Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (29), 2009
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Багиев Е. Г.
докторант Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов,
кандидат экономических наук


Стратегия бизнес-планирования на промышленных предприятиях в условиях технического перевооружения

Экономическую устойчивость российских промышленных предприятий ограничивает ряд их черт, имеющих фундаментальный характер и препятствующих росту их эффективности. Среди них необходимо выделить те, которые определяют производственно-технологическую составляющую такой устойчивости, поскольку именно от них зависит поддержание производственных и воспроизводственных способностей и возможностей промышленного предприятия, а также его способности оперативного реагирования на изменяющиеся требования рынка товаров и услуг [*]. В частности к числу этих черт относятся: архаичность производственно-технологической структуры предприятий; сверхнормативный физический и моральный износ основных фондов; отсутствие должной инновационной динамики развития предприятий; низкая производительность труда; низкое качество стратегического управления и др. [*]
Очевидно, что выход промышленных предприятий из сложившейся у них производственно-технологической ситуации связан, прежде всего, с инновационным инвестированием, объективными предпосылками которого являются: пропорциональные соотношения различных типов инвестиций; согласованность всех этапов инвестиционного процесса; соответствие по количеству и качеству инвестиций, характеру и комплексности обновления всех составляющих производительных сил производственной сферы; развитость рынка инвестиционных товаров (основных средств); оптимизация соотношения доходности и ликвидности, обеспечивающую финансовую устойчивость и текущую платежеспособность предприятия; направленность инвестирования на перевод предприятия на инновационный тип развития; оптимизация соотношения доходности и риска; информационная обеспеченность и др. [*]
Необходимо отметить, что для обоснования технического перевооружения или модернизации промышленного предприятия следует определять долгосрочное вложение ресурсов не только как ориентированное на прибыль, но и как преобразование ликвидности в производительные активы. При этом инвариантными критериями решений являются: их соответствие корпоративной цели развития и пригодность для ее достижения; их обоснованность и обеспеченность ресурсами; нахождение полных инвестиционных, производственных и маркетинговых издержек, связанных с процессом технического перевооружения промышленного предприятия, в пределах приемлемого доверительного уровня; соответствие структуры оттоков и притоков реальных денежных средств минимальным требованиям и ожиданиям инвесторов; степень чувствительности инвестиционного решения к горизонту планирования, к инфляции и относительным изменениям цен, а также к изменениям во внешней среде; обоснованность критических переменных технического перевооружения промышленного предприятия и существование стратегий управления рисками, которые с ними связаны; масштабы финансовых последствий рисков технического перевооружения промышленного предприятия; степень вероятности проектируемого сценария технического перевооружения промышленного предприятия и др. [*]
Ключевым вопросом в оценке эффективности промышленных инвестиций является поиск средств прогнозирования денежных потоков в будущем или (что одно и тоже), средств прогнозирования долгосрочной устойчивости и эффективности бизнеса промышленного предприятия [*]. В последнем контексте особую актуальность приобретает поиск ответа на вопрос, когда факторы затрат (капиталовложений) становятся факторами доходов? Одним из конструктивных решений в этой ситуации следует считать применение метода процессно-ориентированного анализа рентабельности, который основан на системе ABC («activity-based costing») и учитывает затраты на основе видов деятельности или функций [*].
Система АВС базируется на причинно-следственном распределении затрат, которое осуществляется по схеме: виды затрат → функциональные центры затрат (1-я ступень распределения) → ставка распределения затрат (2-я — ступень распределения) → носители затрат. Отличия этой системы заключаются в следующем:
— она является моделью потребления ресурсов (затраты на поставляемые ресурсы = затратам на использованные ресурсы + затраты на неиспользованную мощность), а не расходование как это традиционно принято;
— управление затратами в ней осуществляется через контроль деятельности, являющейся их причиной;
— она позволяет выделить в количественном отношении несоизмеримо больше функциональных центров, нежели в традиционном случае.
Таким образом, реализация метода процессно-ориентированного анализа рентабельности промышленного предприятия основывается на элементной концепции его функционирования, которая определяет его эффективность через оценку его бизнес-процессов, т.е. через величину доходов, которые они генерируют, за вычетом расходов, необходимых для их осуществления.
Однако эта оценка не будет полной, если ее не делать на базе сбалансированной системы показателей, которая, как известно, включает четыре взаимосвязанных блока: «финансы», «внутренние бизнес-процессы», «клиенты» и «обучение и карьерный рост» [*]. Миссия этой системы заключается в сочетании финансовых и нефинансовых аспектов в целях адекватной оценки эффективности бизнеса. Причем она реализуется путем «перевода» стратегии предприятия на язык осязаемых менеджерами параметров, способных отражать реальную картину его функционирования по линии: цели → показатели → задачи → индикаторы.
Следует отметить, что сегодня наблюдается отчетливая тенденция детализации подобной системы по функциональным направлениям деятельности предприятия [*]. Эту ситуацию необходимо расценивать как стремление более полно вычленять единичные бизнес-процессы в целях более точного учета их роли в эффективности развития предприятия в целом. Уместно добавить, что другой причиной такого внимания выступает необходимость понимания границ разделения ответственности за эффективность бизнеса различных функциональных подразделений предприятий.
Последнее положение заставляет по-новому смотреть на организацию бизнес-процессов, в частности в направлениях оценки их совершенствования, степени их прогрессивности и возможности установления заданий по их выполнению на основе имеющихся показателей [*]. Особую актуальность эта проблема приобретает при разработке стратегии бизнес-планирования на промышленных предприятиях в условиях их технического перевооружения
Мировой финансовый кризис в очередной раз доказал, что одной их наиболее важных целей бизнес-планирования должна стать оценка уязвимости предприятия к вероятным сбоям в реализации разработанных им сценариев его развития и потенциальной их интенсивности, т.е. оценка подверженности предприятия воздействию деструктивных событий.
Оценка такой уязвимости предполагает поиск ответа, по крайней мере, на три следующих вопроса: что может пойти не так? какова вероятность, что это произойдет? каковы возможные последствия, если это случится? [*]
Типология возможных сбоев в функционировании промышленного предприятия достаточно обширна. Однако отдельно здесь необходимо выделить сбои спроса. Безусловно, репрезентативным примером здесь является непропорциональная зависимость ряда отечественных промышленных предприятий сырьевых отраслей от мировой конъюнктуры. Однако нельзя сбрасывать со счетов те потенциальные угрозы, которые несет отечественным предприятиям ожидаемое вступление России в ВТО. В частности особенно актуальна эта проблема для российского автопрома.
Традиционным методом превентивной идентификации уязвимых мест в функционировании предприятий является прогнозирование. Однако в современных условиях оно не является эффективным по следующим причинам: глобализация увеличивает необходимые сроки упреждения при прогнозировании спроса и усложняет требования к информации; многообразие товаров и их короткие жизненные циклы препятствуют адекватному прогнозированию спроса; рост культуры потребления во всем мире делает спрос гомогенным, вследствие чего риск случайных колебаний предпочтений потребителей возрастает и др.
В этих условиях практический интерес вызывает диапазонное прогнозирование предприятием своих потенциальных результатов. Такой подход создает предпосылки для обучения предприятия учету неопределенности результатов или ряда возможных вариантов. Здесь сразу следует отметить следующее обстоятельство. При разработке граничных сценариев (оптимистического и пессимистического) в качестве основного управляющего параметра бизнес-плана отдельные российские предприятия используют курс национальной валюты по отношению к доллару США. Такой подход нельзя считать адекватным, поскольку он заранее предполагают накопление технологического отставания от индустриально развитых предприятий стран с развитыми рыночными отношениями.
Существуют все основания полагать, что основной стратегией бизнес-планирования промышленного предприятия в условиях технического перевооружения должна стать его подготовка, а также всех его деловых партнеров к отклонениям прогнозных значений от будущих показателей спроса. Это положение означает, что бизнес-план должен быть гибким, т.е. предусматривать возможность изменения заказов на поставки готовой продукции, численности персонала, масштабов использования собственных производственных мощностей, а также субпоставщиков.
Реализация этой стратегии требует определения адекватных причинно-следственных связей между бизнес-процессами промышленного предприятия в целом и их чувствительности к колебаниям спроса на его готовую продукцию. В последнем контексте особое значение приобретает с одной стороны понимание поведения предприятий в условиях дефицита ресурсов, а с другой стороне современная логика потребления товаров индивидами.
В соответствие с теорией дефицита в экономике, где преобладают ресурсные ограничения, первая и основная форма моментального приспособления к дефициту обусловлена зависимостью объема производства от «узких мест», т.е. от количества имеющихся на данный момент наиболее дефицитных ресурсов [*]. Второй основной такой формой является вынужденная замена одних ресурсов на другие. Третьей такой формой является адаптация структуры выпускаемой продукции к структуре имеющихся ресурсов. Следует отметить, что все эти формы могут проявляться одновременно. Кроме того, необходимо упомянуть, что дефицит оказывает не только непосредственное «физическое» воздействие на сферу производства, но и имеет «моральный», психологический аспект, так как он непосредственно влияет на персонал предприятий.
Специфическим с точки зрения исследования теории дефицита вопросом является то, к чему должно приспосабливаться производство: к ресурсным ограничениям, к «узким местам» или к изменяющимся, запросам потребителя? Этот вопрос представляется интересным как в научном, так и практическом плане, поэтому рассмотрим его более подробно.
В экономической литературе последнего десятилетия, в частности в публикациях по маркетингу, отчетливо просматриваются, по крайней мере, два следующих аспекта: на рынке товаров и услуг существует диктат потребителя (покупателя); именно ориентация предприятия на клиента во многом влечет за собой приобретение им конкурентного преимущества.
Последнее положение с позиции теории конкурентных преимуществ М.Портера можно интерпретировать как доминирование на практике такой конкурентной стратегии как сфокусированная дифференциация, т.е. способности обеспечить покупателя уникальной и большей ценностью в виде нового качества товара, особых потребительских свойств или послепродажного обслуживания. Справедливости ради следует отметить, что сам М.Портер в своих работах вывод о таком доминировании не делает. Кроме того, здесь уместно вспомнить стратегию производства в 30-х годах прошлого века автомобилей на заводах Форда, который достаточно долго ограничивал их выпуск исключительно автомобилями одной марки и одного черного цвета. В условиях современного финансового кризиса эта стратегия достаточно легко объясняется тем, что она исключает иммобилизацию средств в запасах готовой продукции, которая может произойти, если спрос на отдельные их менее ликвидные виды резко упадет.
Причины существования феномена дифференцированного приспособления промышленных предприятий к запросам индивидуумов во многом объясняют закономерности общественной логики потребления, которые проявились в странах с развитыми рыночными отношениями, а в России еще только начинают получать свое развитие. Общество потребления по теории Ж. Бодрийяра — это общество обучения потреблению, социальной дрессировки в потреблении, т.е. новый и специфический способ социализации, появившийся в связи с возникновением новых производительных сил и монополистическим переустройством экономической системы с высокой производительностью [*].
Кредит играет здесь определяющую роль, даже если он лишь частично влияет на бюджеты расходов. Такая концепция является показательной, потому что под видом денежной поддержки кредит создает легкий доступ к изобилию. Кредит, равно как и реклама, обладает способностью производить раздвоение в покупке и ее объективных определяющих факторах. Согласно Ж. Бодрийяру при кредите имеет место «волшебство покупки», так как минимальный вклад дает грандиозную прибыль, а платежи по рассрочке растворяются в отдаленном будущем. Причем кредит становится дисциплинарным процессом вымогательства сбережений и регулирования спроса. Ситуация усугубляется тем, что сами потребности индивидуумов часто порождаются как «плод воображения» промышленных предприятий. Все это приводит к тому, что потребности людей и их удовлетворение являются производительными силами, вследствие чего они подвержены в настоящее время принуждению. Между тем такое принуждение имеет свои пределы. Следует напомнить, что именно проблемы в сфере ипотечного кредитования в США инициировали мировой финансовый кризис.
В последнем контексте, по нашему мнению, при прогнозировании спроса в рамках разработки стратегии бизнес-планирования необходимо обосновывать границы вариабельности готовой продукции. Одним из решений в случае сложности осуществления этого процесса служит стратегия отложенного спроса, которая предусматривает снижение производственной активно­сти по отдельным товарным направлениям до получения адекватной информации.
Требование к гибкости промышленного предприятия при разработке стратегии бизнес-планирования реализуется путем выбора одного из следующих принципиальных вариантов: производство на заказ («управляемое клиентами»); производство на склад; производство полуфабрикатов на склад, окончательная сборка по заказу клиентов и др.
Необходимо отметить, что современное бизнес-планирование на промышленных предприятиях в условиях их технического перевооружения предполагает уже на начальном его этапе постановку логистических целей, связанных с закупками, производством, сбытом, а также утилизацией отходов [*]. Это связано с тем, что закладываемые логистические параметры в значительной степени влияют на концепцию подобной модернизации и инвестиционные издержки в целом. В частности учету подлежат параметры:
— структуры производства (этапы производственного процесса, иерархия размещения, универсальность деталей и т.п.); использования технологий производства (концентрация, интеграция технологий); структуры закупок и монтажа (поставщик модулей/систем, высокая степень предпроизводственной, предмонтажной и предпродажной подготовки) и др.;
— пропускной способности цепей поставок и структурирования элементов создания в них добавленной стоимости (процессы обработки, контроля, транспортировки, перевалки и складирования) с точки зрения: длины производственной цепочки (например, комплексная обработка in house (на собственном предприятии) или максимизация количества поставщиков при чисто сборочном производстве) и др.
В последнем контексте особое внимание следует уделять вариантам объединения элементов цепей поставок в сфере снабжения промышленного предприятия машинами и оборудованием в центры ответственности, а также передачи части функций по поставкам логистическим провайдерам на принципах аутсорсинга. В рамках выбора подобных вариантов требуется проводить следующие мероприятия: 1) анализ полезности альтернативных вариантов конфигурации цепей поставок в сфере снабжения; 2) анализ доходов и затрат по подобным вариантам; 3) определение экономического статуса элементов выбранной конфигурации поставок по результатам сравнительного анализа [*].
Аутсорсинг представляет собой передачу сторонним провайдерам на договорной основе выполнения ряда внутренних видов деятельности предприятия, а также ответственности за принятие определенных решений, связанных с этими видами деятельности. Аутсорсинг отличается от обычных договорных отношений, связанных с закупками и оказанием консалтинговых услуг, тем, что передается не только право выполнять определенные виды деятельности, но и ресурсы, которые требуются для выполнения этих видов деятельности, в том числе люди, сооружения, оборудование, технологии и некоторые другие активы. Кроме того, передается ответственность за принятие решений, связанных с определенными видами деятельности [*]. Интерес к аутсорсингу обусловлен широким распространением на практике концепции ориентации промышленных предприятий на ограничение своей деятельности рамками своей основной компетенции.
Практика показывает, что вынесение на основе аутсорсинга за границы функционирования промышленного предприятия вспомогательных, в том числе производственных процессов, оправданно в следующих случаях: 1) стандарты выполнения этих процессов на предприятии соответствуют отраслевым стандартам их осуществления; 2) существует конкуренция между поставщиками аутсорсинговыми услуг. Однако эта практика не лишена недостатков, в частности одним из них является возникновение сервисного риска, обусловленного отсутствием должной степени персонализации внимания поставщиков аутсорсинговых услуг к их выполнению.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия