиций из ЕС-15, в то время как доля потоков в другие страны ЕС-15 составила 53%, и 12% приходилось на США [19].
Пока что страны Центральной и Восточной Европы являются чистыми получателями средств из бюджета ЕС. Для группы в целом чистые трансферты из ЕС в 2004 году достигали 0,6% их ВВП, от 0,25% ВВП в Венгрии до 2,1% ВВП в Литве. По новому финансовому плану на 2007–2013 гг. эти трансферты должны увеличиться приблизительно в 3 раза [20].
В целом последнее расширение имеет так же много сторонников, как и противников. И аргументы обоих являются весьма весомыми. Так, с одной стороны, ЕС «вдруг» оказалось очень пестрым и неоднородным. Если ранее максимальные различия по ВВП на душу населения между отдельными странами были 1:3,3, то после расширения соотношение увеличилось до 1:7,7. Соответственно, в решении задачи по сглаживанию уровней экономического развития между отдельными странами и регионами Евросоюз оказался отброшенным на много лет назад. Так же странам-новичкам придется решать многие задачи по углублению интеграционного сотрудничества, которые в рамках Западной Европы решены уже давно. Таким образом, формируется «Европа двух скоростей», которая после вступления в Евросоюз Болгарии и Румынии превращается уже в «Европу трех и более скоростей» [21]. Почва для конфликтов между отдельными странами и группами стран в Евросоюзе также возросла. Конфликт уже не ограничивается противоречиями между «крупными» и «малыми» странами, между «богатыми» и «бедными» государствами, между донорами и бенефициарами европейского бюджета. Конфликтность будет весьма вероятна и есть уже сейчас между странами, которые раньше считались основными получателями средств и новыми претендентами на эти деньги. Противоречия будут также возникать внутри новых стран, а также внутри всего ЕС-27 по поводу новых претендентов на вступление в эту организацию. В случае негативного сценария при миграции с Востока Европы на Запад правонационалистические движения будут иметь гораздо больше сторонников, что также может повлечь негативные последствия. Процесс принятия решений в Евросоюзе-27 будет чаще всего более медленным, чем при ЕС-15.
С другой стороны, экономический потенциал ЕС-27, безусловно, возрос. Темпы роста новых стран значительно превышают средние и по ЕС, и по зоне евро. Так, если прогноз по зоне евро на 2008 год – всего 2,1%, то по Польше – 5,1%, по Эстонии – 5,8%, по Словении (вступившей уже в зону евро) – 4,6%, а по Латвии – 7,5% (!!!).) Правда, они несколько ниже по Чехии и по Венгрии – по 3% , но все-таки в целом это гораздо более благоприятная картина, чем по странам-старожилам [22]. Поэтому можно предположить, что эти страны могут с некоторыми оговорками играть в ближайшие годы роль локомотива в объединенной Европе и, таким образом, ускорять экономический рост во всем европейском регионе. Скорее всего, это приведет к некоторому увеличению доли Евросоюза-27 в мировом ВВП. Расширение ЕС в принципе может сыграть роль катализатора для экономики западноевропейских стран, которые хотя и более эффективны, чем страны Восточной Европы, но не очень динамичны, и в последнее время по очень многим показателям проигрывают другим государствам. Весьма вероятно, что в конечном итоге это поможет европейским странам лучше встретить вызовы глобализации. Также появление большого количества вполне конкурентоспособных производителей с Востока может послужить стимулом для западноевропейских государств более решительно осуществлять реформирование экономики. Расширение ЕС, в противоположность ожиданиям, прошло относительно гладко и не вызвало каких-то серьезных шоков в европейских государствах. Хотя со времени расширения прошло всего чуть более трех лет, вместе с тем, учитывая, что страны-кандидаты готовились к нему задолго до этого, выполняя разные директивы ЕС, можно подводить какие-то итоги. Многочисленные факты, в том числе и статистические материалы, проанализированные нами, говорят о том, что ЕС-10 удалось, развиваясь довольно высокими темпами, по некоторым показателям сблизиться с ЕС-15. Вместе с тем ситуация по разным странам весьма различна. Наибольшие успехи по большинству параметров были достигнуты странами Балтии и Словенией. Словения стала первой страной из новичков, которая вошла в зону евро уже в январе 2007 года. С 1 января 2008 года в зону евро вошли также Кипр и Мальта, что свидетельствует о соответствии этих стран основным требованиям ЕС. Наиболее проблемным государством по-прежнему является Польша, которая вместе с тем является самой крупной и по территории, и по населению и к тому же имеет выгодное геополитическое положение.
Вместе с тем, анализируя феномен быстрого экономического роста стран Центральной и Восточной Европы, трудно утверждать с полной определенностью, что ускорение их экономического развития объясняется вступлением в Евросоюз. Что было причиной – вступление в эту интеграционную группировку или внутренние реформы, завершающие построение рыночной экономики в этих государствах, – покажет ближайшее будущее.


Литература
1. Из самых новых, наиболее интересных публикаций можно отметить коллективный труд российских ученых: Расширение Европейского Союза и Россия /Под ред. Ю.А. Борко и О.В. Буториной. – М.: Деловая литература, 2006; а также книгу западных авторов: Europe after Enlargement /Ed.by A.Aslund & M.Dabrowski. – Cambridge: Cambridge University Press. 2007.
2. Основное внимание в статье уделяется предпоследнему расширению ЕС. Румыния и Болгария, вступившие в Евросоюз в январе 2007 года, еще пока прошли недостаточно большой путь, чтобы проанализировать последствия вступления в ЕС для их экономики.
3. Расширение ЕС на Восток: позиции стран Евросоюза /Под ред. Ю.И.Юданова. – М.: ИМЭМО РАН, 2002. – С.5.
4. См. наиболее обстоятельный анализ предыдущих расширений: Ю. Борко. Взаимосвязь процессов расширения и углубления европейской интеграции //Расширение Европейского Союза и Россия / Под ред. Ю.А. Борко и О.В. Буториной. – М.: Деловая литература. 2006. – С.11–42.
5. Enlargement, two years after: an economic evaluation. European Commission. Occasional Papers. 2006. May, N 24. Brussels: European Commision. P.47.
6. Более уместно в данном случае сравнивать темпы роста стран Центральной и Восточной Европы с темпами роста других государств, которых на английском языке называют «emerging markets» (развивающиеся экономики). В таком случае экономический рост на Востоке Европы нельзя считать очень высоким.
7. Europe after Enlargement /Ed. By A. Aslund & M. Dabrowski – Cambridge: Cambridge University Press, 2007. – P.1–10.
8. Schandler S., Mody A., Abiad A. Growth in the Central & Eastern European countries of the European Union: a regional review. International Monetary Fund: Washington, 2006. February 3.
9. Составлено автором по данным Евростата (www.europa.eu) и по материалам:Enlargement, two years after.P.43.
10. Составлено автором по: Active Labor Market Policies in Europe. Performance & Perspectives. J. Kluve & al. – Essen: Springer. 2007; Services & Employment. Explaining the US- European Gap /Ed.by M.Gregory & al. – Princeton: Princeton University Press, 2007.
11. Enlargement, two years after. P.54.
12. Ibidem.
13. OECD in figures. 2007. OECD Observer 2007 Suppl.1 – Paris: OECD Publications. 2007. – P.30–37; Enlargement, two years after. – P.54–55.
14. Boeri T., Bruecker H. The impact of Eastern Enlargement on Employment & labour markets in the EU: Report for the European Commission. – Brussels, 2001.
15. Вероятно, поэтому и Австрия, и Германия, скорее всего, будут последними, кто откроет двери для иммигрантов с Востока.
16. Structures of the Taxation systems in the European Union. Luxembourg. 2004. – P.116; Bulletin for International Fiscal Documentation, 2004. v.58. N 819. P.352.
17. Ibidem.
18. Nominal corporate tax rates. European Commission, 2005 //(www.europa.eu).
19. Enlargement, two years after. P.4.
20. Ibidem, P.8.
21. См.: Борко Ю.А. Указ.соч.С.39.
22. Economist 2007, oct. 11. // (www.economist.com/markets/indicators/displaystory.cfm?story_id=9946781)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия