Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (26), 2008
ПРОБЛЕМЫ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Фияксель Э. А.
заведующий кафедрами венчурного менеджмента и маркетинга Нижегородского филиала Государственного университета — Высшей школы экономики,
доктор экономических наук, профессор


Портфельный подход к организации венчурного инвестирования на конкурентном предприятии

В последние десятилетия в сфере стратегического менеджмента возникло новое аналитическое направление – ресурсный подход. До этого доминировало мнение, что положение предприятия на рынке имеет большее значение, чем состояние дел на самом предприятии. Многие исследователи рассматривают ресурсный подход как дополняющий прежнюю точку зрения. С его помощью пытаются объяснить конкурентные преимущества различиями не только в продуктово-рыночных позициях, но и в обеспечении и комбинации критически важных фирменных ресурсов.
Для достижения устойчивых конкурентных преимуществ ресурсы должны отвечать, по мнению ряда исследователей, следующим четырем критериям: формировать ценности для клиента, быть оригинальными по сравнению с конкурентами, трудноимитируемыми и труднозаменимыми [1]. Два последних критерия имеют особо важное значение.
Ресурсный подход тесно увязывает устойчивость конкурентных преимуществ с трудностью имитации знаний. В качестве имитационных барьеров здесь называют групповую квалификацию кадров, уникальность знаний, специальную информацию, патенты и торговые марки, степень подготовленности потребителя и производителя, информационное влияние, коммуникационные средства. Основная часть этих барьеров прямо или косвенно сопряжена со знаниями или их развитием.
Следует отметить, что в научной литературе сейчас наблюдается тенденция включать в объяснение устойчивых конкурентных преимуществ ссылки на неосязаемые (комплиментарные) активы. Полагают, что они являются реальным источником конкурентоспособности и ключевым фактором адаптации предприятия к внешним условиям по трем причинам: трудность накопления; возможность использоваться многократно и параллельно; способность выступать одновременно в роли затрат и результатов хозяйственной деятельности. Невидимые активы содержат компоненты, затрудняющие их имитацию или передачу [2].
Имитационные барьеры и неосязаемые активы очень схожи, так как важнейшим компонентом тех и других являются знания. Если знания рассматривать в качестве оригинального, трудноимитируемого и труднозаменимого ресурса, то управление ими выдвигается на центральное место в конкурентной борьбе. Поскольку технологии представляют собой информацию, специфический вид знания, то их роль в конкурентной борьбе очень велика.
Инновационные технологии выступают одним из ключевых факторов конкурентоспособности предприятий. Они играют ведущую роль в совершенствовании производственного процесса, обновлении ассортимента и номенклатуры продукции, снижении себестоимости продукции, введении новых прогрессивных принципов управления, то есть создают основные конкурентные преимущества. Как отметил М. Портер, «технологические изменения все более рассматриваются как имеющие самостоятельную ценность, и любое технологическое нововведение, которое применяет фирма, рассматривается как положительный фактор» [3].
Венчурные инвестиции, связанные с разработкой и внедрением новых технологий, характеризуются долгосрочным характером и высокой неопределенностью относительно будущих доходов. Поскольку предприятие должно соблюдать баланс между обеспечением долгосрочной конкурентоспособности и текущей ликвидности, при венчурном инвестировании, на наш взгляд, уместно применять портфельный подход. Это означает, что должен быть сформирован портфель реальных инвестиционных проектов по созданию или приобретению новых технологий.
Технологический портфель предприятия имеет ценность, если позволяет развивать деятельность, направленную на создание и укрепление конкурентных преимуществ. Следовательно, поскольку новые технологии являются основой инновационного роста, предприятие должно уделять постоянное внимание формированию портфеля технологий для повышения конкурентоспособности. Однако возможности предприятий в части формирования технологического портфеля не безграничны. Естественными ограничениями служат доступные предприятиям ресурсы. Кроме того, в высокотехнологичных отраслях таким препятствием служит все возрастающая сложность применяемых технологий, ограничивающая возможности предприятий для их самостоятельной разработки. В этих условиях важна роль процессов передачи технологий, позволяющих предприятиям приобретать технологии у разработчиков.
Формирование инвестиционного портфеля и управление им охватывает принятие следующих общих решений.
1. Определение общей цели портфеля, отражающей потребности его владельца.
2. Определение приемлемой степени риска, принимаемого при формировании портфеля (будут ли инвестиции агрессивными или консервативными).
3. Определение приемлемой нормы доходности, которую предполагается получить на инвестирование в технологии.
4. Выбор определенных направлений инвестирования. Это непрерывный процесс, поскольку по мере появления новых возможностей менее привлекательные проекты должны удаляться из портфеля и заменяться более привлекательными.
И. Кендалл и К. Роллинз выделяют некоторые типовые проблемы, возникающие в связи с формированием портфеля инновационных проектов:
1) излишнее количество одновременно выполняемых проектов, которые зачастую дублируют друг друга (особенно в крупных организациях с децентрализованными структурами управления);
2) неправильный выбор проектов, в результате чего реализуются проекты, не имеющие ценности для организации, не укрепляющие ее конкурентоспособность;
3) отсутствие увязки выполняемых проектов со стратегическими целями организации;
4) несбалансированность состава портфеля проектов, выражающаяся в:
– излишнем количестве проектов, связанных с производственными технологическими процессами, при недостаточности проектов, затрагивающих рыночные аспекты деятельности организации;
– излишнем числе проектов, направленных на разработку новой продукции, при недостатке исследовательских проектов;
– слишком большом числе проектов с краткосрочными целями, при малом количестве проектов, нацеленных на долгосрочную перспективу;
– несоответствии портфеля проектов наиболее важным активам организации;
– несоответствии проектов стратегическим ресурсам организации;
– недостаточном учете имеющихся возможностей для получения дохода, возникновения рисков и др. [4]
Смысл портфельного подхода к венчурному инвестированию заключается в том, что на его основе можно попытаться достичь баланса между обеспечением конкурентоспособности предприятия в долгосрочном периоде и прибыльности в краткосрочном периоде. Хотя инвестиции в венчурный проект приводят к неизбежному сокращению денежного потока предприятия в текущем периоде, необходимо соблюдать минимальный уровень прибыльности, при котором предприятие сохранит свою инвестиционную привлекательность. Критерии формирования портфеля венчурных проектов и управления им не отличаются от общепринятых критериев портфельного подхода в инвестиционном менеджменте, – это оптимизация риска и доходности.
Факторы, которые должны быть учтены при формировании и оценке инвестиционного технологического портфеля, приведены в таблице 1.
Накопленный опыт предприятия по внедрению новых технологий. Как правило, в компаниях, уже ранее осуществлявших технологические инновации, создается благоприятный инновационный климат. Специалисты лучше понимают те преимущества, которые создают технологии, и при налаженной системе риск-менеджмента более реалистично оценивают свои ожидания. Таким образом, при прочих равных условиях риск технологических инвестиций не превышает ожидаемых преимуществ. Доход, с точки зрения ожидаемых и измеримых преимуществ, может оцениваться как высокий.
Таблица 1
Факторы, влияющие на риск и доходность инвестиций в новые технологии
Прогнозируемое влияние новых технологий на стратегию развития. Как уже отмечалось, инвестиции в новые технологии могут иметь важное стратегическое значение. Однако возможна и такая ситуация, когда инвестиции могут оказаться прибыльными, но не имеющими какой-либо стратегической ценности. (Например, автоматизация складских операций приводит к сокращению логистических издержек в краткосрочном периоде, но не имеет стратегической ценности для предприятия, если не сопровождается другими технологическими и организационными инновациями.) Обычно вместе с ростом значимости инвестиций в долгосрочную конкурентоспособность возрастает и риск. Доходность инвестиций в стратегические проекты менее предсказуема, чем в случае краткосрочных инвестиций, и требует дополнительных параметров измерения.
Комбинации первого и второго исследуемых факторов представлены на рис.1 в виде «стратегической матрицы». Она позволяет рассматривать четыре основных типа фирм, ориентированных:
1) на поддержку существующих рыночных позиций;
2) на увеличение масштабов производства;
3) на диверсификацию;
4) на стратегические инновации.
Предприятия первого типа не связывают свое нынешнее положение на рынке с технологическими инновациями и не рассматривают их как критический фактор при разработке стратегии развития. Тем не менее они могут инвестировать в технологическое развитие значительные суммы, чтобы не отстать от конкурентов.
Рис. 1. Стратегическая матрица «технологические инновации – стратегия предприятия» [5].
Однако технологические инновации не носят комплексного характера: новые технологии могут внедряться для отдельных подразделений, производственных линий или видов деятельности. Доходность и риск инвестирования в новые технологии на таких предприятиях зависят от противоречивых обстоятельств. Поскольку предыдущие технологические нововведения носили фрагментарный характер, у предприятия нет опыта организации систематического риск-менеджмента, что повышает риск инвестирования. Однако поскольку и будущие технологические инновации не носят комплексного характера, они не влияют на реализацию стратегии предприятия, что снижает общий риск. Что касается дохода от инвестирования в новые технологии, то он реализуется в краткосрочном периоде (в виде экономии на определенном виде издержек), но поскольку менеджеры не придают существенного значения влиянию технологических инноваций на рыночные позиции предприятия, они не заинтересованы в увеличении долгосрочной доходности путем стратегических инвестиций.
Менеджеры предприятий второго типа не уделяют значительного внимания влиянию технологий на стратегию развития, но осознают, что рыночные позиции фирмы существенно зависят от уже внедренных технологий. Риск снижается вследствие уже накопленного опыта, а также развитости «кривой обучения». Доходы в достаточной степени предсказуемы и измеримы, поскольку будущие инвестиции основываются на прошлом опыте.
Наиболее непредсказуемы с точки зрения риска и дохода от инвестирования в новые технологии предприятия третьего типа. Вследствие возможных изменений направлений деятельности, стратегическое влияние уже внедренных технологий невысоко, что повышает риск инвестирования. Поскольку технологические инновации оказывают существенное влияние на будущую стратегию развития, риск инвестирования высок, а доходы непредсказуемы из-за отсутствия опыта в конкретной области.
Для предприятий четвертого типа важны как прошлые этапы технологического развития, так и будущие инновации. Как и у фирм первого типа, риск и доход от инвестирования в новые технологии подвержены влиянию противоречивых обстоятельств, однако понимаемая менеджментом ценность накопленного опыта позволяет снижать достаточно высокие риски.
Направленность технологии на изменение внешней деловой среды. На основе новых технологий могут создаваться новые продукты или услуги, принципиально меняющие внешнее окружение предприятия. Такие технологии оказывают серьезное влияние на условия конкуренции на рынке. Однако, поскольку в данном случае успех инновационной деятельности в определяющей степени зависит от реакции потребителей, которая трудно предсказуема, инвестиции в такие технологии сопряжены с высоким риском и трудноизмеримым доходом. Напротив, если технологическая инновация ориентирована на совершенствование внутренних факторов фирмы, просчитать возможные доходы и издержки легче, а риск инвестирования обычно ниже, чем при внешней направленности технологии.
Метод стратегической матрицы может быть применен для классификации предприятий по третьему и четвертому из представленных выше факторов. Эта матрица изображена на рис. 2 и по колебаниям риска и доходности инвестирования в новые технологии аналогична той, которая представлена на рис. 1.
Наступательная стратегия против оборонительной. Вопрос о том, стоит ли компании стремиться к технологическому лидерству или придерживаться оборонительной стратегии, поднимался многими специалистами, в том числе М. Портером [6]. Основные факторы, которые, по его мнению, влияют на принятие инвестиционного решения в этом направлении, приведены на рис. 3. Естественно предположить, что формирование наступательной технологической стратегии связано со значительным объемом инвестиционных затрат, высоким риском и, в случае успеха, высоким доходом.
Эффективная процедура внутренней оценки технологии. Хотя единых рекомендаций по проведению такой оценки не существует (ограничиться применением традиционных критериев экономической эффективности инвестиций, как правило, невозможно, – требуются дополнительные качественные показатели), она позволяет существенно снизить риск и увеличить предсказуемость доходов.
Рис. 2. Стратегическая матрица «технологические инновации – внутренняя и внешняя направленность».
Рис. 3. Факторы, влияющие на выбор наступательной или оборонительной технологической стратегии
Порядок планирования технологических инноваций. Этот фактор тесно связан с предыдущим. Чем более активно предприятие участвует в разработке новых технологий (например, через финансирование НИОКР, создание совместных исследовательских групп и т.п.), тем меньше риск внедрения и больше предсказуемость доходов. То же касается и внутрифирменного планирования деятельности по внедрению новой технологии.
Объем инвестиций. Как правило, чем масштабнее проект, тем выше риск и менее предсказуемы будущие доходы. Проект, способный серьезно нарушить бюджет или не принести прибыли своевременно, превращается из преимущества в тяжелое бремя для предприятия.
Перечисленные факторы определяют общие ориентиры, которых можно придерживаться при формировании инвестиционного технологического портфеля. Однако они носят в большей степени качественный, чем количественный характер. В то же время ресурсные ограничения требуют четких количественных критериев.
Ожидаемый набор результатов будет зависеть от того, какие прибыли нужно получить немедленно, чтобы обеспечить текущую платежеспособность и ликвидность предприятия. Правильно построенный портфель должен включать по меньшей мере несколько технологических проектов с перспективами получения высокого дохода в краткосрочном периоде. Следует достигать баланса между краткосрочными и долгосрочными доходами, между краткосрочной эксплуатацией текущей технологической инфраструктуры и созданием общей долгосрочной конкурентоспособности.
Исходя из представленных выше критериев, целесообразно разработать процедуру управления портфелем технологических инвестиционных проектов на предприятии, позволяющую обеспечивать выполнение следующих функций [7].
1. Установление такого состава проектов, который способен обеспечить достижение целей организации.
2. Обеспечение сбалансированности портфеля, то есть достижение равновесия между кратковременными и долгосрочными проектами, между рисками проектов и их доходностью и т.д.
3. Мониторинг процессов планирования и реализации проектов, отобранных в портфель.
4. Анализ эффективности портфеля проектов и поиск путей ее повышения.
5. Сравнение возможностей новых проектов между собой и по отношению к проектам, уже включенным в портфель, с учетом ресурсов организации в части выполнения дополнительных проектов.
6. Предоставление информации и рекомендаций руководителям всех уровней для принятия ими управленческих решений.
Таким образом, процедура формирования портфеля проектов и управления им должна включать следующие этапы, представленные на рисунке 4. Состав исходной информации, необходимой для составления отчетов о состоянии портфеля проектов, представлен в табл. 2.
Рис. 4. Процедура управления портфелем технологических проектов в организации
Таблица 2
Основная информация о проектах, входящих в технологический портфель предприятия
Принципиальная возможность согласования интересов участников инвестиционного процесса в рамках венчурного инвестиционного проекта, прежде всего, определяется составом участников. Рассматривая модель долевого участия в финансировании венчурного проекта, можно выделить две основные категории участников проекта. В первую категорию входят федеральный и региональный бюджет и государственные предприятия со 100-процентным государственным капиталом. Ко второй категории относятся все прочие участники инвестиционного процесса (в первую очередь, предприятия и организации, участвующие в финансировании, исходя из интересов коммерческой целесообразности и экономической эффективности).
Каждой категории соответствуют собственные цели и интересы, определяющие приоритеты участников. Цели и интересы первой категории (будем обобщенно называть этих участников инвестиционной деятельности бюджетными) можно разделить на две группы.
Первая группа целей – это цели социального характера, на достижение которых и направлен инвестиционный проект. Они могут не иметь прямого количественного выражения, – в отношении их допустим анализ на основе косвенных показателей. При условии приоритетности таких целей показатели экономической эффективности (доходности, окупаемости) не имеют решающего значения.
Вторая группа целей – цели экономического характера, позволяющие добиться бюджетной эффективности реализуемого проекта. В случае, когда венчурный проект является крупным, необходимо минимизировать связывание бюджетных финансовых ресурсов в рамках этого проекта за счет привлечения средств сторонних инвесторов.
Цели и интересы второй категории участников инвестиционного процесса (обобщенно назовем их «инвесторами») являются преимущественно экономическими. Это обусловливает абсолютный приоритет показателей экономической эффективности, таких как чистая дисконтированная стоимость, внутренняя норма окупаемости, период окупаемости, рентабельность инвестированного капитала.
Доход предприятия – участника венчурного проекта складывается из следующих составляющих.
1. Непосредственный доход от эксплуатации объекта, созданного в результате реализации венчурного проекта.
2. Доход от прироста стоимости бизнеса.
3. Экономия на налогообложении за счет инвестиционного налогового кредита и прямых налоговых льгот по налогу на прибыль в местный бюджет.
При этом все три источника получения дохода зависят от интенсивности эксплуатации основного объекта венчурного инвестирования. Непосредственный доход напрямую зависит от количества пользователей. То же может быть отнесено к объему приращения стоимости бизнеса, которое напрямую зависит от успешности венчурного проекта. Наконец, экономия на налогообложении, в первую очередь определяется объемом налогооблагаемой прибыли, которая, в свою очередь, зависит от прямого и дополнительного дохода от эксплуатации основного объекта венчурного проекта.
Основным условием экономической эффективности реализации венчурного проекта с точки зрения бюджетных участников является превышение объема ресурсов, вложенных предприятиями в реализацию социально значимого инвестиционного проекта, над объемом предоставляемых налоговых льгот и над объемом предполагаемого бюджетного финансирования:
где Xi – потенциальный доход в расчете на i-е предприятие; Zi – затраты i-го предприятия; pij – доля прибыли, направляемая i-м предприятием на финансирование венчурного проекта j; τ – ставка налога на прибыль, уплачиваемого в федеральный бюджет.
где Q – плотность обслуживаемого потока; qi – расчетная единица потока; fi – потенциальный доход на единицу обслуживания.
где Q – плотность обслуживаемого потока; qi – расчетная единица потока; сi – потенциальные затраты на единицу обслуживания.
где tij – ставка налога на прибыль, уплачиваемого предприятием в региональный бюджет;
Рj – объем бюджетного финансирования венчурного проекта в году j. Если , величина tij принимается равной 0.
Формулы (1–5) действуют при соблюдении следующих ограничений:
Условие относительно освобождения предприятий от уплаты налога на прибыль в региональный бюджет на принципах инвестиционного кредита может быть учтено как:
Принципиальная возможность выполнения данного условия вытекает из формулы (8), раскрывающей структуру чистой дисконтированной стоимости потока доходов инвестора, участвующего в реализации социально значимого инвестиционного проекта:
Поскольку поток доходов инвестора, прежде всего, складывается из доходов от эксплуатации инвестиционного объекта и прироста стоимости бизнеса, основное требование эффективности инвестиций выполняется для любых pij < 1.
Таким образом, реализация портфельного подхода к организации финансирования технологических инноваций позволяет значительно повысить уровень обоснования эффективности венчурных проектов по критериям соотношения риска и доходности.


Литература
1. Крог фон Г., Венцин М. Роль менеджмента знаний в достижении устойчивых конкурентных преимуществ //Инновационный и технологический менеджмент: Тематический сб. ст. Вып. 8. – М.: Главная редакция международного журнала «Проблемы теории и практики управления», 2001. – С. 9–16.
2. Крог фон Г., Венцин М. Роль менеджмента знаний в достижении устойчивых конкурентных преимуществ //Инновационный и технологический менеджмент: Тематический сб. ст. Вып. 8. – М.: Главная редакция международного журнала «Проблемы теории и практики управления», 2001. – С. 9–16.
3. Porter M.E. Competitive advantage: creating and sustaining superior performance: With a new introduction. – N.Y.: Free Press, 1998.
4. Кендалл И., Роллинз К. Современные методы управления портфелями проектов и офис управления проектами: Максимизация ROI: Пер. с англ. – М.: ЗАО «ПМСОФТ», 2004.
5. Составлено по: McFarlan F.W., McKenney J.L., Pyburn P. The Information Archipelago – Plotting a Course // Harvard Business Review. 1983. – January/February.
6. Porter M.E. Competitive advantage: creating and sustaining superior performance: With a new introduction. – N.Y.: Free Press, 1998.
7. Кендалл И., Роллинз К. Современные методы управления портфелями проектов и офис управления проектами: Максимизация ROI: Пер. с англ. – М.: ЗАО «ПМСОФТ», 2004.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия