Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (27), 2008
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Демченко С. К.
профессор кафедры экономической теории и правоведения Красноярского государственного торгово-экономического института,
доктор экономических наук


Институциональные основы структурных изменений в потреблении и накоплении в российской экономике
Предметом исследования в данной статье являются институциональные основы структурных изменений в ключевых сферах экономики – в потреблении и накоплении. Автор исследует основные теоретические подходы к исследованию роли институтов в стимулировании экономического роста, выявляет факторы, влияющие на процесс накопления капитала, особенности их функционирования в экономике России
Ключевые слова: институт, институциональная экономика, экономический рост

В современной российской экономике происходят важные институциональные преобразования, сказывающиеся на качестве социально-экономического развития страны. В связи с этим возникает необходимость рассмотрения качества структурных изменений с точки зрения современных экономических подходов. Представление о рынке как универсальном механизме, способствующем экономическому развитию, характерное для неоклассики, подвергается сомнению в институциональной экономической теории. Институционалисты считают, что характер экономики, направления ее развития могут диктоваться не рынком, а господствующей в обществе системой ценностей.
Центральной идеей институциональной теории стала проблема создания надежного механизма социального контроля экономики, который обеспечивал бы стабильное и управляемое развитие. Институционалисты сосредоточились на решении проблем экономической власти в условиях монополии, на необходимости государственного регулирования социально-экономических процессов. В отличие от неоклассиков, они выдвинули идею не рационального, а реального человека, при изучении экономических отношений активно использовали междисциплинарный подход. Это потребовало расширения объектного поля исследования, включения в его структуру элементов психологии, антропологии, права, биологии и других дисциплин.
Прослеживается связь институционализма с исторической школой (Ф. Лист, Г. Шмоллер, К. Бюхер). С их точки зрения, благосостояние нации в значительной степени зависит от государственного регулирования экономики. Под термином «институт» указанные авторы понимали социальные образования (семья, государство, монополия, профсоюзы) или проявления общественной психологии, мотивы поведения, способы мышления, характерные для определенных групп людей или всего народа (обычаи, традиции, привычки), а также правовые, этические и иные социальные проявления [3, С. 6].
В настоящее время становится актуальным пересмотр методологических основ оценки факторов, усиливающих эффекты мультипликации в направлении институциональных составляющих экономического развития. Для роста производства благоприятна такая институциональная среда, которая стимулирует производственную активность и накопление капитала, побуждает к обучению и внедрению новых технологий, повышению качества. В экономических системах – от отдельной фирмы до национальной экономики – активно действуют прямые и обратные, положительные и отрицательные институциональные связи, усиливающие или ослабляющие мультипликационный эффект. Такой подход к проблемам экономического развития и роста особенно актуален для российских условий. Поэтому в качестве цели данного исследования мы приняли анализ институциональных основ структурных изменений в ключевых сферах экономики – в потреблении и накоплении.
Институционалисты одними из первых выступили с идеей государственного регулирования экономики и в теоретическом плане предвосхитили появление кейнсианства. Так, 50–60-е годы ХХ века характеризуются возникновением нового направления институциональной теории – индустриально-технократического. Его лидером стал американский ученый Дж. Гэлбрейт. Он писал, что в условиях нового индустриального общества характер техники, связанные с ней потребности в капитале, а также время, которое занимает разработка и производство продукции, еще более настоятельно диктуют необходимость государственного регулирования спроса [3, С. 20–21].
Идеи, высказанные Гэлбрейтом в книге «Новое индустриальное общество» нашли продолжение в рассуждениях Даниела Белла о «постиндустриальном обществе» и Алвина Тоффлера о «сверхиндустриальной цивилизации». Д.Белл определяет постиндустриальное общество как общество, в экономике которого приоритет перешел от преимущественного производства товаров к производству услуг, проведению исследований, организации системы образования и повышения качества жизни. В этом обществе класс технических специалистов стал основной профессиональной группой и, что еще более существенно, внедрение нововведений во все большей степени стало зависеть от достижений теоретического знания. Постиндустриальное общество предполагает возникновение нового класса, представители которого на политическом уровне выступают в качестве консультантов, экспертов и технократов [8, С. 102].
Первоначально институты возникают на базе человеческих инстинктов и простейших потребностей. В процессе удовлетворения этих потребностей появляются определенные модели поведения, которые приобретают самоподдерживающий характер и по принципу обратной связи формируют стереотипы мышления. В известной теории активизации мотивации А. Маслоу иерархия потребностей человека представлена в виде пяти уровней, каждый из которых становится главным, ведущим лишь после удовлетворения предыдущего. Повседневная жизнь любого человека представляет собой непрерывный процесс удовлетворения разнообразных потребностей. История человечества и прогресс мировой цивилизации отражают стремление человека создать наиболее благоприятные условия для всех категорий потребностей. Именно на этой основе возникла и стала динамично развиваться рыночная экономика. В свою очередь, развитие рыночной экономики на определенном этапе привело к тому, что сам рынок стал формировать новые разновидности потребностей [1, С. 34–35].
Важнейшей особенностью институционализма является критика неоклассической теории рынка. Институционалисты не соглашаются с узкой исходной методологией неоклассиков, которые игнорируют роль социологических, политических, социально-психологических факторов в формировании экономического механизма. В институциональной теории отмечается значимость структурных и институциональных особенностей реальной экономики.
Так, представитель французского институционализма Франсуа Перу, выступая против трактовки экономики как замкнутой, саморегулирующейся системы, предлагает «теорию гармонизированного роста». Современная экономика, по его мнению, – это мир фирм господствующих и фирм подчиненных. Доминирует в ней фирма, производящая свыше 40 % продукции всей отрасли.
Перу вводит понятие «полюсов роста», под которыми он понимает фирму, отрасль, комплекс отраслей, обладающих сильным «эффектом увлечения», образующих «зоны развития», «оси развития» в регионе или стране. Исследователь считает, что задачей государства является создание таких «полюсов роста» и сознательное управление средой распространения их эффекта [9]. По сути дела, в теории Перу речь идет о создании экономических зон, эффект функционирования которых может быть описан в терминах мультипликации и акселерации.
Экономисты в течение многих десятилетий ищут объяснение истокам и предпосылкам высокоэффективного экономического развития, то есть занимаются поиском факторов, усиливающих мультипликационный эффект. В фундаментальных работах исследователей, заложивших основы новой институциональной теории, неоднократно затрагивался вопрос о значении институтов, их воздействии на экономический рост и эффективность экономики.
Подход Дугласа Норта к экономическому росту предполагает рассмотрение таких факторов, как технология, народонаселение, идеология, политика и институты. Институты, в его понимании, – это набор правил, процедура соответствий, моральное и этическое поведение индивидуумов в интересах максимизации богатства [5]. В своих работах он рассматривает фундаментальные вопросы, касающиеся связи экономических изменений, технического развития с институциональными условиями.
Ярким примером влияния институтов на экономическое развитие стало объяснение Д. Нортом резкого расхождения в экономическом могуществе Англии и Испании, произошедшего в Новое время, после длительного состояния примерного равенства их сил в XVI–XVII веках. По его мнению, причины роста экономики Англии и стагнации экономики Испании не могли быть объяснены относительным избытком или недостатком ресурсов: Испания их получала из американских колоний больше, чем Англия. Ключевое значение для различия в темпах экономического развития в этих странах имел характер взаимоотношений королевской власти и экономически активного дворянства.
В Англии возможности короны в сфере изъятия доходов и другого имущества были существенно ограничены парламентом, представлявшим интересы дворянства. Располагая надежной защитой своей собственности от властных посягательств, представители дворянского сословия могли осуществлять долгосрочные и выгодные капиталовложения, результаты которых и выразились во впечатляющем экономическом росте. В Испании же власть короны ограничивалась кортесами чисто формально, и экспроприация имущества у потенциально экономически активных субъектов оказывалась вполне возможной. В такой ситуации значимые и долгосрочные капиталовложения были сопряжены со значительным риском, поэтому получаемые из колоний ресурсы использовались для потребления, а не для накопления. Долгосрочным следствием принятых в этих странах базовых политико-экономических (конституционных) правил стало то, что Великобритания трансформировалась в высокоразвитую державу, а Испания – во второразрядную европейскую страну [5, С. 5–6].
Политические институты Англии ускорили темпы ее экономического роста. Нечто похожее на судьбу Испании происходит сегодня, на наш взгляд, с Россией. В обществе нет стабильности, нет и заинтересованности крупных компаний в долгосрочных капиталовложениях, в обновлении основного капитала.
Совокупность институтов, по мнению Д. Норта, носит смешанный характер. Одни институты способствуют росту, другие – снижению производительности. Однако «институциональный остаток» может сложиться в пользу экономического роста, хотя в самой системе присутствуют показатели, действующие в противоположном направлении [5, С. 25].
Исследования второй половины 90-х гг. XX в., использовавшие технику эконометрического анализа для межстрановых сопоставлений и оценки влияния различных факторов на экономический рост, также доказали значимость институтов в экономическом развитии. К настоящему времени выполнено около десятка подобных масштабных и дорогостоящих проектов. Различаясь деталями, они отображают статистически достоверную позитивную связь между показателями экономического роста стран и «качеством» функционирующих институтов: чем выше индикаторы последнего, тем выше и устойчивее (в общем случае) демонстрируемые показатели экономического роста [4, С. 28–29].
Неэффективные правила, ослабляющие эффект мультипликации, установленные государством для экономических агентов, в конечном счете, ведут к ослаблению государства, и возникает необходимость проведения экономических реформ, замены существующих правил другими, способствующими экономическому развитию, улучшению механизма мультипликации. Можно присоединиться к мнению российских ученых, считающих, что даже на такие общие закономерности социально-экономического развития, как «социализация» рыночного хозяйства, очень трудно распространить принцип единства институциональных преобразований, поскольку каждая страна имеет уникальные особенности [2, С. 237]. России предстоит сосредоточиться на учете особенностей ее социально-экономического развития, поиске «своей» модели, максимально учитывающей специфику отечественных условий хозяйствования.
В настоящее время необходимо пересмотреть методологические основы оценки факторов, усиливающих эффекты мультипликации в направлении институциональных составляющих экономического развития. Российские ученые также отмечают, что экономический рост не может рассматриваться отдельно от институциональных изменений, поскольку «он функция развития производительных сил благодаря изменениям в экономических отношениях, которые в условиях государства и права всегда институциональны» [2, С. 225]. Как рост, так и развитие, зависят от состояния производительных сил и определенности экономических отношений в их правовом оформлении. Изменение отношений в сфере собственности стало самым существенным институциональным сдвигом в российской экономике конца XX – начала XXI веков, повлиявшим на характер распределения вновь созданной стоимости и на всю совокупность экономических отношений и процессов воспроизводства. В государственной и муниципальной собственности на начало 2004 г. сохранилось 10 % предприятий страны, а частная собственность охватила 78 %. Но приватизация не привела к повышению эффективности производства, росту совокупной производительности труда [6, С. 36].
Проведенный анализ существующих теорий экономического роста позволяет сделать вывод, что нет единой для всех условий модели экономического роста. Институциональный подход к исследованию структурных изменений в потреблении и накоплении – это возможность изучения становления и развития экономических институтов и соответственно всей экономической системы. Причем следует иметь в виду. что институты определяют долгосрочную динамику развития экономической системы. Структурные изменения в потреблении и накоплении зависят от правовой системы государства, исторического опыта и макротраектории развития экономики. Структурно-воспроизводственный подход в экономической политике предполагает государственное управление институциональными изменениями путем целенаправленного воздействия на экономическую структуру.
В качестве факторов экономического развития представители институционального направления рассматривают инвестиции не в основной капитал, а в научные открытия, изобретения, инновации. Институционалисты видят сущность человеческой природы не в стремлении к богатству, а ставят поведение человека в зависимость от совокупности импульсов, привычек, обычаев, стереотипов поведения, заостряя внимание на социально-экономических аспектах экономического и технологического развития. Многие отечественные ученые в настоящее время отмечают важность духовной составляющей, общественного сознания в модернизации российского общества [7].
Экономический спад в различных странах может зависеть от совокупности различных факторов, например, от смены преобладающего технологического уклада, ошибок в национальной экономической политике, изменения мировой конъюнктуры. При этом ухудшаются многие макроэкономические показатели, но в то же время, осуществляются структуризация и накопление информации (нового знания, опыта, навыков). Меняются количественные параметры экономики и уровень благосостояния, происходят качественные сдвиги, смещение жизненных стандартов и ценностей. При этом качественные структурные преобразования могут осуществляться только в растущей экономике.
Процесс экономического развития характеризуется накоплением информации, структуризацией знаний и опыта, появлением новой техники. Изменение правил, законов, стиля жизни, обеспеченности, степени удовлетворения потребностей, появление новых традиций приводят к трансформации потребностей, культуры, психологии общества. Все это, в конечном итоге, ведет к структурным изменениям в потреблении и накоплении и определяет дальнейшую макроэкономическую динамику. В процессе исследования структурных преобразований в потреблении и накоплении необходимо учитывать связь обычая, привычки, правила с потреблением и накоплением. К институтам потребления можно отнести: обычаи, традиции, нравы, устои, потребности, предпочтения, владельцев факторов производства, государство. К институтам накопления относятся банки, страховые компании, пенсионные, инвестиционные фонды, предприятия, домохозяйства.
В ходе трансформации отношений собственности в российской экономике степень концентрации капитала в руках ограниченного количества индивидов выросла, то есть возросло неравенство в обладании средствами производства, и как следствие – неравенство доходов. На наш взгляд, неравенство доходов в экономике России в большей степени зависит от действующей системы институтов, формирующих такое распределение и концентрацию, и в меньшей степени отражает неравномерность человеческих способностей и трудовых усилий.
Многие дискуссии о стратегии развития российской экономики базируются на расхождениях в оценке универсальных и специфических факторов экономического роста. Необходимо отметить важность учета изменчивости влияния этих факторов на создание благоприятных условий для экономического роста, а также поддержания эффективного соотношения различных факторов роста. При рассмотрении проблем экономического роста целесообразен двойственный подход, позволяющий согласовывать интересы нынешнего и будущих поколений и оптимально разрешать проблему взаимозависимости потребления и накопления. Экономический рост российской экономики предполагает количественные и качественные изменения в сфере накопления и потребления, а также сдвиги в механизме межсистемного взаимодействия, изменение сложившихся стереотипов экономического поведения. Все это, в конечном счете, способно повлиять на мультипликативно-акселеративные эффекты и стимулировать экономический рост.
Таким образом, условия экономического роста складываются в зависимости от всей совокупности условий социально-экономического, политического и институционального развития той или иной страны. Мировым опытом доказано, что институциональная «экономическая среда» значительно влияет на реализацию возможностей экономического роста, усиливая или ослабляя мультипликационный эффект. Для экономического роста в России необходимо создание такой институциональной среды, которая стимулирует производственную активность и накопление капитала, побуждает к обучению и внедрению новых технологий, повышению качества продукции.


Литература
1. Андрианов В. Эволюция основных концепций регулирования экономики (от теории меркантилизма до теории функциональных экономических систем) // Общество и экономика. – 2005. – № 4.
2. Воронин Ю.М., Селезнев А.З., Чередниченко Л.Г. Россия: экономический рост. – М.: Финансовый контроль, 2004.
3. Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество: Пер. с англ. – М.: Транзиткнига; СПб.: Terra Fantastica, 2004.
4. Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: учебник / Под общ. ред. А.А. Аузана. – М.: ИНФРА-М, 2005.
5. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Пер. с англ. А.Н. Нестеренко. – М.: Начала, 1997. – 180 с.
6. Щербаков А. Ориентиры производительности труда //Экономист. – 2005. – № 1.
7. Экономика и общественная среда: неосознанное взаимовлияние: Научные записки и очерки /Науч. ред. О.Т. Богомолов. – М.: Институт экономических стратегий, 2008. – 440 с.
8. Bell D. Notes on the Post-Industrial Society// The Public Interest. – 1967. – No 7.
9. http://www.gallery.economicus.ru

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия