Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (27), 2008
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Чумакова А. М.
преподаватель кафедры экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета,
магистр экономики


Дискуссия о влиянии исламских институтов на экономический рост
Проанализированы аргументы экономистов о положительном, нейтральном и отрицательном влиянии институтов ислама на экономический рост. Автор приходит к выводу о том, что уникальный механизм сочетания неформальных и формальных институтов в исламском обществе сокращает издержки по поддержанию эффективности институциональной экономической среды
Ключевые слова: этические принципы ислама, неформальный институт, формальный институт, экономический рост, конгруэнтность институтов

Этические принципы и предписания ислама, непосредственно предусматривают работу формальных институтов в частности в сфере экономики. В некоторых аспектах исламские институты значительно отличаются от своих аналогов, имеющих место в западной цивилизации. Важно отметить, что функционирование каждого экономического института, существующего в рамках исламской этики, неотделимо от полного и исключительного соблюдения принципов шариата участниками экономических отношений. В некоторых случаях не существует единого мнения правоведов относительно соответствия конкретного института шариату, в этом случае, как правило, предлагается несколько решений в рамках нескольких правовых традиций, каждое из которых может быть применимо.
Аргументы в дискуссии о влиянии исламских институтов на экономический рост можно условно разделить на три группы.
Тезис об отсутствии влияния
Одним из ярких представителей приверженцев данного тезиса является Максим Родинсон [1], изложивший в своей работе следующую точку зрения.
Несмотря на то, что фундаментальные источники ислама содержат многочисленные экономические рекомендации, не происходит значимого принуждения к тому или иному варианту экономического поведения. На практике, по мнению автора, мусульмане всегда имели возможность выбора среди набора альтернатив, равно как и изменять изложенные в священных текстах рекомендации в зависимости от конкретной ситуации. Автор не отрицает факта продолжительного экономического спада, наблюдавшегося в странах исламской культуры. Но причиной его считает изменение материальных условий, к которому исламские взгляды и мораль не готовы адаптироваться. Непреодолимым препятствием экономическому развитию автор считает европейскую империалистическую политику, и выдвигает тезис о том, что поскольку Ислам как религия не ставит препятствий на пути капиталистического развития, то возможно, при отсутствии европейского империализма исламский мир развивался бы до уровня современной Европы.
По мнению Эрика Джонса [2], экономическое развитие Европы шло опережающими темпами ("Европейское экономическое чудо"), и некорректно сравнивать с ним показатели исламских стран. Основным препятствием экономическому росту является присущее каждому индивидууму желание улучшить свое материальное положение за счет общества. Также он отмечает, что запрет на ссудный процент и спекуляцию может оказаться неблагоприятным фактором для экономического роста, но при этом высоко оценивает роль социальных налогов. В целом связь между экономическим ростом и рекомендованным исламом поведением оценивается как очень слабая.
Тезис о положительном влиянии
Согласно этому тезису, влияние исламской хозяйственной этики на экономический рост имеет место, при этом другие факторы могут в значительной степени преобладать.
Рамки и нормы поведения, предписанные сакральными текстами, обеспечивали идеальные условия для экономического роста на момент своего создания, в 7 веке н.э. Сторонники этого тезиса часто приводят в качестве аргумента экономическое процветание исламских общин, но при этом не учитываются такие возможные источники доходов, как завоевания и политическая реорганизация. Если ислам в значительной степени повлиял на экономический рост в 7–8 веке, то он в той же степени ответственен за экономический спад, наблюдаемый в настоящее время. Сторонники тезиса экономического преимущества ислама делают акцент на моральных и институциональных изменениях, привнесенных исламом. Не предложено объяснения, почему в этой системе имеется значительное злоупотребление властью и рост коррупции. Попытка создать идеальную экономику как статичную модель автоматически придает ей стабильности на первом этапе, но в условиях изменившегося мирового порядка отсутствуют возможности для адекватных изменений. Одним из приверженцев данного положения является Абрахам Удович[3].
Тезис об отрицательном влиянии
Несомненные недостатки современности не отменяют значительных улучшений, сопровождающих экономический рост, таких как практически полное исчезновение голода и значительное увеличение продолжительности жизни. Представители третьей группы, разделяющие тезис об отрицательном влиянии ислама на экономический рост, расценивают эти улучшения как данность. Среди их аргументов можно выделить следующие.
"Догматический характер ислама как препятствие экономическому росту". Здесь критикуется отсутствие гибкости, возможности для реформирования системы правил и догм ислама, институциональной среды, что является значительным препятствием на пути прогресса. Невозможно изменить меру наказания, расширить перечень налогооблагаемого имущества, ввести новые запреты или изменить старые, даже если их сохранение влечет за собой снижение экономического роста или препятствование ему.
"Статичность исламских институтов, как препятствие экономическому росту". В то время как в Европе зарождались, конкурировали между собой и прекращали свое существование разнообразные формальные институты, в странах ислама этот процесс был затруднен. По мнению Бернарда Льюиса, в самом исламе нет ничего, противостоящего экономическому росту, но значительным недостатком является невнимание к новым тенденциям изменяющегося мира и отсутствие возможности реагировать на них соответствующим изменением институциональной структуры [4].
После рассмотрения различных аргументов в дискуссии о влиянии ислама на экономический рост становится очевидной значительная роль институциональных факторов в функционировании экономики. По отношению к исламу, как религии и одновременно институциональной среде, понятие институциональных изменений практически неприменимо, поскольку само понятие исламской экономики предполагает следование весьма жестким и неизменным правилам. Таким образом, институциональная среда остается неизменной.
При этом формальные институты, такие как законодательство, банковское дело, налоговая система, подлежат изменениям с тем, чтобы выдерживать конкуренцию со стороны западных аналогов. Но эти изменения должны полностью отражать принципы и правила, заложенные в неформальных институтах.
Возникает противоречие между вероятной необходимостью изменения экономических институтов и невозможностью этого в связи с относительной негибкостью неформальных институтов в виде обычаев и традиций и негибкостью формальных институтов в виде зафиксированных постулатов хозяйственной этики ислама. Каким же образом снимается противоречие между неформальными и формальными институтами в исламской экономике, каков механизм изменения институционального строя исламского хозяйства?
Проблема конгруэнтности институтов в исламской экономике
В ряде исследований экономического роста значительное внимание уделялось механизмам изменения существующего институционального строя. Под конгруэнтностью институтов понимают сходство формальных и неформальных норм. Ильченко М.С. в работе "Институциональная трансформация российской федеративной системы" [7] подчеркивает, что способность институциональной системы гибко реагировать на изменяющиеся внешние условия, диктуемые, в том числе международным сообществом, являются результатом взаимодействия формальных и неформальных институтов. В рамках данной проблемы поднимается два вопроса: количественного соотношения и взаимной пропорции формальных и неформальных практик, и качественного взаимодействия их друг с другом.
Анализируя количественное соотношение, исследователи отмечают преобладание неформальных или формальных норм, дают общую оценку их присутствия в экономической системе. Это позволяет проанализировать базовые особенности институциональной системы хозяйства. В случае доминирования формальных институтов над неформальными предполагается главенство права, однако полное отсутствие неформальных норм невозможно. В случае примерного количественного равенства неформальных и формальных институтов, они равно влияют на экономическое и политическое развитие. Традиционно, преобладание неформальных институтов над формальными полагают признаком нестабильности, поскольку образующиеся в результате стихийных взаимодействий нормы заменяют правовые механизмы, что подразумевает невозможность обеспечить функционирование системы права.
Качественной характеристикой исламского институционального комплекса является органическая взаимосвязь ограничений формального и неформального характера. В этом аспекте анализ экономической модели стран ислама может оказаться ценным.
Рассматривая исламскую институциональную среду, необходимо отметить уникальный механизм обязательного соответствия формальных и неформальных институтов. Он реализован в форме вынесения суждений теологами-правоведами о дозволенности тех или иных уже существующих или новых институтов. Решение о соответствии институционального нововведения существующей системе принимается одновременно на уровне права и религии, соответственно выполнение норм формального законодательства, экономических предписаний или контрактов одновременно является религиозным долгом, соответственно, моральным по определению, а за неисполнение норм предписывается ответственность не только перед земным законом, но и после смерти. Таким образом, достигается взаимное переплетение функций формального и неформального института, что приводит к снижению трансакционных издержек на поддержание их эффективности, а освободившиеся ресурсы могут быть направлены на производство благ.


Литература
1. Rodinson Maxime. Islam and Capitalism. – New York., 1973. – c.66.
2. Jones Eric L. The European Miracle: Environments, Economies and Geopolitics in the History of Europe and Asia. – Cambridge, 1987.
3. Udovitch Abraham L. At the Origins of Western Commenda: Islam, Israel, Byzantium? // Speculum. №37(2). – с. 198–207.
4. Lewis Bernard. Islam in History and Events in the Middle East. 2nd. Ed. – Chicago, 1993.
5. Шаститко А.Е. Институциональная среда хозяйствования в России: основные характеристики. – www.ecsocman.edu.ru
6. Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. – М., 2002. – с.13.
7. Ильченко М.С. Институциональная трансформация российской федеративной системы. Без темы. – 2006. – № 2(2). – c. 74–81.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия