Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (26), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Шлямин В. А.
докторант кафедры мировой экономики Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Глобальный аспект российско-финляндского сотрудничества
В статье анализируется влияние глобализации на две соседние страны – Россию и Финляндию, отличающиеся по масштабам и уровню развития национальных экономик. Автор приходит к выводу о целесообразности сближения стратегий социально-экономического развития двух стран в ответ на вызов глобализации

Российско-финляндские отношения имеют давние традиции плодотворного сотрудничества. Бесспорно, сильное воздействие на уровень и характер этих отношений оказал трансформационный кризис российской экономики 1990-х гг. Его последствия, видимо, еще будут сказываться на состоянии сотрудничества, хотя все большую значимость в этой сфере приобретает такой систематически действующий фактор, как становление глобальной экономики. Глобализация оказывает, по всей видимости, наиболее сильное внешнее воздействие на многосторонние и двусторонние торгово-экономические отношения вообще и на российско-финляндские отношения в частности.
Экономическая глобализация – это процесс роста взаимозависимости и взаимопроникновения национальных экономик, формирования общемирового финансово-экономического пространства, сопровождаемый неизбежным изменением роли государств на фоне быстро растущих масштабов трансграничных и трансконтинентальных перемещений трудовых, материальных, финансовых и информационных ресурсов.
Глобализация к настоящему времени практически открыла границы абсолютного большинства стран с разными для них последствиями. Для развивающихся или ослабленных по тем или иным причинам государств такое открытие, как правило, имеет как негативные, так и позитивные последствия. К негативным эффектам, очевидно, следует отнести сокращение и закрытие неконкурентоспособных производств, рост безработицы, рост разрыва между имущими и неимущими и, как следствие, нагнетание политической напряженности внутри этих стран, сокращение продолжительности жизни. С другой стороны, глобализация дает уникальные возможности для привлечения зарубежных инвестиций и новых технологий в национальную экономику, доступа к новым образовательным программам и знаниям, что в ХХI веке будет в существенной степени определять конкурентоспособность национальной экономики.
Лауреат Нобелевской премии Дж. Стиглиц полагает, что «те, кто демонизируют глобализацию, слишком часто упускают из виду ее полезные результаты. Однако сторонники глобализации отличаются еще большей предвзятостью. Для них глобализация (которая обычно ассоциируется с торжествующим капитализмом американского типа) и есть прогресс, развивающиеся страны должны принять его, если они хотят эффективного роста и преодоления бедности. Однако большому числу стран глобализация не принесла обещанных экономических выгод» [1].
Влияние глобализации на Россию и Финляндию, безусловно, различно. Финляндия последнюю четверть века входит в группу стран мировых лидеров в области информационно-коммуникационных технологий, а также в таких секторах экономики, как лесопромышленный комплекс, арктическое судостроение и некоторых других. Существующая в этой стране система государственного регулирования экономики, вобравшая в себя как собственный опыт, так и опыт других высокоразвитых малых стран Европы, позволила Финляндии усилить свои конкурентные преимущества и к настоящему времени занять лидирующие места в мировых рейтингах.
Глобализация экономики на первом ее этапе принесла нашим соседям больше пользы, чем проблем. И тем не менее дальнейший ход глобализации, по нашему мнению, не предвещает финнам безоблачного будущего. В Финляндии за последние годы наметилась тенденция по переносу части производственных мощностей в страны Юго-Восточной Азии, Южной Америки и Восточной Европы. Есть основания полагать, что эта тенденция будет усиливаться, так как в стране нет ощутимых предпосылок для значимого снижения издержек производства. Произойдет ли своевременная замена выбывающих мощностей за счет имеющихся научно-технологических заделов, ориентированных на открытие новых производств, а стало быть на сохранение налогооблагаемой базы для поддержания высоких стандартов общества всеобщего благосостояния? На этот вопрос нет однозначного ответа. Заметим, однако, что в последние годы отмечается некоторое снижение инвестиционной привлекательности Финляндии как для внутренних, так и для зарубежных инвесторов [2].
Влияние процесса глобализации на Российскую Федерацию проходит гораздо более болезненно, чем на Финляндию. Сказываются различия в уровнях социально-экономического развития и масштабах двух стран, в структурах экономики, в готовности государственных институтов реагировать на быстрые изменения в мировой экономике и защищать интересы отечественного бизнеса. В России в органах государственной власти, в научных кругах и в бизнес-сообществе дискуссия по данному вопросу набирает силу.
Определенная часть нашей интеллигенции, близкая к левым политическим партиям, отстаивает идею о сохранении в России «натурального хозяйства». Так, А.П. Паршев убежден в том, что «российский рынок надо держать замкнутым от западного» [3]. Россия – действительно богатая природными ископаемыми и располагающая крупным промышленным потенциалом страна, которая в состоянии за счет мобилизации внутренних ресурсов какое-то время существовать «закрывшись» от остального мира таможенными барьерами, с относительно небольшими потерями.
С другой стороны, такая «закрытость» может продолжаться без угрозы для безопасности страны не столь уж продолжительное время с учетом уже имеющегося уровня вовлеченности национальной экономики в мировую и зависимости от нее. Думается, что «закрытая» модель развития отечественной экономики вряд ли может рассматриваться в сценариях стратегического планирования даже как некое теоретическое допущение.
Российский бизнес не желает ограничивать себя рамками национального рынка. С 2000 года по настоящее время, по данным Федеральной службы статистики, инвестиции России в экономику зарубежных стран выросли более чем в 2 раза – с 15,1 млрд. долл. США в 2000 г. до 30,8 млрд. долл.США в 2005 г. В связи с этим, приведем данные по российским инвестициям в Финляндию: если в 2000 г. они были на уровне 2,2 млн. долл. США, то в 2005 г. – 153,3 млн.долл. США [4].
Глобализация остро поставила вопрос о самостоятельности той или иной страны в принятии решений как по внутренней, так и по внешней экономической политике. Этот вопрос актуален как для России, так и для Финляндии. От того, какие решения будут найдены, в значительной степени зависит перспектива торгово-экономических отношений между нашими странами. В начале 1990-х годов вопрос о способности России проводить самостоятельный внешнеэкономический курс встал со всей остротой. Страна погрузилась в системный кризис, быстро обрастала внешними долгами, а внутри едва справлялась с парадом суверенитетов субъектов Федерации. В этот период наблюдался резкий спад объемов российско-финляндской торговли.
И только за последние семь лет, благодаря достаточно жесткому курсу руководства страны на возврат государства в экономику, на упорядочение федеративных отношений и не в последнюю очередь благодаря высоким ценам на нефть и газ на мировом рынке, Россия добилась впечатляющего экономического роста, расплатилась с долгами Парижскому клубу и начала реализовывать концепцию энергетической сверхдержавы. Экономический суверенитет нашей страны в настоящее время и, видимо, в среднесрочной перспективе будет базироваться на отечественном топливно-энергетическом комплексе. Вместе с тем руководство страны твердо намерено вести дело к повышению конкурентоспособности России в энергетическом машиностроении, судостроении, авиационной и космической промышленности, оборонной промышленности, в транспорте и связи. Поставлена задача создания индустрии нанотехнологий.
Иными словами, будут предприняты меры по сохранению Россией экономического суверенитета. При этом понятно, что одной политической воли руководства страны для этого недостаточно. Предстоит создать систему государственно-частного партнерства. Защищая отечественные стратегические коммуникации, финансово-кредитную систему, оборонный и топливно-энергетический комплексы от экспансии зарубежного капитала, российское государство открывает остальные сектора экономики для иностранных, в том числе и финских, инвесторов, для модернизации промышленного производства и сферы услуг.
Глобализация объективно сказывается на функционировании государственных институтов в любой стране, как правило, сужая возможности национального правительства в экономике. По мнению К. Зегберса, глобализация предполагает «сужение (или даже исчезновение) возможности развиваться особым образом, уклоняться от движения торной дорогой, а следовательно, сокращение возможности для правительства или общества выбирать некий собственный путь» [5]. В какой-то момент, в начале 1990-х годов, у нас в стране настойчиво заговорили о дерегулировании экономики и даже о том, что-де чем меньше государства в экономике – тем лучше. Надо сказать, что данная точка зрения превалировала в правительственных кругах не один год. И только в 2000-х годах пришло осознание того, что в нашей стране отказ от активной роли государства в качестве регулятора национальной экономики может завершиться ее развалом. «Как оснований для государственного регулирования, – полагает профессор С.Ф. Сутырин, – так и возможностей для проявления государством своего интервенционистского потенциала по мере развертывания глобализации отнюдь не становится меньше».
С.Ф. Сутырин считает, что «в условиях геоэкономической конкуренции обеспечение должного уровня конкуренции без активной и последовательной поддержки государства невозможно». Кроме того, по его мнению, «нарастание объемов, сложности и взаимопереплетения хозяйственной жизни резко повышает как вероятность конфликтов и коллизий, так и размеры ущерба от их возникновения. Отсюда возникает необходимость управления и регулирования рисков всех многообразных видов, по сути дела, предполагающая наличие сложной многоуровневой системы, где корпоративный уровень сочетается с государственным и межгосударственным уровнями» [6].
Обладая огромным национальным богатством, самым обширным на планете пространством, признанными интеллектуальными ресурсами, пусть и не самым современным, но значительным промышленным потенциалом и авторитетной государственной властью, Россия, находясь в фазе экономического подъема, с полным на то основанием относится к небольшой группе государств, обладающих экономическим суверенитетом. Думается, что в таком статусе своего восточного соседа заинтересована и Финляндия, которая в долгосрочной перспективе рассматривает Россию, во-первых, как одного из главных торгово-экономических партнеров и, во-вторых – как торговый и коммуникационный пост к азиатскому рынку. Финляндия не в меньшей степени, чем мы сами, заинтересована в сохранении высоких темпов экономического роста в России, диверсификации ее экономики, что создает условия для роста финского экспорта в нашу страну.
Сама же Финляндия в эпоху глобализации не претендует на экономический суверенитет. Более того, основываясь на прагматичном подходе, Финляндия вступила в 1995 году в Европейский союз, согласившись следовать общеевропейской внешнеполитической и внешнеэкономической доктрине. Вместе с тем в области экономической политики в ЕС многие вопросы остаются или «двойного» ведения, или полностью отданы в ведение стран-членов. Так, например, энергетика остается в компетенции Финляндии. Евросоюз пока не сумел создать единую энергетическую систему и, вероятно, решит эту задачу не скоро. Сказанное позволяет сделать два принципиальных вывода.
1. Глобализация – это вызов для России и Финляндии. Возможны различные ответы на него и, стало быть, различные сценарии развития событий. Глобализация, с одной стороны, несет в себе угрозу потери нашей страной экономического суверенитета, а при самом пессимистическом сценарии – угрозу ее территориальной целостности. С другой стороны, глобализация дает России шанс использовать новую волну экономического роста, открытость мировой экономики, появившиеся возможности для восприятия новых технологий и участия в международной технологической кооперации.
2. Глобализация уже к настоящему времени поставила в повестку дня вопрос о целесообразности сближения стратегий социально-экономического развития России, Финляндии и других северных стран. Ни одна, даже самая высокоразвитая страна Северной Европы, не в состоянии обеспечить сохранение и повышение своей конкурентоспособности без использования экономического потенциала Российской Федерации.


Литература
1. Стиглиц Дж. Глобализация: тревожные тенденции. – М.: Мысль, 2003. – С.23.
2. Так, по данным UNCTAD, за период с 1996 г. по 2005 г. в Финляндию было вложено зарубежных прямых инвестиций на сумму 51,5 млрд. долл. США. За это же время прямые финские инвестиции за рубежом составили 73,4 млрд. долл. США – См.: UNCTAD Handbook of statistics on line.
http://www.unctad.org/Templates/Page.asp?intJtemJD = 1890
3. Паршев А.П. Почему Россия не Америка?: М.:Форум, 2000. – С.369.
4. Россия и страны мира. 2006.: Стат.сб. / Росстат. – М., 2006. – С.342.
5. Зегберс К. Сшивая лоскутное одеяло… (Шансы и риск глобализации в России) // ProeF Contra. – 1999. – Т.4. – № 4. – С.65.
6. Сутырин С.Ф. Национальное государство как субъект управления процессом экономической глобализации // Вестник № 1 Мировой общественный Форум Диалог цивилизаций: – Родос. 2005.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия