Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Проскура Д. В.
директор Нижегородского филиала ОАО «Волга-Телеком»,
соискатель Института проблем региональной экономики РАН,
кандидат технических наук

Рогова Е. М.
профессор кафедры экономики предприятия и производственного менеджмента Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук

Ткаченко Е. А.
профессор кафедры экономики предприятия и производственного менеджмента Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук


Теоретические аспекты формирования региональной кластерной политики
На примере Санкт-Петербурга
Определено ключевое направление трансформации регионов — формирование мегарегионов. Показано, что формированию мегарегионов способствует развитие экономических кластеров. Выявлены идентификационные признаки кластера и механизмы, обеспечивающие реализацию кооперационных взаимодействий компаний в рамках кластера. Рассмотрены факторы, способствующие образованию кластерных структур. Обоснован инструмент воздействия на процесс кластеризации — инвестиционный маркетинг территорий. На примере Санкт-Петербурга представлена концептуальная модель ультраструктурного инновационного метапромышленного кластера
Ключевые слова: формирование мегарегионов, инновационный кластер, инвестиционный маркетинг

Термин «кластер» в настоящее время является одним из наиболее популярных при обсуждении перспектив развития российской экономики. Кластерный подход декларируется в качестве одной из базовых парадигм формирования государственной и региональной экономической политики. При этом совершенно очевидным является отсутствие единого общепринятого определения данного экономического феномена. Встречается некорректное употребление данного термина, в ряде случаев кластеры отождествляются с отраслями промышленно­сти, иногда в качестве кластеров рассматриваются промышленные комплексы регионов. Целью данной статьи является уточнение экономической сущности кластера, выявление форм и видов кластеров, характерных для российской экономики с учетом присущей ей специфики, идентификация возможности воздействия на процесс формирования кластерных образований на федеральном и региональном уровнях управления.
В современных условиях движущей силой экономического роста в России выступают отрасли экспортно-сырьевой направленности. Хотя за первый квартал 2008 г. темпы роста добычи полезных ископаемых были гораздо ниже, чем в строительстве, торговле или обрабатывающей промышленности (табл. 1), именно эта сфера экономики по-прежнему играет роль основного вкладчика в ВВП. Это обусловлено быстрым ростом цен на сырьевые ресурсы. Таким образом, «простейшей моделью описания российской экономики становится перекачка нефтегазовых доходов в строительство. Доля в ВВП остальных отраслей снижается» [1].
В последнее время проблема перевода экономики России на инновационный путь развития, обеспечивающий ей независимость от экспорта сырьевых ресурсов, активно обсуждается на всех уровнях власти и во всех общественных институтах. Задачей современного экономического развития России является формирование широкого круга конкурентоспособных отраслей, позволяющих отойти от экспортно-сырьевой направленности, и превратить Россию в серьезного игрока на рынке высоких технологий. Решение этой задачи невозможно без формирования базиса для динамичного развития российских регионов.
В настоящее время в экономике возрастает роль регионов как субъектов рыночных отношений. Регионы все в большей степени выступают как конкуренты на внешнем и внутреннем рынках, состязаясь между собой за рынки сбыта продукции, инвестиции, кадровые ресурсы, привлекая крупные корпорации как «точки роста» и создавая благоприятные условия для деятельности малых и средних предприятий. В то же время сами регионы проходят через процессы трансформации, обусловленные растущим динамизмом экономического окружения. Ключевое направление этой трансформации — укрупнение, формирование мегарегионов. Появление таких регионов, по мнению С. Сассен, профессора социологии Чикагского университета, выдвинувшей эту концепцию [3], обусловлено следующими факторами:
— растущая географическая разбросанность экономической деятельности транснациональных корпораций, усиливающая значимость их центральных стратегиче­ских функций — управления, координации, обслуживания, финансирования всей системы операций. Следовательно, эти функции сосредоточиваются в штаб-квартирах корпораций в ведущих городах мира;
— растущая сложность центральных функций управления обусловливает стремление глобальных корпораций передавать их на аутсорсинг специализированным сервисным компаниям, работающим по контракту со штаб-квартирами транснациональных корпораций;
— специализированные сервисные компании, как правило, также размещаются в крупнейших городах. Сложность оказываемых ими услуг, неопределенность рынков, на которых они действуют, возрастающее значение скорости операций — та совокупность условий, которая дает толчок к притоку всех ресурсов в мегарегионы;
— чем больше функций транснациональные корпорации передают на аутсорсинг, тем проще становится выбор места размещения самой штаб-квартиры. Таким образом, основой формирования метарегионов становятся формируемые по инициативе глобальных корпораций кластеры, специализированные на оказании высокотехнологичных услуг.
Таблица 1
Индекс реального объема ВВП и валовой добавленной стоимости по видам экономической деятельности в постоянных ценах [2], в % к соответствующему периоду предыдущего года
Источник: данные Росстата
Формирование мегарегионов характерно как для развитых стран (Бостон — Нью-Йорк — Вашингтон, в США; Амстердам — Роттердам — Кельн — Рурская область — Брюссель — Антверпен — Лиль, в Европе), так и для развивающихся (Большой Мехико, в Мексике, Сан-Паулу — Рио-де-Жанейро, в Бразилии, Дели — Лахор, в Индии, Шанхай — Нанцзин — Ханчжоу, в Китае). Всего ученые насчитывают в мире 40 мегарегионов с населением 1,2 млрд чел. (18% населения Земли), в которых сосредоточено около 66% мирового промышленного производства и 86% запатентованных инновационных решений [4]. К 2008 г. сформировалось 459 агломераций с населением более 1 млн чел., в которых проживает примерно 40% горожан и 20% всего населения планеты (рис. 1).
В российской экономике также осуществляется формирование мегарегионов. Прежде всего, это зоны Москва — Нижний Новгород, Санкт-Петербург и Ленинградская область (Псковская, Новгородская области, республика Карелия), район Южного Урала. Эти образования, по мировым масштабам небольшие, имеют важнейшее значение для российской экономики, формируя новый базис ее конкурентоспособности.
Под конкурентоспособностью региона следует понимать способность экономики региона стабильно производить и потреблять в условиях динамичного рынка товары и услуги в условиях конкуренции с товарами и услугами, производимыми в других регионах, а также при условии высокого качества жизни населения. Таким образом, конкурентоспособность региона означает:
— способность к эффективному производству товаров и услуг, удовлетворяющих текущие и перспективные потребности внутреннего и внешнего рынка, в условиях конкуренции;
— способность к быстрой смене отраслевых приоритетов, в случае резких изменений экономической конъюнктуры, т. е. высокая инновационная способность;
— способность обеспечить постоянное улучшение качества жизни населения.
Отметим, что, в принципе, регион может быть в течение определенного времени конкурентоспособным и при отсутствии какого-либо из перечисленных выше элементов. Однако только наличие всех составляющих, с нашей точки зрения, способно обеспечить конкурентоспособность региона в долгосрочном периоде. Поэтому, наряду с формированием мегарегионов и усилением их конкурентоспособности, происходит ослабление значимости регионов, не входящих в состав мегарегионов, снижение их конкурентоспособности в долгосрочной перспективе. Это обусловлено тем, что мегарегионы аккумулируют ресурсы из других регионов, тем самым уменьшая их экономический потенциал.
Формированию мегарегионов в значительной степени способствует развитие экономических кластеров — связанных по технологическому признаку и сконцентрированных на одной территории компаний и организаций инфраструктуры, конкурирующих друг с другом, но вме­сте с тем и ведущих совместную деятельность, а также дополняющих друг друга в процессе инновационной деятельности. По мнению М. Портера — основателя теории кластеров, — самые важные конкурентные преимущества в современной глобальной экономике во многом обусловливаются местоположением кластера [5].
Для повышения конкурентоспособности региона на основе кластерного подхода необходима разработка инновационной стратегии развития региона, т.е. определение роли и места существующего или проектируемого кластера в рамках региональной инновационной системы. Следует отметить, что кластеры формируются только там, где все необходимые факторы, ресурсы и компетенции сосредоточиваются, достигают определенного масштаба, некоего критического порога и приобретают ключевую роль в определенной экономической сфере с решающим и устойчивым конкурентным преимуществом над другими регионами за счет более высокой производительности, развития инноваций и новых видов бизнеса. Классическими примерами являются кластер компьютерных технологий в Силиконовой долине (США), логистический кластер в Роттердаме (Нидерланды), кластер оффшорного программирования в Бангладеше (Индия).
Рис. 1. Макрополизация мира, 1950–2005 гг.
Следует учитывать, что в условиях «новой экономики» традиционный подход к анализу кластеров требует изменения. Изменяется географический масштаб кластеров; они, с одной стороны, становятся больше (благодаря новым технологиям передачи данных, географическая близость поставщиков, потребителей и партнеров по исследованиям друг к другу перестает иметь определяющее значение). С другой стороны, исследователи выделяют так называемые «виртуальные» кластеры, не привязанные географически к какому-либо региону либо совокупности реально функционирующих предприятий [6]. Кроме того, новые технологии разрушают историче­ски сложившуюся структуру промышленности, тем самым влияя на изменение структуры и состава уже функционирующих, «зрелых» кластеров. Например, рассматривая попытку создания в Кировской области биотехнологического кластера, следует учитывать, что биотехнологии могут применяться в широком спектре технологических процессов и отраслей: фармацевтике, генной инженерии, пищевой промышленности, информатике и др.
Кластерная политика в ведущих странах рассматривается как ключевая для повышения конкуренто­способности. Термин «кластерное развитие» все чаще используется при разработке стратегий социально-экономического развития российских регионов на ближайшие 15 лет.
Рассмотрим основные подходы к определению кластера. На наш взгляд, базовое определение кластера принадлежит М. Портеру. «Кластер или промышленная группа,— это группа соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга» [5].
Таким образом, кластер в экономической литературе определяется как индустриальный комплекс, сформированный на базе территориальной концентрации сетей специализированных поставщиков, основных производителей и потребителей, связанных технологической цепочкой, и выступающих альтернативой отраслевому подходу [7].
Однако это не единственный подход к трактовке данного феномена. А. А. Мигранян определяет кластер как сосредоточение наиболее эффективных и взаимосвязанных видов экономической деятельности, т. е. совокупность взаимосвязанных групп успешно конкурирующих фирм, которые образуют «золотое сечение», в западной интерпретации «diamond — бриллиант» всей экономической системы государства и обеспечивают конкурентные позиции на отраслевом, национальном и мировом рынках [8].
Хотя основоположником кластерного подхода является М. Портер, кластерный подход к изучению экономических процессов формирования конкурентоспособности применяется и в ряде других теорий. Е. Лимер [9], И. Толенадо и Д. Солье [10] рассматривали необходимость формирования образований кластерного типа с целью реализации конкурентных технологических, экспортных и прочих преимуществ компаний, входящих в их состав. Отличие их подхода от рассмотренного выше состояло в более узком понимании сущности кластера. Кластерный подход также характерен для скандинав­ских экономистов, в первую очередь шведских и финских специалистов, что обусловлено спецификой структуры национальной экономики. Для шведской и финской экономики характерно формирование мощных многоотраслевых кластерных формирований. Примером подобного кластера, носящего метаотраслевой характер, является финский лесопромышленный кластер, объединяющий все виды экономической деятельности, связанные с лесным хозяйством, лесозаготовкой и деревообработкой. В соответствии с концепцией Е. Дахмена о «блоках развития» [11], основой конкурентоспособности является поэтапное развитие экономических блоков, или секторов, при этом активно развивающийся сектор задает импульс развития связанным с ним отраслям и секторам, обеспечивая общее прогрессивное развитие и формирование конкурентных преимуществ. Данный подход заслуживает особого внимания при анализе перспектив формирования региональной экономической политики, основанной на кластерном подходе, поскольку позволяет сосредоточить стимулирующие воздействия на ключевых секторах, или блоках экономики, обладающих потенциалом развития и обеспечивающих сопряженный прогресс для контактирующих сфер экономики.
Одной из основных задач современной россий­ской экономики является активизация инновационных процессов и в перспективе — переход к инновационному развитию. В связи с этим нельзя обойти вопросы, связанные с выделением в качестве самостоятельного явления инновационных кластеров. А.А. Мигранян в работе [8] дает следующее определение инновационного кластера: «Инновационный кластер, являясь наиболее эффективной формой достижения высокого уровня конкурентоспособности, представляет собой объединение различных организаций (промышленных компаний, исследовательских центров, органов государственного управления, общественных организаций и т.д.), которое позволяет использовать преимущества двух способов координации экономической системы — внутрифирменной иерархии и рыночного механизма, что дает возможность более быстро и эффективно распределять новые знания, научные открытия и изобретения».
На юридическом сайте www.labex.ru приводится определение инновационного кластера, базирующееся на системном подходе к идентификации экономической сущности данного явления. Инновационный кластер рассматривается как целостная система новых продуктов и технологий, взаимосвязанных между собой и сконцентрированных на определенном отрезке времени и в определенном экономическом пространстве. Таким образом, в соответствии с этим определением, инновационный кластер представляет собой базисную и комплекс производных инноваций, которые делают невозможным расширение экономики в традиционных направлениях [12].
Н.П. Четырбок [13], отмечает, что инновационная ориентированность является главной характерной особенностью любого кластера. В этой же работе вводится понятие «инновационно-промышленный кластер».
Опыт США (поддержка и стимулирование образования инновационных кластеров — феномен Силиконовой долины) показывает, что инновационные (промышленные) кластеры могут формироваться на уровне региона, где высока концентрация взаимосвязанных отраслей. Преимуществами кластерного подхода на региональном уровне являются следующие аспекты функционирования региональной экономики.
Во-первых, региональные инновационно-промышленные кластеры имеют в своей основе сложившуюся устойчивую систему распространения новых технологий, знаний, продукции, так называемую технологическую сеть, которая опирается на совместную научную базу.
Во-вторых, предприятия кластера имеют дополнительные конкурентные преимущества за счет возможности осуществлять внутреннюю специализацию и стандартизацию, минимизировать затраты на внедрение инноваций.
В-третьих, важной особенностью инновационно-промышленных кластеров является наличие в их структуре гибких предпринимательских структур — малых предприятий, которые позволяют формировать инновационные точки роста экономики региона.
В-четвертых, региональные промышленные кластеры чрезвычайно важны для развития малого предпринимательства: они обеспечивают малым фирмам высокую степень специализации при обслуживании конкретной предпринимательской ниши, так как при этом облегчен доступ к капиталу промышленного предприятия, а также активно происходит обмен идеями и передача знаний от специалистов к предпринимателям.
На основе рассмотренных подходов к выявлению сущности кластера, определим его основные идентификационные признаки:
1. Производственно-технологическая взаимосвязь компаний, формирующих кластер;
2. Территориально-производственная общность взаимосвязей;
3. Наличие развитой инфраструктуры, обеспечивающей трансфер знаний и технологий;
4. Гибкость состава и структуры, отсутствие жестких формальных ограничений и барьеров, препятствующих расширению и сужению кластера;
5. Открытость кластера как системы.
Таким образом, кластер — это система взаимосвязанных технологической и территориальной общностью предприятий, организаций, инфраструктурных объектов, финансовых институтов, научно-исследовательских, внедренческих и инвестиционных фирм, обеспечивающая оптимально функционирование всех структурных элементов на основе инновационных продуктов и технологий.
Процесс формирования кластеров носит эвристический характер. По своей сущности кластер является сетевой структурой, формируемой на основе кооперации компаний в процессе создания определенного продукта. При этом необходимо отметить, что масштабы кластерных образований существенно зависят от специфики стержневого процесса, обеспечивающего создание конечного продукта. Количество кластерных образований может быть весьма значительным, как и число предприятий, входящих в данную систему. Так, по результатам опроса руководителей строительных предприятий, специализирующихся на остеклении фасадов в Санкт-Петербурге, были выявлены две конкурирующие протокластерные системы, каждая из которых объединяет до 250 предприятий, участвующих в процессе создания конечного продукта на разных этапах технологического цикла, от поставщиков материалов и комплектующих до подрядчиков и группы субподрядчиков, выполняющих монтаж. Каждая из этих систем формируется вокруг крупной строительно-монтажной компании. Таким образом, по всем критериям рассматриваемые образования представляют собой монопрофильные межотраслевые протокластеры, являющиеся элементом строительного кластера Санкт-Петербурга.
Таким образом, каждый крупный кластер может представлять собой систему малых кластеров (или протокластеров), которые конкурируют между собой на ограниченном региональном рынке, но могут объединять усилия под воздействием внешних факторов, например для выхода на национальный и международный рынки. В данном случае мы имеем дело с проактивной кластеризацией, инициированной участниками хозяйственной деятельности в целях повышения конкурентоспособности каждого участника кластера на основе использования преимуществ синергетического свойства, обеспечиваемых взаимодействием элементов кластерной системы.
Возможно ли вмешательство органов государственного управления в процесс формирования кластеров? И является ли подобное вмешательство целесообразным? Как показывает зарубежный опыт экономического развития, недостаточно признать факт формирования кластерной структуризации экономики. Если государст­во располагает возможностями для стимулирования образования кластеров, обладающих потенциалом экономического развития, которые могут выступить в роли точек роста, целесообразно задействовать соответст­вующие экономические механизмы государственного управления. Кластеры объективно обладают всеми преимуществами, которые дает экономическая интеграция на основе кооперационных связей. Проведем анализ кооперационных взаимодействий компаний в рамках кластера. Основой измерения эффектов кооперации является выявление основных механизмов, обеспечивающих реализацию кооперационных взаимодействий. Подобное исследование подобных механизмов для совокупности малых предприятий было осуществлено в работе Н.Е. Егоровой и М.А. Маренного [14]. Мы считаем целесообразным расширить и дополнить перечень выявленных механизмов с учетом специфики кооперации в рамках кластера.
К их числу относятся следующие:
1. Затратно-распределительный, позволяющий обеспечить оптимальное использование производственного потенциала всех компаний, участвующих в процессе кооперации на основе субконтрактинга и аутсорсинга. При этом возможно совместное использование информационных и производственных ресурсов в целях оптимизации затрат всех участников процесса кооперации.
2. Кредитно-кооперационный, позволяющий использовать механизмы взаимного кредитования участников кластера, а также взаимные гарантии и поручительства в случае устойчивых долговременных кооперационных связей. В состав кластера могут входить не только промышленные предприятия, но и финансовые и инвестиционные компании, в том числе специализированные инвестиционные банки и лизинговые компании
3. Налогово-оптимизационный. Предполагает использование легитимных (и нелегитимных) методов снижения уровня налогооблагаемой базы. Налоговые проблемы финансового менеджмента компаний, образующих кластер, частично решаются путем операций, позволяющих использовать схемы, направленные на снижение налогового бремени [16].
4. Инновационный. Предполагает использование механизмов льготного технологического трансфера для участников кластера (в том числе с использованием элементов франчайзинга), а также научно-техническую кооперацию в процессе НИР и ОКР.
5. Информационный. Имеет два аспекта. Маркетинговый механизм дает возможность использовать преимущества известного брэнда всем участникам процесса кооперации. Коммуникационный механизм предполагает формирование общего информационного пространства для обеспечения эффективных коммуникаций.
Хотя каждый из описанных выше механизмов обладает некоторой спецификой, с достаточной степенью условности их общую структуру можно представить в виде упрощенной схемы, представленной на рис. 2.
Рис. 2. Общая схема структуры экономических механизмов кооперационных взаимодействий интегрированной группы промышленных предприятий (кластера)
Измерение кооперационных эффектов, возникающих при реализации данных механизмов, может осуществляться с помощью системы индикаторов, включающих в себя такие показатели, как увеличение прибыли, снижение (экономия) издержек, уменьшение потребно­сти в инвестициях, сокращение времени реализации целей и т.д. Следует отметить, что часть этих показателей является зависимой. Так, уменьшение времени достижения цели может быть сведено к изменению других индикаторов и охарактеризовано, например, как получение дополнительного дохода или снижение затрат. Точно так же уменьшение потребности в инвестициях можно интерпретировать как снижение затрат.
Рассмотрим факторы, способствующие образованию кластерных структур.
1. Усиление конкуренции, обусловившее формирование устойчивых долгосрочных кооперационных связей;
2. Изменение условий хозяйствования (налоговые, законодательные, политические и прочие изменения), повышающие эффективность функционирования объединений предприятий;
3. Внешнее давление на сектор экономики, требующее объединения усилий с целью успешного противостояния давлению;
4. Появление новых технологий, предопределяющее стихийное формирование объединения компаний на основе стержневой технологии;
5. Необходимость научно-технической кооперации в высокотехнологичных секторах экономики.
Таким образом, на региональном уровне управления возможно использовать механизмы, способствующие формированию кластерных образований. В этом случае будет иметь место реактивная кластеризация — формирование кластеров должно стать реакцией региональной экономической системы на изменение условий хозяйствования путем создания предпосылок для их развития в приоритетных сферах хозяйственной деятельности.
Одним из основных инструментов воздействия на процесс кластеризации должен стать активный инве­стиционный маркетинг территорий, направленный на создание максимально благоприятных инвестиционных условий, способствующих процессу кластерной структуризации промышленного комплекса региона.
Построение кластеров связано с необходимостью объединить в рамках одной особой зоны производст­венные бизнес — проекты в конкретной технологической области, фундаментальные разработки и современные системы проектирования новых продуктов и подготовку производства этих продуктов [16], что предопределяет использование инвестиционных механизмов управления формирование кластерных структур. Ю. В. Громыко выделяет 4 вида инновационных кластеров (табл. 2).
Таблица 2
Типологизация инновационных кластеров
Для экономики Санкт-Петербурга наиболее актуальными являются кластеры первого, третьего и четвертого типов. При этом мы считаем, что основой инновационной кластерной политики должен стать ультраструктурный инновационный метапромышленный кластер. Инфраструктурно-инновационные и адаптационно-технологические кластеры могут стать структурными элементами метапромышленного кластера.
Со структурной точки зрения выделяют три типа кластеров:
— региональные (регионально ограниченные объединения вокруг научного или промышленного центра);
— вертикальные (объединения внутри одного производственного процесса, например, цепочка «поставщик — производитель — сбытовик — клиент»);
— горизонтальные (объединение различных отраслей промышленности в один мегакластер, например, «химический кластер» или на еще более высоком уровне агрегации «агропромышленный кластер») [13].
Для достижения целей и решения задач инновационной и промышленной политики Санкт-Петербурга необходимо сформировать кластер регионального типа, с элементами вертикальной и горизонтальной интеграции на принципах научно-технической, производственной и финансовой кооперации, с широким использованием механизмов субконтрактинга.
Концептуальная модель ультраструктурного инновационного метапромышленного кластера представлена на рис. 3.
Проблема формирования экономических и административных механизмов реализации кластерной политики, адекватных поставленным задачам, сопряжена с выявлением специфики формирования кла­стерных образований в разных сферах деятельности. Ликвидация административных барьеров и ограничений в ряде случаев является достаточным условием активизации процесса кластеризации. Как правило, конкуренто­способные компании активно создают долгосрочные устойчивые кооперативные связи с партнерами при условии отсутствия ограничений на процесс кооперирования.
Рис. 3. Концептуальная модель инновационной кластерной политики


Литература
1. Шишкин М. Перекачка нефти в строительство // КоммерсантЪ. — 2008. — 16 июня.
2. О производстве валового внутреннего продукта (ВВП) в I квартале 2008 года / Федеральная служба государст­венной статистики. Режим доступа: [http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d040/79.htm].
3. Слука Н. Глобальные города // Эксперт. — 2008. — № 15. — С. 68–74.
4. Флорида Р. Мегарегионы: значимость места //Harvard Business Review Россия. — 2008. — Апрель. — С. 14–15.
5. Портер М. Конкуренция. — М.: Изд. Дом «Вильямс», 2002.
6. Traxler H., Luger M. Business and the Internet: implications for firm consequences of IT for location and clustering // Comparative Journal of Policy Analysis. — 2000. — № 2(3). — p. 279-300.
7. Cluster specialisation patterns and innovation styles. — Den Haag, 1998. — Р. 5.
8. Мигранян А.А. Теоретические аспекты формирования конкурентоспособных кластеров в странах с переходной экономикой //Вестник КРСУ. — 2002 — № 3.
9. Leamer E. E. Souses of International Comparative Advantage: Theory and Evidence / Cambridge, MIT Press, 1984.
10. Tolenado J. A. Propjs des Filires Industrielles. — Revue d’Economie Industrielle. — V. 6. — 1978. — № 4. — P. 149-158; Soulie D. Filieres de Production et Integration Vertical. — Annales des Mines, Janvier 1989. — P. 21–28.
11. Dahmen E. Entrepreneurial Activity and the Development of Swedish Industry, 1919–1939. — Stockholm, 1950; Mattsson L. G. Management of Strategic Change in a «Markets-as-Networks» Perspective. In the Management of Strategic Change / Ed. by Fndrew M. Pettigrew. — Oxford, N. Y., 1987.
12. http://www.labex.ru/page/trm_37.html
13. Четырбок Н.П. Кластерная политика как метод активизации инновационных процессов в регионах Научно-инновационная политика в регионах Беларуси: Н 34 Материалы республиканской научно-практической конференции (Гродно, 19–20 октября 2005 г.). — Мн.: ГУ «БелИСА», 2005. — 100 с.
14. Егорова Н.Е., Маренный М.А. Финансовый анализ кооперационных стратегий развития промышленных предприятий в сфере малого бизнеса //Финансовый менеджмент. — 2002. — № 2.
15. Брейли Р., Майерс С. Принципы корпоративных финансов. — М.: «ОЛИМП-БИЗНЕС», 1997.
16. Громыко Ю.В. Что такое кластеры и как их создавать? // Институт региональных инновационных систем. Код доступа http://www.innosys.spb.ru/?tpl=Print&id=791&folder=100

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия