Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Бондаренко И. А.
доцент Армавирского государственного педагогического университета,
кандидат экономических наук


Домохозяйственная система в структуре экономических порядков
В статье поднят вопрос о роли института домохозяйства (household) в системе экономических отношений. Домохозяйство рассматривается как институт, имеющий внутреннюю структуру и активные экономические связи с внешней средой, логика экономического поведения которого основана на реализации совокупности рыночных и нерыночных целей, что и определяет его специфику. Исследование проводится на основе методологии теории экономических порядков
Ключевые слова: экономика домохозяйства, экономика домашнего хозяйства, институт домохозяйства, экономический порядок, институциональная экономика

1. Понятие домохозяйства как объекта изучения экономической теории
Современная система хозяйствования представляет собой многоуровневый экономический порядок, в котором все более значимую роль играет домашнее хозяйство. Множественность трактовок его природы, места и форм взаимодействия с другими хозяйственными агентами, обусловлена, несомненно, причудливостью переплетения в домохозяйстве свойств объекта воздействия и субъекта действия, единичного и уникального в «производстве» личности, и, в то же время, массово-типичного в воспроизведении экономического поведения. Домохозяйство – это мощный функциональный и институциональный субъект, который не только традиционно доминирует на рынке труда, но и оказывает огромное влияние на товарный, информационный и финансовый рынки.
Модификация интересов домохозяйств в сфере распределения, обмена и потребления приводит к изменению самой парадигмы рыночного хозяйства. Все отчетливее в экономической теории и практике звучит идея о приоритете домохозяйственного ресурса в экономике, о его влиянии на решения государства и фирмы.
Домохозяйство является объективно необходимым, относительно самостоятельным хозяйствующим субъектом, оно участвует (наряду с предприятиями и государством) во всех фазах воспроизводственного процесса. В соответствии с общепринятым подходом, домохозяйство (household) можно определить как субъект экономики, который состоит из одного, ведущего самостоятельное хозяйство, индивида или, чаще, группы людей, живущих совместно и ведущих общее хозяйство [6]. Как правило, такая группа лиц объединена родственными или семейными связями. Домохозяйства являются объектом изучения экономики, социологии, психологии и других общественных наук. Основу домохозяйств обычно составляют семейные хозяйства. Однако данные понятия хотя и близки, но не совпадают. Не случайно в рекомендациях ООН для статистического учета домохозяйств дано такое их определение: «лицо или группа лиц, объединенных с целью обеспечения всем необходимым для жизни». В этом определении семья совсем не упоминается.
Одним из ключевых критериев различия домохозяйства и семьи является наличие обособленных бюджетов каждого домохозяйства. Например, семья, состоящая из родственников трех поколений, может осуществлять свою деятельность как в рамках одного домохозяйства (проживая совместно), так и нескольких, живя по отдельности и имея разные бюджеты. В первом случае семья совпадает с домохозяйством, во втором – состоит из нескольких домохозяйств.
В то же время, этот критерий относителен. С одной стороны, обособленность бюджетов не исключает как возвратных, так и безвозмездных денежных и натуральных «субсидий» от одних членов большой семьи другим, даже если они живут раздельно. С другой стороны, в совместно живущих семьях, считающихся единым домохозяйством, помимо взносов в общесемейный бюджет, каждый член семьи обладает и личными средствами к существованию.
Необходимо также отличать понятие «домохозяйство» от собственно деятельности по ведению домашнего хозяйства – «домашней экономики». «Домашняя экономика» включает в себя хозяйственную деятельность исключительно внутри дома: его уборку, приготовление пищи, уход за детьми и т.п. Понятие «домохозяйство» значительно шире. Деятельность домохозяйства включает как нерыночное ведение домашнего хозяйства, так и рыночное взаимодействие с другими субъектами рыночного хозяйства.
Как фирмы, так и государство производны от домохозяйств. Ведь фирмы принадлежат отдельным людям, либо коллективам людей, т.е., в конечном счете, материальные и нематериальные блага от функционирования фирм получают именно домохозяйства. Государство также создано людьми для защиты интересов граждан. Таким образом, именно домохозяйства являются первичным элементом экономической системы. Это отмечали еще в античную эпоху Ксенофонт и Аристотель, которые рассматривали саму «экономику» как науку о рациональном ведении домашнего хозяйства.
Несмотря на давнюю историю исследования экономической природы домохозяйства, особую актуальность данная проблематика приобретает в эпоху становления информационного общества. Отметим в этой связи, что известная модель экономического кругооборота достаточно корректно описывает логику экономических взаимодействий индустриального общества, но плохо подходит для характеристики новой информационной экономики. В индустриальном обществе производство в основном было вынесено за рамки домохозяйства, во «внешний мир», а дом рассматривался как место отдыха, восстановления сил. Новые средства производства – прежде всего, электронные устройства – позволяют совместить работу и отдых в «электронном коттедже» – по терминологии Дж. Нэсбитта. Уже сейчас многие специалисты (программисты, дизайнеры, маркетологи, ученые-теоретики, журналисты) работают, в основном, у себя дома перед экраном компьютера, не тратя время на переезды из дома в офис и обратно. По мере развертывания научно-технической революции грань между домохозяйством и фирмой будет, видимо, стираться все сильнее и сильнее.
Представители классической экономической школы рассматривали в качестве экономического агента человека производящего, но никак не домохозяйство. Последователи марксистской экономической теории пытались включить неоплачиваемое производство потребительских стоимостей в процессе домашней работы в анализ капиталистической системы. Заметим, что в рамках этого направления несомненный интерес представляет «тезис о субсидиях», который заключался в следующем: домашняя работа как производство субсидирует, правда не в денежном выражении, общественное производство при капитализме. Предприниматель оплачивает наемному работнику лишь часть факторов, которые необходимы для воспроизводства его домохозяйства, пользуясь тем, что производство потребительских стоимостей в домашнем хозяйстве создает ту часть необходимых товаров, которая покрывает создающуюся разницу между действительными и оплачиваемыми в сфере труда по найму издержками воспроизводства.
Домохозяйства как производители могут соглашаться на более низкие цены произведенных ими средств существования, чем требуется для покрытия издержек их собственного воспроизводства. Этот тезис нашел применение в теориях школы социологии развития *. Еe представители, исходя из целевой направленности на «третий мир», создали достаточно целостную концепцию домохозяйства, включающую в себя все виды производительной и непосредственной репродуктивной деятельности домашнего хозяйства и их взаимосвязи внутри макро- и микроуровней. Признание этой концепции означало pocт значимости домохозяйственных, «междомохозяйственных» и общественных связей в представлениях исследователей. Однако, по-прежнему без внимания оставались факторы, определяющие экономические решения и поведение домохозяйств, характер действия распределительной системы внутри домохозяйства.
В рамках неоклассического синтеза домохозяйство и индивид рассматриваются как тождественные понятия. При этом также не исследуются отношения внутри домохозяйства, цели его образования и т.д. Домохозяйство трактуется как хозяйствующий субъект, действующий целерационально [12, С. 145] *. В данном контексте «целерациональность» означает «продуманное использование условий и средств для достижения поставленной цели». «Целерациональность» отличается от «ценностной рациональности», при которой цели зависят от неких социальных ценностей, т.е. не определяются самим домохозяйством.
Домохозяйство функционирует при отсутствии неопределенности. Это означает, что ожидаемые результаты его деятельности либо достоверно известны, либо точно не известны, но могут быть описаны при помощи вероятностных распределений, т.е. предполагается совершенство счетных и когнитивных способностей домохозяйства. В неоклассической теории допускается, что домохозяйство четко разграничивает свои предпочтения и ограничения, цели и средства, оно в состоянии обработать абсолютно любое множество информации. Неоклассическая теория отрицает возможность влияния ограничений на предпочтения, т.е. интеграцию первых в целевую функцию домохозяйства. Это означает, что отвергается феномен, названный К. Боулдингом синдромом «зеленого винограда» [1, С. 127].
Представленные свойства позволяют описывать домохозяйство как строго упорядоченный и согласованный набор предпочтений, а его поведение – как совокупность оптимизирующих действий, направленных на максимизацию целевой функции (полезности). Отсюда следует, что домохозяйства всегда и везде ведут себя полностью рационально. Основное правило хозяйственной деятельности, сформулированное как принцип минимума, требует от домашних хозяйств бережливости. Максимизирующая функция предполагает продуктивное использование средств [8, С. 28]. Следовательно, домашнее хозяйство на микроуровне может быть описано с помощью экономической модели, включающей циклически-замкнутые внутренние домохозяйственные потоки основных фондов (имущества), денежных фондов (доходы) и фондов накопления (сбережения и инвестиции), «открытых» для пополнения и использования за счет потоков обмена с внешней средой.
Конституирующим признаком домашнего хозяйства, как и любого хозяйствующего субъекта рыночной экономики, является: свобода выбора, которая выражается в способности выбрать оптимальный вариант хозяйствования с учетом всех имеющихся условий в соответствии со своими внутренними интересами и предпочтениями. Такой оптимум предполагает рациональный выбор, при котором учитывается необходимость пропорций на микро- и макроуровне. Свобода распоряжаться имеющимися у домашнего хозяйства ресурсами (финансовыми, материальными, трудовыми) выступает необходимым условием эффективности и устойчивости рыночной системы хозяйствования. Материальной базой экономической свободы, способной придать ей «позитивную форму» [7, С. 24], является институт частной собственности. Домашнее хозяйство рассчитывает каждую сделку, каждую операцию и каждое вложение ресурсов – чего оно стоит и какова будет отдача. Наиболее важные решения домашнее хозяйство принимает по отношению к собственному доходу. Каждый получатель дохода решает одну и ту же проблему: как распределить его между потреблением (расходами на текущий спрос) и сбережениями.
Еще А.Маршалл показал, что распределяя ограниченные ресурсы (бюджетные средства), домашнее хозяйство, должно, во-первых, принять решение о сравнительной степени настоятельности различных целей, и вo-вторых, решить вопрос о сравнительных преимуществах разных способов достижения каждой цели. Наконец, необходимо сделать умозаключение о пределе, до которого домашнее хозяйство может с наибольшей выгодой применять каждое из имеющихся у него средств для достижения каждой цели, основываясь на двух предыдущих [9, С. 12].
Следовательно, определяющим в поведении домашнего хозяйства является анализ возможных альтернативных способов использования ограниченных экономических ресурсов, необходимых для достижения определенных целей, позволяющих выбрать лучшую альтернативу. При этом в качестве наиболее важного (основополагающего) принципа экономического поведения домашнего хозяйства принимается постулат о рациональном поведении хозяйствующего субъекта, которое предопределяет результативность его экономической деятельности и находит отражение в доходе домашнего хозяйства.
2. Институт домохозяйства: возможность изучения на основе метода теории экономических порядков
Уже наработанный экономической теорией опыт исследования экономики домашнего хозяйства дает возможность анализировать домохозяйство и его деятельность при помощи строгих формализованных моделей. Неоклассический анализ поведения домохозяйства (и прочих экономических субъектов) характеризуется инструментализмом, т.е. возможностью применения создаваемых в его рамках моделей для количественных измерений и прогнозов.
Отметим, что неоклассический подход к исследованию экономических субъектов (в т.ч., домохозяйств) характеризуется отсутствием такого свойства, как реалистичность. Экономисты-неоклассики фактически считают главным экономическим субъектом индивида, заботящегося только о своей личной выгоде; социологи же подчеркивают, что любой нормальный человек не проводит резкой грани между заботой лично о себе и заботой о своих близких, членах его домохозяйства. При этом домохозяйства, состоящие из индивидов – одиночек, отнюдь не являются типичным случаем.
Модели представленного типа не описывают действительность такой, какая она есть. Домохозяйство – это «... группа людей, объединенных общей задачей воспроизводства человеческого капитала, местом проживания, бюджетом и семейно-родственными связями. В основе домашнего хозяйства лежат властные отношения – права по контролю над совместной экономической деятельностью передаются одному из его членов – главе семьи» [13, С. 127]. При этом, цели деятельности домохозяйства различаются в разных типах экономических систем, т.е. в разных типах институциональной среды.
Домохозяйство как хозяйствующий субъект, «вписан» в соответствующую социальную структуру. Конкретные цели отдельно взятого домохозяйства подвергаются воздействию со стороны всей социальной и институциональной среды, и в частности, зависят от взаимодействий с другими домохозяйствами и их группами. Таким образом, домохозяйство в большей степени можно рассматривать как «ценностно-рациональное», а не «целерациональное» группообразование. Кроме того, не только цели, но и средства их достижения могут определяться извне по отношению к домохозяйству. Таким образом, многие действия домохозяйства осуществляются неосознанно, что вообще не соответствует рациональному поведению.
В контексте высказанных соображений, нам представляется, что наиболее плодотворным является подход, методологически оправданный различиями сущности и видимости явлений, а именно, экономической сущности домохозяйств, стремящейся к оптимизации расходов и доходов своего бюджета, и экономического поведения домохозяйств, выражающегося в противоречии ценностей собственных потребностей и цен хозяйственных благ. Упорядочивание общесемейных, личных и социальных потребностей между собой, структурирование их с позиций интересов «групп влияния» в домохозяйстве и в большой социальной общности, сложившихся традиций и обычаев, подводит с неизбежностью к необходимости использования метода экономических порядков, который разрабатывался экономистами, не входящими в мейнстрим экономической теории. В основном это были представители немецкого ордолиберализма [10; 11; 14]. Однако рост интереса к неортодоксальным (в научной литературе также присутствует термин «гетеродоксальные теории») течениям в современной экономической теории делает актуальным изучение проблемы формирования хозяйственного порядка в контексте институциональных изменений.
Теория хозяйственного порядка является разновидностью институционального подхода к анализу формирования и развития институциональной структуры экономики с учетом специфики конкретных исторических, национальных и политических условий. Слово «порядок» используется в двояком смысле. «Под «экономическим порядком» мы понимаем конкретный, позитивно заданный факт. Он представляет собой совокупность реализованных форм, в которых в каждом случае in concreto протекает повседневный экономический процесс. Порядок в другом значении – это порядок, который соответствует существу человека и дела, порядок, в котором доминируют мера вещей и равновесие. Еще античная философия использовала такое понимание порядка. Она искала в разнообразии вещей скрытый план структурного формирования мира. В средние века эта идея порядка означала рациональное соединение всех разнообразных вещей и явлений в единое целое. Оба понятия, безусловно, необходимы: порядки как индивидуальные, меняющиеся исторические факты и порядок как порядок вообще. Человек хочет знать, каковы конкретные порядки, и он ищет лучший порядок. Но оба понятия контрастируют между собой: конкретные неудовлетворяющие порядки, в условиях которых люди фактически живут, и пригодный справедливый порядок [10, С. 469].
Различают два вида экономического порядка: развившийся и установленный порядок. Развившимися порядками являются те их них, которые в процессе исторического развития образуются без принятия обдуманного решения. Установленные порядки представляют собой такие порядки, которые на «основе принятия общего хозяйственно-политического решения выставляют в выгодном свете принцип порядка экономического конструирования»[10, С. 470]. Это явление можно сравнить с городами, которые растут и развиваются стихийно (развившийся порядок), и городами, которые застраиваются в соответствии с градостроительным планом.
Конкурентный порядок, с одной стороны, представляет собой реализацию политики экономического конструирования, с другой стороны, как установленный порядок, он не противоречит историческому развитию, так как систематизирует формы порядка, встречающиеся в экономической действительности, и, т.о., по своей роли приближается к естественно сформировавшимся порядкам.
Большинство экономических порядков в истории человечества – развившиеся порядки, но политика laissez-faire и политика централизованного планирования и управления – это установленные порядки. Их воплощение предполагало обеспечение достаточных, достойных человека порядков.
Важнейшим моментом при исследовании хозяйственного порядка в тех или иных исторических координатах является вопрос о роли государства при его формировании. Фактически данная проблема является частью более широкой – о роли государства при формировании институциональной структуры экономики. Не вызывает сомнений тот факт, что государство как институциональный инноватор [5] «конструирует» институты установленного порядка, которые, в свою очередь, будучи политическими и экономическими институтами, начинают влиять на хозяйственно-политические процессы, принявшие форму естественно развившихся порядков жизни, взаимодействий и предположений о будущем.
Мы полагаем, что домохозяйство представляет собой развившийся порядок, причем в рыночном смысле, домохозяйственная система изначально неэффективна, хотя и достигает аллокативной эффективности по отдельным направлениям экономической деятельности в краткосрочном периоде. К таким направлениям относится размещение сбережений, текущие расходы на содержание семьи и жилища, вложения в здоровый образ жизни и культурное развитие членов семьи.
«Неэффективность» домохозяйств обусловлена структурой потребностей, симбиозом рыночной и нерыночной форм домашнего производства, нерыночными обменами, свойственными домохозяйству как социально-экономическому институту («исторической памятью»). Домашнее хозяйство, скорее, развивающийся хозяйственный порядок, чем установленный извне. Институциональные изменения, происходящие в нем, отличаются большой продолжительностью и носят индивидуальный и даже латентный характер в силу замкнутости семейно-хозяйственной системы, инертности культурного и экономического развития, самодостаточности семьи как уникального социального образования: это одновременно первичная малая группа, организация и институт общества.
Институт семьи и институт домохозяйства – родственные, но не совпадающие общественные структуры, Изменения, происходящие в них, подчиняются разным социально-экономическим закономерностям. Акторы семейных отношений ориентированы, в первую очередь, друг на друга. В процессе создания совместных семейных ценностей сталкиваются культуры семей, представленных различными поколениями. Законы культурной и социальной ассимиляции, информационного обмена и психологической совместимости проявляются в семейной трансформации.
Институт домохозяйства развивается под влиянием макро- и микроэкономических факторов внешней и внутренней среды. Обычно в научной литературе по данной проблематике не выделяются аспекты функционирования домохозяйства как рыночного и нерыночного агента экономики. С позиций исследования домохозяйства как изменяющегося и развивающегося субъекта эти аспекты, несомненно, надо развести. Под внешней средой функционирования домохозяйств мы понимаем условия, не зависящие или слабо зависящие от действий домохозяйств. К внутренним условиям отнесем условия, на которые влияют домохозяйства и которые они сами могут сформировать. Макро- факторы устанавливают слабую степень корреляции между принятием решений домохозяйствами и результатами их деятельности. Микро-факторы непосредственно связывают затраты домохозяйств с их эффективностью.
Таким образом, к макроэкономическим факторам внутренней среды относятся величина домохозяйства (его движимое и недвижимое имущество, нематериальные активы, накопленный денежный фонд), оборачиваемость домашних фондов, степень их износа и потенциал их пополнения. Эти факторы зависят от политической и социальной стабильности общества, существующих гарантий занятости, уровня инфляции, качества образования и жизни в целом. К микроэкономическим факторам внутренней среды следует отнести уровень образования, возраст, количество участников домохозяйства, уровень трудовой активности и бремя нетрудоспособности. Качество этих факторов определяется уровнем зарплаты в отрасли и на предприятиях, степенью инфраструктурной обеспеченности территории, уровнем социального и бытового обслуживания, безопасности проживания в данном поселении, наличием и возможностью реализации социальных программ развития фирмы, региона, территории.
Игнорирование или недоучет этих факторов самым серьезным образом сказывается на потребительских и гражданских настроениях населения. Развивающийся порядок домохозяйств должен по мере развития последних перерастать в порядок установленный, т.к. вся система экономической власти эффективна только тогда, когда интересы хозяйствующих субъектов совпадают в направлении следования установленному порядку конкуренции, налогообложения, санкций и преференций, разработанных верховной властью.
В контексте институциональной теории экономический порядок рассматривается как соответствие существу человека и дела. Во времена доминирования позитивных порядков, оказавшихся несостоятельными или несправедливыми, эта идея порядка бытия, естественного порядка или порядка вообще (ордо) регулярно приобретает большую силу. При возникновении абсурдности конкретных обстоятельств люди ищут такой порядок, который в отличие от заданных порядков соответствует здравому смыслу или природе человека и вещей. В один из таких бедственных периодов, например на стыке IV и V вв., эту идею, обладавшую большим влиянием, развил Августин. В XVII и XVIII вв. естественный порядок (ordre nature!) противопоставлялся позитивному порядку (ordre positif). И вновь это оказывало сильное воздействие, например, в сфере формирования права, государства и экономической политики.
Сегодня эта идея опять живет в силу насущной необходимости найти для индустриальной экономики достойный человека экономический, общественный, правовой и государственный порядки. Если формулировки этого понятия и менялись в ходе развития европейской истории, то намерение создать такое понятие остается прежним или схожим с ним.
Понятие индивидуального, исторически преходящего порядка, как и понятие порядка вообще, имеет свою методологическую специфику, и соответствующее научное значение. Различие указанных понятий старо, оно почти неизбежно возникает при столкновении конструкций разума с конкретной действительностью. Как отмечал В.Ойкен, «Мы разграничиваем эти понятия, отделяя конкретные “экономические порядки” от стремления к “порядку в экономике”» [10, С. 468].
Обзор и анализ существующих теоретических подходов в исследовании домохозяйств доказывает, что в настоящее время нет такой концепции, которая исходила бы из понимания домохозяйства как функционального социально-экономического субъекта [3, С. 170]. Концепция такого анализа должна удовлетворять критериям универсальности (применимости ко всем типам домохозяйств и содержать как статические, так и динамические компоненты), целостности рассмотрения домохозяйства (исследование не только внутреннего потребления и учет домашнего труда, но и внешних для домохозяйств экономических потоков). Еще одним ключевым свойством такой концепции должна стать системная ориентированность (на основе принципа целостности можно проводить выделение структурных элементов в соответствии с конкретными задачами анализа).
При реализации системного подхода к анализу домохозяйств следует учитывать существующее на практике переплетение процессов рыночного и субсистенциального производства (включая домашнюю работу), а также процессов потребления коллективных и частных благ. Подобный поход может найти воплощение в разрезе двух аспектов:
– уровень анализа персональной структуры домохозяйства и области деятельности его членов;
– уровень анализа воспроизводства и изменения функциональной структуры домохозяйств, движения домохозяйственного дохода.
Первый уровень анализа предполагает использование следующих социально-экономических, демографических и социо-культурных характеристик: величина и состав домохозяйства, структура ролей членов домохозяйства, иерархия власти, коммуникативная структура, а также характеристики занятости и образования членов домохозяйства. Персональная структура изменяется во времени в соответствии с прохождением фаз жизненного цикла семейного домохозяйства.
Второй уровень исследования – анализ воспроизводственного цикла и функционально-статусных конфигураций домохозяйства во взаимосвязи с национальными хозяйственными порядками и изменениями институционального характера.


Литература:
1. Автономов В. Модель человека в экономической науке. – СПб., 1998.
2. Большой толковый социологический словарь. – М.: Вече ACT, 1999. – С 270.
3. Булганина С.Н. Природа и структура экономических субъектов. – Оренбург: ГОУ ВПО ОГУ, 2003.
4. Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990.
5. Вольчик В.В. Группы специальных интересов и институт власти-собственности в экономической истории России // Журнал историко-экономических исследований. – 2006. – №7.
6. «Домохозяйство» «Кругосвет» ®. Энциклопедия 2008 // www.krugosvet.ru. Энциклопедия «Кругосвет»
7. Дятлов С.А. Рабочая сила в системе рыночных отношений. – СПб.: СибУЭиФ, 1992.
8. Зайдель Х., Темен Р. Основы учения об экономике /Пер. с нем. – М.: Дело ЛТД, 1994.
9. Маршалл А. Принципы экономической науки. В 3-х т. / Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1993.
10. Ойкен В. Основные принципы экономической политики. – М., 1995.
11. Ойкен В. Основы национальной экономии. – М., 1996.
12. Олейник А. Институциональная экономика. Учебно-методическое пособие. Тема 2. Норма как базовый элемент институтов // Вопр. экономики. – 1999. – N 2.
13. Олейник А. Институциональная экономика: Учебно-метод. пособ. Тема 12. Домашнее хозяйство и другие организационные структуры // Вопросы экономики. – 1999. – N 12.
14. Теория хозяйственного порядка: «Фрайбургская школа» и немецкий неолиберализм. – М.: Экономика, 2002.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия