Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (26), 2008
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Багиев Е. Г.
докторант Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов,
кандидат экономических наук


Стратегия взаимодействия предпринимательских структур на промышленных рынках

Динамичное поведение потребителей, быстрое распространение новых технологий и глобализация приводят к появлению нового конкурентного окружения для многих предпринимательских структур [6]. Одновременно у них возникают совершенно новые перспективы для выбора форм взаимодействия, реализация которых нуждается в стратегической проработке. Эта ситуация является актуальной и для российских предприятий, в частности для тех из них, которые участвуют в проектах технического перевооружения или реконструкции промышленных объектов, а также их строительства. Специфика этого обстоятельства обусловлена инвестиционной напряженностью, т.е. несоответствием потребностей в инвестициях производственно-технического назначения лимитам капиталовложений, которое часто имеет место в российских проектах [10].
Решение дилеммы «осуществлять инвестиции или продолжать поиск других направлений использования ресурсов» в последнем случае требует понимания особенностей промышленных рынков, а также экономической природы контуров взаимодействия участников этих проектов.
Промышленные рынки, как правило, нестабильны, поскольку технологические инновации ведут к быстрому устареванию старых и появлению новых товаров производственно-технического назначения [14; 1]. Отдельные виды этих товаров имеют длительный срок изготовления, поэтому технологическое прогнозирование перспектив обновления производства является неотъемлемой чертой выбора поставщика инвестиционных товаров [4]. Их покупатели, как правило, хорошо информированы об их потребительских свойствах, а продавцы, соответственно, хорошо знают своих потребителей. Однако наиболее яркой чертой промышленного рынка является то обстоятельство, что между его субъектами существует достаточно четкая системная зависимость, причинами которой выступают специфические нужды покупателя и наличие у него потребностей в запасных частях и послепродажном обслуживании.
Понимание механизма взаимодействия предпринимательских структур на промышленных рынках еще не приобрело вида цельной и глубоко проработанной теоретической конструкции. Однако отдельные ее контуры прослеживаются в теориях типовых стратегий конкуренции, трансакционных издержек, маркетинга взаимодействия, логистики и управления цепями поставок, стратегического менеджмента и др.
В теории типовых стратегий конкуренции такое взаимодействие рассматривается в плоскости управления хозяйственными связями в цепях формирования добавленной стоимости (цепях поставок), которому отводится роль решающего источника конкурентных преимуществ [18]. Связь между стратегией и предпринимательством в ней практически не просматривается, что предопределяется следующей ее исходной целевой установкой. Стратегии конкуренции представляют специфически общие, рыночные позиции предприятия, которые могут быть идентифицированы [15]. Это, по сути, означает, что перечень возможных направлений взаимодействия предприятий строго ограничен. Совершенно очевидно, что такое положение не соответствует самой идее предпринимательства, содержание которого задается широким пониманием комбинирования, в частности форм и направлений осуществления взаимодействия предприятий [23].
Тем не менее, теория конкурентных стратегий вносит существенный вклад в понимание специфики взаимодействия предпринимательских структур, так как анализ ее положений позволяет сделать вывод о том, что в современных условиях конкуренция между отдельными предприятиями замещается конкуренцией цепей поставок или иных множественных организационных структур.
В теории трансакционных издержек в качестве основного механизма управления взаимодействием предпринимательских структур выступает контракт [22]. «Отношенческая» контрактация считается в ней важным экономическим институтом. В рамках данного подхода любая хозяйственная проблема рассматривается в контексте логики минимизации трансакционных издержек. Стратегия предприятия, в свою очередь, содержательно соотносится с единым сетевым (многосторонним) контрактом, который регламентирует его взаимоотношения с деловыми партнерами [20].
В теории трансакционных издержек постулируется, что наиболее существенным параметром в практике «отношенческой» контрактации являются специфические активы, т.е. те, которые являются результатом специализированной инвестиции и которые не могут быть перепрофилированы для использо­вания в альтернативных целях или альтернативными пользователями без потерь в их производственном потенциале. Степень специфичности активов характеризуется следующими формами:
– специфичность местоположения;
– специфичность материальных активов;
– специфичность человеческих активов, возникающая вследствие обучения на рабочем месте;
– наличие целевых активов, которые являются результатом дискретной инвестиции в производственные мощности общего (как противоположность специализированного) назначения, создаваемые обычно при наличии перспекти­вы продажи значительного количества произведенной с их помощью продукции специфическому потребителю.
Формирование таких активов у предпринимательских структур в процессе их взаимодействия способствует возникновению между ними двусторонней зависимости. Это обстоятельство, согласно теории трансакционных издержек, обусловливает в качестве основного условия обеспечения адаптивности и непрерывности подобного взаимодействия осуществление предпринимательскими структурами инвестиций в трансакционно-специфические активы, т.е. специфических инвестиций.
Достоинством теории трансакционных издержек, несомненно, является объяснение феномена появления фирмы. В соответствии с данной теорией, фирма предстает как сложившаяся система отношений, возникающих, когда направление распределения ресурсов начинает зависеть от предпринимателя. При этом размер фирмы может увеличиваться, когда предприниматель организует дополнительные трансакции, и уменьшаться, когда он отказывается от их организации.
Это положение означает, что границы взаимодействия предпринимательских структур имеют трансакционную природу. Когда внутренние трансакционные издержки выходят за допустимые пределы, перед предпринимателем возникает вопрос об их интернационализации, т.е. о трансформации дополнительных издержек, вы­званных внешними, внерыночными причинами (внешних трансакционных издержек), во внутренние издержки своей деятельности. Крайней мерой такой интернационализации является слияние предпринимательских структур, так как наиболее очевидной формой упрощения их взаимодействия является общая собственность. Однако очевидно, что существуют и промежуточные варианты, в частности формирование партнерских отношений и образование альянсов или союзов. Последние в порядке убывания стратегической автономности предпринимателей можно расположить в следующем порядке: псевдопредпринимательские альянсы (например, франчайзинговые структуры), комплементарные предпринимательские альянсы (предпринимательские консорциумы), интеграционные предпринимательские альянсы (цепи поставок) [7].
Отдавая должное теории трансакционных издержек, нельзя не отметить, по крайней мере, три обстоятельства.
Во-первых, минимизация трансакционных издержек не является единственной предметной областью предпринимательской стратегии.
Во-вторых, специфичность отдельных активов со временем утрачивает свою значимость.
В-третьих, управление партнерскими отношениями требует значительных затрат.
Обоснование значимости специфичности активов, по нашему мнению, является актуальным направлением улучшения взаимодействия предпринимательских структур на промышленных рынках. В качестве аргумента в пользу этого утверждения можно привести следующий пример.
Практика показывает, что предприятия достаточно часто делают ставку на специфичность человеческих активов, возникающую вследствие обучения на рабочем месте. Здесь, как известно, имеет место эффект «кривой обучения». Он проявляется в том, что каждое двукратное увеличение объема производства обусловливает снижение общих средних трудозатрат на единицу продукции на определенный процент по сравнению с предыдущими общими средними трудозатратами [12]. Причиной этого обстоятельства является приобретение персоналом навыков, позволяющих выполнять производственные операции более быстро и без ошибок. Феномен «кривой обучения» имеет прямое отношение к взаимодействию предпринимательских структур, поскольку их «обучение» выполнению совместных операций требует определенных затрат. Если такие затраты являются достаточно значительными, может проявиться феномен «заложников», т.е. ситуация, когда предпринимательские структуры, несмотря на появление для них новых перспектив, не могут расстаться. Между тем, подобные перспективы во многом сегодня связываются с появлением новых технологий, предлагаемых предприятиями, не обладающими опытом взаимодействия с конкретной предпринимательской структурой [17].
Специфичность активов, по мнению специалистов, сегодня не является предметом особого беспокойства. Однако, их аккумулирование вокруг основных знаний предпринимательской структуры уменьшает инерционность ее деятельности и делает ее более открытой для взаимодействия с другими субъектами рынка [11].
Ведущей идеей маркетинга взаимодействия является «производство того, что удовлетворяет потребителей и партнеров по бизнесу» [3]. Главной его целью выступает удовлетворение потребностей потребителей, интересов партнеров и государства в процессе коммерческого и некоммерческого взаимодействия.
Реализация этой идеи на уровне стратегических целевых установок, определяющих линии взаимодействия предпринимательских структур, нуждается в разработке особой методологии. В качестве ее основы, по нашему мнению, может выступить сбалансированная система показателей, составляющими которой являются следующие блоки.
– «Финансы». Отражает влияние стратегии маркетинга взаимодействия на финансовое состояние предпринимательской структуры.
– «Клиенты». Демонстрирует уровень обслуживания потребителей предпринимательской структурой.
– «Внутренние бизнес-процессы». Показывает стратегическую значимость бизнес-процессов.
– «Обучение и развитие». Отражает способность предпринимательской структуры совершенствоваться, чтобы реализовать стратегию маркетинга взаимодействия [8].
Формирование показателей блока «клиенты» должно производиться на основе концепции «ориентации на клиента», в основе которой лежат следующие положения. Во-первых, необходим постоянный мониторинг информации о клиентах, чтобы понимать их потребности и удовлетворять их в текущий момент и в будущем путем поставок. Необходимо снабжать информацией о клиентах весь персонал и все подразделения, которые прямо или косвенно участвуют в удовлетворении потребностей клиентов. Кроме того, информация является основой для корректировки планов, чтобы иметь возможность быстрого реагирования на изменение потребностей клиентов [9].
В рамках блока «обучение и развитие» возникает необходимость формирования ряда групп показателей, характеризующих взаимодействие предпринимательской структуры с государством (общественностью), с партнерами по бизнесу и т.п. Особое внимание при этом необходимо обращать на показатели, которые характеризуют взаимодействие с поставщиками. В частности, здесь необходимо учитывать, что организация последнего процесса проходит три этапа:
– Оптимизация базы поставщиков, в ходе которой все поставщики подвергаются тщательному анализу, в частности, определяется их оптимальное количество.
– Развитие производства новых видов услуг у поставщиков (определяется уровень квалификации поставщиков).
– Интеграция поставщиков (отобранные поставщики включаются в процессы разработки новых продуктов и поставок) [5].
В теории логистики цепи поставок относятся к числу ее главных категорий. Здесь необходимо отметить, по крайней мере, три обстоятельства. Во-первых, основой этих цепей является межфирменная связь в многообразии ее содержательных вариантов. Во-вторых, их формирование диктуется логикой цепных реакций быстродействующей самоорганизации межфирменных связей [13]. В-третьих, достижение необходимого уровня межорганизационного сотрудничества между участниками цепей поставок является наиболее сложной проблемой, которая препятствует повышению эффективного функционирования подобных логистических структур [19]. Причин этому несколько.
Например, отдельные участники цепей поставок далеко не всегда считают себя таковыми. К тому же способность участников цепей поставок адекватно воспринимать запросы конечных потребителей по мере удаления от них часто утрачивается. Существует и некое предельное число участников цепи поставок, выход за границы которого сопровождается потерей управляемости их взаимодействием. И наконец, использование вертикального контроля в цепях поставок как фактора, который усиливает реальное взаимодействие их участников, не способствует укреплению между ними доверия и лояльности и т.п. [21].
В теории стратегического менеджмента постулируется, что повседневная деятельность предприятия должна быть «приростной», гарантировать определенный доход, тогда как его стратегическая деятельность должна носить предпринимательский характер [2].
Стратегия взаимодействия предпринимательских структур, таким образом, должна заблаговременно налагать ограничения на выстраивание ими своих отношений с клиентами, государством и между собой, исходя из результатов прогнозов возникновения для них благоприятных комбинационных перспектив. Необходимо отметить, что стратегия является не следствием планирования, а, наоборот, его отправной точкой. Планирование помогает перевести стратегию как намерение в реализованную стратегию, т.е. оно делает первый шаг, который может привести к ее эффективному исполнению [16].


Литература
1. Академия рынка: маркетинг: Пер. с фр. / А.Дайан, Ф.Букерель, Р.Ланкар и др.; Науч. ред. А.Г. Худокормов. – М.: Экономика, 1993. – 572 с.
2. Ансофф И. Стратегическое управление. Сокр. пер. с англ. / Науч. ред. Л.И. Евенко. – М.: Экономика, 1989. – 519 с.
3. Багиев Г.Л., Тарасевич В.М., Анн Х. Маркетинг: Учебник для вузов. – 3-е изд. / Под общ. Ред. Г.Л. Багиева. – СПб.: Питер, 2007. – 736 с.
4. Беренс В., Хавронек П.М. Руководство по оценке эффективности инвестиций. Пер. с англ. – М.: Интерэксперт, «ИНФРА-М», 1995. – 528 с.
5. Вагнер Ш.М.. Управление поставщиками / Пер. с нем., Под ред. А.Г. Ахметзянова. – М: КИА центр, 2006. – 128 с.
6. Виссема X. Менеджмент в подразделениях фирмы (предпринимательство и координация в децентрализованной компании): Пер. с англ. – М.: ИНФРА-М, 1996. – 288 с.
7. Гарретт Б., Дюссож П. Стратегические альянсы: Пер. с англ. – М.: ИНФРА-М, 2002. – 332 с.
8. Каплан Р.С., Нортон Д.П. Организация, ориентированная на стратегию. Как в новой бизнес-среде преуспевают организации, применяющие сбалансированную систему показателей / Пер. с англ. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2004. – 416 с.
9. Джонсон Д.М., Херрманн А. Ориентация на клиента – ключевой фактор успеха предприятия // Пробл. теории и практ. упр. – 1999. – №2. – С.96–100.
10. Корнаи Я. Дефицит: Пер. с венгер. – М.: Наука, 1990. – 607 с.
11. Котлер Ф., Ачрол Р. Маркетинг в условиях сетевой экономики // Маркетинг и маркетинговые исследования в России. – 2000. – №2. – С.2–19.
12. Лайсонс К., Джиллингем М. Управление закупочной деятельностью и цепью поставок: Пер. с 6-го англ. изд. – М.: ИНФРА-М, 2005. – 798 с.
13. Мезоэкономика. Учебное пособие / Под ред. И.К. Ларионова. – М.: Изд. Дом «Дашков и К », 2001. – 444 с
14. Минет С. Промышленный маркетинг: принципиально новый подход к решению маркетинговых задач: Пер. с англ. – М.: Изд. дом «Вильяме», 2003. – 208 с.
15. Минцберг Г., Альстрэнд Б., Лэмпел Дж. Школы стратегий / Пер. с англ. под ред. Ю.Н. Каптуревского. – СПб: Изд-во «Питер», 2000. – 336 с.
16. Петров А.Н. Теория планирования: первое приближение: Монография. – СПб.: ИВЭСЭП, Знание, 2007. – 144 с.
17. Портер М. Конкуренция.: Пер. с англ.: Учеб. пособие. – М.: Изд. дом «Вильямс», 2000. – 495 с.
18. Портер М. Международная конкуренция: Пер. с англ. / Под ред. В.Д. Щетинина. – М.: Междунар. отношения, 1993. – 896 с.
19. Сток Дж.Р., Ламберт Д.М. Стратегическое управление логистикой: Пер. с 4-го англ. изд. – М.: ИНФРА-М, 2005. – 797 с.
20. Тамбовцев В.Л. Контрактная модель стратегии фирмы. – М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2000. – 83 с.
21. Тироль Ж. Рынки и рыночная власть: Теория организации промышленности / Пер. с англ. – СПб.: Экономическая школа, 1996. – 745 с.
22. Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация / Науч. ред. В.С. Катькало; пер. с англ. Ю.Е. Благова, В.С. Катькало, Д.С. Славнова, Ю.В. Федотова, Н.Н. Цытович. – СПб.: Лениздат; CEV Press, 1996. – 702 с.
23. Шумпетер Й. Теория экономического развития. – М.: Наука, 1982. – 353 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия