Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (27), 2008
ИННОВАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА
Коновалова М. Е.
докторант кафедры экономической теории Самарского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук, доцент


Научно-технический прогресс как структурообразующий фактор воспроизводственного процесса
В статье рассматриваются основные теоретико-методологические аспекты научно-технического прогресса и его роль в формировании структуры воспроизводственного процесса. Обосновано, что переход к инновационному варианту развития экономики России невозможен без определенной структурной трансформации в пользу развития высокотехнологичных отраслей и комплексов. Рассматриваются основные факторы, препятствующие развитию инновационной сферы в России в краткосрочном периоде
Ключевые слова: инновация, технико-экономическая парадигма, технологический уклад, национальная инновационная система, инновационный потенциал, инновационное развитие

Процесс общественного воспроизводства является объективной основой любой экономической системы, которая подвержена трансформации, неравномерному движению. Воспроизводственный процесс, находясь в постоянном развитии, испытывает количественные преобразования и качественные изменения. Объективно обусловленная трансформация индустриального общества в общество принципиально нового качества (постиндустриальное, информационное, технотронное, основанное на знаниях и т.п.) оказывает существенное воздействие на изменение элементов воспроизводственного процесса, а, следовательно, определяет его структуру. Особая роль в формировании пропорций общественного воспроизводства принадлежит научно-техническому прогрессу. Поэтому его изучение актуально и практически применимо не только с позиций сравнительно отдаленного будущего, но и для настоящего времени, поскольку выбор альтернатив экономического развития определяется уже сегодня.
1. Концепции НТП и понятие технико-экономической парадигмы
Следует сказать, что в экономической литературе нет единой концепции НТП, хотя наличие технико-технологической составляющей в параметрах экономического роста признается многими учеными и воплощается в те или иные модели экономического роста. При этом различные модели оперируют, как правило, одними и теми же факторами, сочетаемыми в зависимости от условий страны и состояния ее материально-технической базы. Структурируют их по-разному, но в целом общепризнанной является следующая схема: факторы, определяющие физическую способность экономики к росту, т. е. количество и качество природных и трудовых ресурсов, объем основного капитала, технология, факторы спроса (возможности повышения уровня совокупных расходов), факторы распределения (способность экономической системы распределять ресурсы так, чтобы получить максимальное количество продукции). Безальтернативность экономического роста детерминируется, прежде всего, научно-техническим прогрессом. Интеллектуальное производство, оборудование с ЧПУ, обрабатывающие центры, ГПС, микроэлектронные системы определяют рост производительности и эффективности факторов производства, качества и конкурентоспобности продукции. Вместе с тем, в западных странах бытует мнение, что развитие экономики обусловлено не столько научно-техническим прогрессом, сколько организацией и управлением хозяйственной деятельности. Таким образом, при изучении роли НТП в экономическом развитии необходимо использовать многополярные теоретико-методологические подходы, способствующие более полному раскрытию концепции научно-технического прогресса.
Существует значительное количество теорий, в которых определяется значение научно-технического прогресса в развитии экономики. На наш взгляд, наиболее интересны теории, возникшие на основе эволюционной, циклической концепции Й. Шумпетера *. Основное свойство капитализма, по Шумпетеру, – отнюдь не стремление к равновесию спроса и предложения, а динамический эволюционный рост на основе нововведений: новых потребительских товаров, новых технологий, новых рынков и новых форм организации производства. Нововведения *, в свою очередь, являются результатом предпринимательской деятельности, для развития которой капитализм создает благоприятные условия. Интересной данная концепция представляется и потому, что в ней дается обоснование цикличности развития экономики, определяющим фактором которого, по мнению ученых данного направления, признается неравномерность научно-технического прогресса.
Являясь родоначальником всех инновационных концепций западных экономистов, Й. Шумпетер разработал основные положения, которые безоговорочно принимались впоследствии всеми экономистами данного направления:
1. Определено, что двигателем прогресса в форме циклического движения является не всякое инвестирование в производство, а лишь инновации, т. е. введение принципиально новых товаров, техники, форм производства и обмена.
2. Введено понятие жизненного цикла инноваций и «процесса созидательного разрушения».
3. Обосновано, что многочисленные жизненные циклы отдельных нововведений сливаются в виде пучков или сгустков (кластеров).
4. Шумпетером сформулирована концепция подвижного, динамического равновесия, связанного с разными видами инноваций.
Хотя данные положения не были четко обоснованы и доказаны, тем не менее, идеи Шумпетера сыграли важную роль в развитии теории экономических циклов с позиции неравномерности возникновения инноваций. На рис.1. мы приводим периодизацию смены технологических укладов, составленную Т.В. Циханом на основе шумпетерианского подхода к изучению экономических циклов.
Дальнейшее развитие концепции Шумпетера продолжил Г. Менш *, который первым предугадал затяжной характер кризиса 70-х гг. ХХ века и связал его с глубокими структурными факторами, назвав его «технологическим патом», выход из которого невозможен без изменения существующих технологий. Различая инновации базисные (порождающие новые отрасли), улучшающие (в уже установившихся отраслях) и «псевдоинновации» (когда рынок уже насыщен), Г. Менш предложил новую теоретическую модель длинных волн – модель «метаморфоз», которая соединяет элементы инновационного потенциала и возможности рынка по его использованию. В основе этой модели лежит понятие жизненного цикла продуктов (технологий). В любой момент времени многообразие конкурирующих на рынке благ можно ранжировать в соответствии с уровнем их зрелости. Согласно гипотезе Г. Менша, взаимодействие продуктов приводит к их синхронизации, другими словами, кластеры (сгустки) продуктов более или менее одновременно проходят стадии развития и формируют, в конечном счете, кластеры инноваций. На макроуровне появление базисных инноваций и синхронизация фаз зрелости продуктов вызывают долговременные колебания в ходе экономических процессов.
Каждый длинный цикл развития экономики, по Меншу, может быть выражен в форме S-образной кривой, описывающей траекторию жизненного цикла данного технологического способа производства, на завершающей стадии которого возникает новый момент перехода, связанный с необходимостью структурной перестройки («технологический пат»), что порождает нестабильность экономической системы.
Исследования Менша вызвали появление потока теоретических и эмпирических работ, посвященных возникновению кластеров нововведений. Наиболее заметными последователями Г.Менша является голландский экономист А. Кляйкнехт и английский экономист К. Фримен. Так, Кляйкнехт утверждает, что нововведения-продукты образуются в фазе депрессии, а нововведения-процессы – на повышательной стадии длинной волны.
К. Фримен и его коллеги, рассматривая механизм воздействия нововведений на экономический рост, придают большое значение социально-институциональным факторам развития. Будучи сторонником инновационной концепции, К. Фримен расходится с Меншем по вопросу о времени первоначального внедрения инноваций и образования их кластеров. По его мнению, импульс к появлению «сгустка» инноваций может возникнуть через несколько лет после первого появления радикального нововведения. Главное, по Фримену, заключается «не в дате его рождения, а в процессе последующей диффузии нововведения, для чего необходима благоприятная социально-экономическая обстановка. Во взаимосвязи нововведений и циклов роста ведущую роль играет не столько время появления нововведений, сколько их диффузия» [3, С. 137]. По мнению Фримена, определяющее значение имеет не только диффузия нововведений, но и как следствие, диффузия новой технологической парадигмы из нескольких лидирующих секторов в традиционные сферы экономики. Таким образом, появляется понятие парадигмы, а именно технологической парадигмы. Понятие научной парадигмы было введено в оборот Т.Куном и определялось им как «признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и способы их решения» [7, С. 120].
В настоящее время учеными разрабатывается методологическое обоснование формирования новой, постиндустриальной парадигмы, зарождение которой произошло еще в 20–30-е гг. XX в. По нашему мнению, составной частью глобальной постиндустриальной парадигмы является технико-экономическая парадигма как совокупность сфер производства и экономических отношений, которые одновременно находятся в тесной взаимосвязи и взаимообусловленности с институциональной сферой. Согласно определению К. Перес-Перес, «технико-экономическая парадигма – это новое множество руководящих принципов, которые становятся общепринятыми для очередной фазы развития» [3, C.141]. Фундаментальный сдвиг в социально-экономической структуре Перес-Перес определяет как становление технико-экономической парадигмы, распространяющейся в производстве в течение 48–68 лет. Ее можно рассматривать как общую технико-управленческую революцию, устанавливающую новую, «лучшую хозяйственную практику». При достижении пределов роста взаимодействие технической и экономической сфер приводит к кристаллизации новой парадигмы, которая вновь революционизирует производственную систему.
Поскольку социальные и институциональные механизмы, приспособленные к старой парадигме, не могут соответствовать новой структуре инвестиций, рыночному поведению и т. п., они вытесняются распространением новой технико-экономической парадигмы. Под сменой парадигм понимается радикальное изменение превалирующего инженерного и управленческого образа мышления, взгляда на эффективную хозяйственную практику. Организующим принципом каждой парадигмы является изменение структуры затрат. Структура затрат определяется ключевым фактором парадигмы, который представляет собой ее базисные технологии [2, С. 53] и формируется под влиянием новых технологий и способов организации производства. К. Перес-Перес называет их «ключевым фактором технико-экономической парадигмы» [3, С. 142]. Влияние этого фактора на экономическое развитие характеризуется снижающейся относительной стоимостью единицы полезного эффекта; неограниченными возможностями потребления для широкого круга практических нужд и проникновения в разные отрасли хозяйственной деятельности, а также уменьшением объема и повышением качества продукции, ростом затрат труда и капитала.
Наряду с ключевым фактором для описания технологической структуры Перес-Перес выделяет три вида отраслей на основе их различной роли в ходе технико-экономического развития.
Во-первых, это несущие отрасли, которые интенсивно используют ключевой фактор. Они наилучшим образом приспособлены к «идеальной» организации производства, формируют разнообразные инвестиционные возможности (в том числе возможности вложений в развитие соответствующей инфраструктуры) и, таким образом, задают векторы технологического стиля *, оказывая огромное влияние на общий ритм экономического роста.
Во-вторых, это движущие отрасли, включающие производство «ключевого фактора» и непосредственно связанных с ним элементов. Они выполняют функции поддержания и углубления его экономических преимуществ. Таким образом, в то время как движущие отрасли создают условия для развития технологического стиля, рост их собственного рынка зависит от темпов распространения этого стиля в отраслях хозяйства.
В-третьих, это воспринимающие отрасли, которые одновременно дополняют рост несущих отраслей и следуют за ним. Они начинают расти лавинообразно, после того как необходимые социальные и институциональные нововведения открывают дорогу для распространения нового технологического стиля.
Помимо указанных технологических изменений переход к каждой новой технико-экономической парадигме сопровождается трансформационными процессами в сопряженных сферах. Технологический процесс требует новой формы организации производства на фирме, новых навыков и умений персонала, что изменяет качество рабочей силы и влияет на ее количество и распределение продукта. В этот период возникают новые тенденции и нововведения, направленные на замещение относительно дорогих элементов, более интенсивным использованием ключевого фактора. Формируется также новая структура инвестиций.
Кроме того, технико-экономическую парадигму характеризует волна инфраструктурных инвестиций для обеспечения соответствующих условий развития производства и концентрации капитала в отраслях, где наиболее интенсивно производится и потребляется ключевой фактор, что ведет к их ускоренному развитию. Характеризуя необходимость технологических изменений, Перес-Перес отмечает, что потенциал технологического сдвига не может быть использован в масштабах всего общества без определенных изменений в социально-институциональной структуре. Последняя включает также финансово-кредитную систему, соотношение государственного и частного секторов, распределение доходов, формы организации заинтересованных групп, систему образования, условия разработки и защиты изобретений, распределение труда, соотношение сил различных социальных групп. По мнению другого известного экономиста Дж. Доси, технико-экономическая парадигма представляет собой взаимосвязь кластера технологических парадигм в разных отраслях общественного производств с соответствующими экономическими и социальными институтами. Здесь основной упор делается на технологическую сторону парадигмы. Согласно Дж. Доси, технологическая парадигма представляет собой модель решения селективных технологических проблем, основанных на принципах, вытекающих из естественных наук и соответствующих материальных технологий [2, C. 51].
Как и научная парадигма, технологическая парадигма определяет область приложения проблем, процедур, методов. На наш взгляд, именно изменения в технологической сфере способны в конечном итоге поднять цивилизацию на новый виток развития. Как отмечает Н.Д.Кондратьев, «само развитие техники включено в закономерный процесс экономической динамики» [6, С. 62]. Ведь переход к постиндустриальному обществу базируется на более высоком уровне развития производительных сил и производственных отношений. Определяющее значение будут иметь изменения в технологической структуре экономики, основанные на повышении роли инновационного фактора экономического роста. Следовательно, научно-технический прогресс можно считать объективным фактором, определяющим тенденции развития структуры общественного воспроизводства.
2. Смена технологических парадигм и проблемы инновационного развития России
Инновационное развитие – одна из трудно решаемых проблем российской экономики. Несмотря на то, что правительством предпринимаются определенные меры, значительных результатов пока нет. При этом действительно больших вложений, сопоставимых по объему с инвестиционными вложениями в странах, добившихся значительных успехов в технологическом развитии *, не отмечается.
Справедливости ради, стоит отметить, что в последнее время появились условия для развития инновационной экономики: это и улучшение финансового положения страны, достаточная политическая и экономическая стабильность. Имеются в основном достаточные для постепенного перехода к инновационному развитию заделы, связанные с наличием интеллектуального, технико-технологического потенциала; развиваются финансовая и банковская инфраструктура *. В целях стимулирования инновационного развития Правительством РФ разрабатывается программа, направленная на создание условий для развития инновационных секторов экономики. Но весомые результаты пока еще только ожидаются. Сказываются отсутствие системы спроса, потребностей и сквозной мотивации в новациях, доминирующая ориентация производителей промышленной продукции на решение текущих, а не долгосрочных стратегических задач. Фундаментом инновационного развития служат научно-технологический потенциал в единстве с финансовым потенциалом. Процессы финансирования инновационного развития в последние годы определяются рядом противоречивых факторов, отражающих специфику экономического развития России:
– источники финансирования инвестиций в основной капитал переполнены в монетарном выражении. Россия располагает крупными неиспользуемыми финансовыми ресурсами, которые могли бы быть использованы на цели обновления капитала. В 2005 г. они составили более 2,5 трлн. руб. [8, C.17];
– финансовые ресурсы по всем источникам финансирования инвестиций используются не полностью;
– структура источников финансирования инвестиций нуждается в модернизации, поскольку ее современный вид не отвечает структуре инвестиций, принятой в развитых странах;
– источники инвестиций слабо скоординированы и не составляют системы, работающей на единую цель;
– удельный вес инвестиций отсчитывается от низкого исходного уровня, обусловленного длительным спадом;
– структура финансирования затрат на технологические инновации по видам экономической деятельности непрогрессивна, поскольку низка доля финансирования начальных этапов инновационного процесса, и, напротив, высока доля затрат на приобретение машин и оборудования (всего 56%, главным образом импортного);
– отсутствует система сквозной мотивации в новациях и инвестиционной деятельности, в том числе и у предприятий-потребителей инновационной продукции;
– слабо развиты дополнительные источники и формы финансирования.
За последние годы произошло снижение инвестиционного потока в высокотехнологичный сектор из-за видимого оттока в добывающий сектор. Так, удельный вес инвестиций в высокотехнологичный сектор экономики с 2004 по 2006 г. упал на 13%, а в добывающий сектор вырос на 5% [5, C.17].
В условиях усиления внимания со стороны органов государственной власти к проблемам инновационного развития страны и острой объективной потребности в инновационном обновлении экономики все более актуальной при разработке финансовых, бюджетных и налоговых проектов становится оценка инновационного фактора. На начальном этапе перехода к инновационному сценарию развития поток инноваций способен нарушить сложившееся равновесие экономической системы. Следует иметь в виду, что нововведения изменяют не только технологию и продукцию, но и саму структуру экономической системы, выходя за рамки действующих производств и вызывая тем самым необходимость создания новых отраслей и видов экономической деятельности, а также перестройки или ликвидации неэффективных производств. Современная национальная инновационная система может стать генератором развития как производственной, так и непроизводственной сферы, а также принести существенный вклад в финансовую систему государства. Поэтому реализация долгосрочного прогноза постепенного перевода экономики на преимущественно инновационное развитие должна сопровождаться сравнительной оценкой затрат на развитие инноваций, эффектом от финансовых поступлений в бюджеты всех уровней и их внедрения в экономическую деятельность.
К сожалению, переходу российской экономики на инновационный вариант развития препятствует ряд факторов. Это, в частности, низкая (10–14%) по мировым оценкам инвестиционно-инновационная активность предпринимательского сектора (даже в условиях планово-директивной экономики этот показатель приближался к 50%, а в развитых странах он превышает 70%) *. Практически все основные компании используют собственные НИОКР для решения общих и непрофильных задач. Интенсивность технологической модернизации в компаниях этих отраслей зависит также от экономических условий, определяющих прибыльность инвестиционных проектов по всей производственной цепочке – добыча, первичная и глубокая переработка, транспортировка и потребление, а также от уровня развития наукоемких отраслей промышленности, обеспечивающих предложение широкого спектра вспомогательных технологий. Лишь немногие компании, в основном лидеры сырьевого сектора, действуют как новаторы. Отрасли же традиционного российского высокотехнологического сектора (такие, как авиастроительные предприятия, автостроение и др.) оказались на грани утраты уникального научно-технического и инновационного потенциала. Пока лишь единичные компании формируют инновационные стратегии, связанные со ставкой на самостоятельную разработку новых технологий, а не приобретение импортных машин и технологий. При этом отсутствует системная работа с инновациями, которая должна включать в себя управление интеллектуальной собственностью и инновациями, создание и поддержку венчурных фондов и инновационной инфраструктуры – технопарков, технополисов и т.п.
Рис. 1. Инновационные циклы Шумпетера


Литература
1. Белоусов А. Долгосрочные тренды российской экономики. Сценарии экономического развития России до 2020 года. // Общество и экономика. – 2005. – № 12.
2. Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. – М.: ВлаДар, 1993.
3. Длинные волны: научно-технический прогресс и социально-экономическое развитие / С.Ю Глазьев, Г.И. Микерин, П. Н, Тесля и др. – Новосибирск: Наука, Сибирское отделение, 1991.
4. Долговременные тенденции в капиталистическом воспроизводстве. Реф. сб. / Под ред. Р.М. Энтова, Н.А. Макашевой – М.: ИНИОН, 1985.
5. Ивантер В., Узяков М. Инновационный вариант развития: долгосрочный прогноз // Экономист. – 2007. – № 11.
6. Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. – М.: Экономика, 1989.
7. Кун Т. Структура научных революций. – М.: Экономика, 1977.
8. Курнышева И., Засько В. Тенденции и перспективы экономического роста // Экономист. – 2007. – № 10.
9. Матвеев К.Ю. Инновационно-инвестиционные ресурсы нового качества экономического роста: Дисс. …..канд. экон. наук. – Самара, 2006.
10. Цихан Т.В. О концепции технологических укладов и приоритетах инновационного развития Украины. / www.jurenergo.kiev.ua/statti/
11. Шемякина Т.Ю., Смородина А.А. Проблемы и решения развития сектора малых инновационных предприятий. // Креативная экономика. – 2007. – № 1.
12. Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. – М., 1995.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия