Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (29), 2009
ТЕКУЩАЯ БИБЛИОГРАФИЯ
Дмитриев А. Л.
доцент кафедры экономической кибернетики Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Рецензия на книгу Корнейчука Б.В. «Экономические воззрения М.И.Туган-Барановского», Санкт-Петербург, 2008

В отечественной литературе, посвященной истории экономической мысли не так уж много работ, в которых анализируются взгляды отечественных ученых, внесших вклад в развитие экономической науки, – работы по отдельным персоналиям можно легко пересчитать по пальцам. Поэтому каждую книгу такого жанра можно лишь приветствовать.
Взяв в руки данное издание, читатель, видимо, думает получить фундаментальную монографическую работу по анализу взглядов крупнейшего отечественного экономиста конца XIX – начала XX в. Михаила Ивановича Туган-Барановского (1865–1919). Но читателя ожидает определенное разочарование: из 335 страниц текст Б.В. Корнейчука занимает всего 65 страниц, еще 67 страниц занимает краткий пересказ работ Туган-Барановского, на 48 страницах приводятся высказывания разных экономистов о работах ученого, взятых Корнейчуком из различных публикаций. Материалы 4-го раздела (45 страниц) – биография Туган-Барановского, воспоминания писателей и общественных деятелей, а также письма ученого к П.Б. Струве, И.И. Янжулу, Е.Д. Максимову, А.Н. Потресову и др. К этому следует добавить библиографию работ ученого (5 страниц) и большое приложение (100 страниц) со статьями иностранных авторов о Туган-Барановском и его работах плюс 10 страниц – аннотированный указатель имен. В результате возникает закономерный вопрос – может ли быть автором книги (имя Б.В. Корнейчука вынесено на обложку и на титульный лист) человек, которому принадлежит всего 19,5 процентов оригинального авторского текста в книге? Очевидно, что при такой структуре книги Б.В. Корнейчук мог быть обозначен лишь как составитель, поскольку более 75 процентов книги принадлежит другим авторам! Очень странно, что этого не понимает ни сам автор, ни почтенная редакция Санкт-Петербургской издательской фирмы «Наука», выпустившая эту книгу (редактор Л.И. Сметанкина). Этого видимо не заметил, случайно или нет, и Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, утвердивший книгу к печати.
Отметим и еще одно важное обстоятельство, один из рецензентов рукописи, обозначенный на обороте титульного листа – член-корр. РАН И.И. Елисеева, ознакомила меня с рецензией, направленной в издательство, указав в качестве одного из многочисленных замечаний и это обстоятельство – «Сопоставляя авторский вклад и привлеченные материалы, считаем своим долгом рекомендовать отразить роль Б.В. Корнейчука как составителя и указать при издании его имя как автора-составителя». Однако все это было проигнорировано и Б.В. Корнейчуком, а равно и издательством.
Теперь подробнее остановимся на отдельных разделах книги. В предисловии автор отмечает, что книга подготовлена в рамках исследовательской программы «экономисты-политехники», реализуемой на кафедре политической экономии Санкт-Петербургского государственного политехнического института в целях изучения и популяризации «научной школы (выделено мной – А.Д.) экономического отделения Петербургского политехнического института, созданной в период 1902–1917 гг. профессорами В.Э. Деном, А.С. Посниковым, П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановским, А.А. Чупровым и др.» (стр. 5). Это, безусловно, выдающиеся экономисты, собранные под крышей Политехнического института А.С. Посниковым – первым деканом. Но следует заметить, что говорить об одной научной школе совершенно невозможно – перечисленные ученые относились к самым различным направлениям в экономической и статистической науки (народничество, смитианство, стохастическая школа в статистике и т.д.) и объединять их в одну научную школу по принципу «политехнической крыши» совершенно неоправданно. Странным выглядит и заявление о том, что в отечественной экономической литературе Туган-Барановскому посвящены несколько небольших работ. Для того, чтобы убедиться в противоположном, достаточно взять сборник работ М.И. Туган-Барановского «К лучшему будущему» (М., 1996) и посмотреть раздел библиографии. Туган-Барановский – ученый, которому в России (и советской и постсоветской) было посвящено, пожалуй, наибольшее число работ, чем кому-либо другому из экономистов. К этому добавим наличие 2-х томов переиздания работ ученого в серии «Памятники экономической мысли»! Кроме этого в 2001 г. в Киеве вышла монография многолетнего украинского исследователя творчества Туган-Барановского Л.П. Горкиной «М.I. Туган-Барановський в економiчнiй теорiп та iсторiп». Но следов знакомства с современными работами почти не наблюдается.
В работе Б.В. Корнейчука «Опыт критического анализа экономических воззрений М.И. Туган-Барановского» (первый раздел книги) делается попытка показать роль Туган-Барановского в развитии экономической методологии в России. Данный очерк состоит из 9 параграфов, посвященных вкладу ученого в развитие отдельных проблем экономической науки. Наиболее удачным, на наш взгляд, выглядит анализ автором истоков социологического подхода Туган-Барановского и влияние на него работ Е. Дюринга, а также оценка ученого как одного из первых ранних институционалистов в России (сравнение с идеями Т. Веблена).
Однако некоторые параграфы вызывают серьезные вопросы. Так, на стр. 45 автор пишет, что «математическое направление развития отраслевого подхода Туган-Барановского… привело к созданию известной балансовой модели В. Леонтьева». На основании этого утверждения, не подкрепленного никакими аргументами, Б.В. Корнейчук сравнивает два подхода: Туган-Барановского и Леонтьева. Однако для столь смелых заявлений, а особенно для опосредованного влияния идей Туган-Барановского на Леонтьева через В.И. Борткевича (с. 50–51) нужны веские доказательства, которых у автора нет, а присутствие Туган-Барановского и Борткевича на одном из заседаний Вольного экономического общества абсолютно ничего не доказывает. Сегодня совершенно четко известно, что идеи модели «затраты-выпуск» были во многом «подсмотрены» у В.К. Дмитриева в его «Экономических очерках» (1904) (см. об этом: Нути Д.М. Введение к английскому изданию «Экономических очерков» // Дмитриев В.К. Экономические очерки. М., 2001. С. 509–512).
Очень неубедительны попытки Б.В. Корнейчука найти параллели в методологии М.И. Туган-Барановского и Г. Беккера. Он пишет: «Экономический подход Беккера и универсальный метод Туган-Барановского имеют общую основу – предположение о максимизирующем поведении человека. Кроме того, оба ученых при обосновании своего метода опираются на теорию естественного отбора Ч. Дарвина» (с. 68). Но несколькими строчками ниже замечает: «Принцип максимизирующего поведения понимается Туган-Барановским и Беккером по-разному». А зачем тогда сопоставлять подходы двух экономистов? Почему из современных экономистов выбран именно Беккер, а не кто-то другой? При чтении этого раздела создается впечатление случайности выбора теории Беккера. (А между тем возникает другой вопрос: ссылался ли хоть раз Беккер в своих работах на Туган-Барановского? Б.В. Корнейчук по этому поводу молчит.)
Второй раздел книги «Кратко теоретико-экономическое содержание основных научных работ М.И. Туган-Барановского» представляет собой краткий пересказ (своего рода «дайджест») работ ученого. Из этого пересказа выброшены все авторские сноски. Для кого подготовлен этот материал неясно – видимо для тех, кто не любит много читать? (Это напоминает современные издания классиков литературы для школьников в виде краткого изложения, когда «Война и мир» умещается в 100 страничный объем!)
Третий раздел книги – «Экономисты о научных работах М.И. Туган-Барановского» составлен из кусочков текстов, где упоминается Туган-Барановский или разбираются его научные работы. Здесь и современники ученого (Б.В. Авилов, М.А. Бунятян, Н.Ф. Даниельсон, В.Э. Ден,
А.С. Изгоев, Р. Люксембург и др.) и более «поздние» авторы (А.В. Аникин, А. Ноув, Б. Селигмен и др.). Выхваченные из общего контекста повествования, не снабженные примечаниями составителя, эти тексты, расположенные в алфавитном порядке, мало добавляют к целостной характеристике М.И. Туган-Барановского. В качестве примера приведем такой пассаж из работы П.Б. Струве «К вопросу о рынках при капиталистическом производстве»: «Спор, начатый Булгаковым в книге, был в статье Туган-Барановского помимо чисто личных и неинтересных для выяснения существа дела сторон перенесен на почву выяснения кардинального вопроса: какова теория рынков Маркса и каково отношение ее к классически вульгарной теории Рикардо–Сэя?» (с. 181). Очевидно, что такая цитата, выдернутая Б.В. Корнейчуком из статьи, ничего не дает читателю, а только вызывает раздражение, поскольку не ясно о какой статье М.И. Туган-Барановского идет речь, что подразумевается под теорией Рикардо-Сэя. Если составитель хотел изготовить хрестоматию, то это нужно было сделать совершенно иначе – с большими кусками текста и пояснениями к ним.
Крайне странным воспринимается подборка материалов четвертого раздела, впрочем, как и само название – «Жизнеописание М.И. Туган-Барановского». Сюда вошла хронологическая биография ученого, не отличающаяся полнотой, а состоящая из случайных дат. Подраздел «Из воспоминаний о М.И. Туган-Барановском» содержит нарезанные куски текста, вырванные из контекста повествования самых разных людей. Читатель найдет здесь и И.А. Бунина, и В.В. Вересаева, и
М. Горького, и М.К. Куприна-Иорданского, и П.А. Сорокина и многих других. Методика отбора авторов остается неясной – составитель ничего не сообщает читателю (есть ли тут система или случайно найденное упоминание?). В качестве примера воспроизведем цитату из книги С.Г. Струмилина «Из пережитого»: «А затем в роли таких икон на наших вечеринках вместо библейского лика седовласого лидера народников Михайловского все чаще можно видеть ярко-рыжего П.Б. Струве вкупе и влюбе с громоздким, битюгоподобным Туган-Барановским. На дружеских шаржах Каррика эти друзья изображались в виде двуликого Януса на “устойчивой” базе игрушечного ваньки-встаньки. И действительно, их не могли уже вывести надолго из равновесия даже самые яростные атаки “последних могикан” из лагеря народников» (с. 202). Что может понять из этого текста читатель? О чем идет речь? Какие иконы имел ввиду С.Г. Струмилин и что за шаржи Каррика? Б.В. Корнейчук совсем не удосуживает себя никакими комментариями.
В этом же разделе три блока представляют собой публикацию эпистолярного наследия. Причем первый (письма к П.Б. Струве и И.И. Янжулу) представляют собой перепечатку из журналов «Вопросы экономики» (1994) и «Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 5» (1997). Будучи лицом заинтересованным, отмечу, что публикацию писем Туган-Барановского к Янжулу готовил автор этих строк совместно с Л.Д. Широкорадом. Они были снабжены обширной вводной статьей, объясняющей контекст многих сюжетов. При перепечатке, произведенной, между прочим, без согласия авторов, Б.В. Корнейчук оставил лишь письма, опустив вводную статью, что значительно ухудшило публикацию.
В третьем блоке дана подборка «писем, архивных материалов и свидетельств о М.И. Туган-Барановском». Она составлена на основе нескольких случайных писем из фонда Н.П. Дружинина, Е.Д. Максимова и Половцовых, хранящихся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки, Полного собрания сочинений
М. Горького и публикаций с сайтов (http://www.fictionbook.ru и http://www.ras.ru). Многие из писем даются в сокращении, что нужно тщательно оговаривать, а отсутствие предисловия к этому блоку создает впечатление случайного их подбора.
Библиография трудов ученого, приводимая в книге, по сравнению с опубликованной В.Д. Сорвиным в книге М.И. Туган-Барановского «К лучшему будущему» (М., 1996) не является полной и не учитывает уже сделанной работы.
По нашему мнению заслуживает пристального внимания подборка переводов статей западных экономистов о творчестве Туган-Барановского, вынесенная
Б.В. Корнейчуком в приложение. Здесь читатель найдет работы Э. Хансена (1951), П. Суизи (1956), Р. Киндерсли (1962), М. Калецки (1971), А. Ноува (1970), В. Барнетта (2004), представляющие либо отдельные статьи, либо части больших работ. Перевод сделан весьма удачно и дает возможность рассмотреть восприятие идей М.И. Туган-Барановского на Западе и оценить их влияние.
Хотя книга и может оказаться отчасти полезной для изучающих творчество выдающегося русского экономиста, манера публикации автора вызывает большие сомнения. В заключение отметим, что цвет экономистов, собранных в дореволюционном Политехническом институте на экономическом отделении (М.В. Бернацкий,
В.Э. Ден, А.С. Посников, П.Б. Струве, В.Н. Твердохлебов, А.А. Чупров, М.И. Фридман и многие другие) вряд ли был бы доволен, если бы такие странные книги о них, как о Туган-Барановском, подготовил господин Корнейчук.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия