Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Демин М. Б.
доцент кафедры экономической теории Казанского государственного технического университета им. А.Н.Туполева,
кандидат экономических наук


Доминирующее положение как основополагающая категория антимонопольного законодательства в условиях глобализации
В статье с позиций экономической теории анализируется содержание основополагающей категории антимонопольного законодательства в условиях глобализации – «доминирующее положение». Раскрываются основные положения концепции монополизма в современной экономической теории, выясняется, как содержание юридической категории «доминирующее положение» соотносится с содержанием экономической категории «монополия». Дается оценка успешности антимонопольного законодательства ЕС и России в части употребления указанной категории
Ключевые слова: антимонопольное законодательство, доминирующее положение, естественная монополия, коллективное доминирование, монополизм, монополия, монополизация, монополистическая конкуренция, осуществимость нормативно-правового акта, экономический анализ права, эффективность нормативно-правового акта

1. Понятие монополии и доминирующего положения: нормативно-правовой и экономический аспект
Доминирующее положение, безусловно, можно признать основополагающей категорией современного антимонопольного законодательства. Проблематика экономического анализа права, теоретические и прикладные аспекты ее изучения, обладают значительным потенциалом для совершенствования нормотворческой работы в нашей стране, где продолжается трансформация правовой системы, нацеленная, по замыслу, на создание правового обеспечения функционирования рынков. Особенно это касается случая, когда речь идет о регулировании конкурентных отношений.
В современной науке принято разделять прогнозный экономический анализ права и оценочный. Первый имеет своим объектом проект того или иного нормативного акта и направлен на то, чтобы определить, к каким экономическим последствиям приведет введение данного формального правила в действие. В свою очередь, предметом оценочного анализа права является уже действующее правило, принятый и используемый (реализующийся) на практике закон [7, C.144].
Предпринятый в настоящей статье анализ формально является оценочным, так как имеет своим предметом категорию, содержащуюся в принятом и действующем акте – Законе РФ «О защите конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Однако, на наш взгляд, анализ действующего нормативно-правового акта часто содержит элементы прогнозного анализа, так как может включать рекомендации по изменению данного акта, что предполагает необходимость прогноза.
В литературе разграничивается анализ эффективности и осуществимости нормативно-правового акта [7, C. 161]. Подобное разграничение может быть предпринято в аналитических целях, однако, на наш взгляд, эффективность нормативно-правового акта включает его осуществимость, т.е. эти понятия соотносятся как часть и целое.
Под эффективностью нормативного акта понимается степень соответствия того поведения, которое предписывается и поощряется нормативным актом, задаче максимизации стоимости, наиболее эффективного использования ресурсов [7, C. 141]. Ясно, что если нормативный правовой акт предписывает поведение, способствующее задаче максимизации стоимости, но при этом не осуществляться, он не может признаваться эффективным. На наш взгляд, осуществимость, как часть эффективности, выражает главным образом технический момент, связана с успешностью функционирования организационно-экономических отношений. Ее оценка предполагает оценку издержек реализации нормативно-правового акта.
Основным критерием эффективности нормативно-правового акта признается степень его соответствия задаче реализации общественных, либо исключительно частных интересов. Оценочный анализ предполагает, в том числе, статистические методы проверки гипотез. Однако, в настоящей статье мы ограничимся анализом того, насколько юридическая категория «доминирующее положение» соответствует экономической концепции монополизма.
Представляется, что нормативный акт, регулирующий экономические отношения, должен опираться на выверенную научную концепцию этих отношений. В случае, если он опирается на такую концепцию, он, несомненно, будет являться эффективным. Экономическая теория обязана представлять законодателю, осуществляющему нормотворческую деятельность, адекватные сущности экономических отношений концепции, а законодатель – обеспечивать институциональное воплощение элементов теорий.
Поскольку целью антимонопольного законодательства является правовое регулирование отношений монополизма, развивающихся в рамках конкурентных отношений, антимонопольные законы должны опираться на детально разработанную экономическую теорию монополизма.
На наш взгляд, в контексте государственного регулирования монополизма экономической теорией должны быть раскрыты два аспекта проблемы: во-первых, экономической теорией должна быть определена сущность и содержание монополизма, а также выяснено, всегда ли для констатации монопольного положения необходима чистая (абсолютная) монополия; во-вторых, должны быть исследованы экономические последствия монополизма. Иначе говоря, следует определить, является ли монополизм однозначно негативным экономическим процессом, или же он способен выполнять позитивную функцию в экономической системе. Иными словами, нужно ли препятствовать развитию монополизма или же только развитию его негативных последствий.
В учебниках экономической теории при анализе рыночных структур выделяется такая структура как абсолютная или чистая монополия [4]. Указывается, что при анализе монополии важно учитывать неоднозначность самого термина «монополии». В реальной действительности практически невозможно найти ситуацию, когда на рынке действовал бы единственный производитель товаров, не имеющих субститутов. А раз так, то невозможно найти фирму, кривая спроса на продукцию которой была бы абсолютно неэластичной.
Следовательно, в использовании термина «монополия», а тем более «чистая монополия» всегда присутствует известная доля условности. Не случайно некоторые экономисты стремятся найти замену этому термину: «несовершенный конкурент», «ценоискатель» (price seeker). В отличие от него, совершенный конкурент – это ценополучатель (price taker).
Таким образом, совершенная конкуренция и чистая монополия – теоретические абстракции, которые выражают две полярные рыночные ситуации, два логических предела. По мере развития экономической теории были выявлены более тонкие соотношения между этими типами рыночных структур.
Так, еще К. Маркс, критикуя метафизический подход П. Прудона, указывал на то, что в практической жизни можно обнаружить не только антагонизм конкуренции и монополии, но также их синтез, который есть не формула, а движение. Этот синтез заключается в том, что монополия может держаться лишь благодаря тому, что постоянно вступает в конкурентную борьбу. Э. Чемберлин одним из первых исследователей указал на существование смешанных типов рыночных структур, прежде всего, монополистической конкуренции.
Системообразующим фактором монополистической конкуренции выступает дифференциация продукта общего типа. «Продукты общего типа выступают дифференцированными тогда, когда имеется какое-либо существенное основание для того, чтобы отличить товар одного продавца от товара другого продавца… Там, где существует такого рода дифференциация, хотя бы и незначительная, покупатели будут группироваться попарно с продавцами не по воле случая и не беспорядочно (как это происходило при чистой конкуренции), а в соответствии с выбором, основанным на предпочтении» [9, C. 93].
Монополизм системно исследовался А.Ш. Хасановой, которая обобщила представления о данном экономическом явлении [10]. Следуя в основном ее исследованию, мы должны констатировать, что монополия, как форма организации экономических субъектов, универсальное явление для экономических систем, отражает инерционную сторону развития хозяйственной системы. Существуют расширенная и суженная трактовки монополии. Расширенная трактовка сводит монополию к экономической привилегии вообще, включая привилегию государства в экономической сфере. Узкая трактовка монополии подразумевает экономическую привилегию хозяйствующего субъекта, действующего на рынке.
Противоположностью конкуренции следует считать не монополию, а монополизм, который, как и конкуренция, является процессом. В первом приближении монополизм – это «противоречивое единство борьбы частных производителей за монопольное господство и личной корпоративной зависимости обобществленных экономических агентов» [10].
Как экономическая категория, монополизм выступает в качестве теоретического выражения производственных отношений, характеризующих условия возникновения и состояния монопольного положения хозяйствующего субъекта. Монополизация и монополия являются формами проявления монополизма, при этом монополизация выражает функциональный аспект монополизм, а монополия – структурный аспект монополизма.
На основании вышеизложенного, мы можем прийти к следующему важному в контексте нашего исследования выводу: экономической теорией определяется монополизм качественно, но количественно определить его затруднительно. Все множество рыночных структур в промежутке от совершенной конкуренции до абсолютной монополии может содержать момент монополизма, вплетенный, используя образное выражение Э. Чемберлина, в единую ткань с элементом конкуренции. Соответственно, в рамках этого множества структур могут проявиться те или иные последствия монополизма.
В экономической литературе анализируются такие негативные последствия монополизма, как экономический застой, неэффективность, перераспределение общественных благ в пользу монополистов. В то же время монополизм, если он не поддерживается искусственно, практически никогда не бывает полным (абсолютным), т. е. завершенным. Монополизм, формируемый в процессе рыночной конкуренции, когда отстающие, слабые и технически несовершенные предприятия разоряются, способствует прогрессивной концентрации производства сильных и совершенных экономических субъектов, соответственно – стимулирует производство, технический прогресс. К созданию ключевых инноваций, направленных на создание принципиально новых изделий и технологий, а не на частичное усовершенствование уже разработанных технологических принципов, способны только крупные организации – монополисты, которые испытывают постоянное конкурентное давление.
Таким образом, монополизм как экономический процесс, возникший объективно, в результате рыночной конкуренции, с точки зрения прогрессивного развития общества, оправдан до тех пор, пока он обеспечивает производство и удовлетворение потребностей с меньшими затратами.
Однако монополизм, даже сформировавшийся в рыночных условиях, не должен препятствовать развитию конкуренции, иными словами, допустимо формирование монополий в рыночных условиях, однако не следует допускать разрушения конкурентных основ рынка.
2. Нормативное регулирование ситуаций доминирующего положения в условиях глобализации
Теперь обратимся к экономическому анализу юридической категории доминирующего положения. В условиях глобализации имеет место унификация законодательного регулирования. В наибольшей степени эта тенденция проявляется в рамках Европейского Союза, поэтому мы проанализируем антимонопольную практику Европейского Сообщества.
Комиссия ЕС разъясняет экономическое содержание доминирующего положения, используя понятия рыночной власти и доступа к техническим знаниям, сырьевым и финансовым ресурсам, дающего возможность контролировать рыночные цены [6]. По мнению И.В. Князевой, одно из наиболее точных определений доминирования дано в 1979 г. во время заседания Суда Европейского сообщества по делу «Хоффман – Ла Рош» [2]. В указанном определении акцент делается на способности предприятия контролировать деятельность конкурентов и влиять на конкурентную. Ситуацию в отрасли [5].
Содержание категории «доминирующее положение» раскрывается через определенные критерии. Главным является критерий большой рыночной доли. Вместе с тем, в оценке этой доли существует большой разброс, как это видно из таблицы. Так, достаточную сложность представляет задача определения минимальной рыночной доли, при которой предприятие может устанавливать свое доминирующее положение. В этом отношении интерес представляет систематизация критериев оценки доминирующего положения компаний на товарных рынках, предложенная И.В. Князевой (табл. 1).
Таблица 1
Критерии оценки доминирующего положения на рынке товаров
Составлено по: [2]
В качестве других критериев указываются такие, как характеристика конкурентов компании; структурные особенности рынка, степень зависимости от спроса, то есть возможность предприятия устанавливать цены в одностороннем порядке. Учитывается также наличие эластичного спроса; популярность и воздействие на потребителя торговой марки (брэнда); размеры и ресурсы данной компании; наличие у нее каких-либо преимуществ перед конкурентами; оценка вероятности появления на рынке новых конкурентов.
Принимая во внимание распространенность коллективного доминирования в условиях глобализации, нормативно-правовые документы Европейского союза (1997) предусматривают, что доминирование может также относиться к «одному или нескольким» предприятиям. Таким образом, сразу к нескольким предприятиям могут быть применены санкции, если они совместно использовали свои рыночные возможности. Совместное доминирование в ЕС предусматривает такую ситуацию, «когда две или несколько компаний в отношении своих клиентов занимают принципиально такую же позицию, что и единая компания, занимающая доминирующее положение, что констатирует факт отсутствия конкуренции между компаниями» [8].
Особым случаем доминирования является ситуация двусторонней монополии, нередко принимающей формы противостояния на рынках монопольного продавца и монопольного (монопсонического) покупателя. Подобные отношения существуют между предприятиями, тесно связанными между собой внутриотраслевой кооперацией, или в условиях рынка естественных и временных монополий.
Анализ нормативных документов ЕС позволяет сделать вывод, что категория доминирующего положения юридически отражает рыночное положение предприятия, содержащее момент монополии (монополизма). Иными словами, это понятие является юридической формой для выражения структурного аспекта монополизма, т.е. монополии.
Выделяемые признаки, в соответствии с которыми хозяйствующий субъект может быть признан занимающим доминирующее положение, позволяют точно идентифицировать монопольное положение хозяйствующего субъекта. Иначе говоря, с их помощью можно раскрыть экономические характеристики монополизма в условиях глобализации.
Следует признать экономически эффективным то обстоятельство, что преследуется не монополизм как таковой, а его негативные последствия, что соответствует экономической концепции монополизма.
То обстоятельство, что законодательство различных европейских государств в качестве критерия, характеризующего статус доминирующего положения, указывает наличие рыночной доли различной величины, является отражением неопределенности в теории по этому поводу.

3. Особенности антимонопольного законодательства и его применения в России
Российское антимонопольное законодательство со времени его создания претерпело значительную эволюцию. В Федеральном законе от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон) категория «доминирующее положение» раскрывается в ст. 5 [1]. Определение этого понятия в российском законе имеет свою специфику.
Так, размер доли хозяйствующего субъекта на рынке, начиная с которого компания должна доказать антимонопольному органу, что она не занимает на рынке доминирующего положения, снижен с 65% до 50%. Хозяйствующие субъекты, доля которых на товарном рынке превышает 50%, признаются доминирующими, если они не докажут, что не обладают возможностью в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке. К таким условиям относят: установление единой цены товара, выработку общих для всех участников рынка условий поставки, разработку единой методики и формулы скидок цены, установление приоритетных зон географического обслуживания и дифференциацию цен для различных групп потребителей товара.
Таким образом, в качестве доминирующего на рынке определенного товара признается положение хозяйствующего субъекта (группы лиц) или нескольких хозяйствующих субъектов (групп лиц), дающее им возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов и (или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам.
Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта (за исключением финансовой организации):
1) доля которого на рынке определенного товара превышает 50%, если только при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства или при осуществлении государственного контроля за экономической концентрацией не будет установлено, что, несмотря на превышение указанной величины, положение хозяйствующего субъекта на товарном рынке не является доминирующим;
2) доля которого на рынке определенного товара составляет менее чем 50%, если доминирующее положение такого хозяйствующего субъекта установлено антимонопольным органом исходя из неизменной или подверженной малозначительным изменениям доли хозяйствующего субъекта на товарном рынке, относительного размера долей на этом товарном рынке, принадлежащих конкурентам, возможности доступа на этот товарный рынок новых конкурентов либо исходя из иных критериев, характеризующих товарный рынок» [1].
Таким образом, за хозяйствующим субъектом закрепляется право представлять в антимонопольный орган или в суд доказательства того, что его положение на товарном рынке не может быть признано доминирующим (ч. 4 ст. 5). Методика анализа рынка и положения на нем хозяйствующего субъекта должна соответствовать действующим инструкциям, полученные результаты должны быть экономически и юридически аргументированы.
Следует признать, что установленный в законе порог в размере 50% доли рынка как признак доминирования соответствует практике большинства стран – членов ЕС. Более того, как мы видели, законодательство отдельных стран – членов ЕС предусматривает и меньшие пороговые значения.
Неизменной осталась норма, согласно которой не может быть признано доминирующим положение хозяйствующего субъекта (за исключением финансовой организации), доля которого на рынке определенного товара не превышает 35%.
Новый закон включил в практику правоприменения категорию коллективного доминирования, констатация которого возможна при наличии нескольких (пяти) условий, вследствие чего доказательство или опровержение коллективного доминирования потребует использования системного алгоритма, детального многоуровневого экономического анализа.
Согласно ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции», «доминирующим признается положение каждого хозяйствующего субъекта из нескольких хозяйствующих субъектов (за исключением финансовой организации), применительно к которому выполняются в совокупности следующие условия:
1) совокупная доля не более трех хозяйствующих субъектов, доля каждого из которых больше долей других хозяйствующих субъектов на соответствующем товарном рынке, превышает 50%, или совокупная доля не более чем пяти хозяйствующих субъектов, доля каждого из которых больше долей других хозяйствующих субъектов на соответствующем товарном рынке, превышает 70% (настоящее положение не применяется, если доля хотя бы одного из указанных хозяйствующих субъектов менее чем 80%);
2) в течение длительного периода (в течение не менее чем одного года или, если такой срок составляет менее чем один год, в течение срока существования соответствующего товарного рынка) относительные размеры долей хозяйствующих субъектов неизменны или подвержены малозначительным изменениям, а также доступ на соответствующий товарный рынок новых конкурентов затруднен;
3) реализуемый или приобретаемый хозяйствующими субъектами товар не может быть заменен другим товаром при потреблении (в том числе при потреблении в производственных целях), рост цены товара не обусловливает соответствующее такому росту снижение спроса на этот товар, информация о цене, об условиях реализации или приобретении этого товара на соответствующем товарном рынке доступна неопределенному кругу лиц» [1].
В силу того, что нижний порог доминирования установлен в размере 8%, антимонопольный орган имеет возможность проанализировать и выявить монопольные тенденции на товарных рынках, характеризующихся олигополистической структурой, т.е. доминированием ограниченного количества крупнейших компаний, которое сопряжено с ограничением конкуренции и ущемлением интересов иных лиц, хозяйствующие субъекты вправе оспаривать в суде любые решения антимонопольного органа о злоупотреблении доминирующим положением на олигополистических рынках, соответствующие решения о применении санкций за такое правонарушение.
В силу расширения перечня рыночных ситуаций, характеризующихся как доминирование одного или нескольких хозяйствующих субъектов, антимонопольный орган получил возможность в условиях судебного состязания доказать необоснованное повышение цен, дискриминационный характер условий договоров, навязывание невыгодных условий договоров, не относящихся к предмету договора, а также возможность влияния в одностороннем порядке на общие условия обращения товара в отношении компаний, обладающих рыночной властью.
Не требуя специального доказательства, закон безальтернативно устанавливает, что «доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта – субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии». Указанная норма полностью соответствует экономической природе субъекта естественной монополии, закрепляет сложившуюся судебную практику по делам о нарушении антимонопольного законодательства субъектами естественных монополий, является обобщением практики применения антимонопольного законодательства за период с 1992 г.
Федеральными законами в особых случаях могут устанавливаться случаи признания доминирующего положения хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет менее чем 35%. Как представляется, данная ситуация возможна для тех рынков, функционирование которых сопряжено с национальной безопасностью страны (социально-значимых, стратегических, отдельных видов природных ресурсов).

4. Заключение
Анализ категории «доминирующее положение» в новом Законе «о защите конкуренции» позволяет сформулировать следующие основные выводы:
1. Категория «доминирующее положение», как и в законодательстве ЕС, в российском законе является юридической формой для выражения структурного аспекта монополизма, т.е. монополии.
2. Внесенные в Закон «о защите конкуренции» новации позволяют более точно охарактеризовать содержание монополизма в условиях глобализации. В частности, понижение рыночной доли, при наличии которой предприятие однозначно признается монополистом, является положительным моментом. Антимонопольная практика других государств свидетельствует о том, что момент монополизма может проявляться и при более низкой рыночной доле.
3. В связи с тем, что в Законе о защите конкуренции подробно описаны признаки, при наличии которых хозяйствующий агент признается занимающим доминирующее положение, вследствие его введения понизятся издержки реализации данного закона органами государства и хозяйствующими агентами. Тем самым, новшества в Законе о защите конкуренции приведут к увеличению эффективности и осуществимости антимонопольного законодательства в аспекте констатации доминирующего положения хозяйствующего субъекта, следовательно, более эффективным станет пресечение негативных последствий монополизма.


Литература
1.Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».
2. Князева И.В. Антимонопольная политика в России: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Национальная экономика». 2-ое изд., перераб. – М.: Изд-во «Омега – Л», 2007.
3. Конкурентное право Российской Федерации: учеб. пособие для вузов / Под ред. Н.И. Клейн, Н.Е. Фонаревой. – М.: Логос, 1999.
4. Курс экономической теории: учебник. 5-е испр., доп. и перераб. изд. – Киров: «АСА», 2005.
5. Практикум по доминирующему положению и злоупотреблению доминирующим положением // Дидактические материалы TACIS. – М., 1998.
6. Разъяснения Комиссии ЕС при решении дела компании Continental Can, 1972.
7. Тамбовцев В.Л. Право и экономическая теория: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА – М, 2005.
8. Типовой закон «О конкуренции» // Материалы ЮНКТАД по проблематике законодательства и политики в области конкуренции. – Женева: ООН, 2001.
9. Чемберлин Э. Теория монополистической конкуренции: (Реориентация теории стоимости): Пер. с англ. / Под ред. Ю.Я. Ольсевича. – М.: Экономика, 1996.
10. Хасанова А.Ш. Конкурентные отношения и их реализация в рыночной экономике: вопросы теории и методологии. – Казань, 1999.
11. Шерер Ф., Росс Д. Структура отраслевых рынков. В 6 т. / Пер. с англ. Т.6. – М.: Инфра – М., 1997.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия