Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
РАЗВИТИЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНТЕГРАЦИИ В СНГ И ЕврАзЭС
Гулиев М. Е.
доцент кафедры международных экономических отношений
Азербайджанского государственного экономического университета,
докторант Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


Стратегия развития межгосударственной экономической интеграции и сотрудничества нефтедобывающих стран СНГ
Статья посвящена анализу интеграционных процессов на пространстве СНГ в контексте согласованного развития национальных топливно-энергетических комплексов и экспорта энергоносителей на внешние рынки. Обосновывается необходимость разработки и реализации новой модели экономического сближения, не противопоставляющей евразийское и европейское направления в развитии внешних связей и отвечающей долгосрочным интересам стран СНГ.
Ключевые слова: международная экономическая интеграция, СНГ, топливно-энергетический национальный комплекс

Интеграционные процессы в межгосударственных отношениях имеют объективную основу, но их формы, темпы и эффективность в решающей степени определяются стратегическими приоритетами стран-участниц. Под стратегией, согласно В. Полтеровичу, «следует понимать траекторию изменения институтов и экономической политики, “соединяющую” текущее состояние с желательным» [1]. В. Сенчагов полагает, что «стратегия — это траектория не только изменения институтов и экономической политики, но и развития самой экономики, ее отраслевой, пространственной и социальной структур, ресурсной базы. В конечном счете, это траектория динамики макро-, микро- и мезоэкономических, а также и социальных индикаторов» [2]. На наш взгляд, стратегия есть совокупность научных представлений о целях развития, возможностях выбора путей их достижения из множества существующих альтернатив. Исходным пунктом разработки стратегии должна быть оценка состояния экономики и выявление противоречий в ее развитии.
Существенное значение для современного этапа развития экономики стран СНГ в контексте интеграционных процессов имеют противоречия между национальными интересами страны и корпоративными интересами предпринимательских структур; реальным и финансовым секторами экономики; экспортоориентированным отраслями и отраслями, обслуживающими внутренний рынок. При оценке возможных концепций стратегии и сценариев ее реализации надо определить, насколько они способствуют преодолению указанных противоречий (рис.1.).
Рис 1. Характеристики инвестиционных стратегий, ориентированных на поиск сырья, рынков, эффективности и ключевых активов.
Очевидно, что на современном этапе государства-участники СНГ стоят перед проблемой интеграции на качественно новой экономической основе с учетом требований глобализации и процессов интернационализации. Мировая практика и последствия глобального экономического кризиса свидетельствуют, что государственный сектор экономики способствует сглаживанию циклических колебаний рыночной конъюнктуры, стабилизации экономического роста как для экономики в целом, так и для отдельных ее крупных отраслей. Следовательно, углубление экономической интеграции связано с межгосударственным регулированием развития национальных экономик, в том числе отраслей энергетического хозяйства. Межгосударственное управление ТЭК на основе согласованного развития национальных топливно-энергетических комплексов и экспорта энергоносителей на внешние рынки выступает одним из главных факторов углубление интеграционных процессов в рамках СНГ. В результате экономического сотрудничества нефтедобывающих стран СНГ в области ТЭК появляются новые транспортные маршруты поставок энергоносителей, а также обеспечиваются условия для эффективного экономического развития в регионе. Это предполагает поиск адекватной формы организации сотрудничества, обеспечивающей согласованные действия по стратегическим вопросам. Основой для согласованного подхода в формате взаимодействие является ориентация на увеличение экспорта энергоресурсов на рынки других стран дальнего зарубежья в аспектах разделения рынка, формирования стратегии экспорта, определения ценовой политики, использования имеющихся коммуникационных систем, разработки совместных проектов и т.д.
Стратегические интересы нефтедобывающих стран СНГ реализуются по следующим, взаимно скоординированным векторам:
• Стратегия экспорта;
• Стратегия совместных проектов;
• Стратегия совместных инвестиций;
• Стратегия расширения рынка;
• Стратегия диверсификации экономики.
Особенности национальных стратегий развития нефтедобывающих стран СНГ предполагают решение вопросов совместной деятельности и разделения сфер влияния. С одной стороны, нарастает конкуренция между основными участниками — энергетическими ТНК, с другой — активизируются межгосударственная кооперация и регулирование [3], особенно в условиях преобладания сетевой транспортировки природного газа, — ключевого на сегодняшний день вида энергосырья. Несмотря на различие интересов основных действующих субъектов мировой энергетической политики, доминирующей тенденцией является достижение стратегического взаимодействия между ними. В частности, совместная разработка стратегии экспорта приобретает большое значение в случае возникновения конкурентной среды, способной привести к снижению цен на энергоносители, а также в случае целесообразности транзита через сопредельные территории других стран.
В энергетическом сотрудничестве нефтедобывающих стран СНГ с государствами «дальнего зарубежья», страны содружества, с позиций их экономических интересов, условно можно разделит на группы:
— ресурсных;
— транзитных;
— потребляющих.
Основываясь на финансово-экономических критериях, также можно выделить группу стран-инвесторов.
Проблема заключается в разработке дифференцированного подхода к каждой из указанных групп и отдельным странам внутри этих групп, исходя из баланса экономических и внешнеполитических интересов государств. Модели экономического взаимодействия, в полной мере учитывающие как исторически сложившиеся особенности хозяйственных комплексов постсоветских государств и специфику их сложившихся региональных группировок, так и принципиально новые условия экономической глобализации, могут привести в действии нереализованный интеграционный потенциал СНГ.
Наиболее сложный и дискуссионный вопрос формирования стратегии — это, безусловно, выбор приоритетов. Одни исследователи отдают предпочтение сфере финансовых услуг, другие — экономике знаний, считая промышленность пережитком индустриального общества, третьи — развитию человеческого капитала. По мнению В. Сенчагова, «преувеличение преимуществ инновационного сценария стратегии и недооценка роли экспортно-сырьевого могут привести к еще большим, чем в настоящее время, диспропорциям. Надо использовать конкурентные преимущества страны, как надежного экспортера топливно-энергетических ресурсов, повышая при этом инновационную компоненту в факторах устойчивого развития ТЭК. Доходы от его развития должны стать финансовой основой диверсификации производства, развития отраслей машиностроения, восстановления станкостроения, организации импортозамещающих предприятий в производстве машин и оборудования» [2].
Многие современные аналитики подчеркивают, что в XXI веке на смену геополитике, скорее всего, придет геоэкономика, выдвигающая на передний план национальную конкурентоспособность. В геоэкономике решающими факторами являются емкость рынков и позиции на них, движение товаров, капиталов, услуг и рабочей силы, экономические интеграционные и кооперационные связи. Поэтому Азербайджан идет по пути поиска более эффективного применения своих конкурентных преимуществ, к которым следует отнести растущий потребительский рынок, природные ресурсы и уникальное географическое положение. Нужно находить такие системные решения, которые позволяли бы эффективно увязывать деятельность на мировых и региональных рынках с развитием собственной экономики в целом. В этом и заключается сегодня смысл промышленной политики Азербайджана, включая и управление ее энергетическим сектором.
В современных условиях промышленная политика представляет собой составную часть стратегии общественного развития, основанной на системе отношений между хозяйствующими субъектами и организациями по поводу формирования структурно-сбалансированной, конкурентоспособной промышленности, интеллектуальное ядро которой представлено новейшим технологическим укладом. Механизм ее реализации предполагает систему правовых, экономических, организационных и других мер, содействующих формированию конкурентоспособного промышленного комплекса, обеспечению его эффективного функционирования. Нефтедобывающие страны СНГ в отличие от ряда других стран-экспортеров энергоносителей, обладают существенным интеллектуальным потенциалом, который пока слабо реализуется. Перспективы развития в немалой степени зависят от того, насколько рационально будут реинвестироваться нефтегазовые доходы для развития промышленности, в первую очередь, их перерабатывающих, наукоемких отраслей. В специальном докладе Всемирного Банка, посвященном экономической ситуации в России (2006 г.) [4], отмечается, что происходит отход от классического либерального экономического курса, направленного на создание равных условий для частных инициатив и предпринимательства. По мнению аналитиков, наблюдается эволюция в сторону «промышленной» или «региональной» политики, задача которой заключается в создании «особых условий для приоритетного развития определенных секторов, регионов или предприятий». Специалисты ВБ считают логичным обоснование данной стратегии тем аргументом, что для решения проблемы конкурентоспособности на международных рынках и снижения зависимости от сырьевых отраслей требуется «государственное вмешательство».
Приоритеты промышленной политики, особенно для регионов и территорий, определяются исходя из конкурентоспособности видов экономической деятельности отрасли. Важны не только передовые технологии и компании, но и готовность, способность территории принять новые фирмы и инвестиционные потоки. По мнению академика РАН А. Татаркина, «нужна замена отраслевой логики промышленной политики пространственно-территориальной логикой» [5]. В последнее время концепция промышленных кластеров стала одним из отправных пунктов в анализе рационального регионального и национального экономического развития. Становится очевидной необходимость развивать не изолированные отрасли, а кластеры, основанные на географической интеграции взаимосвязанных производств, создавая при этом условия для формирования производственных связей между производителями, научно-исследовательскими и финансовыми институтами и другими бизнес-структурами. При этом изучение пространственной структуры капиталовложений возможно не только на уровне стран. Как показывает опыт ЕС, существуют закономерности распространения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) по территории отдельных стран и их частей. Региональные стратегии иностранного бизнеса начинают прослеживаться и внутри России [6]. При этом в глобальных отношениях между новыми индустриальными странами (НИС), Китаем, Индией и Россией применяются различные стратегии. Как подчеркивает профессор Института перспективных исследований Н. Зиядуллаев [7], «политика России в отношении Китая и Индии связана с взаимным проникновением ресурсов капитала и технологий — мы открываем им свои рынки в обмен на гарантии долгосрочного стратегического сотрудничества».
После распада Советского Союза постсоветскими республиками было образовано Содружество Независимых Государств. На первом этапе становления СНГ поиск форм и методов экономического сотрудничества происходил под воздействием устоявшихся подходов к управлению экономикой советского периода. Предполагалось, что большинство новых независимых государств сохранят унаследованное общее экономическое пространство и прозрачность межгосударственных границ, будут координировать свою социально-экономическую политику. Фактически в настоящее время на пространстве СНГ действует несколько торгово-экономических режимов, в которые вовлечены различные государства. С участием России функционируют двусторонние режимы свободной торговли практиче­ски со всеми государствами Содружества, заключенные еще в 1992–1993 гг. Кроме того, действует множество многосторонних соглашений, регулирующих различные аспекты торгово-экномических отношений.
Проблемы в реализации интеграционных соглашений обусловлены потребностью национальной самоидентификации, с одной стороны, и обеспечением национальных интересов — с другой. Прежде всего, из интеграционной сферы были исключены сферы государственного регулирования, приносящие рентные доходы — природные ресурсы, естественные монополии, таможенное администрирование. Жесткое размежевание произошло в управлении государственной собственностью и ее приватизаций, которая разорвала множество кооперационных связей между предприятиями разных государств Содружества. Открытыми для интеграции остались лишь те сферы, которые не затрагивали в значительной степени национальные интересы элит и вместе с тем были критически необходимы для выживания национальных социально-экономических организмов [8].
Теоретически на постсоветском пространстве возможны разнообразные формы интеграции, различающиеся условиями их функционирования и числом государств, в них участвующих: союзное государство, зона свободной торговли, таможенный союз, единое экономическое пространство, режим наибольшего благоприятствования во взаимной торговле. Применительно к среднесрочной перспективе нельзя исключить возможность возникновения в регионе СНГ принципиально новых субрегиональных группировок и стратегических альянсов различной направленности. Так, дебатируется проект «газового ОПЕК» для стран Содружества (наряду с Россией сюда должны войти другие страны-экспортеры газа — Туркмения, Казахстан и Узбекистан) [9]. Но практически введение механизма квотирования по аналогии с ОПЕК противоречит экономическим интересам отдельных стран-экспортеров, сложившимся в рамках традиционной системы поставок природного газа из стран СНГ в Европу на основе долгосрочных контрактов, когда регулярно продлеваются прежние и заключаются новые договора. Вместе с тем следует учитывать наличие общей заинтересованности стран СНГ в создании системы коллективной энергетической безопасности и содействии стратегическому партнерству в различных проектах, в том числе и с помощью обмена активами. Такая практика применяется, например, в отношениях между «Газпромом», BASF (Германия) и ENI (Италия).
Получает развитие форма единого экономического пространства, становление которого определено согласованным перечнем межгосударственных соглашений, предусматривающих свободное трансграничное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, а также проведение скоординированной макроэкономической политики и стратегии развития отдельных отраслей и национальных хозяйств в целом. Следует отметить, что создание ЕЭП само по себе не гарантирует обеспечения максимально возможного роста экономик интегрируемых стран. Для этого, наряду с устранением торговых барьеров, необходимо согласованное проведение структурной, инновационной, внешнеэкономической и социальной политики.
На современном этапе актуализируются три ключевые проблемы в экономическом развитии нефтедобывающих стран СНГ — Азербайджана, Казахстана и России:
• преодоление процесса примитивизации экономики, связанной с усилением сырьевой монокультуры;
• необходимость обновления обветшавшей инфраструктуры;
• эффективность распределения и использования нефтедолларового потока;
Решение этих проблем требует модернизации устаревших производств, снижения ресурсоемкости индустрии, повышения производительности труда и выхода на принципиально новые темпы инновационного развития в сотрудничестве нефтедобывающих стран СНГ. Проект Концепции долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2020 года, пожалуй, первый в истории постсоветской России документ, формулирующий стратегию развития страны в социальном, отраслевом, региональном и внешнеполитическом аспектах. По данным Всемирного Банка, уровень жизни в стране определяется тремя факторами. Первый — человеческий (влияние интеллекта на уровень жизни), второй — промышленный и третий — фактор природных ресурсов. Согласно статистике Всемирного Банка, самым высокоразвитым районом мира по этим параметрам признана Северная Америка (США и Канада), где влияние человеческого фактора на уровень жизни составляет 76%, промышленного — 19%, природного — только 5%. А в Черноморско-Каспийском регионе влияние природного фактора достигает 50%, что требует целенаправленной государственной политики в высокотехнологической сфере и разработку стратегии развития промышленности.
В нефтедобывающих странах СНГ уже не один год наблюдается экономический рост, что влечет за собой и повышение спроса на технологические и кадровые ресурсы. Предприятия модернизируются, и это заставляет их искать лучшие ресурсы современного уровня. Экономика сейчас устроена таким образом, что технологии обновляются очень быстро, и нужно поспевать за этими изменениями. При этом не следует оставаться только имитатором технологий развитых стран. Необходима организация собственного высокотехнологического сектора, способного к систематическому продуцированию инноваций. Огромное инвестиционное пространство и рынки сбыта в рамках СНГ, являясь важным конкурентным преимуществом, могут способствовать перспективному экономическому развитию и интеграции стран региона.
Включение в процессы международного производственного кооперирования — важное направление совершенствования форм участия нефтедобывающих стран СНГ в международном разделении труда. В настоящее время количество соглашений с зарубежными партнерами о кооперировании в промышленной сфере является крайне ограниченным и значительно уступает количеству аналогичных соглашений у стран с сопоставимым экономическим потенциалом и международной специализацией. Следует в рамках СНГ уделять этому вопросу особое внимание, учитывая структурообразующие значение сотрудничества для развития мирохозяйственных связей интеграционного типа.
Изложенные выше условия и предпосылки подчеркивают значение международной экономической интеграции на пространстве СНГ. Как отмечается в обзоре Всемирного Банка, «такие страны со средним уровнем доходов, как Азербайджан, Казахстан и Россия, борются с экономическими проблемами, типичными для стран, богатых природными ресурсами, включая необходимость обеспечить надлежащее управление нефтяными доходами и снизить уровень экономической зависимости от добывающей промышленности» [10]. Перед странами СНГ стоит задача разработки и реализации новой модели экономического сближения, которая отвечала бы их долгосрочным интересам и принципам вхождении в мирохозяйственную систему. Ряд системных связей, унаследованных от прежней союзной экономики (единая энергетическая система, система транспорта, связи, система нефте- и газопроводов, информационных коммуникационных систем), объективно подталкивает их к воссозданию в новых условиях комплекса международных хозяйственных связей интеграционного типа.
Все это относится также к сохранению некоторых эффективных связей производственно-технологической кооперации между предприятиями различных стран СНГ, и созданию каче­ственно новых и с участием корпораций индустриальных стран. Координация интеграционной деятельности подобного рода может опираться, прежде всего, на средства финансового регулирования и экономического стимулирования — взаимное предоставление льготных условий при производстве и реализации определенной номенклатуры продукции и отдельных изделий. Такая координация интеграционного развития может осуществляться на уровне крупных корпораций, секторов экономики, территорий прилегающих регионов, финансово-промышленных групп, что может закрепляться в форме межгосударственных двусторонних и многосторонних соглашений.
В настоящее время представляется обоснованным, реалистичным и целесообразным всемерное поощрение взаимных рыночных связей на микроуровне, создание и расширение деятельности эффективно действующих и перспективных ФПГ и СП. Финансово-инвестиционные структуры в государствах Содружества только образуются. Определенные надежды здесь возлагаются на финансово-промышленные группы, в том числе транснациональные. Однако эта организационная форма сращивания банковского и промышленного капитала пока применяется не во всех странах. Первые ФПГ с инвестиционными функциями появились в России, на Украине, в Казахстане и в Белоруссии. В Азербайджане получили развитие корпоративные структуры; создана Азербайджанская инвестиционная компания (в ее уставной капитал средства из Государственного нефтяного фонда будут поступать по мере необходимости), в остальных государствах местные кредитно-финансовые структуры не располагают достаточными долгосрочными инвестиционными ресурсами. Эта ниша отдается иностранным инвесторам.
Таким образом, на современном этапе развития хозяйст­венных связей между странами СНГ речь идет не столько о реинтеграции, сколько о создании единого экономического, хозяйственно-правового, информационного пространства. Другими словами, речь идет о создании экономически однородного поля хозяйственной деятельности предприятий, расположенных на территории стран СНГ, с учетом современных тенденций развития мировой экономики. Разрыв связей между странами СНГ выявил свои негативные экономические последствия. Одним из главных вопросов сотрудничества на сегодняшний день является не восполнение всех потерянных звеньев производственных цепочек, которые оказались при распаде Союза за пределами своих территорий, а создание новой кооперации со странами СНГ. Проф. Н.И. Диденко подчеркивает, что «без совместного участия всех стран — членов СНГ в подъеме российского топливно-энергетического комплекса его ждет дальнейший спад, что приведет к кризису во всех странах СНГ. Подобная участь ждет и другие единые в СССР системы: железнодорожную, метеорологическую, радиолокационную» [11].
Важно сохранить интеграционные структуры и механизмы межгосударственных взаимодействий в СНГ, исключив, однако, его восприятие участниками в качестве альтернативы развитию внешнеэкономических связей в других направлениях. СНГ сегодня не является инструментом однополюсной интеграции, т.е. необходимо отказаться от противопоставления евразийского и европейского направлений в развитии внешних связей. Ужесточение мирохозяйственной конкуренции в условиях глобализации, требует формирования в рамках СНГ экономического и информационного пространства, что особенно необходимо для реализации индустриальной стратегии и диверсификации экономик нефтеэкспортирующих стран региона.


Литература
1. Полтерович В. Стратегия модернизации, институты и коалиции // Вопросы экономики. — 2008. — № 4. — С.13.
2. Сенчагов В. Стратегия развития России: ориентиры и ограничения // Вопросы экономики. — 2008. — № 8. — С.119–124.
3. Жизнин С. Энергетическая дипломатия России: экономика, политика, практика. (Союз нефтегазопромышленников России — Центр энергетической дипломатии и геополитики). — М.: «Ист Брук», 2005. — С. 25.
4. World Bank Moscow Office, Economic Units. Доклад об экономике России. Декабрь 2006. — № 13. — С.15, http://www.worldbank.org.ru
5. Татаркин А. Промышленная политика как основа системной модернизации экономики России // Проблемы теории и практики управления. — 2008. — № 3. — С.17.
6. Инвестиционные стратегии крупного бизнеса и экономика регионов / Под ред. О.М. Кузнецовой. — М., 2007. — С.311–349.
7. Зиядуллаев Н., Ларин А. Экономическая стратегия России в условиях глобализации // Проблемы теории и практики управления. — 2008. — № 5. — С.42.
8. Промский Н. Действующие и возможные формы экономической интеграции стран-участниц СНГ // Проблемы теории и практики управления. — 2008. — № 9. — С.41.
9. Косикова Л. Проблемы консолидации стран Содружества вокруг России в условиях внутренней неоднородности региона СНГ // Рос. экон. журн. — 2008. — № 5–6. — С.39.
10. Всемирный Банк. Годовой отчет 2005, обзор деятельности за год. С.44.
11. Диденко Н.И. Основы внешнеэкономической деятельности в РФ. — СПб.: Питер, 2006. — С. 536.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия