Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (29), 2009
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Леденева М. В.
доцент кафедры экономической теории и управления Волжского гуманитарного института (филиала) ВолГУ (г. Волжский)

Эволюция показателей экономической мощи и экономического потенциала национального и мирового хозяйства
В статье даны определения экономического потенциала и экономической мощи, проанализирована эволюция показателей объективных возможностей национального и мирового хозяйства: национальное богат­ство, ВВП, ВНД, чистое экономическое благосостояние, скорректированные чистые сбережения, настоящий индикатор развития. Обосновывается положение о необходимости использования интегрального показателя прироста национального богатства, предложена формула его расчета и расчета его составляющих
Ключевые слова: экономический потенциал, макроэкономические показатели, национальное богатство, человеческий капитал

Объективные возможности национального (мирового) хозяйства по производству материальных благ отражаются показателями экономического потенциала и экономической мощи, которые соотносятся друг с другом, соответственно, как категории возможности и действительности. Экономический потенциал страны представляет собой совокупную возможность экономики производить определенную массу благ в установленное время и заданного качества и доводить их до потребителей. Экономическая мощь — это реальные способности экономики по удовлетворению в каждый данный момент времени потребностей общества.
Экономический потенциал национального хозяйст­ва характеризуется понятием национального богатст­ва, а экономическая мощь — агрегированными показателями объема национального производства (ВВП, ВНД). Используются также соответствующие индикаторы на душу населения. Для характеристики состояния и развития мировой экономики применяются показатели более высокого уровня агрегирования, такие как мировой валовой продукт, мировой национальный доход, мировое национальное богатство.
Исторически и логически первым показателем объективных возможностей национального хозяйства является национальное богатство. Национальное богатство — важнейший индикатор накопленного экономического потенциала страны, моментный макроэкономический показатель, характеризующий возможности ее экономического развития и роста.
Работы по измерению объема национального производства начались в 1930-е годы американским экономистом С. Кузнецом. В 1940–50-е гг. в ведущих капиталистических странах сформировалась система национальных счетов (СНС) в ответ на потребность органов государственного управления в макроэкономической информации. Первый международный стандарт СНС был подготовлен в ООН в 1952 г. и впоследствии неоднократно пересматривался.
Главным индикатором национальной экономики, надолго занявшим центральное место в экономиче­ской статистике, ее теории, методологии и практике стал показатель общественного продукта, характеризующий результаты экономической деятельности, темпы и пропорции национального воспроизводства. До 1991 г. (в США) и до 1993 г. (в ООН) основным макроэкономическим показателем государства считался ВНП (в 1993 г. переименован в ВНД). Однако было признано, что показателем, более точно отражающим состояние экономики страны, является динамика ВВП. ВВП представляет собой рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, произведенных за год во всех отраслях экономики на территории государства для потребления, экспорта и накопления, вне зависимости от национальной принадлежности использованных факторов производства.
С распространением показателей общественного продукта термин «национальное богатство» стал реже использоваться в экономической теории и практике, вместе с тем все большую популярность получало понятие «уровень экономического развития». Это обобщающее понятие, описывающее состояние национального хозяйства страны (группы стран) в определенный исторический момент и характеризующееся несколькими группами показателей: 1) производство ВВП/ВНД на душу населения; 2) отраслевая структура производства; доля, объем и темпы развития прогрессивных отраслей национального хозяйства; 3) количественный и качественный уровень занятости населения; 4) уровень использования природных ресурсов (вовлечение в хозяйственный оборот земельных, топливно-энергетических ресурсов, полезных ископаемых и т.д.); 5) организация и эффективность общественного производства (уровень производительности труда, специализация и концентрация, качество продукции).
Международная статистика обобщает данные о ВВП по странам, которые исчисляются национальными статистическими органами в действующих в этих странах текущих ценах. Пересчет ВВП из национальных валют в доллары США производится двумя способами: по текущему валютному курсу и по паритету покупательной способности (ППС). Первый метод применяется, в частности, в публикациях МВФ. Его привлекательность заключается в относительной простоте расчетов. По странам, где валютные курсы близки к ППС, результаты расчетов обоими методами часто довольно близки. Но в государствах, где валютные курсы и ППС резко различаются (страны СНГ, а также развивающиеся государства с высокой долей традиционной экономики натурального типа) реальные объемы ВВП в сравнении с развитыми странами сильно занижаются. Сумма ВВП всех стран мира в мировом измерении представляет собой мировой валовой продукт (МВП). МВП (по ППС) в 2007 г. составил 64,9 трлн долл. [1]
В отличие от ВВП, ВНД учитывает в своем составе доходы от других стран и уплату другим странам части национального дохода. ВНД выражается суммой первичных доходов, полученных резидентами данной страны за соответствующий период, как в пределах национальной территории, так и за границей. ВНД страны может быть существенно меньше, чем ВВП, если значительная часть получаемых в стране доходов вывозится из нее ино­странными фирмами или гражданами. Напротив, если граждане определенной страны владеют значительным количеством ценных бумаг (акций или облигаций) ино­странных компаний или правительств и получают по ним доходы, то ее ВНД превысит ВВП. Так, в 1994 г. в Саудов­ской Аравии, ВНД превышал ВВП на 7%, а в Чили — напротив, был на 5% меньше. Однако для большинства стран показатели ВВП и ВНД различаются незначительно и зачастую считаются взаимозаменяемыми [2].
Под мировым национальным доходом (МНД) следует понимать сумму объема ВНД различных стран мира в мировом измерении. Поскольку в замкнутой системе мировой экономики МВП равен МНД [3], для простоты данный индикатор в зависимости от используемого контекста именуется мировым продуктом (МП) или мировым доходом (МД).
Однако ВВП, как и ВНД и прочие показатели общественного продукта и дохода, в силу своей ограниченности не могут являться надежными показателями результативности экономического развития национальной экономики. Они являются лишь приблизительной мерой благосостояния населения, поскольку:
— не охватывают ряд параметров благосостояния, которые не являются элементами общественного продукта, в частности, состояние и развитие человеческого капитала;
— не показывают равномерность распределения доходов и экономических благ среди населения;
— не учитывают ущерб, наносимый производством окружающей среде, и, как следствие, здоровью населения;
— не включают в себя ряд видов деятельности, которые увеличивают благосостояние нации: неоплачиваемую работу, выполняемую в домашнем хозяйстве или на общественных началах, а также производство в теневой экономике;
— придают равное значение как полезным, так и вредным для общества товарам (например, лекарствам и сигаретам или химическому оружию), игнорируя в то же время ценность, которую имеет для человека свободное время или свобода.
Вследствие перечисленных недостатков использование ВВП/ВНД для измерения благосостояния общества и прогресса в социально-экономическом развитии было поставлено под сомнение. Возникло понимание того, что формально добиться прогресса можно, хищниче­ски расходуя природные ресурсы, применяя дешевые грязные технологии. Однако такое развитие приведет не к увеличению, а снижению благосостояния общества. Следовательно, требовалось построение индикатора устойчивости развития экономики.
Термин «устойчивое развитие» впервые появился в опубликованной в 1980 г. «Стратегии глобального сохранения», разработанной Международным союзом охраны природы и природных ресурсов. Устойчивое развитие было определено как «интеграция сохранения (охраны природы) и развития для обеспечения такого изменения планеты, которое способно обеспечить безопасное выживание и благополучие всех людей» [4].
Впервые вопрос о размере потребления, которое может быть устойчивым во времени без уменьшения капитала, поставил Дж. Хикс еще в 1946 г. Более трех десятилетий спустя почти одновременно вышли работы Д. Хартвика и Т. Пэйджа. Д. Хартвик показал, что данное требование выполнимо только в случае инвестирования природной ренты. В 1967 г. Р. Солоу показал, что «правило Хартвика» может трактоваться как требование сохранять капитал. Т.е. устойчивое развитие можно обеспечить, инвестируя всю ренту от природных ресурсов, определяемую как разность между рыночной ценой ресурса и предельными издержками его добычи, в воспроизводимый капитал. Аналогичную позицию занимал Т. Пейдж.
В дальнейшем правило Д. Хартвика было развито и сформулировано как требование сохранения совокупного капитала общества за счет инвестирования не только в воспроизводимый капитал, но и в образование, и охрану окружающей среды (Д. Пирс и Г. Аткинсон).
Специалистами Всемирного банка принцип устойчивого развития был сформулирован как «управление капиталом в интересах сохранения и преумножения человеческих возможностей». При этом в понятие «капитал» включался воспроизводимый, природный и человеческий активы. При устойчивом развитии общества сумма этих трех видов капитала должна, по крайней мере, не уменьшаться.
В качестве интегрального индикатора устойчивого развития специалистами Всемирного банка был предложен индикатор скорректированных чистых (истинных) сбережений (1). Данный показатель отражает реальную скорость накопления национальных сбережений учетом истощения природных ресурсов и ущерба от загрязнения окружающей среды.

СЧС = ВНС – ПОК + РО – ИЭ – ИМР – ЧИЛ – УДУ – УВТЧ (1)
где:
ВНС — валовые национальные сбережения, определяемые как разность между ВНД и конечным потреблением плюс чистые текущие трансферты;
ПОК — потребление основного капитала в размере издержек замещения капитала, использованного в процессе производства;
РО — расходы на образование — государственные текущие оперативные расходы на образование, включая выплаты заработной платы и исключая капитальные вложения в здания;
ИЭ — истощение энергии — оценивается через произведение удельной ресурсной ренты на физическое количество добытых энергоносителей, включая сырую нефть, природный газ и уголь;
ИМР — истощение минеральных ресурсов, определяемое как произведение удельной ресурсной ренты на физическое количество добытых минеральных ресурсов, включая бокситы, медь, железо, свинец, никель, фосфаты, олово, золото, серебро и цинк;
ЧИЛ — чистое истощение лесов, рассчитывается как произведение ресурсной ренты на превышение объема рубок древесины-кругляка над естественным приростом. Если прирост превышает рубку, то показатель равен нулю;
УДУ — ущерб от диоксида углерода (СО2), оценивается как произведение количества тонн углерода в выбросах на удельный ущерб на одну тонну углерода, принятый 20 долл. США;
УВТЧ — расходы по снижению риска смертности, приписываемого воздействию выброса твердых частиц (тонким взвешенным частицам диаметром менее 10 мкм, способным проникать далеко вглубь дыхательных путей и причинять вред здоровью).
При определении величины СЧС все составляющие формулы (1.2.1) берутся в процентах от ВНД, в результате чего достигается межстрановая и динамическая сопо­ставимость СЧС и их отдельных составляющих, а также ясная интерпретация агрегированного показателя. СЧС имеет положительное значение, если сумма совокупного национального капитала (воспроизводимого материального капитала, природного капитала и человеческого капитала) увеличивается. Для этого национальные инвестиции во все виды капитала должны превышать его суммарный износ и истощение. Постоянно отрицательные темпы СЧС свидетельствуют об антиустойчивом развитии и деградации окружающей природной среды и должны неизбежно привести к ухудшению благосостояния общества. Труднее всего избежать истощения природного капитала, так как значительная часть этого капитала состоит из невозобновимых природных ресурсов. Ученые дискутируют о том, в какой мере истощение природного капитала может быть компенсировано приростом двух других видов капитала (произведенного и человеческого) без ущерба для совокупного экономического потенциала и, следовательно, перспектив устойчивого развития отдельных стран и мира в целом.
В настоящее время показатель истинных сбережений широко используется Всемирным Банком в качестве индикатора экономического развития и рассчитывается для 140 стран мира, включая Россию. Проведенные на основе методики Всемирного банка расчеты по отдельным странам показали огромное расхождение традиционных экономических показателей и социально-экологически скорректированных. Так, для России в 2000 г. рост ВВП составил 9%, тогда как действительная норма накопления была отрицательной (–13,4%) [5].
Положительное значение СЧС характерно для большинства стран мира. Максимальное значение СЧС на протяжении ряда лет отмечено в Китае (в 2005 г. 36,1% от ВНД). Значительная величина СЧС характерна для НИС ЮВА: Сингапура (34), Гонконга (21,3), Южной Кореи (20), Филиппин (21,7) [6], а также Намибии, Марокко, Мальдив, Лесото, Ирландии, Люксембурга. По расчетам Всемирного банка в 2005 г. в 34 странах мира [7] показатель СЧС имел отрицательное значение [минимальное значение в Экваториальной Гвинее (–87,5), Чаде (–46,6), Азербайджане (–39,7)] (таблица А.1 Приложения А), из которых 13 государств — страны с низким доходом, 10 — с доходом ниже среднего, 10 — выше среднего, 1 — с высоким доходом. В основном это страны Африки, Латинской Америки, Ближнего Востока, многие страны СНГ, являющиеся мировыми поставщиками энергоносителей и других природных ресурсов. Тем не менее, у Норвегии, Канады, Великобритании, Австралии, Малайзии, Мексики, активно экспортирующих природные ресурсы, показатель СЧС положителен. Это объясняется достаточно высокой долей расходов на образование в ВНД и значительным превышением ВНС над ИЭ.
Таблица 1
Темпы прироста ВВП и СЧС для России, 1992–2005 гг.
* — до 2000 г. не рассчитывались

** — до 2000 г. — истинные сбережения

Источник: Данные Всемирного банка по расчету СЧС за 2000–2005 гг. // Режим доступа: http://go.worldbank.org/NOPWD8OQA0; Тарасова Н.П., Кручинина Е.Б. Индексы и индикаторы устойчивого развития // Режим доступа: www.mnr.gov.ru/files/part/8048_indikator.doc ; Данные ФСС РФ по темпам прироста ВВП // Режим доступа: http://www.gks.ru
Данные Всемирного банка свидетельствуют, что Россия идет по пути антиустойчивого развития. В 1998 г. и с 2000 г. по настоящее время СЧС для России были отрицательными, главным образом, за счет истощения энергоресурсов и «грязной» специализации в МРТ. Причем, темпы экономического роста находятся в обратной пропорции с динамкой СЧС (табл. 1). Это свидетельствует о том, что «топливно-сырьевой» экономический рост, сопровождаемый увеличением в структуре экономики загрязняющих и природоэксплуатирующих отраслей, охарактеризованный С.Ю.Глазьевым как «рост с антиразвитием» [8] (рост, сопровождаемый деградацией научно-производственного и человеческого потенциалов страны), может являться важным фактором сокращения национального богатства России. Учитывая, что большая часть добытых природных ресурсов идет на экспорт (по оценкам Всемирного банка, в 2003 г. производство энергоносителей в нефтяном эквиваленте превосходило внутреннее потребление почти на 70%), Россия является «донором устойчивости» других стран, подрывая тем самым свой экологический, ресурсный и ассимиляционный потенциал) [9].
Одной из попыток устранения ряда недостатков ВВП стало использование в качестве дополнения к ВВП (ВНД) обобщающего показателя «чистое экономическое благосостояние» (ЧЭБ), который характеризует качество и уровень жизни населения в целом. Объем ЧЭБ определяется посредством дополнения ВВП (ВНД) товарами и услугами теневой экономики (той ее части, которая не носит деструктивного характера); работой на дому, осуществляемой самостоятельно, увеличением времени на досуг и вычитания расходов на устранение последствий загрязнения окружающей среды.
Американские ученые из «Редифайнинг прогресс Груп» (Сан-Франциско) предложили альтернативный ВВП индикатор — НИР (дословно: настоящий индикатор развития). Отличительной особенностью данного индикатора является использование значительного количества показателей (более 20) и попытка оценить в цифровой форме такие важные экономические процессы, как: истощение природных ресурсов; расходы, связанные с загрязнением окружающей среды; ущерб от экономической и социальной преступности; негативные последствия от распада семей и др. Однако пока данный показатель не получил широкого распространения в мировой практике.
Индикаторы СЧС и ЧЭБ не лишены ряда недостатков. Во-первых ЧЭБ не учитывает расходы на восстановление и развитие человеческого капитала, а показатель СЧС учитывает их не полностью (он не включает расходы на здравоохранение). Между тем, состояние здоровья населения является важным фактором развития человеческого капитала. Здоровье нации в значительной мире определяет ее работоспособность, творческий потенциал, эффективность деятельности, и, в конечном счете, продолжительность жизни. Именно высокая заболеваемость и смертность населения РФ являются основными причинами медленного роста индекса развития человеческого потенциала (ИЧРП) в годы реформ [10]. Во-вторых, СЧС учитывают лишь осуществленный объем инвестиций в человеческий капитал, но не дают сведений об их результативности. В-третьих, СЧС не полностью учитывают ущерб, нанесенный хозяйственной деятельностью окружающей среде. Важные и информативные показатели СЧС и ЧЭБ могут являться лишь общими ориентирами государственной экономической политики и должны быть дополнены показателями, лишенными большинства указанных недостатков. Одним из таких показателей, на наш взгляд, может стать показатель прироста национального богатства.
Нельзя не согласиться с Е.М. Бухвальдом, что совокупное богатство (тем более, его динамика) не может быть представлено как механическая сумма методологически разнородных экономических стоимостных оценок [11]. Не следует поддаваться соблазну некоего упрощения, что достаточно любым образом получить стоимостную (денежную) оценку того или иного объема природных благ, «приплюсовать» ее к оценке других элементов богатства, чтобы считать задачу измерения кумулятивной величины богатства вполне решенной. Такое суммирование итогов методологически разнородных измерений малопоказательно даже в виде моментной оценки, а в смысле долговременного прогноза вообще близко к нулевой достоверности.
Для оценки компонентов нематериального богатства представляется целесообразным использовать особые, свойственные только данным компонентам натуральные или стоимостные показатели их качества и количества их составных элементов. Так, для оценки состояния окружающей природной среды это: качественные показатели состояния и состава воздуха, почв, воды, биологического разнообразия и т.д.; для физического человеческого капитала — уровень заболеваемости тем или иным заболеванием (на 100 тыс. чел.), средняя продолжительность жизни; для научно-технического потенциала: численность специалистов, занятых в научном обслуживании и их доля в численности населения страны; количество международных премий, прежде всего Нобелевских за выдающиеся научные достижения; индекс цитирования, т.е. частота ссылок в научных трудах на работы исследователей из данной страны (показатель авторитетности и популярности авторов); доля наукоемкой продукции в ВВП, промышленном производстве и экспорте страны и др.; доля страны на мировом рынке высоких технологий. Необходимо отслеживать показатели по отдельным компонентам богатства в динамике. Положительным явлением следует считать рост одних компонентов при условии, что другие компоненты, как минимум, не ухудшились количественно и качественно. Исключение могут составлять только невозобновимые ресурсы, истощение запасов которых неизбежно.
По своему экономическому смыслу показатель прироста национального богатства отражает темпы увеличения национального экономического потенциала (насколько быстро в реальной действительности растут возможности национального хозяйства по удовлетворению потребностей общества), т.е. одновременно может являться показателем экономической мощи и экономического потенциала страны. Он увязывает величину национального богатства (показатель запаса) с положительными и отрицательными результатами хозяйственной деятельности общества (в комплексе процессов производства, распределения, обмена и потребления).
Прирост национального богатства, на наш взгляд, следует проводить по следующим направлениям:
— прирост материальных воспроизводимых трудом компонентов национального богатства;
— прирост человеческого капитала в количественном (прирост численности населения) и качественном аспектах (улучшение состояния здоровья и уровня образования, в процентах)
— прирост природных ресурсов;
— изменение качества окружающей природной среды.
Прирост материальных воспроизводимых элементов может быть оценен традиционным способом, по используемой в статистике накопленного богатства методологии, т.е. методами прямого счета, опирающимися на данные инвентаризаций, бухгалтерскую и статистическую отчетность:
где:
ОМНБ0 — общественное материальное национальное богатство текущего года;
ОМНБ1 — общественное материальное национальное богатство базисного года.
Прирост человеческого капитала следует оценивать, учитывая его количественный и качественный аспект. Количество человеческого капитала с учетом времени его существования (человеколет), нам представляется целесообразным измерять путем умножения численности населения на среднюю ожидаемую продолжительность жизни при рождении. Качество человеческого капитала оценивается как оценка состояния здоровья, уровня образования и квалификации населения. Таким образом, объем человеческого капитала можно представить в виде прямоугольного параллелепипеда (рис. 1):
Ожидаемая продолжительность жизни является одним из важнейших показателей состояния здоровья нации, а также эффективности функционирования правовой системы государства (насильственная смерть, смерть в результате ДТП, употребления наркотиков), удовлетворенности жизни людей (самоубийства). Для оценки изменения состояния здоровья (прироста здоровья) может быть рассчитан следующий интегральный показатель:
где:
ИМСЗ — индекс младенческой смертности и заболеваемости;
i — класс болезней (новообразования; эндокринной системы, расстройства питания, нарушения обмена веществ и иммунитета; крови и кроветворных органов; системы кровообращения; нервной системы и органов чувств; мочеполовой системы; костно-мышечной системы и соединительной ткани и т.д.);
n — количество классов болезней.
Рис. 1. Составляющие человеческого капитала нации
Заболеваемость учитывается на 1000 человек населения. Перед наиболее опасными классами болезней, играющими ведущую роль в структуре смертности нации (например, болезни системы кровообращения, новообразования и т.д.) может стоять коэффициент, который увеличивает удельный вес данного заболевания. При этом знаменатель дроби также пропорционально увеличивается (например, если перед одним из слагаемых числителя стоит коэффициент 2, то знаменатель увеличивается на единицу).
Для оценки уровня образования и квалификации может быть использована следующая формула:
где:
ИОК — индекс образования и квалификации;
ИГ — индекс грамотности, показывает долю грамотных (15 лет и старше);
ИОНО — индекс охвата населения образованием, показывает совокупную долю учащихся в численности населения соответствующей возрастной группы населения (6–24 года);
ИРС — индекс работы по специальности, показывает долю людей, работающих по специальности, полученной в высшем или среднем специальном учебном заведении.
Достоинством ИОК является учет как уровня полученного образования, так и уровня его применения на практике. Например, если увеличится количество людей, получивших высшее образование, однако не работающих по специальности, увеличится ИОНО, однако снизится ИРС. При этом не будет наблюдаться адекватного росту ИОНО увеличения ИОК.
Относительный прирост человеческого капитала может быть рассчитан:
Оценку прироста природных ресурсов следует производить в натуральном выражении по отдельным компонентам. Для расчета интегрального показателя требуется определить вес отдельных видов истощаемых природных ресурсов (минеральные и лесные) в структуре истощаемых природных ресурсов нации. Для этого может быть использована их доля в общей рыночной стоимости в мировых ценах (потенциальной денежной ценности) минеральных и лесных ресурсов нации в базисном периоде. Что касается водных, земельных, почвенных ресурсов, при их вовлечении в экономический оборот речь идет скорее не об их количественном уменьшении, а об ухудшении их качества. Данный аспект следует учитывать при оценке изменения качества окружающей природной среды.
Использование при оценке прироста природных ресурсов интегрального индекса, построенного на основе абсолютных значений ИМР, ИЭ и ЧИЛ, т.е. отношение ресурсной ренты от извлеченных минеральных ресурсов и вырубленного леса (превышение объема рубок древесины-кругляка над естественным приростом) отчетного года к ренте базисного года, нежелательно, т.к. он может быть дезинформативным: если удельная ресурсная рента в отчетном году увеличится в результате роста мировых цен на ресурс, а физическое количество добытых ресурсов (вырубленного леса) снизится, интегральный индекс может расти, и наоборот.
Оценку изменения качества окружающей природной среды, по нашему мнению, следует проводить следующим образом:
где:
Уi0 — ущерб в базисном году от i-го вида твердых, жидких или газообразных отходов, оцениваемый как произведение количества тонн данного вида отходов на удельный ущерб на одну тонну;
Уi1 — соответствующий ущерб в отчетном году.
Общий прирост национального богатства теоретически должен быть рассчитан путем суммирования произведения прироста отдельных составляющих национального богатства на удельный вес каждой из них в совокупном богатстве нации. Однако расчет абсолютной величины национального богатства с учетом состояния окружающей природной среды затруднен. Определение рыночной стоимости незагрязненной окружающей среды невозможно, а прочие виды оценки будут в значительной степени условны, субъективны. Для определения весов можно воспользоваться, например, данными Всемирного банка или Института экономики РАН о структуре национального богатства, интегрировав в них вес состояния окружающей природной среды (такая интеграция также будет в значительной степени условна). Так, можно принять долю состояния окружающей природной среды равной доле природных ресурсов, либо равной половине стоимости человеческого капитала (в силу того, что он подразделяется на две равные по значимости части — физической, включающей здоровье и долголетие нации, и образовательно-квалификационной — причем первая часть стоимости ЧК в большой степени определяется экологической составляющей в стране проживания). Так, по расчетам экспертов Института экономики РАН, выполненным на основе данных Всемирного банка, в начале XXI в. национальное богатство России оценивалось в 60 трлн долл., из них на человеческий капитал приходится 30 трлн долл., природные ресурсы — 24 трлн и воспроизводимый капитал — 6 трлн [12]. При первом способе доля весов различных компонент в структуре национального богатства России будет следующей: человеческий капитал — 0,35; природные ресурсы — 0,29; воспроизводимый капитал — 0,07; состояние окружающей природной среды — 0,29. При втором соответственно: 0,5; 0,25; 0,2 и 0,05. Наконец, не лишено определенной логики и исключение экологической составляющей из компонент прироста национального богатства на том основании, что ее влияние уже результируется в показателях здоровья нации.
Чтобы избежать представления совокупного богатства как механической суммы методологически разнородных экономических стоимостных оценок, можно построить ромб, на каждой грани которого откладывается прирост компонентов национального богатства: материальных воспроизводимых трудом компонентов; прирост человеческого капитала в количественном и качественном аспектах; прирост природных ресурсов; изменение качества окружающей природной среды. В идеале прирост каждого компонента должен быть положительным.


Литература
1. Международный валютный фонд, World Economic Outlook Database, Апрель 2008 // Режим доступа: http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2008/01/weodata/
2. Мир и Россия. Материалы для размышлений и дискуссий. Учеб. пособие для старшеклассников по курсам экономики, обществоведения, географии и экологии / В.С. Автономов, А.П. Кузнецов, А.А. Мицкевич и др.; Под общ. ред. В.С. Автономова, Т.П. Субботиной. — СПб.: Экон. шк., 1999 // Режим доступа: http://ise.openlab.spb.ru/library/wnr/chapter2.html
3. В статистическом справочнике Всемирного банка Страны и регионы. 2006. — М.: Изд-во «Весь мир», 2007: Мировой ВНД = 40 282 млрд долл., а мировой ВВП — 41 290 млрд долл. Это несовпадение может быть вызвано различными временными периодами, а также отсутствием данных по ВНД у ряда стран. Так, данные по ВВП относятся к 2004 г., а данные по ВНД — за последний год, по которому имеются данные.
4. Флуд Н.А. Как измерить «устойчивость развития»? // Вопросы статистики. — 2006. — № 10. — С. 19.
5. Бобылев С.Н. Развитие человеческого потенциала в России // Вестн. Моск. ун-та. — 2005. — № 1. — С. 51.
6. The Little Green Data Book. 2008. World Bank. — Washington DC, 2008.
7. Вероятнее всего, число таких стран больше, т.к. по некоторым государствам отсутствуют необходимые данные для расчета СЧС. Так, их нет по Узбекистану и Кувейту, имевшим по данному индикатору минимальное значение в 2003 г., Алжиру, Саудовской Аравии, ОАЭ.
8. Сергей Глазьев: нужно ли нам становится «глобальным энергетическим гарантом»? // Росбалт, 22/06/2006, Интервью 09:54. Режим доступа: http://www.rosbalt.biz/2006/06/22/300933.html
9. Флуд Н.А. Как измерить «устойчивость развития»? // Вопросы статистики. — 2006. — № 10. — С. 24.
10. Кремлев Н.Д. Без учета и статистических измерений невозможно управление // Вопросы статистики. — 2008. — № 5. — С. 47.
11. Национальное богатство в условиях формирования рыночных отношений / Бухвальд Е.М., Фальцман В.К., Нестеров Л.И. и др. — М.: Наука, 1994. — С. 10.
12. Андрианов В.Д. Национальное богатство России // БИКИ. — 2005. — № 137. — С. 1.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия