Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Михайлов С. А.
докторант Московского энергетического института (технического университета),
кандидат технических наук

Балябина А. А.
аспирант филиала Московского энергетического института (технического университета) в г. Смоленске

Основные направления инвестирования в области энерго- и ресурсосбережения
В статье рассмотрены основные проблемы развития Российской Федерации на этапе реформирования топливно-энергетического комплекса. Определено влияние энерго- и ресурсосбережения на конкурентоспособность страны на отечественном и международном рынках. Рассмотрены основные направления инвестирования в энерго- и ресурсосбережение, а также факторы, ограничивающие объемы инвестиций. Дополнена классификация потерь электроэнергии. Предложена в общем виде система показателей комплексной оценки эффективности инвестиций в энерго- и ресурсосбережение, построенная с учетом интересов всех участников процесса «производство-потребление» энергоресурсов
Ключевые слова: ресурсосбережение, энергосбережение, топливно-энергетический комплекс, инвестиции

В современных экономических условиях хозяйствования, характеризующихся наступлением международного финансового кризиса, процессом реформирования топливно-энергетического комплекса и вступлением Российской Федерации в ВТО, особую актуальность для страны приобретает решение двух взаимосвязанных проблем – обеспечение конкурентоспособности отечественной продукции на мировом и национальном рынках и повышение энергоэффективности экономики. Необходимо обеспечить рациональное использование топливно-энергетических ресурсов (ТЭР), составляющих существенную долю себестоимости производимых продукции и услуг. Так, в себестоимости промышленной продукции затраты на ТЭР в настоящее время достигли 18–20% при растущей тенденции удорожания добычи и производства этих ресурсов.
Россия обладает одним из самых больших в мире энергетических потенциалов, базирующимся на значительной доле сосредоточенных на ее территории мировых запасов природного газа, нефти и угля, а также возобновляемых ресурсов. Однако использование этих энергоресурсов происходит нерационально, что связано с высокими потерями при их производстве, передаче и потреблении и, в свою очередь, приводит к высокой энергоемкости ВВП. Современная экономика России энергорасточительна и характеризуется высокой удельной энергоемкостью ВВП по паритету покупательной способности (в 2,5 раза выше среднемирового показателя, в 2,8 раза выше среднего показателя по странам, входящим в организацию экономического сотрудничества и развития, и в 3,5 раза выше энергоемкости ВВП Японии) [1, 2]. Высокая энергоемкость ВВП определяет низкую энергоэффективность экономики страны.
В то же время анализ энергоэффективности отраслей российской экономики показывает существование значительного потенциала энергосбережения, составляющего из 360–430 млн. тонн условного топлива, или примерно 40–45% текущего потребления энергии. Из них 33% – относятся к ТЭК (в т.ч. треть к электроэнергетике и теплоснабжению), 32% – к промышленности, 26% – к жилищно-коммунальному хозяйству.
Необходимые ежегодные затраты только в ТЭК могут быть уменьшены на 50 млрд. руб. Это, в свою очередь, позволит снизить цены на продукцию ТЭК и тем самым повысить конкурентоспособность отечественных товаров. Как показывает анализ, снижение удельной энергоемкости ВВП на один процент обеспечит прирост национального дохода на 0,3–0,4%.
При этом следует отметить, что наблюдаемое в последнее время увеличение темпов снижения энергоемкости в некоторой степени даже превышает показатели, обозначенные в «Энергетической стратегии России на период до 2020 года» [1]. Однако этот процесс на 75–80% обусловлен структурными трансформациями в экономике, и лишь на 20–25% использованием имеющегося технологического потенциала энергосбережения. При новом росте внутреннего энергопотребления это может существенно снизить конкурентоспособность продукции отечественного производства, как на внутреннем, так и на мировом рынке и, в конечном счете, – эффективность экономики в целом.
Очевидна необходимость управления энергоемкостью экономики для обеспечения устойчивого социально-экономического развития страны, путем снижения затрат на энергоресурсы, что схематично показано на рис. 1.
Рис. 1. Трактовка понятия «комплексное снижение энергоемкости продукции»
Как видно из рис. 1, энергоэффективность экономики страны – это комплексный показатель, воздействовать на который можно через механизмы энергосбережения и снижения энергоемкости (минимизации энергозатрат на единицу производимой продукции).
Снижение энергоемкости предполагает, прежде всего, комплексное энергосбережение, которое должно осуществляться не только на уровне страны в целом, но и на уровне регионов и отраслей, поскольку, например, вопросы управления энергосбережением в ЖКХ и экологические проблемы являются важнейшими элементами регионального управления [2]. При этом, очевидно, что внедрение и использование энергосберегающих технологий должно быть увязано со стратегией развития регионов. Однако в настоящее время в большинстве регионов отсутствует стратегический подход к осуществлению энергосберегающей политики, а стратегии развития регионов даже не содержат разделы, связанные с обеспечением энергосбережения.
Рациональное использование энергетического и ресурсного потенциалов возможно только при формировании оптимальной интегрированной структуры управления, позволяющей обеспечить создание единой технологической цепочки, объединяющей организации по производству (добыче) и транспортировке топливно-энергетических ресурсов, по разработке нового высокоэкономичного оборудования для производства и транспорта энергоресурсов и энергосберегающих технологий. Т.е. необходимо использование системного подхода к управлению энерго- и ресурсосбережением. Иными словами актуальной задачей развития экономики России является снижение энергоемкости ВВП и повышение эффективности энергопотребления на основе реализации федеральных, региональных и отраслевых программ энерго- и ресурсосбережения [2]. Для достижения максимального эффекта необходимо также осуществлять комплекс мероприятий, направленных на стимулирование энергосбережения со стороны потребителей энергоресурсов, т.к. вопросы эффективного использования энергетических ресурсов затрагивают многие аспекты экономического и социального благополучия страны. Программа комплексного энергосбережения может включать в себя осуществление комплексных (совместных) инвестиций, т.к. решение проблем снижения энергоемкости и повышения на этой основе конкурентоспособности отечественной продукции на внутреннем и внешнем рынках напрямую зависит от инвестиционных возможностей обеспечения энерго- и ресурсосбережения на всех уровнях (по стране в целом, по регионам, по отраслям). Данное обстоятельство также служит в качестве экономического обоснования необходимости применения системного подхода к рационализации использования как инвестиционных, так и топливно-энергетических ресурсов. Однако, в настоящее время в России несмотря на наличие определенной нормативно-правовой базы, например, закона «Об энергосбережении» отсутствует целостная система измерения и учета добываемых, производимых, перерабатываемых и потребляемых энергоресурсов. Это не позволяет произвести объективный и точный расчет прогнозного эффекта от реализации инвестиционных проектов энерго- и ресурсосбережения в виде экономии энергетических и финансовых ресурсов во всех звеньях цепи «производство-потребелние» энергоресурсов.
Нехватка достоверной информации о величине экономического эффекта от энерго- и ресурсосбережения является одним из основных факторов, препятствующих осуществлению инвестиций в данном направлении. Поэтому, несмотря на наличие во многих регионах страны (Москва, Санкт-Петербург, Ростов и др.) центров энергоэффективности и фондов энергосбережения необходимое финансирование программ и проектов по энерго- и ресурсосбережению в целом отсутствует. Так, например, федеральным бюджетом в разные годы, начиная с 90-х, фактически выделялось на эти цели в среднем лишь 20–30% от запланированного объема средств [3].
В общем случае выделяют следующие основные виды источников финансирования программ энерго- и ресурсосбережения:
– средства федерального и региональных фондов энерго- и ресурсосбережения;
– средства федерального и местного бюджетов;
– внебюджетные источники кредитного финансирования.
Возможно также использование смешанных схем финансирования.
Следует отметить, что государственная финансовая поддержка может служить не только финансово-экономическим обеспечением мероприятий по повышению эффективности энергопотребления, но и в определенной степени их обоснованием, т.к. предполагает переход от прямой финансовой помощи со стороны государства к формированию системы привлечения внебюджетных средств. При этом возможны различные формы и способы финансирования инвестиций, в том числе:
– прямое финансирование;
– субсидирование государством процентной ставки за кредит по реализуемым проектам, обеспечивающее повышение эффективности энергопотребления;
– предоставление предприятиям и организациям – потребителям энергоносителей, финансируемым из бюджета, прав на распоряжение сэкономленными энергоресурсами;
– привлечение внебюджетных источников финансирования на проведение мероприятий по повышению эффективности энергопотребления;
– использование механизма государственно-частного партнерства для реализации проектов, обеспечивающих повышение эффективности энергопотребления [2].
Выбор способа финансирования инвестиций осуществляется с использованием современных методов оценки инвестиционных вложений, предусматривающих рациональное формирование инвестиционного портфеля. Это также позволяет в определенной степени учесть региональную специфику инвестиционных проектов в области энерго- и ресурсосбережения. Кроме того, поскольку такие инвестиционные проекты имеют достаточно длительные сроки окупаемости (в среднем 5–7 лет), то особое значение приобретает стратегический аспект расходования и экономии энергоресурсов, а также вопросы оценки инвестиций во временном факторе [4].
Необходимо принимать во внимание и то, что программы энерго- и ресурсосбережения должны реализовываться по нескольким направлениям: модернизация производственной базы на основе внедрения энергосберегающих технологий, сокращение различных видов потерь энергоресурсов, оптимизация перетоков энергоресурсов между регионами и участниками процесса «производство-потребление» энергоресурсов и т.д.
В целом эффективность энергосбережения определяется не только снижением затрат на потребляемые энергоресурсы, но и возможной экономией топлива, материалов, электрической, тепловой энергии, которая в свою очередь приводит к высвобождению части мощности и энергии, что эквивалентно возникновению нового источника энергии, что особенно актуально в условиях ограниченности ресурсов.
Можно выделить следующие наиболее перспективные для развития топливно-энергетического комплекса направления инвестирования в области энерго- и ресурсосбережения:
– инвестирование в энерго- и ресурсосбережение, обеспечивающее энергетическую независимость энергодефицитных регионов за счет оптимальной диверсификации используемых видов топлива и источников энергии, использования местных видов топлива, альтернативных источников энергии и вторичных энергоресурсов и развития малой энергетики (мини-ТЭЦ, котельные, использующие местные виды топлива и осуществляющие энергообеспечение социальных объектов федеральной собственности, производство новых видов топлива на основе использования местных ресурсов, мини-ГЭС, нетрадиционные источники энергии: энергия солнца, ветра, геотермальных ресурсов);
– расширение использования возобновляемых источников энергии;
– замена и модернизация основных фондов энергопредприятий;
– инвестирование в проекты в сфере производства энергоэффективного оборудования (инновационного энергоэффективного оборудования, обеспечивающего потребности внутреннего рынка и конкурентоспособного на региональных рынках стран СНГ и развивающихся стран), материалов и технологий.
Большой потенциал энергосбережения в настоящее время кроется в нетрадиционной энергетике, где выделяется четыре основных направления.
1. Возобновляемые источники энергии (солнечная энергия, ветровая, биомасса, геотермальная, низкопотенциальное тепло земли, воды, воздуха, гидравлическая, включая мини-ГЭС, приливы, волны).
2. Вторичные возобновляемые источники энергии (твердые бытовые отходы – ТБО, тепло промышленных и бытовых стоков, тепло и газ вентиляции).
3. Нетрадиционные технологии использования невозобновляемых и возобновляемых источников энергии (водородная энергетика; микроуголь; турбины в малой энергетике; газификация и пиролиз; каталитические методы сжигания и переработки органического топлива; синтетическое топливо – диметиловый эфир, метанол, этанол, моторные топлива).
4. Энергетические установки (или преобразователи), которые существуют обычно независимо от вида энергии. К таким установкам следует отнести: тепловой насос, машину Стирлинга, вихревую трубку, гидропаровую турбину и установки прямого преобразования энергии – электрохимические установки и, прежде всего, топливные элементы, фотоэлектрические преобразователи, термоэлектрические генераторы, термоэмиссионные установки, МГД-генераторы.
Основные программные мероприятия для решения инвестиционных задач должны осуществляться по следующим направлениям:
– формирование условий и механизмов технологического обеспечения создания конкурентного рынка энергоэффективности, стимулирующих повышение потенциала энергосбережения с определением мер ответственности за нерациональное потребление топливно-энергетических ресурсов;
– оптимизация структуры энергопотребления объектов бюджетной сферы;
– совершенствование организационных структур управления энергосбережением на региональном уровне на основе использования стратегического подхода;
– формирование и развитие региональных энергетических кластеров;
– повышение энергетической независимости энергодефицитных регионов за счет оптимальной диверсификации используемых видов топлива и источников энергии [2].
Таким образом, в вопросах инвестирования в энерго- и ресурсосбережение необходимо учитывать два важных аспекта:
– фактор ограниченности ресурсов, влияние которого возрастает со временем, в стратегической перспективе;
– важность обеспечения комплексности и стратегической направленности инвестиционной политики, что предполагает учет долгосрочных интересов всех участников процесса «производство-потребление» энергоресурсов, которые могут заключаться не только в получении экономического эффекта от реализуемых мероприятий и программ, но также в улучшении экологической обстановки в регионах и стране, повышении степени доступности отдельных видов энергоресурсов и т.д.
Следовательно, для успешной реализации стратегического подхода к энерго- и ресурсосбережению необходима комплексная и в то же время гибкая инвестиционная политика, а также организационно-нормативное обеспечение, стимулирующее повышение энергоэффективности экономики и социальной сферы с учетом интересов производителей и потребителей энергоресурсов.
Комплексная программа рационального энергопользования и повышения эффективности производства должна формироваться одновременно в нескольких направлениях для создания устойчивых механизмов эффективного использования энергоресурсов [5]. Целесообразность такого подхода обусловлена, прежде всего, тем, что он позволяет устранить, или, по крайней мере, уменьшить проявления одной из основных причин нехватки финансирования программ энерго- и ресурсосбережения – их недостаточного экономического обоснования и сложностей в оценке эффективности от реализации данных программ и проектов в долгосрочной перспективе.
В этой связи поддержка и стимулирование стратегических инициатив в сфере энергосбережения в ближайшие годы должны стать одними из важнейших направлений государственной энергетической политики, без реализации которого невозможно будет аккумулировать инвестиционные ресурсы, необходимые для развития топливно-энергетического комплекса, повышения конкурентоспособности страны и благосостояния населения.
Комплексный подход к снижению энергоемкости и необходимость существования более точной системы измерения и учета добываемых (производимых) и потребляемых энергоресурсов определяет необходимость выявления стратегических направлений поиска, измерения и использования имеющихся резервов, основанных на классификации и результатах анализа различных видов потерь энергетических ресурсов. В этой связи, представляется целесообразным рассмотреть возможную классификацию потерь электроэнергии – как основного энергетического ресурса, связанного достаточно глубокой степенью переработки исходного сырья по сравнению с другими энергоресурсами.
При характеристике потерь электроэнергии в настоящее время выделяют следующие основные классы: технические потери, потери, обусловленные допустимыми погрешностями приборов учета, и коммерческие потери [5].
Реструктуризация электроэнергетической отрасли РФ с целью формирования конкурентного рынка электроэнергии обосновывает целесообразность расширения указанной классификации с добавлением в нее классов потребительских и продуктовых потерь электроэнергии. Также предлагается введение класса потерь, вызванных «потерей контроля», с включением в него потерь, обусловленных допустимыми погрешностями приборов учета, а также потерь, связанных с хищениями (ранее эти потери относились к коммерческим потерям, что не в полной мере отражает их природу), и выделение из класса «технические потери» подкласса «технологические потери».
В данном случае продуктовые потери, обусловлены энергоемкостью процессов производства продукции, в том числе, энергоемкостью оборудования и вспомогательных производственных процессов, а потребительские потери определяются потерями энергии при использовании продукции, вызванные, в том числе излишним энергопотреблением. Указанные потери приводят к необоснованному росту себестоимости готовой продукции и, соответственно, снижению ее конкурентоспособности на внутренних и международных рынках.
Потери, условно называемые «потребительскими», связаны с дополнительными затратами, возникающими у конечного потребителя в процессе использования произведенной продукции. Разумеется, это относится к продукции, функционирование которой предполагает использование электрической энергии.
Технологические потери электроэнергии обусловлены технологическим отставанием производственных основных и вспомогательных бизнес-процессов предприятий. Технические потери вызваны ошибками в эксплуатации существующего технического оборудования, которые, в общем случае, могли бы быть минимизированы.
Можно показать, что потери указанных типов в общем случае характерны для всех звеньев цепи «генерация – транспортировка- потребление электроэнергии». В табл. 1 приведены примеры потерь, относящихся к выделенным классам, для различных типов предприятий, задействованных в указанной цепи.
Таблица 1
Примеры потерь для предприятий различных типов
Анализ табл. 1, которая может быть дополнена предприятиями ЖКХ, социальной сферы, сельского хозяйства, энергосбытовых и ремонтных компаний и т.д., показывает наличие специфических видов потерь для предприятий рассматриваемых типов, и, соответственно, различных интересов в области энергосбережения. Например, в электроэнергетике интересы участников процесса генерации-потребления электроэнергии (генерирующих, сетевых, энергосбытовых компаний, промышленных предприятий, региональных властей) могут не совпадать с точки зрения решения проблемы энергосбережения. Так, генерирующие компании могут быть объективно не заинтересованы в энергосбережении в промышленности, т.к. это снижает потенциальную емкость рынка электроэнергии.
В то же время, очевидно, что инвестирование в снижение потерь электроэнергии, относящихся к указанным классам, возможно только на основе совместных действий всех субъектов формируемого рынка электроэнергии при активном участии региональных органов законодательной и исполнительной власти, в частности в области инвестиций.
Интересы различных групп субъектов, заинтересованных в долгосрочных результатах инвестиционной деятельности могут быть учтены при построении сбалансированной системы абсолютных и относительных показателей эффективности инвестиций для всех субъектов рынка электроэнергии.
Как один из вариантов, повышение уровня инвестирования в энерго- и ресурсосбережение на основе комплексного стратегического подхода может быть достигнуто путем построения сбалансированной системы абсолютных и относительных показателей эффективности инвестиций, которая должна включать в себя показатели, отражающие интересы различных групп субъектов, заинтересованных в долгосрочных результатах инвестиционной деятельности.
Возможные интересы различных участников процесса «производство-потребление» энергоресурсов представлены в табл. 2.
Таблица 2
Интересы участников процесса «производство-потребление» энергоресурсов
На основе данных табл. 2 можно предложить следующую упрощенную систему показателей оценки и контроля эффективности инвестиционного процесса, которая представлена в табл. 3.
Таблица 3
Система ключевых показателей эффективности инвестиций в энерго- и ресурсосбережение
Приоритетные показатели эффективности инвестиций и их конкретные целевые значения следует определять с учетом следующих факторов:
- соответствие стратегическим ориентирам и конкретным целям социально-экономического развития страны и регионов;
- ограниченность определенных видов энергоресурсов;
- стратегическая значимость всех видов ресурсов и степень их участия при реализации стратегии социально-экономического развития страны и регионов;
- стратегическая значимость различных участников процесса «производство-потребление» энергоресурсов и необходимость создания для них льготных условий функционирования (в т.ч. за счет увеличения объемов инвестирования в энергосбережение).
Таким образом, представляется, что стратегический подход к инвестированию в энерго- и ресурсосбережение будет более экономически обоснован при комплексном учете эффективности инвестиций с позиции различных участников процесса «производство-потребление» энергоресурсов. Кроме того, использование ключевых показателей эффективности с учетом ограничивающих факторов позволяет достичь большей согласованности между стратегическими целями энерго- и ресурсосбережения и социально-экономического развития страны и регионов, а разработанные таким образом инвестиционные программы и проекты энерго- и ресурсосбережения будут являться механизмом, обеспечивающим и поддерживающим эту взаимосвязь.


Литература
1. Энергоэффективность – приоритет энергетической стратегии РФ / Доклад директора Департамента ТЭК Минпромэнерго РФ А. Яновского на российско-германском форуме по энергоэффективности (13 апреля 2007).
2. Сопоставительный анализ федеральных, региональных и отраслевых программ по энергосбережению и эффективности энергопотребления /С. Михайлов, А. Кузовкин, А. Гордукалов, Н. Сизова // Микроэкономика. – 2007. – № 1 – С. 35 – 55.
3. Кожевников К. Экономические предпосылки энергоресурсосбережения. [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – Режим доступа : http://esco-ecosys.narod.ru
4. О позиции РСПП по вопросам формирования и реализации государственной политики в области энергоэффективности и энергосбережения. [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – Режим доступа : http://www.rspp.ru
5. Основы разработки отраслевых комплексных программ рационального энергопользования и энергосбережения / А.А. Злобин, В.Н. Курятов, А.П. Мальцев, Г.А. Романов // Энергетическая политика. – 2003. – № 4 – С. 29 – 35.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия