Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (1), 2002
Евразийское экономическое сообщество: становление, перспективы развития. Проблемы интеграции
Абишев А. А.
ректор Казахского экономического университета им. Т.Рыскулова (г.Алматы),
доктор экономических наук, профессор,
академик Академии гуманитарных наук России


СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ РАЗВИТИЯ СТРАН СНГ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА
Общество, стремящееся в своем движении к качественно новому состоянию, как известно, остро нуждается в целостной концепции развития. Именно она способна дать ясное видение вектора эволюции общественных процессов и тем самым служить основой для выработки реалистичных и научно-обоснованных программ. В этой связи весьма отрадным представляется происходящее постепенно осознание необходимости концептуального обеспечения проводимых в странах СНГ кардинальных рыночных преобразований всей социально-экономической системы.

Характерное для большинства экономических разработок увлечение анализом, причем преимущественно на уровне явлений, а также количественных параметров их бытия способствует скорее к совершенно условному отражению экономической реальности, чем к ее онтологическому отображению во всем ее явленческо-сущностном богатстве. Получаемое в результате поверхностное описание показывает, но не объясняет и не раскрывает сам предмет в его реальном экономическом бытии.
Стоит ли поэтому удивляться тому, что многие суждения и рекомендации экономической науки оказались в реальных условиях социально-экономического реформирования практически малопригодными и невостребованными, так как они были основаны на попытках приложить выводы наспех освоенных западных экономических школ, разработанных в рамках совершенно определенных методологических принципов, к переходной экономике, условия функционирования которой не укладываются в эти методологические рамки. И еще одним крайним недостатком, несомненно характеризующим общий уровень методологической культуры исследований, представляется использование нечетких понятий, смысл которых к тому же постоянно меняется в ходе рассуждений, а также отсутствие логической последовательности при анализе.
Процесс научного поиска начинается, как известно, не с накопления фактов, а с выдвижения значимой проблемы. Само ее полагание свидетельствует о существующих трудностях в объяснении возникших форм и явлений в рамках устоявшихся научных подходов и методологических принципов. В этих условиях стремление свести наличные факты к значимым проблемным данным и выявить существенную зависимость между ними актуализирует роль научно-теоретической проработки вопросов, связанных с раскрытием глубинных процессов, направлений и закономерностей движения современного общества.
Проводимые сегодня в странах Содружества Независимых Государств рыночные реформы экономической и социальной сфер происходят на фоне нарастающих процессов глобализации мировой экономики, стремительных технологических сдвигов мирохозяйственных отношениях и возникновением принципиально новых социально-экономических форм организации мирового сообщества. Исходя из этого, необходимо по-новому осмысливать значение происходящих в современном мире технологических и социально-экономических изменений в интересах прогрессивного развития каждой страны.
Реализация поставленной задачи требует обращения к таким наиболее фундаментальным и ключевым понятиям, пронизывающим всю систему социально-экономических отношений общества, как производство и потребление. К сожалению, в экономической теории понятия "производство" и "потребление" обычно представляются и обозначают лишь самостоятельные и обособленные фазы экономической деятельности. И хотя в принятом в экономической науке пофазном анализе экономики просматривается наличие определенной взаимосвязи между ними, вместе с тем это взаимодействие все же ограничивается рассмотрением их в виде крайних, внешне обособленных, изолированных и самостоятельных стадий экономической деятельности. В результате связь производства и потребления может быть представлена исключительно во внешнем, механистическом отношении одного с другим.
Однако производство и потребление не могут находиться только во внешнем отношении друг к другу, ибо они представляют диалектическое единство, где каждое как бы "растворяет" себя не просто в "другом", а в "своем другом". При таком понимании и экономическая система общества представляется уже не просто совокупностью взаимосменяющих друг друга различных стадий или фаз, а выступает их внутренним тождественным единством.
Отмеченное положительное тождество производства и потребления является их внутренним отношением как единства противоположностей, в котором каждое из них предполагает и в то же время отрицает другое, каждое есть оно и своя противоположность. Исходя из этого, можно сказать, что потребление есть также и производство, точно также как и производство есть потребление. Утверждаемое понимание диалектического единства производства и потребления крайне важно для осознания целостности социально-экономической системы.
В сущностном отношении производство и потребление находятся в процессе движения и реализации через опосредствование, а это уже "отношение силы". Само опосредствование проявляется через: 1) отношение целого и частей (простая форма); 2) силы и ее проявления (вторая форма); 3) внутреннего и внешнего (высшая форма сущностного отношения).
Традиционно в экономической науке используется такая категория как производительная сила, являющейся несомненно важным опосредующим и связующим звеном в системе "производство - потребление". Она в основном рассматривалась как совокупность целого и частей, таких как предметы труда, средства труда, рабочая сила и т.д. Содержание же самой силы как таковой, как экономической категории, не раскрывается. Поэтому представляется необходимым особое внимание уделить силе как малоисследованному опосредствованию производства и потребления, ее проявлениям, которые в дальнейшем находят выражение в соотношении внутреннего и внешнего, как технологических и социально-экономических отношений. Что же касается категорий "потребительная сила", то она в отечественной экономической теории не рассматривалась вообще.
Что же я понимаю под силой как таковой? Сила - это динамизм, но вначале она находится в состоянии покоя. Переход из состояния покоя в деятельность или движение, требует толчка извне, который может быть произведен лишь другой силой. Сила, таким образом, предполагает силу. В то же время эти противоположно направленные силы - сила производительная и сила потребительная - принадлежат одновременно как производству, так и потреблению. Каждая из этих сил заключает "в себе" непосредственное существование лишь как момент: она стремится "переходить" в свое проявление и "снимать" себя. Именно благодаря этому движению производительная и потребительная силы обеспечивают внутреннее диалектическое единство производства и потребления. Поэтому я рассматриваю каждую из этих сил как противоречивое отношение силы и ее проявления.
Это позволяет сделать вывод о необоснованности широко распространенного, приобретшего характер догмы, положения, что основным противоречием и первоисточником движения социально-экономической системы является противоречие между производительными силами и производственными отношениями. При этом даже не ставится вопрос, что же является источником развития самой производительной силы, что заставляет ее развиваться в производственные отношения. На мой взгляд, источником движения производительной силы является ее внутреннее противоречие, как утверждение самой себя в качестве своей противоположности как потребительной силы. Это противоречие и является исходным, основным противоречием социально-экономической системы общества.
Отрицательное единство производительной и потребительной силы означает, что они находятся, реально существуют в форме технологического отношения. Представленное определение технологического отношения существенно отличается от традиционного определения технологического отношения, когда под технологическим понималось лишь отношение между обществом и природой. Технологическое отношение, рассматриваемое не только как определенное взаимодействие общества и природы, но и как взаимодействие людей, является действительным исходным отношением социально-экономической системы.
Данный вывод важен для обоснования новой концепции технологического способа производства как динамичной системы технологических отношений, логически и исторически развивающейся от простого технологического механизма, к - по Гегелю - химизму и организму. Такой подход имеет достоинство в том, что создает возможность систематизации и упорядочивания технологических отношений как определенной целостности и теоретически описать логику функционирования и развития технологической формы движения материи и энергии. Рассматриваемый подобным образом технологический способ производства является самовоспроизводящейся целостностью, вырастающей из исходного технологического отношения, что позволяет анализировать его по внутренней логике саморазвития и саморазвертывания.
Рассматривая самодвижение, саморазвитие различных целокупностей и систем, Гегель различал отношения механизма, химизма и организма. Эти понятия определяют и принцип выделения разных этапов технологического развития и характеризуют содержание и отличительные признаки соответствующих им технологических способов производства.
Технологическое развитие идет путем последовательной смены технологических способов производства, в результате которой одна система технологических отношений, диалектически отрицая себя, переходит в другую. Это означает, что технологический способ производства "в самом себе" содержит внутренний источник своего развития, каковым выступает противоречие между производительной и потребительной силой. В своем движении это исходное, основное противоречие развертывается в систему противоречий между идеальной и материальной производительной силой, теоретической и практической деятельностью, природой и обществом. Доведенные до противоположности эти стороны отрицают друг друга, а сами противоречия разрешаются путем становления их нового единства на принципиально новой технологической основе становления нового технологического способа производства.
Предлагаемая новая концепция технологического способа производства, его эволюции и места в системе социально-экономической системы, дает возможность по-новому понять сущность экономических явлений и процессов, происходящих в странах СНГ. Кризис и крах экономической системы СССР был обусловлен прежде всего незрелостью, неразвитостью, незавершенностью технологического способа производства огромной страны. Многие годы и десятилетия советскими экономистами велись научные дискуссии о формах и направлениях совершенствования хозяйственного механизма, игнорирующие перспективы и возможности перерастания его в хозяйственный организм. Хозяйственный механизм не мог обеспечить воспроизводства и самовоспроизводства экономической системы, оставляя ее открытой и незащищенной от внешних негативных воздействий, прежде всего от органической капиталистической системы.
При всей своей устойчивости экономическая система СССР имела определенные и существенные противоречия. Как отмечал Гегель, целое раскрывается как движение к цели, результатом достижения которой является нечто завершенное. Исходя из этого, можно утверждать, что социально-экономическая система СССР не "доросла" до организма, т.е. того состояния общества, который бы обеспечивал внутренние возможности преодоления противоречий и "в себе" содержал источник собственного саморазвития, способный воспроизводить систему на собственной основе. А будучи таковой, система оказалась подверженной внешнему воздействию и разрушилась, оказавшись неспособной преодолеть постигший ее кризис.
В значительной мере развитие социально-экономической системы СССР определялось действием внешних причин: 1) угрозой внешней агрессии; 2) опасностью реставрации старого строя; 3) постоянной борьбы с внутренними и внешними факторами, имевшими в значительной степени неэкономический характер. Это означает, что источник и факторы ее развития в значительной мере были внешними по отношению к ней. Даже сам лозунг "догнать и перегнать" США и другие т.н. цивилизованные страны свидетельствовал о том, что хозяйственный механизм заводился и настраивался внешними факторами. А то, что мы смогли противостоять внешней агрессии в 40-е годы - скорее говорит о том, что плановая система как никакая другая позволяет мобилизовывать внутренние источники, но при этом деформирует саму экономическую систему.
Исходя из этого, важным представляется исследование самого экономического движения и, прежде всего, движения технологического способа производства. Но движение технологического способа производства может быть рассмотрено только как момент движения социально-экономической системы. Рассматривая различные формы этого движения, а также источники и движущие силы, следует отметить, что в самой бедной системе - механизме - соотношение безразличных и равнодушных друг к другу элементов социально-экономической системы образует лишь внешнюю связь, механический порядок. Сам источник движения механизма находится вне его. Чтобы привести хозяйственный механизм в движение, на него надо постоянно воздействовать внешним образом, "заводить" его. Когда же источник движения имманентен системе, оно выступает как самодвижение. Для самозаведения такой системы требуется, чтобы части целого перестали быть безразличными, равнодушными друг к другу, чтобы они стремились друг к другу. Такое стремление обнаруживается на уровне химизма. Однако здесь процесс "угасает" в некоем нейтральном соединении и не может начаться вновь без вмешательства извне. Так же без соответствующих внешних условий не может начаться процесс его разложения и возвращения к первоначальным составляющим.
Самой совершенной "целокупностью" является социально-экономический организм. Его нельзя в отличие от механизма разобрать на составляющие части и вновь собрать. Нельзя совершенствовать, лечить, преобразовывать, реформировать по частям отдельные органы, не воздействуя соответствующим образом на весь организм. Самое же главное достоинство и отличие социально-экономического организма от других целокупностей заключается в том, что источник его движения находится в нем самом, он есть телеологическое отношение, самоцель. Внешнее вмешательство может замедлять, ускорять и даже уничтожать движение, развитие социально-экономического организма, но оно никогда не может быть его источником.
Если принципом социально-экономического механизма является соединение или разъединение заранее данных частей, элементов в целое, то движение социально-экономического организма есть возникновение, рождение частей (органов) из некоторого вначале недифференцированного целого (клеточки). Здесь неразвитое целое предшествует своим собственным развитым частям, а каждую часть можно понять только по роли и функции в составе целого, вне которого она просто не существует. В этом смысле движение некоего "начала" (технологического способа производства) предстает как его социально-экономическая эволюция.
Реальные мировые процессы, развернувшиеся на рубеже тысячелетий, свидетельствуют о закономерной и объективной тенденций взаимообусловленности и взаимозависимости национальных экономик в рамках всемирного хозяйства. Это дает основание говорить о глобализации прежде всего технологического способа производства в общепланетарном масштабе. В постсоветской же экономике эти процессы получили своеобразное преломление. В результате распада СССР оказались нарушенными и фактически прерванными технологические связи в рамках некогда единого воспроизводственного комплекса. Многие крупные производства, утратив целостность всех технологических звеньев из-за разрыва экономических связей, испытали, образно говоря, эффект мощного "экономического землетрясения". Поэтому одной из причин того глубокого кризиса, в котором оказались практически все страны Содружества Независимых Государств, является разрушение единого технологического способа производства на постсоветском экономическом пространстве.
Выявившиеся с начала 90-х годов центробежные тенденции привели к свертыванию и разрыву многих хозяйственных связей, значительному спаду (а порой и закрытию) многих видов производств, ломке внутриотраслевых и межотраслевых пропорций, не всегда оправданному перепрофилированию предприятий. После демонтажа плановой экономики путем прекращения подачи ресурсов были свернуты одна отрасль за другой, остановлены предприятия даже с непрерывным технологическим процессом производства. Многие высокотехнологичные и наукоемкие сферы оказались в состоянии стагнации.
Все это деформировало единую технологическую основу целостной социально-экономической системы некогда единого государства, в результате чего взаимосвязанный технологический процесс производства "разомкнулся" и утратил свою технологическую завершенность. Каждая из экономик стран СНГ лишилась необходимого для полнокровного функционирования набора отраслей производства, способных удовлетворить насущные потребности в товарах как личного, так и производственного потребления.
Если добавить осуществленную без всякого учета единства технологического способа производства приватизацию, приведшую к дроблению единых технологических комплексов и разрыву кооперационных связей, то вызванная этим дестабилизация обусловила глубокий, до 70-80%, спад производства. Это еще раз подтверждает, что страны СНГ по многим признакам были и все еще остаются составными частями некогда единого воспроизводственного комплекса с высоким уровнем не только политической или экономической, но прежде всего технологической интегрированности. Поэтому контуры их экономического сотрудничества в самом общем виде должны определяться сложившейся в прошлом глубокой технологической взаимозависимостью и многосторонней технологической дополняемостью национальных хозяйственных комплексов. Новое понимание технологического способа производства необходимо приводит также к важному выводу о том, что всякое насильственное, революционное разрушение производственных отношений, отношений собственности неизбежно ведет к разрушению технологического способа производства, его производительных и потребительных сил.
К сожалению, осуществляемые сейчас меры по стабилизации экономики и решению текущих экономических и социальных задач, оттесняют проблемы технологической модернизации, повышения конкурентоспособности отечественного производства на второй план. При внешней видимости существования отдельных атрибутов механизма управления технологическим развитием, по существу продуманная, целенаправленная национальная политика в этом направлении отсутствует. Проводимые же мероприятия носят скорее декларативный и стихийный характер.
Одним из важных выводов является утверждаемое положение о том, что именно технологический способ производства придает национальной экономике, всей социально-экономической системе общества органическую целостность, системность и завершенность. Разрушение же технологического способа производства приводит к полной дезинтеграции социально-экономической системы, национальной экономики, потере конкурентных возможностей, что осложняет государству решение комплекса социально-экономических задач.
Поэтому одним из главных направлений социально-экономического реформирования должно стать подключение технологического фактора к достижению стратегических целей развития общества. Значительное внимание должно быть уделено развитию социально-экономической системы в направлении целостности и полноты с формированием недостающих звеньев и преобразованием заимствованных извне. А это означает не что иное как движение социально-экономической системы к своей органистической форме на основе обеспечения единой технологической завершенности целостной социально-экономической системы.
Стратегическим направлением развития стран СНГ должен стать не долгий, тернистый путь, ведущий от "дикого капитализма" к "цивилизованному", а интеграция, вхождение в глобальный технологический способ производства в качестве его неотъемлемой, органической структуры.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия