Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Савченко П. В.
главный научный сотрудник Института экономики РАН,
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Федорова М. Н.
ведущий научный сотрудник Института экономики РАН (г. Москва),
доктор экономических наук


Двойственная природа человека: человек как субъект экономики и общества
Статья посвящена человеку как субъекту экономики и общества, исходной клеточке развития системы социально-экономических отношений, соотношению единичного, особенного и общего в исследовании взаимосвязи интересов человека, общества и государства, характеристике общества как социально-экономического феномена
Ключевые слова: человек как субъект экономики, человек как субъект общества, интерес, человеческий капитал, государство, общество

Глобальный экономический кризис по-новому поставил вопрос о роли и месте человека как субъекта экономики и общества. Кризис подорвал доверие человека к государству.
Кризис доверия человека — это кризис, который по своей значимости не уступает кризису перепроизводства товаров и услуг. Кризис доверия — это кризис институтов государственной власти и социально-экономической политики государства. Он проявляется на всех уровнях — государства, корпораций, домашнего хозяйства.
Восстановление доверия человека потребует длительного времени и огромных инвестиций в совершенствование институтов государства. По своей трудности это, пожалуй, сложнее, чем вырастить кедр.
В последние годы вышел ряд фундаментальных работ, посвященных человеку [*]. Главное, что, на наш взгляд, достигнуто в экономической теории, — раскрыты качественные характеристики человека. Человек рассматривается не только как фактор производства, но и как человеческий капитал. Человек как фактор производства — это категория производительных сил. Человек как человеческий капитал — это общественная форма, адекватная рыночной экономике. Непосредственной целью человеческого капитала, как и вещественных форм капитала, является прибыль, снижение издержек производства и повышение производительности труда.
В традиционной рыночной экономике исходной клеточкой является товарная форма продукта труда, двойственный характер труда. Инвестиции в материально-вещественные факторы производства растут быстрее, чем инвестиции в человеческий капитал. Индикатором экономического прогресса является рост органического строения капитала (c/v) [*]. Доля общественных благ в конечном потреблении значительно меньше, чем доля частных благ.
В постиндустриальной, информационной экономике возрастает роль знаний, науки, интеллектуальной собственности, культуры и общественного сознания. Исходной клеточкой становится человек как субъект экономики и общества.
Доля инвестиций в человеческий капитал растет быстрее, чем доля инвестиций в материальные факторы. Так, в течение 15 лет (1990–2005 г.г.) в США доля сферы услуг достигла 60% ВВП, 65% федерального бюджета направляется на развитие человека [*]. В США инвестиции в человека в 3 раза превышают производственные инвестиции [*]. Новая техника и технология предъявляют соответствующие требования к человеку, уровню его профессиональной подготовки, квалификации и образования. Доля затрат на производство общественных благ увеличивается. Органическое строение капитала перестает быть индикатором экономического прогресса. Таким индикатором становится доля затрат на воспроизводство человеческого капитала в ВВП.
Важнейшей методологической основой исследования человека в условиях глобализации является рассмотрение его на основе принципа общего, особенного и единичного. Этот принцип исследования дает возможность выделить общее, особенное и единичное для каждой страны.
Действующая архитектура социально-экономических отношений устарела. Фундамент этой архитектуры соответствовал доиндустриальному и индустриальному этапам развития цивилизации. Логика этой архитектуры отражена в 1 томе «Капитала» К. Маркса. Архитектурой постиндустриального, информационного общества становится человек. Имеется в виду не традиционное представление о «человеке экономическом», начало которому было положено в классической политической экономии, когда представление об обществе как о самостоятельном субъекте социально-экономических отношений еще не сложилось, и двойственная природа человека как субъекта экономики и общества не рассматривалась.
А. Смит отмечал, что народ должен иметь возможность добывать обильный доход себе и доставлять государству или обществу доход, достаточный для удовлетворения общественных потребностей [*].
В неоклассической теории в соответствии с принципом методологического индивидуализма все экономические явления объясняются экономическими интересами и действиями индивидов [*]. «Человек экономический» рассматривается как субъект, действующий рационально, стремящийся максимизировать функцию полезности и минимизировать издержки. Это — «Изобретательный, испытывающий ограничения, имеющий ожидания, оценивающий, максимизирующий человек» [*]. Интересы индивида являются исходными и определяющими.
М. Блауг доказал, что человеческий капитал — часть неоклассической парадигмы, которая породила новые проекты практически в каждом направлении экономической теории [*].
В теориях, где общественный, либо государственный, интерес рассматривается как доминирующий по отношению к индивидуальным интересам, человек и его свобода не являются основой и целью социально-экономической системы. В условиях командно-административной экономики господство государственной собственности и централизованное управление предполагали примат государственных и общественных интересов по отношению к личным интересам.
В неоинституциональной теории человек рассматривается как биосоциальное существо, интересы которого объясняются не только рациональностью, но и привычками, обычаями, рутинами, законами и т.п. Государство обеспечивает соблюдение законов (в том числе, в экономической сфере), защищает жизнь и безопасность человека, конкуренцию, права собственности [*].
На постиндустриальной, инновационной стадии развития, в гражданском обществе происходят глубокие изменения в потребностях и интересах человека. Возрастает роль его гражданских потребностей — социальных и духовных.
Человек, с одной стороны, — субъект экономики, а с другой стороны — субъект общества. Эти две ипостаси человека тесно взаимосвязаны. Связь между ними выступает и фактором, конституирующим общество, и источником противоречий в нем, и стимулятором, и ограничителем общественной активности человека. Человек как субъект экономики и общества является исходной клеточкой (ядром) системы социально-экономических отношений и стержнем, объединяющим все общественные науки. Он выступает субъектом, целью и средством развития цивилизации. Рассмотрение двойственной природы человека является методологической основой выявления источника развития цивилизации.
Как субъект экономики человек формируется и развивается в системе рыночных отношений (разделение труда, товарный обмен, прибыль, конкуренция, монополия и др.), где доминирует эгоистический интерес человека.
Человеческий капитал включает три составляющих: витальный капитал (характеризует здоровье человека), интеллектуальный капитал (характеризует творческий потенциал человека как работника), духовный капитал (характеризует человека как носителя культуры и нравственности).
Человек как субъект общества является участником коммуникативных отношений (семьи, определенной демографической, профессиональной, социальной группы, этнической и религиозной принадлежности, политической деятельности, общественной организации и т.д.). Как участник коммуникативных отношений человек действует в системе общественных институтов — формальных и неформальных норм и правил поведения, включающих правовые, мировоззренческие и моральные установки. Институты отражают объективные структуры внешнего мира и субъективные стороны человеческой деятельности [*].
Экономическая наука учитывает особенности «человека экономического» и «человека институционального». Это разграничение достаточно условно, поскольку «человек экономический» и «человек институциональный» — это не разные люди, а разные мотивы и ориентиры человека. Рационализм первого, в конечном счете, стоит на фундаменте ценностей второго [*]. Разумеется, нельзя утверждать, что «человек экономический» существует вне системы общественных институтов. Рыночные институты, в сфере которых функционирует «человек экономический», — очень важный сегмент системы общественных институтов, его можно считать даже решающим для развития материальных условий существования общества и человека.
«Человек экономический» и «человек институциональный» — это абстракции, но, используя их, нельзя рассматривать каждого человека стандартно и однообразно. Будучи участником экономических и коммуникативных отношений, человек остается личностью, индивидуальностью. Н.А. Бердяев отмечал, что личности нельзя уравнять, личность признает существование других личностей, развитию личности способствует дифференцированное и сложное состояние общественной среды [*]. Человек ищет пути роста прибыли или доходов, выполняет и преобразует нормы и правила взаимоотношения с другими людьми в обществе, опираясь на собственную систему ценностей. Он сочетает знания, полученные из своего жизненного опыта и из наблюдений за поступками других людей.
Свободный человек — основа рыночной экономики. Вполне естественно, что человек стремится к реализации своих интересов и достижению своих личных целей [*]. Можно назвать эту мотивацию эгоизмом, но если бы ее не было, человек вряд ли мог бы существовать, а общество вряд ли могло бы развиваться. В то же время человек стремится к общению, сотрудничеству, взаимному уважению в отношениях с окружающими, он проявляет себя как альтруист. Диалектика эгоизма и альтруизма определяет развитие человека как субъекта экономики и общества. Противоречие между эгоизмом и альтруизмом выступает источником развития системы социально-экономических отношений.
А. Этциони отмечал, что человек руководствуется двумя целями: полезностью и нравственным долгом [*]. Однако нравственный долг, по его мнению, — результат влияния общественных норм или государства, то есть внешних факторов. Одну цель человек определяет себе сам, другая навязывается со стороны. В отличие от данной точки зрения, мы рассматриваем противоречие между эгоизмом и альтруизмом как внутреннее противоречие человека.
Диалектику эгоизма и альтруизма человека в условиях современной России необходимо исследовать с учетом изменений, произошедших в экономике и обществе при переходе от командно-административной экономики к рыночной.
Попытки перехода к рыночной экономике за счет человека в России оказались контрпродуктивными. Это проявилось, в частности, в снижении общественной активности индивида, разрушении семьи, базовых социальных ценностей общества, моральных и нравственных устоев, в росте коррупции, теневой экономики, преступности и т.д. Подобные изменения нашли отражение в кризисе демографической ситуации, кризисе в сфере образования, здравоохранения и охраны окружающей среды, а главное, произошла деградация человека как члена общества и усиление его эгоистических и индивидуалистических черт.
Следовательно, в период перехода от командно-административной экономики к рыночной в России не были найдены институты и инструменты, образующие систему обратных связей человека, общества и государства, обострилась проблема
социальной справедливости. В российском обществе произошел социальный раскол.
Сословное расслоение, существовавшее во времена командно-административной экономики, дополнилось дифференциацией, основанной на частной собственности и рыночных отношениях [*]. Это расслоение усилилось в связи с появлением олигархического капитала. Перед началом финансового кризиса богатые составляли 1–2%, средний класс — 15–20%, промежуточный слой между средним классом и бедными — 60–65%, бедные — 15–20%, социальное дно — 5–7% [*]. Поляризация общества по уровню доходов в результате кризиса будет возрастать.
Эта поляризация опасна для общества не только сама по себе. Люди, чьи доходы сокращаются, теряют доверие к государству. Необходимо учитывать, что еще в благополучном 2006 г., по данным социологических обследований, 63,5% опрошенных отмечали, что государство отражает интересы богатых, 38,5% — интересы начальства, 35% — интересы крупного бизнеса; только 19,3% отметили, что оно отражает интересы всех граждан, 7% — интересы простых людей [*].
Не сложилась модель отношений человека и государства, адекватная социальной рыночной экономике, которая предполагает, что государство существует для человека, а не человек для государства.
Необходимо также учитывать, что в 2000-х г.г. стали совершеннолетними те, чье детство пришлось на 1990-е г.г., когда экономические реформы были проведены, фактически, за счет большинства людей. Они росли — небольшая часть в богатых, а основная масса — в бедных семьях и впитали различия не только в уровне жизни, но и в отношении к окружающему миру. Данные социологических опросов подростков (Новосибирск, 2005 г.) свидетельствуют, что 47,8% не согласны с тем, чтобы были богатые и бедные, 36,1% согласны отчасти и только 16,1% полностью согласны с этим [*]. Социологи отмечают рост эгоизма богатых в условиях, когда финансовый сектор стал доминировать в экономике. Богатые стали меньше нуждаться в бедных как работниках и потребителях товаров и услуг, поскольку прибыль достигалась посредством финансовых операций (D — D’), а не развития реального сектора экономики [*]. В силу этого ожидается не только рост социального расслоения — воспроизводства бедности и богатства, но и маргинализация бедных, затруднение их пути в средний класс, который является основой демократии и гражданского общества [*].
Вместе с тем при переходе к рыночной экономике создавались возможности реализации альтруистических черт человека — возникли благотворительные фонды, правозащитные и др. некоммерческие организации [*].
Исходя из вышеизложенного, важнейшим условием смягчения и преодоления социальных последствий финансового кризиса является укрепление обратных связей человека, общества и государства. При изучении влияния на человека внешних факторов нельзя не учитывать, что стартовые возможности у России ниже, чем у других стран. Социальные расходы государства в 2 раза меньше, чем в среднем в мире и в 3 раза меньше, чем в развитых странах [*].
В системе отношений «человек — общество — государст­во» наименее раскрытым является понятие «общество». Общество — один из субъектов социального развития, один из уровней социальных общностей (человечество — общество — социальные группы — индивиды). Это система отношений, объединяющая людей посредством различных форм социальных связей.
В большинстве работ общество рассматривают как совокупность различных социальных групп населения: по уровню доходов, образованию, возрасту, профессиям и т.п. При этом выделяются номинальные социальные группы (используемые в статистическом анализе) и реальные социальные группы (располагающие ресурсами, факторами производства, властными полномочиями, социальными связями, способные к самовоспроизводству, формирующие социальную стратификацию) [*]. При исследовании социальных трансформаций основное внимание уделяется изменению социальной структуры — состава социальных групп, их положения в обществе и отношения к другим социальным группам, а также изменению социальной стратификации — иерархии социальных групп в обществе.
Социальная структура общества, безусловно, является важной его характеристикой. Однако социальные группы сами по себе не являются организованными и не формируют механизм функционирования общества. Человек — не атом, а общество — не набор атомов [*]. Структурный элемент общества должен представлять собой организованную ячейку, в которой люди объединяются для реализации своих интересов. Поэтому для характеристики интересов общества важно рассмотреть его организационную структуру — формальные и неформальные организации и их взаимодействие. Через деятельность этих организаций реализуются общественные интересы.
В создании и деятельности организационных структур общества прослеживаются два направления: от человека и от государства.
Государство обеспечивает правовые основы положения человека в обществе, равенство всех перед законом, создает необходимые институты и инфраструктуру. Государство законодательно закрепляет институты, определяющие нормы и правила создания, регистрации и деятельности общественных структур. Они могут создаваться и под эгидой государства, как, например, Общественная палата, РСПП, Торгово-промышленная палата РФ и др.
Изменение роли человека как субъекта экономики и общества прослеживается с помощью показателей: индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП), человеческого капитала на душу населения, уровня и качества жизни.
Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) представляет собой среднеарифметическое трех индексов — ожидаемой средней продолжительности жизни, образования и ВВП на душу населения (в долл., по паритету покупательной способности):
Iрчп = Iж+Iо+ВВП/Н/3
где Iж — индекс ожидаемой средней продолжительности жизни; Iо — индекс образования; ВВП/Н — валовой внутренний продукт на душу населения.
По данным ООН ИРЧП варьирует от 0,336 в Сьерра-Леоне до 0,968 в Норвегии и Исландии. В период перехода к рынку в России произошло снижение ИРЧП. Если в 1990 г. он достигал 0,815, то в 1995 г. снизился до 0,771 и Россия оказалась в числе стран со средним уровнем развития человеческого потенциала. В последние годы ИРЧП растет, но еще не достиг уровня 1990 г. По уровню ИРЧП Россия в 2006 г. находилась на 67-м месте (ИРЧП = 0,802) и входит в группу стран с высоким уровнем развития человеческого потенциала [*].
Для России характерна несбалансированность значений компонентов ИРЧП. В группе субъектов РФ с высоким значением ИРЧП она менее заметна, но почти половина регионов (в основном Центр и юг Европейской России) имеют худшие показатели индекса ВВП на душу населения по сравнению с индексами образования и ожидаемой средней продолжительности жизни. В ведущих экспортно-сырьевых регионах противоположное соотношение. В регионах с низким значением ИРЧП наблюдается разброс всех трех индексов. При этом необходимо учитывать покупательную способность (ПС) денежных доходов по различным социальным группам населения, уровня инфляции для малообеспеченных слоев населения. Известно, например, что покупательная способность бедных и малообеспеченных слоев населения растет медленнее, чем в среднем для всего населения. Политика государства должна быть ориентирована в конечном счете на преодоление региональных различий качества жизни всех групп населения.
Человеческий капитал на душу населения отражает инвестиции государства, предприятий и граждан в образование, здравоохранение и другие отрасли социальной сферы в расчете на душу населения. Чем выше уровень экономического развития страны, тем больше человеческий капитал и его удельный вес в структуре всего капитала.
Если в целом в мире человеческий капитал составляет 66% национального богатства, то в странах «семерки» и ЕС — 78%, в Китае — 77, в Индии — 58, а в странах ОПЕК — 47%. В странах СНГ и в России на человеческий капитал приходится 50% национального богатства. В России также высок удельный вес природного капитала — 40%, а воспроизводимый капитал составляет 10% [*].
В условиях финансово-экономического кризиса важное значение имеют социальная защищенность населения (особенно пенсионеров, малообеспеченных, многодетных, инвалидов, учащихся), безопасность и свобода выбора человека.
В результате финансово-экономического кризиса снизились уровень и качество жизни, возросли безработица и бедность, усилилась дифференциация доходов и обострилась демографическая ситуация. Это происходит во всех странах мира. В антикризисных программах предусматривается выделение государственных средств на преодоление этих потрясений.
В Программе антикризисных мер Правительства РФ значительные средства выделяются на поддержку внешних факторов развития человека. Государство направляет значительные средства на выполнение своих социальных обязательств — выплату пенсий, материнского капитала, пособий по безработице, финансирование бюджетных мест в вузах, реструктуризацию ипотечной задолженности тем, кто потерял работу, чьи доходы понизились и т.д. Все это будет способствовать возрастанию роли человеческого капитала в выходе из кризиса.
Финансово-экономический кризис — экзамен для человека как субъекта общества, его духовных и нравственных основ и других форм общественного сознания. Единство внешних и внутренних факторов развития человека определяет его функции как субъекта экономики и общества.
Эффективность программы антикризисных мер в любой стране зависит от доверия человека. Люди должны найти ответ на вопросы: кто выиграет от реализации мероприятий на макро- и микроуровнях, на уровне корпораций и фирм, в чьих интересах изменение налоговой системы, что выиграет человек, за счет чего будет сокращаться безработица, повышаться доля заработной платы и пенсий в ВВП, оказываться поддержка семье?
Задача государства — не позволить кризису деморализовать общество, разрушить долгосрочные планы граждан. Реализация Программы антикризисных мер Правительства РФ зависит не только от модернизации экономики, но и от гармонического развития человека как субъекта экономики и общества.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия