Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
К РАЗРАБОТКЕ ПРОГРАММЫ ДОЛГОСРОЧНОГО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ. ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Синь Л.
директор Центра трансформационной экономики,
заведующий кафедрой мировой экономики Шанхайского университета финансов и экономики,
профессор, доктор экономических наук


Пострадает ли от глобального кризиса стратегия России — 2020 (мнение китайского ученого)
В статье на основе мировых и российских информационных источников анализируется кризисная ситуация в экономике России и выявляются возможности сохранения инновационных механизмов развития
Ключевые слова: глобальный кризис, инновационное развитие, стратегия России

За 8 лет (2000–2007 гг.) Россия восстановила потерянный в 1990 годы уровень социально-экономического развития. Реальный доход населения был увеличен в 2,5 раза. Безработица и бедность снизились наполовину. ВВП вырос на 72%. Объем ВВП по паритету покупательной способности (ППС) в 2007 г. достиг 2087,8 млрд долл. США и занимает 6-е место в мире. ВВП на душу населения — 11861 долл. США. К 2008 г. Россия восстановила репутацию мировой державы на международной арене, показав способность динамичного подъема экономики.
При условиях быстрого восстановления экономической мощи России за последние 8 лет, в феврале 2008 г. В. Путин выступил на расширенном заседании Государственного совета с докладом «О стратегии развития России до 2020 года» [*]. Затем последовала публикация целой серии амбициозных стратегий и концепций долгосрочного развития в период до 2020 г. К примеру, «Стратегия развития информационного общества в России», «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации», «Стратегия развития финансового рынка Российской Федерации на период до 2020 года» и другие.
В июле 2008 г. Д. Медведев подписал новую «Концепцию внешней политики РФ» [*]. «Новая Россия, встав на твердую почву национальных интересов, обрела полноценную роль в глобальных делах». Кульминацией данной концепции, видимо, следует считать следующий тезис: «Если партнеры не будут готовы к совместным действиям, Россия для защиты своих национальных интересов будет вынуждена действовать самостоятельно, но всегда на основе международного права» [*].
И в августе 2008 г. этот тезис был реализован в эффективных военных действиях на Кавказе, вызванных агрессией со стороны Грузии. Решение России ввести войска в Южную Осетию было ответной, вынужденной мерой — и единственно возможной. Если бы Россия не ответила на нападение Грузии, ей пришлось бы позабыть свой статус великой державы. Если бы она не ответила, то в Абхазии и Южной Осетии сейчас стояли бы войска НАТО. Дальнейшее посещение сразу четырех стран Латинской Америки Президентом РФ Д. Медведевым плюс рейды военных кораблей российского флота к берегам Америки в ноябре 2008 г. стали убедительной демонстрацией могущества России в Западном полушарии.
Все это свидетельствует о том, что «Россия окончательно встала с колен» [*]. Теперь необходимо мобилизовать силы на достижение поставленных, долгосрочных задач.
Стратегия развития России до 2020 года: амбициозный план перевода на инновационную модель развития.
В. Путин в своем выступлении на упомянутом выше заседании Госсовета определил основные ориентиры социально-экономического развития России до 2020 года: возвращение России в число мировых технологических лидеров, четырехкратное повышение производительности труда в основных секторах российской экономики, увеличение доли среднего класса до 60–70% населения, сокращение смертности в полтора раза и увеличение средней продолжительности жизни населения до 75 лет. При этом он призвал «сконцентрировать усилия на решении трех ключевых проблем: создании равных возможностей для людей, формировании мотивации к инновационному поведению и радикальном повышении эффективности экономики, прежде всего на основе роста производительности труда. В силу своих гигантских размеров и природных богатств российская экономика в течение всей своей тысячелетней истории входила в число крупнейших в мире. За исключением периодов национальных катастроф (гражданская война, распад СССР) Россия, как правило, либо лидировала, либо входила в тройку мировых лидеров по объемам национального богатства, продукта и дохода. В свете исторического опыта заявляемая нынешним Правительством России цель возвращения российской экономики в пятерку самых больших национальных экономик мира не выглядит чересчур амбициозной.
Представленная В. Путиным на заседании Госсовета стратегия социально-экономического развития России до 2020 года по сути, по мнению С. Глазьева, является политическим решением о переводе российской экономики с инерционного энерго-сырьевого на инновационный путь развития [*]. Смысл стратегии вполне соответствует объективным требованиям повышения конкурентоспособности российской экономики и конституционным целям социального государства. Возникает надежда, что получив правильные ориентиры, государственная машина и деловое сообщество смогут повернуть, наконец, экономику России на инновационный путь развития, вывести ее на траекторию быстрого и устойчивого роста на передовой технологической основе. С. Глазьев считает, что в отличие от прошлых стратегий, исходивших из наивного представления о чудодейственности механизмов рыночной самоорганизации, нынешнюю стратегию отличает трезвое понимание сложного положения российской экономики, теряющей конкурентоспособность и стремительно опускающуюся на сырьевую периферию мирового рынка, лишаясь внутреннего потенциала самостоятельного развития. Эта стратегия исходит из содержательных задач развития экономики на основе НТП, кардинального повышения ее эффективности и социальной ориентированности. Впервые за все постсоветские годы государство решилось взять стратегическую инициативу в свои руки. Несмотря на решение задач и удвоения ВВП за последнее десятилетие, В. Путин совершенно правильно констатирует тупиковость инерционного энергосырьевого сценария развития, низводящего Россию до роли сырьевого придатка мировой экономики [*]. И, в соответствии с рекомендациями науки, определяет приоритеты государственной политики: инвестиции в человеческий капитал, подъем образования, науки, здравоохранения, построение национальной инновационной системы, развитие естественных преимуществ и модернизация экономики, развитие ее новых конкурентоспособных секторов в высокотехнологических сферах экономики знаний, реконструкция и расширение производственной, социальной и финансовой инфраструктуры. Для перевода России на инновационный путь развития ставится задача кардинального повышения инновационной и инвестиционной активности, доведение уровня накопления до 30% от ВВП, перехода к стандартам развитых стран в сфере бюджетной политики. Это означает, что уровень финансирования образования должен достичь 7% от ВВП, здравоохранения — 6%, науки — 3%. Иными словами, расходы государства на эти отрасли должны быть удвоены.
Таблица 1
Основные варианты развития экономики РФ
до 2020 г.
Источник: Справочные материалы к Концепции социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года.
Для реализации заявленной В. Путиным стратегии социально-экономического развития Правительство России составило «Концепцию долгосрочного социально-экономического развития страны до 2020 года» [*], где говорится о переходе российской экономики от экспортно-сырьевого к инновационному типу развития. При этом представляется три сценария развития: инерционный, энергосырьевой, основывающийся на дальнейшем наращивании инвестиций в области энергетики и сырьевых секторов экономики, и инновационный [*]. Как следует из таблицы 1, прогнозные макроэкономические показатели к 2020 г. по сценариям заметно отличаются. Хотя и инновационный, и энергосырьевой сценарии обеспечивают удвоение ВВП за прогнозный период, прирост ВВП по инновационному сценарию выше на 20%. При этом прирост инвестиций по инновационному сценарию выше, чем по энергосырьевому, на 40%, и составляет 300% — это почти вдвое превышает прирост ВВП [*].
С. Глазьев подчеркивает, что по всем трем сценариям предполагается повышение эффективности экономики. При этом по инновационному сценарию энергоемкость и электроемкость ВВП сокращаются соответственно на 39% и на 27%, а производительность труда возрастает на 138%. Наибольшее отличие инновационного сценария от инерционного и энергосырьевого заключается в опережающем росте инвестиций. При этом показатели повышения эффективности экономики, как и прироста валового продукта, существенно отстают от прироста инвестиций. Из этого следует, по мнению С. Глазьева, что Концепция ориентируется, главным образом, на экстенсивное наращивание основного капитала, которое служит основой роста производства. Тем самым в инновационный сценарий закладывается существенная инерционная составляющая. В результате темпы экономического роста по инновационному сценарию лишь немного отличаются от энергосырьевого [*] (рис.1).
Рис.1. Проблемы реализации стратегии инновационного развития
Переход на инновационный путь развития предполагает существенное изменение в механизмах и структуре экономического роста. По мнению С. Глазьева, его основным источником должен стать НТП [*]. Согласно Концепции, «доля промышленных предприятий, осуществляющих технологические инновации, должна возрасти до 40–50% (2005 год — 9,3%), доля инновационной продукции в выпуске промышленной продукции — до 25–35% (2005 год — 2,5 процента)», «доля высокотехнологичного сектора и экономики знаний в ВВП должна составлять не менее 17–20% (2006 год — 10,5%)». Сильно меняется отраслевая структура экономики. Согласно инновационному варианту, доля высокотехнологичного сектора в добавленной стоимости увеличивается в 2 раза — с 10% почти до20. При этом зеркально сокращается нефтегазовый сектор — с 20% до 12%. В дополнение к этому несколько сокращается доля сырьевого сектора (с 8,4% до 6,8%) и существенно — с 17,7 до 12,2% — доля торговли. Достижение таких показателей — задача чрезвычайно сложная.
С. Глазьев считает, что современный экономический рост характеризуется ведущим значением научно-технического прогресса и интеллектуализацией основных факторов производства. Характерной чертой современного экономического роста стал переход к непрерывному инновационному процессу в практике управления. Интенсивность НИОКР и качество человеческого потенциала определяют сегодня возможности и уровень экономического развития — в глобальной экономической конкуренции выигрывают те страны, которые обеспечивают благоприятные условия для научно-технического прогресса. В настоящее время доминирует информационный технологический уклад. Его ключевым фактором является микроэлектроника и программное обеспечение. Сегодня формируются ключевые направления экономического роста в долгосрочной перспективе. Их своевременное развитие закладывает сравнительные преимущества, которые будут определять геополитическую конкуренцию до середины XXI века. Огромное значение государственного стимулирования НТП в обеспечении современного экономического роста определяется объективными свойствами инновационных процессов. Правильное определение приоритетных направлений концентрации национальных ресурсов на своевременном освоении ключевых технологий информационного технологического уклада позволило вырваться из периферийной зависимости азиатским «тиграм» — Японии, Южной Кореи, Тайваню. Сегодня по этому же пути идут Китай, Индия и Бразилия, осваивая ключевые направления роста технологических укладов. Это позволяет им не только опережающим образом развивать новые производства, но и воспроизводить на новой технологической основе традиционные, привлекая транснациональный капитал с большей экономической эффективностью. Секрет любого «экономического чуда» заключается в правильном выборе и реализации приоритетов развития, реализация которых дает возможность «оседлать» очередную волну экономического роста [*].
Колоссальные разрушения российской экономики за годы радикальных реформ отбросили ее в конец первой десятки мировых держав. Экономический подъем последних лет, связанный с ростом цен на экспортируемые из России энергоносители и сырье, лишь частично компенсировал это отставание. В мировом разделении труда Россия оказалась на сырьевой периферии мирового рынка, став энергетическим придатком Европы и донором мировой финансовой системы. Эффективность российской экономики оставляет желать много лучшего. По показателям материало-, энерго- и трудоемкости она в несколько раз отстает от мировых лидеров, что является следствием относительной неразвитости воспроизводимой части экономического потенциала — низкого технического уровня весьма устаревших производственных фондов, расточительного потребления ресурсов, коррупции и некомпетентности управленческой верхушки. Хотя с 1999 г. наблюдается устойчивый рост ВВП, сегодня он едва дотягивает до дореформенного уровня и остается меньше, чем в любой стране «восьмерки», вдвое меньше, чем в Индии и вчетверо меньше, чем в Китае.
При этом существенно ухудшилась структура производства — в отличие от других успешно развивающихся стран, наращивающих производство товаров с высокой добавленной стоимостью, в России увеличение ВВП обеспечивалось главным образом экспортом энергоносителей и ростом торговли. В структуре промышленного производства резко выросла доля топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов при сокращении доли машиностроения. Отрасли с высокой добавленной стоимостью продолжали деградировать. Наибольшие разрушения произошли в наукоемкой промышленности, инвестиционном и сельскохозяйственном машиностроении, в легкой промышленности и производстве промышленных товаров народного потребления, где уровень производства упал во много раз, а также в отраслевой науке [*].
Падение объемов производства пока не сопровождалось столь же масштабным выбытием основных фондов. Коэффициент обновления упал до 2%, что влечет нарастающее технологическое отставание российской экономики. Средний возраст оборудования превысил 20 лет, что вдвое больше, чем в развитых странах. В отсутствие сколько-нибудь выраженной инвестиционной и структурной политики государства технологические сдвиги в российской экономике приобрели явно регрессивный характер и выразились в быстрой деградации ее технологической структуры. Большинство производств ядра современного технологического уклада практически свернуто. Сокращение их производства намного превышает спад производства других видов продукции; произошло практически полное их вытеснение с внутреннего рынка импортными аналогами. Резко снизилась инновационная активность предприятий. Интенсивность инновационной деятельности в обрабатывающей промышленности упала до 1%, а уровень инновационности продукции снизился до 10%. Самые серьезные разрушения произошли в научно-техническом потенциале России, который является главным источником современного экономического роста, что повлекло резкое снижение конкурентоспособности национальной экономики и утрату значительной части потенциала экономического роста.
С разрушением собственного научно-технического потенциала российская экономика переориентируется на импортную технологическую базу. Экспортно-ориентированные сырьевые отрасли все большую часть оборудования приобретают за рубежом. Даже вполне конкурентоспособная продукция отечественного высокотехнологического машиностроения для ТЭК оказывается невостребованной сырьевыми корпорациями, ориентирующимися на иностранную технику. По данным межотраслевого баланса Росстата, в 2002 г. удельный вес импорта во внутреннем потреблении продукции машиностроения составил 43,7%. По расчетам специалистов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, в обозримом будущем до 60% необходимых для модернизации российской экономики технологий может потребоваться приобретать за границей.
Стремительная деградация научно-производственного потенциала России предопределяет сползание российской экономики на периферию мировой экономической системы. Сырьевая специализация, крайне низкая оплата труда, явно недостаточное финансирование научных исследований, бегство капитала и утечка умов, вымывание национального дохода через обслуживание внешнего долга и размещение валютных резервов — все эти характерные черты периферийной страны сегодня в полной мере присущи российской экономике. Если бы не еще сохраняющийся, относительно высокий уровень образования населения и квалификации трудовых ресурсов, имеющийся научно-технический потенциал, ракетно-ядерный оборонный щит, то погружение на периферию мировой экономики и утрату возможностей собственного экономического развития можно было бы считать необратимыми. Продолжение сложившихся тенденций деградации научно-производственного потенциала России еще несколько лет будет означать закрепление периферийного положения российской экономики.
Проведенные выше измерения показали сохраняющуюся технологическую многоукладность российской экономики, воспроизводство которой приобрело патологические черты. Если в успешно развивающихся странах технологическая многоукладность преодолевается за счет относительно более высоких темпов развития передовых технологических укладов, то в российской экономике, наоборот, наблюдается снижение их веса. Эта деградация технологической структуры и ее замораживание на отсталом уровне происходит под воздействием втягивания российской экономики в типичный для колониально зависимых стран порочный круг неэквивалентного внешнеэкономического обмена, в котором она опускается до роли сырьевого придатка развитых стран.
Несмотря на колоссальные разрушения, российская экономика все еще обладает мощным научно-производственным потенциалом и достаточными ресурсами для преодоления тенденций ее деградации за счет активизации внутренних возможностей и конкурентных преимуществ. Прежде всего, это: высокий уровень образования населения; развитый научно-производственный потенциал; значительные валютные резервы, позволяющие последовательно наращивать денежное предложение, ремонетизируя российскую экономику; огромная территория и емкий внутренний рынок, обеспечивающие широкое разнообразие жизнедеятельности и потребностей населения; исторические традиции великой державы и заслуженный мировой авторитет; большой объем несвязанных сбережений, вовлечение которых в экономический оборот способно удвоить инвестиционную активность [*].

Антикризисные меры правительства России и предпосылки выхода из кризиса
Стремясь предотвратить кризис ликвидности, в августе 2008 г. Министерство финансов России разместило в коммерческих банках 166 млрд рублей; в сентябре — 763 млрд рублей (лимит повышен до 1,5 трлн рублей); еще 300 млрд рублей были высвобождены ЦБ посредством снижения требования к резервам банков.
7 октября 2008 года Президент России Д. Медведев, после совещания с экономическим блоком правительства, сказал, что государство предоставит российским банкам субординированный кредит на сумму до 950 млрд рублей сроком не менее чем на пять лет. Из общей суммы кредита Сбербанк должен был получить до 500 млрд рублей, ВТБ — до 200 млрд рублей, Рос сельхозбанк — до 25 млрд рублей; оставшиеся 225 млрд смогут получить прочие российские банки при условии, что сумма кредита не будет превышать 15 % уставного капитала банка, а владельцы банка будут готовы внести два рубля своих средств на рубль государственных.
10 октября 2008 года Государственная дума приняла ряд законопроектов по стабилизации финансовой системы. Речь идет о принятии проектов федеральных закона «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы Российской Федерации», которое позволит преодолеть негативное воздействие мирового кризиса к концу следующего года. Согласно закона Банк России должен будет разместить в государственной корпорации Внешэкономбанк депозиты на общую сумму $50 млрд сроком на один год. За счет этих средств Внешэкономбанк будет предоставлять российским организациям кредиты и займы в иностранной валюте. Другой мерой поддержки будет наделение Банка России правом компенсировать кредитным организациям часть убытков, которые могут возникнуть у них по сделкам межбанковского кредитования. Эта мера позволит стимулировать сделки на межбанковском кредитном рынке, поскольку она существенно снижает риск убытков от сделок по взаимному кредитованию банками друг друга. Тем самым будет обеспечено более свободное и оперативное распределение денежных средств в банковской системе. Третьим элементом комплекса мер поддержки станет упрощение условий предоставления кредитов Банком России. В частности поправки разрешают размещать средства Фонда национального благосостояния во Внешэкономбанке на депозиты до 31 декабря 2019 года на общую сумму не более 450 млрд рублей по ставке 7 % годовых в порядке, установленном российским правительством.
23 октября 2008 г. Госдума приняла сразу во втором и третьем чтениях поправки в федеральный бюджет на 2008–2010 годы, которые увеличивают финансирование по отдельным антикризисным направлениям; также были приняты законы, расширяющие полномочия Банка России, позволяя ему идти на «спецмеры» по скупке кризисных банков и оперировать не только государственными ценными бумагами, но и осуществлять куплю-продажу корпоративных ценных бумаг.
8 ноября 2008 года Председатель Правительства РФ В. Путин утвердил подготовленный в соответствии с поручением Президента Д. Медведева «План действий, направленных на оздоровление ситуации в финансовом секторе и отдельных отраслях экономики». Антикризисный пакет мер содержит 55 пунктов и рассчитан на ближайшие пять месяцев. В плане правительства сказано, что авиакомпаниям страны будет предоставлена шестимесячная отсрочка по уплате таможенных платежей на ввозимую авиатехнику, увеличение объемов субсидий компаниям-экспортерам промышленной продукции. Не останутся без господдержки и естественные монополии: правительство поддержит их инвестпрограммы на 2009–2011 годы. Среди других пунктов плана следует отметить разрешение на выпуск биржевых облигаций сроком до трех лет, увеличение объемов рефинансирования кредитов через «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию», а также сокращение тарифных квот на импорт птицы и свинины. Кроме того, будут увеличены субсидии организациям оборонно-промышленного комплекса. В плане подчеркивается, что это делается для того, чтобы не допустить их банкротства. Также правительство планирует ввести еженедельный мониторинг увольнения работников в связи с кризисом. Напомним, что правительство России в сентябре-октябре уже приняло ряд антикризисных мер. В частности, из бюджета были выделены средства на поддержание российского фондового рынка и на помощь российским банкам. Кроме того, правительство передало Внешэкономбанку 50 миллиардов долларов для рефинансирования кредитов российских компаний. В рамках стабилизационного пакета мер были уже направлены беспрецедентные средства — 5 трлн рублей — на обеспечение ликвидности банковского сектора. Был принят закон, повышающий до 700 тыс. рублей гарантии по банковским вкладам граждан. То есть подавляющее число вкладчиков (98,5%) полностью защищено государством. В. Путин подчеркивает, что сегодня, когда меняется конфигурация глобальной экономики, у России появляются дополнительные возможности реализовать проект создания в России международного финансового центра и превращения рубля в региональную резервную валюту.
11 ноября 2008 года Президент Д. Медведев заявил о необходимости усиления государственного контроля за деятельностью банков. 20 ноября, выступая на 10-м съезде «Единой России», лидер партии В. Путин предложил снизить налоги на бизнес, налог на прибыль на четыре процентных пункта. Начиная с 2010 года предполагалось увеличить размер амортизационной премии — с 10 до 30 процентов, с начала 2009 года дать регионам право уплачивать налог на прибыль на основе фактической прибыли, а не «на бумаге», полученной с начала года. Для снижения фискальной нагрузки на малый бизнес, создания дополнительной мотивации для его развития предлагалось дать регионам право снижать ставку упрощенного налогообложения на 10 процентных пунктов — до 5 процентов. С 1 декабря ЦБ повысил ставку рефинансирования с 12 до 13 % и основные ставки по ключевым операциям и продлил с трех месяцев до полугода сроки кредитования ЦБ банков на без залоговых аукционов. 19 декабря на совещании по вопросам развития автомобильной промышленности был принят пакет протекционистских мер с целью поддержания российского автопрома. 19 января 2009 г. Председатель Правительства В.В. Путин поручил Минфину пересчитать федеральный бюджет 2009 г., исходя из новых макроэкономических параметров, представленных Минэкономразвития: среднегодовая цена на нефть (Urals) в $41 за баррель, сокращение ВВП на 0,3%, инфляция — на уровне 13%, рубль, девальвированный до 35 руб./$. Исходя из них, дефицит федерального бюджета в 2009 г. составит 5% ВВП.
С 11 ноября 2008 года ЦБ официально начал снизить курс рубля по отношению к бивалютной корзине. По итогам года курс рубля упал на 20% к корзине валют. 15 января ЦБ в четвертый раз с начала 2009 г. допустил расширение границ валютного коридора. Официальный курс доллара, установленный ЦБ с 16 января, превысил исторический максимум и составляет 32,2135 рубля. Повышение курсов доллара и евро привело к очередному ослаблению российской валюты по отношению к бивалютной корзине. Стоимость бивалютной корзины достигла 36,79 руб.
Общие затраты на преодоление кризиса в России составили порядка 222 млрд долл. США, практически 14 % от внутреннего валового продукта (ВВП).
Экономический кризис в России только разворачивается. Еще рано делать какие-то прогнозы. Насколько глубоко кризис задел российскую экономику, пока трудно сказать. Эксперты решаются только делать прогнозы: «кризис России 2008 продлится приблизительно до 2012 года».
Советник президента Аркадий Дворкович объективно заявил, что восстановление российской экономики во многом зависит от внешней конъюнктуры (а не от действий правительства). То есть от мировых цен на энергоносители и вообще сырьевые товары, доходы от экспорта которых и составляют основу бюджета и валютных резервов страны. Поэтому все макроэкономические прогнозы, по сути, являются гаданием на нефтяной гуще: какова будет цена на нефть в 2009 году? Правительство России рассчитывает на среднегодовые $50 и даже $60 за баррель, что позволит сохранить основные параметры бюджета. При $30 за баррель России, возможно, придется занимать у мировых финансовых институтов и резко девальвировать рубль, предупредил Всемирный Банк. И так всем ясно, если мировая экономика быстро не восстановится, то ситуация будет еще хуже.
Татьяна Гурова считает возможными зонами оживления, которые начнут тянуть экономику вверх нынешним летом, следующие. Первая — это сельское хозяйство. Поскольку Россия объективно имеет преимущества в этой области, можно предполагать, что естественное сезонное оживление сельскохозяйственного сегмента станет одним из тех импульсов, которые начнут оживлять национальное хозяйство. И здесь выстраиваются довольно длинные производственные цепочки. Вторая зона — импортозамещение, особенно в секторе потребления, которое позволит России компенсировать потери от падения цен на нефть. Поэтому фактор оживления потребительского сегмента на фоне ухода импорта, безусловно, сыграет свою роль в общем оживлении хозяйства. Третья зона — инфраструктурные проекты. Государственная активность в этой сфере очевидна, и, скорее всего, первыми ласточками будут энергетические проекты, которые станут еще одной точкой оживления уже к лету [*]. Хочется в это верить.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия