Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (28), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Идзиев Г. И.
старший научный сотрудник Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН (г. Махачкала),
кандидат экономических наук


Особенности формирования региональной промышленной политики при проведении реструктуризации экономики республики Дагестан
В статье обосновывается ведущая роль региона, координационная функция органов регионального управления как в его экономическом и социальном развитии, так и в реструктуризации экономики региона, необходимость которой, наряду с другими факторами, обусловлена изменениями в мировой системе разделения труда. Рассматриваются проблемы формирования промышленной политики при проведении реструктуризации экономики Дагестана
Ключевые слова: региональная промышленная политика, региональное управление, отраслевая структура

Потенциально Республика Дагестан является чрезвычайно благоприятным регионом для притока капиталов и имеет существенные конкурентные преимущества по группе факторов, способных оказать воздействие на изменение структуры региональной экономики. К ним относятся:
1. Выгодное геополитическое положение, выражающееся в благоприятном географическом расположении.
2. Ресурсный потенциал: относительно низкие цены на сырье, топливо, рекреационные ресурсы. Дешевые и квалифицированные трудовые ресурсы.
3. Наличие значительных объемов производственных фондов.
4. Возможность освоения новых рынков сбыта (как внутри региона, так и по России).
В то же время использование этого потенциала серьезно ограничено политическими, экономическими (в частности, институциональными), криминальными, социальными рисками.
В этих условиях особенно актуальной становится разработка стратегии реструктуризации региональной экономики и формирования промышленной политики. Для этого необходима обоснованная теоретическая и методическая база, дающая возможность осуществить объективный анализ достигнутых результатов и на его основе определить приоритеты реструктуризации и выбрать оптимальный путь ее осуществления, учитывающий реальные возможности и потребности региона и включающий как первоочередные шаги, так и меры стратегического характера.
В современных условиях регион вне зависимости от своего уровня становится полноценным субъектом рыночных отношений. В данной связи мы разделяем точку зрения А.Г. Кобилева [3], в соответствии с которой в трансформационный период насущно необходимо осознание того, что территориальные образования, в частности регионы, их хозяйственные комплексы являются полноправными субъектами рыночных отношений и что благосостояние населения территории находится в прямой зависимости от того, насколько крепки и надежны позиции ее хозяйственного комплекса на местном, региональном, национальном и международном рынках. Тем самым многократно возрастает координационная функция органов регионального управления в экономическом и социальном развитии территории. Именно они, а не федеральный центр, призваны в рыночной ситуации обеспечивать комплексное развитие соответствующей территории, ее хозяйственного комплекса как целостной системы — субъекта рыночных отношений. Исходя из этого, регион должен формировать стратегию своего экономического и социального развития. Согласно мнению немецкого ученого экономиста В. Ханеша [6], это обусловлено, прежде всего, структурными изменениями, происходящими в мировой экономике.
Осуществляемые в настоящее время коренные изменения в мировой системе разделения труда приводят ко все более неравномерному развитию различных регионов и эта тенденция в будущем будет обостряться. Основными элементами общего процесса реструктуризации является, прежде всего, глобализация и повышение гибкости производства, интернационализация инвестиционных процессов и производственных решений, а также обособление финансово-экономических инвестиционных стратегий. В этих условиях за размещение производства конкурируют не только национальные экономики, но и отдельные регионы.
Аналогичные суждения, однако, уже непосредст­венно касающиеся российских регионов, высказывает Блэр Рубл, директор Института им. Кеннана. Анализируя российскую ситуацию, он пишет: «В условиях вновь возникшего интереса к российскому рынку российские регионы окажутся в условиях сильной конкуренции за инвестиционные и торговые доллары. В этой конкуренции выиграют те регионы, которые смогут создать наилучшую правовую и стабильную среду для инве­стирования. Некоторые региональные лидеры создают свои стратегические группы, сконцентрированные именно на этом, и именно руководители этих регионов являются восходящими звездами в сегодняшней российской политике. Другие руководители областей больше обращаются в проводимой ими политике к внутренним проблемам, и эти регионы продолжают быть отстающими» [2].
Структурный потенциал региона в условиях рынка является определяющим фактором устойчивости функционирования и развития его экономики, а, следовательно, благополучия населения и эффективного решения всех иных проблем и задач, стоящих перед ним. Именно отсюда и проистекает необходимость целенаправленных действий со стороны региональной администрации, направленных на структурную адаптацию производства и занятости, на формирование и последовательное осуществление региональной промышленной политики.
Значимость и весомость всех составляющих рыночного потенциала территории многократно усиливается за счет синергетического эффекта внутриагломерационной интеграции ее хозяйствующих субъектов вне зависимо­сти от форм собственности, которые они представляют. В экономической и экономико-географической литературе фактически общепризнанным является тот факт, что в отдельные исторические периоды различные факторы способствовали притягательности регионов и концентрации в них производства и людей. В частности, Е.Д. Михайлов [7] отмечает, что когда-то это были чисто географические преимущества (близость к источникам сырья, расположение на удобных транспортных путях и т. п.), позднее — наличие емкого местного рынка. В новейшее время важнейшим урбанизирующим фактором стал агломерационный, т. е. наличие по соседству других предприятий материального производства и услуг, что позволяет развивать кооперацию и специализацию однотипных предприятий с использованием материальных и иных ресурсов своих соседей (единое экономическое пространство). «Реальность такова, что генеральное направление реструктуризации экономики региона в смысле ее адаптации к требованиям современного рынка лежит в плоскости формирования и укрепления органической целостности хозяйства региона как кластера формально и неформально взаимодействующих предприятий, производств и отраслей. Лишь таким путем становится реально возможным в современных условиях повысить конкурентоспособность хозяйственного комплекса региона» [7].
Реструктуризация промышленности региона является достаточно сложным процессом. В первую очередь это связано с особенностями региональной структуры, которые отличают ее от структурных характеристик рыночной системы и являются причиной ее деформированности. Остановимся на этих деструктивных явлениях современной структуры экономики Республики Дагестан подробнее.
Во-первых, это собственные «болезни» экономики республики, которая в 80–90-е гг. ХХ века развивалась как сырьевой, технологический придаток российского хозяйства. Имеющийся производственный потенциал был ориентирован на производство промежуточного продукта, вследствие чего в условиях переходного периода возникла проблема разрыва кооперационных связей, дефицитности и депрессивности экономики.
Во-вторых, экономика республики была структурирована так, что не соответствовала условиям рынка: гипертрофированное развитие комплектующих изделий в ущерб отраслям конечным производствам. При этом попытки введения рыночных механизмов в нерыночную среду оборачиваются серьезными экономическими провалами.
В-третьих, положение сельского хозяйства кризисно. Основной причиной такого состояния является структурная несовместимость этого сектора с рынком, основой которой является ценовой диспаритет. Благодаря этому некоторые отрасли промышленности находятся в привилегированном положении по сравнению с сельским хозяйством.
В-четвертых, выпускаемая в республике продукция, как правило, низкого качества и, как следствие, неконкурентоспособна. Главной причиной является высокая изношенность основных фондов, технологическая отсталость производства.
В-пятых, имел место значительный рост числа убыточных предприятий — с 3% в 1990 г. до 57% в 1999 г. (максимальное значение), несколько снизившийся к 2006 г. — 48%.
В-шестых, по неофициальным данным до 60-70% республиканского бюджета уходит в теневой сектор экономики.
Перечисленные особенности определяют круг проблем, решить которые возможно путем проведения ре­структуризации промышленного комплекса Республики Дагестан. Существует ряд факторов, которые, на наш взгляд, до сих пор сдерживают структурные преобразования в республике. К ним можно отнести: продолжительность и глубину падения производства, дотационность бюджета, хронические задержки финансирования федеральных программ; незначительные инвестиционные возможности и сокращение валового накопления; ограничения институционального характера, минимальную степень участия банковской системы в кредитовании экономики, неблагоприятный инвестиционный климат, пессимистический настрой населения на реформы и перемены. Образовавшийся дисбаланс между располагаемым экономическим потенциалом и уровнем производства обусловил одно из ключевых противоречий нынешней фазы развития экономики республики: неиспользуемый производственный потенциал составляет сейчас около 4/5 от имеющихся возможностей производства. В настоящее время вызывает интерес динамика структуры производства товаров и услуг. В этой структуре (в текущих ценах) наблюдается тенденция увеличения удельного веса услуг почти в 5 раз, с 14,2% в 1992 г. до 59,6% в 2006 г. Такое изменение в значительной мере обусловлено опережающим ростом цен и тарифов на услуги и падением производства в промышленности. В условиях трудоизбыточного региона на общем фоне падения производства в материальной сфере рост сферы услуг создает новые рабочие места.
Сложившиеся в отраслевой структуре промышленности Республики Дагестан диспропорции отражены в сравнительной характеристике отраслей, представленной в табл. 1, где показатели численности ППП, доли в валовой продукции и объеме инвестиций производст­венного назначения, а также налоговые поступления даны в отраслевом разрезе. Налоговые поступления из пищевой промышленности в 1,8 раз больше, чем поступления электроэнергетики, хотя инвестиции в электроэнергетику в 16,7 раза больше, а пищевая промышленность инвестируется только на 4,86%, Далее, машиностроение, имея наибольшую из всех отраслей численность персонала (36,7%), выплачивает налоги в размере 6,04% от всех налоговых поступлений промышленности.
Проводимые в республике экономические преобразования разделили предприятия на две группы, резко различающиеся по условиям хозяйственной деятельности. Первая группа — это предприятия ТЭК, которые конкурентоспособны и могут сбывать свою продукцию. Вторая группа — все остальные предприятия, работающие на конечного потребителя, являющиеся неконкурентоспособными, и останутся таковыми, если региональные власти не изменят проводимую промышленную политику. К таким предприятиям, потенциальным предприятиям-банкротам, в Дагестане относится большинство предприятий машиностроения, пищевой и легкой промышленности, агропромышленного комплекса и других производственных отраслей.
Прямым следствием структурных диспропорций стал кризис платежеспособности многих предприятий, несмотря на то, что некоторые из них нельзя отнести к технически отсталым или неперспективным. Наличие неплатежей напрямую не связано с финансовым неблагополучием. Это действенный метод приспособления предприятий к ситуации: отрыв финансового рынка от реального сектора экономики, утрата ими оборотных средств, как вследствие их обесценения, так и в результате экспроприации через налогообложение в условиях высокой инфляции, особенно при ограниченном банковском кредитовании. В этих условиях правительство вынуждено было выделять субсидии и дотации, поскольку банкротство большинства предприятий привело бы к усиленному росту безработицы и дальнейшему снижению жизненного уровня в республике. Но выделение большей части субсидий и дотаций не основывалось на принципах экономической и финансовой целесообразности, не было обусловлено достижением предприятиями определенных результатов. Размеры и использование таких субсидий на деле практически не контролировались. В итоге росло число убыточных, неприбыльных производств, и произошло ухудшение социально-экономического положения в республике.
Таблица 1
Сравнительная характеристика показателей развития отраслей промышленности Республики Дагестан (2006 г.)
Источник: материалы Министерства экономики Республики Дагестан
Постепенно в экономике сложилась ситуация, которая допускала обогащение банкротов, в том числе за счет банкротства благополучных предприятий, которые, действуя по правилам рыночной экономики, выполняют собственные обязательства и рассчитываются по своим долгам. Внешняя среда сформировалась таким образом, что предприятия стремятся как можно дольше не рассчитываться с долгами, а «прокрутить» их, т.е. использовать чужие финансовые ресурсы для финансовых спекуляций, формирования собственных оборотных средств, предоставления товарных услуг и ссуд другим предприятиям, исключая накопление из круга своих экономических интересов. Многие из них научились превращать долги в доходы, получать прибыль за счет временного присвоения оборотных средств других предприятий, причем превышающую ее уровень от основной деятельности.
Таким образом, в настоящее время реструктуризация в Дагестане проходит с немалыми потерями: не заработали механизмы внутриотраслевого и межотраслевого перераспределения капитала; сохраняется высокая неопределенность перспектив развития отраслей; в структуре ВРП происходит снижение доли реальных инвестиций; имеет место недогрузка мощностей в обрабатывающей промышленности; усиливается сырьевая направленность экономики; свертываются наукоемкие производства, разрушается ряд традиционных, но жизненно необходимых для республики отраслей (легкая, пищевая и др.). Наблюдаемая отраслевая структуризация является в основном результатом разных темпов падения объемов производства, роста цен на продукцию, неэффективного инвестирования и отличается неустойчивостью, т.е. носит хаотичный характер. Возникшие в результате приватизации новые собственники не проявили интереса к реальному сектору. Не появились, за редким исключением, инвесторы, заинтересованные в долгосрочных инвестициях в реальное производство, в результате чего приватизированные предприятия не обеспечивают даже простое воспроизводство, большинство из них убыточно.
Тем не менее, наметились и положительные тенденции: относительное расширение позиций рыночной инфраструктуры и рост малого предпринимательства. Однако содержание этих новых структур и выполняемые ими функции не всегда соответствуют интересам экономики региона в целом. Примером является деятельность финансово-кредитных институтов и ее последствия для населения и экономики. Рыночные механизмы и структуры не столь активно действуют в дагестанской экономике, и она менее чувствительна к рыночным потрясениям (например, таким, как финансовый кризис августа 1998 г.). В дополнение к этому надо отметить, что за минувшие годы Правительству республики не удалось сформировать осмысленную промышленную политику.
Все сказанное позволяет сделать вывод о необходимости формирования новой промышленной политики при проведении реструктуризации и механизмов ее реализации.


Литература
1. Государственное регулирование в стратегии устойчивого развития экономики России. — СПб: Изд-во УэиФ. 2002.
2. Государственное регулирование экономики: мировой опыт и реформа в России (теория и практика). — М., 2000.
3. Кобилев А.Г. Город в трансформирующемся обществе: управление социально-экономической жизнедеятельностью. — Волгоград: ВолГУ. 1998. — С. 61.
4. Львов Д., Дементьев В. Новая промышленная политика России.// Экономист. — 1996. — №.4. — С. 10-16.
5. Нильген Клаус. Промышленная политика и реструктуризация в странах Центральной и Восточной Европы // Проблемы теории и практики управления. — 1995. — №6. — С.22-26.
6. Ханеш В. Кризис и перспективы «социального города» // Государственная служба. Управление городом. Зарубежный опыт. — М.: РАГС, 1977.
7. Экономическая устойчивость и инвестиционная активность хозяйственных систем. — М.: Издательство Российской Академии госслужбы при Президенте РФ, 2002.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия