Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Айдарбекова А. Т.
старший преподаватель Тюменской государственной сельскохозяйственной академии

Региональные приоритеты обеспечения мясопродукцией
Рассматриваются тенденции развития мирового рынка мяса, импорта мяса в Россию и последствия этого для региональных сельхозпроизводителей. В качестве приоритетного направления самообеспеченности региона предлагается, на примере Тюменской области, развитие интеграционных процессов в мясопродуктовом подкомплексе на основе оптимизации ценовой эквивалентности между структурными составляющими интеграционной структуры холдингового типа. Излагается авторский подход к оценке социально-экономической эффективности полного самообеспечения региона агропродукцией
Ключевые слова: рынок мяса, импорт, самообеспеченность региона, социально-экономическая эффективность, оптимальная ценовая эквивалентность, холдинговые структуры, Тюменская область

Нарастание глобализации в экономике, несовершенство механизма взаимодействия управляющего центра ВТО и стран-претендентов на вступление в данную организацию, порождает дискриминационные проявления в отношении последних, особенно по импорту продовольственных товаров, что создает угрозу продовольственной безопасности как России в целом, так и ее отдельных регионов. Такая обстановка особенно характерна для рынка мясной продукции, импорт которой с 2000 г. в страну вырос в среднем в 3,8 раза.
Учитывая тенденции мирового производства мяса, его импорт в нашу страну будет возрастать. По данным ФАО, прирост производства мяса произойдет в основном за счет стран Южной Америки и Азии, доля которых в мировом производстве мяса составляет около 70%. При этом в экономически развитых странах доля приращения будет расти незначительно (около 2% в год). Хотя рост цен на энергоресурсы и кризис в финансовой сфере вряд ли позволят большинству зарубежных стран наращивать производство особенно ресурсозатратных видов мясопродукции. Рост цен на энергоресурсы неизбежно снизит доходы сельских хозяйств, которые сбавят производство данной продукции. В результате последует увеличение цен на мясо при снижение платежеспособного спроса населения.
В связи с птичьим гриппом снижение объемов производ­ства мяса птицы будет компенсировано говядиной, производство которой в основном повысится в странах Северной и Южной Америки. Производство свинины может возрасти в зернопроизводящих странах, включая США, Канаду, Китай, где дешевле комбикорма. Это касается и мяса птицы, объемы которого после спада его потребления снова возрастут, превысив ранее достигнутый рубеж в 80 млн т.
Объем производства баранины, как предполагается, возрастет до 13,5–14 млн т., в основном за счет таких стран, как Индия, Пакистан, Китай, Иран, Австралия и Новая Зеландия. Из-за участившихся засух в них сокращается поголовье крупного рогатого скота.
Разумеется, объемы производства мяса в мире будут корректироваться с учетом его потребления. С затиханием «страстей», обусловленных заболеваниями скота и птицы, объемы потребления говядины и бройлерного мяса снова стали возрастать. Однако рост более всего заметен в развитых (богатых) странах, где на человека в год приходится 80–85 кг мяса, а в бедных странах — 30–33 кг при среднемировом значении данного показателя 43 кг в год. При ожидаемом мировом обороте мяса в 22 млн т. на долю говядины и птицы будет приходиться 80% этого объема, в котором основная роль принадлежит Бразилии и США. От импорта мясопродукции в основном пострадает аграрный сектор индустриальных регионов, в которых непросто учесть возможности продовольственного самообеспечения из-за неустойчивости функционирования данного сектора. К таким регионам (субъектам РФ) относится Тюменская область, где сельскохозяйственная продукция производится в основном в ее Южной части, как наиболее пригодной по природно-климатическим условиям. Причем наиболее подходящей специализацией можно считать животноводство и птицеводство, существующее как в крупных (товарных), так и в малых (в основном натуральных) хозяйствах.
Данному региону присущи все негативные тенденции АПК, характерные и для других территорий (спад в животноводстве, деградация производственно-ресурсного потенциала и др.). Особенно пострадал мясопродуктовый подкомплекс. С 2000 г. реализация производимого в регионе мяса сократилась на 40%, особенно мяса крупного рогатого скота (КРС).
Исходя из возможностей региона, в нынешних условиях наиболее реальным можно считать развитие мясного скотовод­ства, производство говядины. Чтобы отдать приоритет бройлерному производству, необходимы значительные инвестиции на развитие производства комбикормов, которые могут осуществляться в основном частными инвесторами; они же мало заинтересованы в восстановлении социальной инфраструктуры села. Свиноводство также требует немало комбикормов и зернофуража, что увеличивает себестоимость, снижая рентабельность производства свинины и конкурентоспособность регионального рынка данной продукции.
Скотоводство менее энергоемко по условиям содержания: оно не требует теплых помещений и трудоемких кормовых культур, достаточно использовать корма естественных пастбищ в сочетании с улучшенными сенокосами. Разумеется, для развития данного направления необходимо наладить племенное дело, что в области решается. Это позволяет обеспечить породистым и более «скороспелым» скотом не только крупные специализированные агропредприятия, но и малые агроструктуры, в частности, хозяйства населения, используя их для откорма животных. В качестве наиболее подходящими для условий региона наукой и практикой определены следующие породы скота: герефордская сибирской селекции, шароле, лимузин, салерс, обрак. Из Франции в Тюменскую область поступило около 1500 голов племенных животных, действуют пять крупных репродуктов федерального уровня, где производят племенных животных для области и других территорий.
В «погоне» за породистым скотом зарубежного «образца» следует учитывать, что в сибирских условиях животные «южных кровей» вряд ли смогут безболезненно выжить, даже если их содержание будет предусмотрено в рамках стойловой технологии. В зданиях же облегченного типа со свободным выходом животных на выгульно-кормовых дворах они просто не выживут. Ведь достаточно двух-трех «прогулок» при минус 35–40оС, и здоровье животных племенной ориентации окажется под угрозой. Строить же каждой породи­стой корове или племенному быку по «коттеджу» (по терминологии некоторых ученых — капитально переоборудованному зданию) — дело слишком дорогостоящее. Хотя в перспективе, когда спад агропроизводства достигнет запредельно-критической отметки и породистая корова станет ли чуть ли не «музейной» редкостью, такой вариант содержания вполне возможен.
Разумеется, выведение высокопородистого мясного скота на основе скрещивания с местным займет несколько лет, пока он получит широкое распространение не только в Тюменской области и Уральском Федеральном округе, но и в других регионах Зауралья и Западной Сибири. Ускорению решения данной задачи и укреплению регионального рынка мясопродуктов может способствовать развитие интеграционных процессов. Именно такие приоритеты должны быть отмечены в соответ­ствующих программных установках, относящихся к развитию агропредпринимательства и сельских территорий.
Пока же, к сожалению, звенья технологической цепочки «Тюменская мясная компания» — племенные репродукторы — откормочные площадки — фермерские и личные хозяйства — специализированные хозяйства по откорму скота — спецхозяйства по выращиванию поместных телок — торговая сеть», экономически разобщены, что сковывает развитие каждого из них. Тем более что задачами Тюменской мясной компании являются создание отрасли мясного скотоводства и координация деятельности по производству и реализации говядины. Компания пытается координировать действия партнеров по созданию материально-технической базы для реализации прогрессивных технологий и инноваций в производстве говядины, выбору рациональной структуры кормопроизводства и применению прогрессивных технологий заготовки кормов, согласуемых с оптимальными рационами кормления животных, а также использования интенсивных технологий по переработке говядины. Однако «координация действий» еще не решет проблемы создания региональной системы мясного скотоводства. Необходимо, прежде всего, юридическое закрепление всех ее структурных составляющих, к которым целесообразно отнести следующие:
1) Тюменскую мясную компанию-головную организацию;
2) племенные репродукты;
3) специализированные хозяйства по откорму скота;
4) Фермерские и личные подсобные хозяйства, занимающиеся скотоводством;
5) площадки по интенсивному откорму скота;
6) специализированные хозяйства по выращиванию поместных телок;
7) собственную торговую сеть;
8) обслуживающую инфраструктуру (транспортную систему, материально-техническое обеспечение, районные бойни, маркетинговые и информационные службы, кормозаготовительные отряды и т. д.)
Все они могут сформировать, например, мясной холдинг, функционирующий на известных принципах и условиях. В данную структуру могут войти все 120 специализированных предприятий по разведению и выращиванию племенного скота (это около 22 тыс. голов) и 15 специализированных хозяйств по «доращиванию» и откорму молодняка крупного рогатого скота (37 тыс. голов).
Для обеспечения более устойчивого функционирования интеграционного формирования необходимо соблюдать, через ценовую эквивалентность, объективность распределения дохода, полученного от реализации конечных видов мясопродукции, между всеми его структурными подразделениями. При этом целесообразно придерживаться следующего методического подхода:
Следующее направление, специализированное на производстве мяса, — свиноводство. Несмотря на «скороспелость», данная отрасль животноводства отличается более высоким потреблением ресурсов и экологическим риском в условиях ее концентрации. Она требует немало комбикормов, применения современных технологий содержания животных, систем удаления и хранения свиного навоза. К сожалению, из-за отсутствия эффективных технологий его переработки производство свинины на основе крупных свиноводческих комплексов пока нежелательно с экологической точки зрения. Проблему не решает даже известная, но из-за дороговизны почти не используемая технология анаэробной ферментации навоза с его переработкой в биогаз. В связи с этим строить крупные свиноводческие комплексы в таких, и без того экологически неблагополучных территориях, к каким относится Тюменская область, не целесообразно. Ее северная часть находится под воздействием нефтедобычи (нефтяные пленки на водоемах), а воды южной, где сконцентрировано сельское население и размещено агропроизводство, изобилуют навозными гельминтами. Размещение же крупных свиноводческих комплексов в отдаленных бездорожных районах вряд ли будет экономически выгодным.
В связи с изложенным очевидно, что свиноводство необходимо развивать пока на уровне фермерских и личных хозяйств населения, тем более что основное поголовье свиней находится в этих малых сельских хозяйствах.
К сожалению, в программе, разработанной Союзом российских производителей свинины («Россвинпромом») совместно с Министерством сельского хозяйства РФ и Россельхозакадемией, недостаточно внимания уделено экологии. На первый взгляд, в ней предусмотрено все: оптимальная численность содержания животных на одной площадке (до 3 тыс. свиноматок и до 60–100 тыс. логов откорма); собственные кормобикормовые цеха-заводы и элеваторы, хранилища для зерна; развитие селекционно-генетического потенциала комплексов; объемы и источники финансирования и т. д. Проблема же переработки свиного навоза в биогаз и высококачественные удобрения фактически не решена. Хотя в стране такая технология применялась ранее, например, в Прибалтике, где ряд свиноферм обходились собственной энергией и теплом за счет биогазовых установок.
Развитие свиноводства сдерживает также импорт свиного мяса в Россию (около 15% всего мирового импорта данного вида продукта). Поэтому здесь должна быть выработана эффективная государственная агропродовольственная политика. Причем оценка нынешней ситуации должна осуществляться не только с экономических позиций, но и с учетом социальных последствий, поскольку банкротство отечественных агропредприятий увеличивает безработицу на селе, которая в некоторых сельских районах достигает 18–20%.
Представляется, что социально-экономическая эффективность должна определяться на основе как рентабельности производства основных видов агропродукции, так и занятости сельского населения, с учетом качества жизни сельчан. Кроме того, необходимо учесть и многофункциональную роль сельского хозяйства, которую сложно отразить количественно. Хотя социально-экономическую эффективность самообеспечения основными видами агропродукции, в данном случае мясной, можно попытаться символически выразить следующим образом:
Эсэ = Эгп + Эв + Эм + Эс → max (2)
где Эсэ , Эгп , Эв , Эм , Эс — эффективность, соответственно, социально- экономическая (в целом), поддержки агропроизводства, от использования внутрирегиональных резервов, вследствие многофункциональной роли сельского хозяйства и социальная, при условиях:
При соблюдении этих условий эффективность полного самообеспечения региона агропродовольственной продукцией можно считать обоснованной, ее импорт не требуется.
Данный подход к обоснованию социально-экономической эффективности продовольственного самообеспечения может быть использован лишь для всей совокупности производимых в регионе сельхозпродуктов. Для какого-либо отдельного вида, например, мяса, необходимо рассчитать дополнительно долю влияния на уровень эффективности самообеспечения именно данной продукции, что при отсутствии соответствующей информации затруднительно осуществить. Для упрощенного подхода к определению уровня продовольственного самообеспечения региона можно исходить из условия: объемы собственного производства агропродукции должны устанавливаться с учетом возможности его ресурсного потенциала, платежеспособного спроса потребителей и продовольственно-таможенной политики.


Литература
1. Чупина И.П., Чемякина С.С., Айдарбекова А.Т. Сельские хозяйства населения в системе продовольственного самообеспечения региона. — Екатеринбург: Изд. дом УрГСХА, 2008. — 221 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия