Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Шамалов Ю. В.
генеральный директор ОАО «Газфлот»,
соискатель кафедры экономики предприятий и менеджмента Северо-Западного государственного заочного технического университета


Современная парадигма развития углеводородного потенциала России
В статье рассмотрены основные направления развития углеводородного потенциала России. Сформулированы принципы формирования парадигмы развития минерально-сырьевой базы. Определены инвестиционные потребности, обеспечивающие достижение целей энергетической стратегии. Обоснованы предложения по повышению эффективности инвестиций и приоритетные направления их вложения
Ключевые слова: нефтегазовый комплекс, энергетическая безопасность, углеводородный потенциал, стратегия недропользования

Россия обладает огромным углеводородным потенциалом. В то же время, состояние минерально-сырьевой базы характеризуется снижением текущих разведанных запасов и низкими темпами их воспроизводства. Объемы геологоразведочных работ не обеспечивают воспроизводство минерально-сырьевой базы, что может стать серьезной угрозой энергетической и экономической безопасности страны. Кроме того, следует учитывать, что свыше 92% текущих запасов нефти и более 85% запасов газа находятся в пользовании крупных добывающих компаний. В связи с этим уровни добычи, объемы инвестиций в разработку и геологоразведку в значительной степени определяются бизнес-планами вертикально интегрированных добывающих компаний. Дефицит инвестиций ведет к сокращению объемов поисково-разведочного бурения и, как следствие, снижаются темпы ввода в эксплуатацию новых месторождений [4]. Стратегия освоения углеводородного потенциала России должны быть ориентированны на ряд факторов (рис. 1).
Рис. 1. Целевые установки стратегии освоения углеводородного потенциала России
Важным элементом, способным обеспечить целевые установки стратегического развития нефтегазового комплекса России, является научная и методологическая составляющие долгосрочной стратегии. На настоящее время практически единственным законодательно утвержденным программным документом в этой сфере является Энергетическая стратегия развития России до 2020 г. До сих пор отсутствует единая парадигма управления недропользованием, концепция и механизмы сбалансированного развития и регулирования углеводородной энергетики, включая ресурсную, технологическую и финансовую составляющие.
Современная парадигма развития углеводородного потенциала страны должна интегрировать современные геополитические тенденции и концепции развития. Сюда следует отнести: концепцию глобализации энергетического пространства; устойчивости социально-экономического развития; рационального природопользования и недропользования; комплексного освоения и использования минерального сырья; энергетической безопасности; экологизации топливно-энергетического комплекса; создания кластеров конкурентоспособности; формирование энергоэффективной экономики; уменьшение парникового эффекта и другие [3].
Современная парадигма развития углеводородного потенциала, несомненно, должна учитывать риски, возникающие в нефтегазовой промышленности, и современные инструментарии минимизации потерь проектного финансирования, а также увеличение реальной стоимости инвестиционных проектов, реализуемых в нефтегазовом комплексе. Оценка стратегического потенциала и конечный этап стратегического анализа должны быть направлены на определение экономической эффективности освоения месторождений углеводородного сырья, развития транспортных проектов и перерабатывающего комплекса в нефтегазовой промышленности. При этом потенциал социально-экономической значимости проектов нефтегазового комплекса региона должен быть оценен с учетом их влияния на машиностроение, судостроение и другие отрасли промышленности.
Концентрация усилий на освоение богатейших энергетических ресурсов морского шельфа и регионов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке должна привести к значительному социально-экономическому развитию страны и укреплению позиций России на мировом рынке. Главным условием улучшения качества жизни и экономического роста становится создание на этих территориях адекватного хозяйственного механизма и формирование промышленных зон (центров) инновационной направленности. Подобные центры экономиче­ского роста могут создаваться путем интенсификации геолого-разведочных работ, применения передовых методов добычи с использованием энергосберегающих и природоохранных технологий, развития коммуникационных коридоров и всей транспортной инфрастуктуры, создания достаточного количества перерабатывающих мощностей и тесной интеграции научного потенциала с промышленным.
Парадигмой управления нефтегазовым комплексом, отвечающей интересам государства, энергетиче­ских компаний и потребителей, может являться устойчивость социально-экономического развития. Императив устойчивого развития топливно-энергетического комплекса предусматривает оптимизацию траектории и основных ресурсных, технико-технологических, экономических, социальных и экологических параметров развития. Речь идет о формировании высокотехнологичной, рациональной эколого-сбалансированной системы развития нефтегазовой промышленности, обеспечивающей переход к наукоемкому типу национальной экономики, ускоренный экономический рост на основе комплексного освоения и использования ресурсов углеводородного сырья, повышения глубины их переработки.
При этом вектор стратегических приоритетов должен предусматривать следующие направления: воспроизводство материально-сырьевой базы, лицензионная деятельность, развитие центров нефтедобычи, производственной инфраструктуры и транспорта, опережающее инновационное развитие технологий подготовки запасов, добычи, логистики нефтегазового сырья (компенсирующих объективные тенденции ухудшения условий освоения ресурсов); внедрение длинных технологических цепочек преобразования углеводородного сырья с замещением экспорта ресурсов на экспорт технологически переработанного сырья, формирование системы оптимальных объемов резервов углеводородного сырья и др.
В последние годы принимаются усилия к изменению модели экономического роста в России. Экономика переходит от наращивания производства за счет повышения загрузки производственных мощностей, введенных еще в советский период (восстановительный рост), к развитию на основе масштабного строительства новых мощностей (инвестиционный рост). Развитие по модели инвестиционного роста характеризуется активизацией спроса на энергию, поскольку опережающая динамика инвестиций по сравнению с ростом ВВП определяет более быстрое развитие энергоемких отраслей обрабатывающей промышленности [1].
Необходима интеграция естественных кластеров топливно-энергетического сырья и развитие промышленно-сырьевых узлов с достижениями научно-технического прогресса в части современных ресурсосберегающих технологий переработки природного сырья и производст­ва высококачественной, конкурентоспособной продукции. На этой основе возможно формирование стратегических альтернатив и приоритетов, обеспечивающих устойчивое и конкурентоспособное развитие топливно-энергетического комплекса регионов в условиях новых угроз энергетической безопасности страны.
В стратегическом планировании определены следующие направления освоения углеводородного потенциала:
• Общеэкономическая стратегия, выражающая поведение Федерального правительства и предприятий нефтегазовой промышленности с учетом влияния условий и факторов внутренней и внешней среды, сводится к стратегии наступления и экономического роста и впоследствии к стратегии технологического прорыва. Для федеральных властей это повышение бюджетной эффективности нефтегазового комплекса, характеризующееся величиной поступления в бюджеты различного уровня экспортной пошлины, акцизов, налога на добычу полезных ископаемых и др.
• Базовая (конкурентная) стратегия выражает дейст­вия федеральных и региональных властей в области стимулирования предприятий, которые применяют лучшие технологии разведки и добычи полезных ископаемых, минимизируют негативное воздействие на окружающую среду при проведении геологоразведочных работ и добыче сырья. Установление четких правил предоставления недр для разработки полезных ископаемых.
• Функциональная стратегия сводится к распределению инвестиций из бюджета, своевременному и регулярному финансированию геологических исследований, проводящихся в стратегических интересах страны, выявлению и оценке минерально-сырьевых ресурсов в малоизученных районах, обеспечению потребностей отраслей промышленности в геологической информации о недрах, выявлению геологических процессов, опасных для жизни и здоровья населения.
Общеэкономическая, базовая и функциональная стратегии развития минерально-сырьевого комплекса приводят к необходимости в условиях обострения конкуренции на внутреннем и внешнем рынках, реализации стратегии наступления (рис. 2), которая в свою очередь включает:
• стратегию поиска и освоения новых источников ископаемого сырья;
• стратегию максимального использования действующего, ранее созданного природно-сырьевого потенциала;
• инвестиционную стратегию технического перевооружения и модернизации геологоразведочного и добывающего производства;
• стратегию максимального использования отходов производства и рациональной переработки техногенного сырья;
• стратегию комплексной реструктуризации нефтегазодобывающей промышленности;
• стратегию максимального использования экспортного потенциала минерально-сырьевого комплекса, повышение конкурентоспособности отечественного сырья и широкий выход на мировой рынок;
• стратегию управления недропользованием;
• социальную стратегию.
Целевыми ориентирами социально-экономического развития, принятыми в Энергетической стратегии России на период до 2030, являются:
• достижение нынешнего среднеевропейского уровня качества жизни населения России (с двукратным ростом душевого ВВП с 10 тыс. долл. в 2006 г. до 20 тыс. долл. к 2018–2020 гг.);
• последовательное сокращение разрыва и выход на ожидаемый уровень жизни развитых стран к 2030 году (с 4–5-кратным ростом душевого ВВП в России по сравнению с 2006 годом).
Внешними факторами для развития ТЭК России на долгосрочную перспективу являются: трансформация экономики страны в пользу менее энергоемких отраслей; диверсификация геополитических и внешнеэкономиче­ских интересов России на евроазиатском и североамериканском направлении; поддержка диалога в области энергетики с Европейским Союзом и США; развитие газового альянса и энергетического сотрудничества в рамках ШОС и др.
Парадигма управления предполагает три крупных этапа развития минерально- сырьевого комплекса в период до 2030 года. Выделенные этапы различаются по условиям, факторам и рискам развития [3].
1 этап (2008–2012 гг.) — ресурсно-инвестиционное развитие,
2 этап (2013–2020 гг.) — инвестиционно-инновационное обновление,
3 этап (2021–2030 гг.) — инновационное развитие.
Первый этап (2008–2012 гг.). На первом этапе предполагается продолжение, хотя и с затуханием темпов интенсификации добычи углеводородного сырья, с целью удовлетворения спроса на них и создания необходимой «финансовой» подушки для перспективного капиталоемкого развития экономики и энергетики. В этот период планируется формирование и осуществление необходимых инвестиций, создание задела по масштабному развитию и обновлению основных производственных фондов и инфраструктуры минерально-сырьевого комплекса, развитие сырьевой базы нефти и природного газа, совершенствование рынка топливно-энергетических ресурсов и взаимоотношений государства и бизнеса.
Рис. 2 Выбор стратегии освоения углеводородного потенциала
Второй этап (2013–2020 гг.). На втором этапе предполагается продолжение реализации масштабных капиталоемких проектов, направленных на ускоренную модернизацию материально-технической и технологической базы нефтегазового сектора России. На этом этапе начнется инновационное обновление промышленности за счет размещения заказов ТЭК на новые виды оборудования и технологии, необходимые для эффективного развития нефтегазового комплекса.
Третий этап (2021–2030 гг.). На третьем этапе предполагается получить экономический эффект от заложенного на предыдущих этапах инвестиционного и инновационного фундамента «новой энергетики» в виде новых технологий, оборудования и принципов функционирования ТЭК России и смежных отраслей на инновационной основе.
Программные мероприятия долгосрочного развития углеводородного потенциала страны, основаны на состоянии его изученности, результатов геологоразведочных работ за последние годы и состояния отечественного фонда недропользования. При разработке программных мероприятий учитывалась обеспеченность Россий­ской Федерации текущими запасами углеводородов: по нефти обеспеченность рентабельными эксплуатируемыми запасами составляет 12 (по балансам 18 лет) лет, по газу — 33 (30 лет по балансу) года. Реализация программных мероприятий должна обеспечить полную компенсацию добычи приростом разведанных запасов до 2030 г.
Варианты сценариев развития минерально-сырьевой базы нефтяной и газовой промышленности России детально рассмотрены в работах Всероссийского научно-исследовательского и геологоразведочного института (ВНИГРИ). В настоящем разделе рассматривается оптимальный вариант прогноза добычи нефти и газа в регионах, отражающий долгосрочные предложения ВНИГРИ [2].
Выбранный в качестве оптимального, сценарий развития добычи предусматривает определенную последовательность ввода месторождений в эксплуатацию, исходя из экономической эффективности их освоения. Он согласован с соответствующими перспективными проектами увеличения трубопроводных мощностей. Прогноз необходимых инвестиций на весь период освоения ресурсной базы представлен на рис. 2.
Предваряя более детальное рассмотрение полученных экономических оценок освоения углеводородного потенциала, следует отметить в целом более высокие экономические показатели по газовым объектам в сравнении с нефтяными объектами [2]. Наиболее ярко это выражается в оценке индекса доходности (не дисконтированного, исчисляемого как соотношение суммы инвестиций и чистого дохода инвесторов) и в соотношении доходов инвестора и государства (сумма всех налогов и отчислений в рамках проекта).
Рис. 3. Прогноз необходимых инвестиций на весь период освоения ресурсной базы, млрд руб.
Чистый доход инвесторов по газовым проектам в Южном, Сибирском и Приволжском Федеральных округах превышает объем налоговых отчислений (доходы государства). По Уральскому, Северо-Западному и Дальневосточному Федеральным округам доходы бюджета превышают доходы инвестора в два и более раза. По нефтяным объектам картина совершенно противоположная — чистый доход в 3–4 (и более) раза ниже доходов государства. В свою очередь индекс доходности инве­стиций по нефтяным проектам лежит в диапазоне преимущественно 3–5 (средние значение около 4), по газовым объектам — в интервале 9–15 (в среднем около 12).
Решения стратегического характера, принимаемые федеральными и региональными органами управления, в виде законодательных актов являются составной частью комплексной стратегии освоения углеводородного потенциала, выступают как действенный механизм реализации национальной стратегии страны, активно стимулируя инвестиционно-финансовую и инновационную деятельность производственного и социального секторов, увеличивая бюджет страны и регионов. Все это позволит обезопасить экономику России от неустойчивой конъюнктуры на мировых энергетических рынках при сохранении ее роли как ведущей мировой энергетической державы.


Литература
1. Варламов А.И., Ильинский А.А., Милетенко В.Н.. Проблемы формирования стратегического резерва углеводородного сырья России. — СПб.: Наука, 2008. — 260 с.
2. Белонин М.Д., Подольский Ю.В. Нефтегазовый потенциал России и возможности его. — СПб.: Недра, 2006. — 376 с.
3. Ильинский А.А., Волков Д.И., Череповицын А.Е. Проблемы устойчивого развития системы газоснабжения Российской Федерации. СПб.: Недра, 2005. — 292 с.
4. Энергетическая стратегия России на период до 2020 г. /Постановление Правительства РФ № 1234-р от 28.08. 2003 года.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия