Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Попова Ю. Ф.
заведующий кафедрой маркетинга и статистики Сыктывкарского государственного университета,
кандидат экономических наук


Формы межфирменных сетей на промышленных рынках России
В статье рассматривается широкое разнообразие сетей, существующих в российской экономике. Анализируя формы сетевых отношений на промышленных рынках, автор подчеркивает, что формирование и развитие межфирменных связей стало одной из ключевых стратегий адаптации и повышения конкурентоспособности компаний в современной российской экономике
Ключевые слова: межфирменные отношения, сеть, формы межфирменных отношений, промышленный рынок

Политика шоковой терапии в начале 90-х гг. прошлого века привела к кризису на рынке, который, в свою очередь, создал основу для образования сетей. Из-за большого количества нарушающих равновесие процессов, свойственных россий­ской экономике, многие предприятия точнее всего можно было описать как нестабильную совокупность персональных сетей с постоянно изменяющимися границами. При этом, чем больше неопределенность внешней среды, тем более значительную роль играл социальный и нематериальный капитал фирмы, в частности ее репутация, инновационные возможности (технологические и управленческие) и социальные связи на рынке.
Легитимность сетей в России часто ставилась под сомнение, и процесс их образования и поддержания обычно рассматривался западными специалистами как отрицательное явление [11, 13, 15].
Но сети по-прежнему широко распространены в россий­ской экономике, поскольку предприятия нуждаются в том, чтобы выживать и оставаться маневренными в нестабильной внешней среде. Менеджеры практикуют поиск источников получения «дополнительной прибыли» для выживания предприятий и одновременно осуществляют реконфигурацию ресурсов, чтобы лучше адаптироваться к рыночной среде и динамично развиваться, повышая конкурентоспособность. Поэтому правильнее компанию рассматривать как участника множества перекрещивающихся сетей, которые формируются для усиления контроля менеджеров над собственностью предприятий, а также для организации эффективной системы поставок и расширения возможностей сбыта произведенных компанией товаров.
В российской экономике существует широкое разнообразие сетей. Межфирменные отношения на промышленных рынках делятся на простые и сложные; слабые и сильные; тесные и периферийные [8, 10]. Сильные отношения, как правило, являются сложными, а слабые связи — простыми. При этом сильные отношения имеют особую ценность, так как обеспечивают устойчивость сетей, расширяют количество взаимных услуг. Слабые связи, наоборот, обеспечивают доступ новых агентов в замкнутые сети. Теснота (близость) взаимоотношений характеризует, в первую очередь, сложившуюся социальную дистанцию между компаниями. Основными чертами тесных взаимоотношений являются интенсивные взаимодействия компаний, сильные персональные связи между менеджерами фирм-партнеров. Этот параметр отражает степень взаимного доверия.
По продолжительности, силе и тесноте можно выделить четыре основные формы межфирменных отношений:
• простые трансакционные отношения;
• сети, созданные на стандартных ресурсах;
• проектные (динамические) сети;
• межфирменные отношения, основанные на уникальных ресурсах.
Таблица 1
Формы межфирменных отношений на промышленных рынках
Итак, обмен между компаниями может происходить в форме разовой рыночной сделки, предполагающей кратковременные и, как правило, слабые отношения. Краткосрочные сделки достаточно распространены на потребительском рынке товаров массового спроса, а также используются компаниями на начальном этапе формирования взаимоотношений с покупателями и поставщиками на промышленном рынке и рынке услуг. Механизм заключения разовых сделок подробно описан в экономической литературе, поэтому не имеет смысла в данной статье останавливаться на нем подробно.
Долгосрочные и тесные взаимоотношения (четвертая группа), имеющие высокий уровень структурированности и частоты использования связей, — это сети, основанные на уникальных ресурсах, высоком уровне взаимной адаптации и приверженности партнеров. Между компаниями на промышленных рынках формируются взаимоотношения, которые увеличивают взаимозависимость. Их поддержание требует больших затрат и специфических инвестиций.
Ко второй группе относятся долгосрочные, но периферийные отношения, основанные на широко распространенных ресурсах. И, наконец, если предприятия активно взаимодействуют на рынке, но в течение относительно короткого времени, это проектные сети с четко определенным началом и временем прерывания взаимоотношений (третья группа). Сближение происходит на основе общих интересов партнеров. После завершения проекта связи могут сохраниться до будущих совместных проектов.
В работах по сетевому подходу третья и четвертая группы относят к интегрированным отношениям, которые развиваются благодаря готовности их участников осуществлять инвестиции. Формальная и неформальная адаптация позволяет компаниям более полно удовлетворять потребности партнеров [8, 9].
1. Сети, основанные на общих (стандартных) ресурсах
Опираясь на концептуальные рамки сетевого подхода, допустим, что сети, создаваемые на основе общих, но иногда дефицитных ресурсов, могут быть долговременными, но отдаленными (периферийными), неустойчивыми и слабыми. Для них характерен низкий уровень персональности отношений, незначительные размеры инвестиций в их развитие и невысокий уровень затрат на поддержание.
Примерами общих ресурсов являются стандартизированная продукция и финансы. При заключении договоров на поставку недифференцированных товаров участники межфирменных отношений не только договариваются об уровне цен, но и стремятся обеспечить лучшие условия расчетов, поставок и др., увеличивая таким образом получаемую выгоду от сделки и снижая затраты на закупки. Если недостаточны поставки стандартизированной продукции или средства для финансирования инвестиций и формирования оборотного капитала, сети могут использоваться для преодоления этого дефицита. И они будут существовать лишь до тех пор, пока дефицит не будет преодолен.
Это во многом объясняет особенности процесса формирования и развития сетей в России. Чем более общими являются ресурсы, на которых основаны межфирменные отношения, тем они более отдалены, менее стабильны и интегрированы. Основанные на общих ресурсах связи могут быть долговременными, но они легко распадаются, когда общий ресурс (например, финансовые средства) перестает быть критичным для выживания или поддержания конкурентоспособности предприятий — участ­ников сети.
В том случае, если партнеры на рынке используют и развивают уникальные ресурсы, ценные для поддержания их конкурентоспособности, сети приобретают устойчивый характер и взаимоотношения между их участниками становятся более сложными, взаимозависимыми и соответственно прочными.
Исследования, проведенные нами в 1998 и 2006 гг. [4, 5, 12], показали, что более 80 % российских компаний производят стандартизированную продукцию. С позиций сетевого подхода это не должно способствовать развитию партнерских отношений. Но социальные и структурные экономические отношения увеличивают ценность продаваемой на рынке продукции и усиливают стремление компаний поддерживать сетевые связи.
Независимо от вида выпускаемой продукции, сети в России по-прежнему формируются в первую очередь для преодоления финансового давления на компании. Услуги, предоставляемые предприятием вместе с товаром, в том числе связанные с условиями осуществления расчетов, дифференцируют его от товаров-конкурентов. Например, кредитование под товары и услуги повышает их доступность и соответственно ценность.
В современный период в рамках партнерских отношений между компаниями широко практикуется сотрудничество, основной целью которого является кредитование покупателей, поставщиков (например, при организации производства на давальческом сырье). Это повышает их покупательскую способность, позволяя привлекать извне недостающие финансовые ресурсы.
Долговременные сети, основанные на общих ресурсах, в частности финансовых, являются самой распространенной формой организации межфирменных отношений на российском рынке. Их создание и поддержание позволяет промышленным предприятиям снижать убыточность, повышать уровень финансовой устойчивости, решать проблему мобилизации недостаточных оборотных и инвестиционных финансов.
По данным Российского экономического барометра, в 2006 г. 21 % промышленных предприятий (43 % в 1998 г.) были убыточны, из них 6 % (40 % в 1998 г.) находились под угрозой банкротства [14, с. 56, 58].
Вместе с тем, руководители 74% предприятий оценивали финансовое положение своих компаний как «нормальное» и даже «хорошее» (20% в 1998 г.). При этом 59% (37% в 1998 г.) руководителей компаний ожидали улучшения финансового состояния своего предприятия [Там же, с. 45, 46]. Одна из причин такого прогноза в том, что цены на покупаемую компаниями продукцию в течение 2006 г. выросли на 66%, а на продаваемую ими продукцию — только на 53% [Там же, с. 40].
Размеры инвестиций в развитие российских предприятий по-прежнему достаточно низкие. По мнению 76% руководителей предприятий, это связано с недостатком финансовых ресурсов, который можно объяснить несколькими причинами. Сказывается дефицит основных источников финансирования — собственных средств предприятий, а также ограниченность банковского и отсутствие других источников кредитования. 36% менеджеров считают основным ограничением инвестиций высокий банковский процент [Там же, с. 53–54].
В России сложилась успешная практика объединения предприятиями финансовых ресурсов для их совместного использования. Например, к данной группе межфирменных отношений на промышленных рынках можно отнести объединения российских розничных сетей в стратегические альянсы, одной из форм которых явились возникшие в 2000-х гг. закупочные союзы.
В 2001 г. «Перекресток» и «Копейка» совместно с «Дикси» и «Седьмым континентом» участвовали в закупочном союзе «Российский розничный альянс», целью которого было добиться от поставщиков скидок, сопоставимых с «Metro Cash & Carry». Они также потребовали от 30 поставщиков введения единых условий скидок, определяемых объемом закупок, а не «индивидуальным подходом».
В 2004 г. аналогичный закупочный союз был создан «Перекрестком», «Лентой» и «Копейкой». Участники партнерства планировали совместно решить три основные задачи: отказаться от дистрибуторов при работе с крупными производителями; диктовать условия поставщикам, в частности снизить закупочные цены по отдельным товарам; организовать обмен информацией о ценах, скидках и бонусах [6, с. 181–182].
Объединение сетей (их совместный оборот приблизился к 2 млрд долл.) позволило им по совокупной выручке быть на уровне самых крупных конкурентов — «Пятерочки» или «Metro Cash & Carry». По мнению специалистов, выигрыш в результате дейст­вий торгового стратегического альянса составлял от 5 до 15% от розничной цены. И, наконец, в 2005 г. «Седьмой континент» и группа «Виктория» договорились о создании некоммерческого партнерства для построения единой системы отбора поставщиков и товаров при формировании ассортимента своих магазинов [Ведомости. 2005. 23 сент.].
Таким образом, создание закупочных союзов путем объединения финансовых ресурсов стало перспективным инструментом работы с поставщиками.
2. Проектные (динамические) сети
Они создаются компаниями в особых случаях для совместного решения определенной задачи. Поэтому связи между партнерами, как правило, менее продолжительные, но достаточно сильные по интенсивности и глубине взаимодействия. После завершения проекта фирмы могут вступить в другие временные сети. Несмотря на относительно непродолжительный характер сетевых отношений, их не следует смешивать с краткосрочной формой рыночного обмена.
Проектные сети часто формируются в сфере маркетинга. Они могут быть нацелены на совместное привлечение покупателей и развитие программ лояльности. Можно привести ряд примеров сотрудничества компаний и в сфере инноваций.
В частности, на рынке появляются новые услуги, в создании которых всегда участвуют несколько компаний, и от их взаимоотношений зависит ценность предоставляемых услуг.
К примеру, быстрое развитие рынка мобильного контента создало дополнительные возможности для развития нового бизнеса в отраслях, непосредственно не связанных с мобильными коммуникациями. Речь идет, в частности, о рынке массовых коммуникаций, банковских, медицинских, развлекательных услуг, розничных сетях и т.д. Темпы роста данного сектора превысили темпы роста рынка мобильной связи, составляя более 100%. Постоянно увеличивалась доля доходов от контент-услуг в общем объеме доходов этого рынка. Основными участниками партнерских отношений на рынке услуг мобильного контента являются: операторы («Мобильные Телесистемы», «Мегафон», «Би Лайн»), контент-провайдеры и средства массовой информации, которые получают финансовую и маркетинговую выгоду, в частности расширение своей аудитории [7].
Мобильный маркетинг является также эффективным способом продвижения товаров и услуг. Компании в России постепенно начинают использовать SMS-акции в качестве инструмента продвижения продуктов.
На Западе развивается также индустрия мобильных развлечений: мобильные библиотеки, мобильное телевидение, казино и т.д. Некоммерческие организации (музеи, библиотеки, больницы) используют мобильную связь для привлечения финансовых средств населения [Там же].
3. Сети, сформированные на основе уникальных ресурсов
Они решают задачу повышения ключевых компетенций их участников. Для данной формы сетевых отношений характерен высокий уровень доверия и взаимозависимости, стабильность, персональность взаимоотношений, развитие долговременных обязательств и высокий уровень приверженности.
Одним из примеров таких сетей являются промышленные и региональные кластеры. Развитие кластерных сетей повышает конкурентоспособность фирм и отраслей; создает возможности для их инновационного и производственного роста. Компании, входящие в состав кластера, могут быть одновременно партнерами и конкурентами на рынке.
Кластерная политика в России в настоящее время используется как составляющая стратегии социально-экономического развития Санкт-Петербурга, Томской, Омской, Новосибирской областей и др.
Формируемый в Новосибирской области кластер информационных технологий образован преимущественно малыми предприятиями, тяготеющими к новосибирскому Академгородку. Более трети компаний считают себя участниками кластера. В основе их развития лежит интеллектуальный капитал новосибирских вузов и НИИ. Участники IT-кластера в основном задействованы в сфере производства программного обеспечения (92%), автоматизации (54%), телекоммуникаций (38%) и защиты информации (23%). Средний срок существования компаний — 8 лет.
Фирмы-участники считают своими основными конкурентными преимуществами соотношение цена — качество (100%), эксклюзивность (78%) и высокое качество продукции (54%). Кроме того, 46% руководителей предприятий отмечают важную роль тесных контактов с рыночными контрагентами, часто основанных на личных связях и поддерживаемых при отсутствии развитой системы продвижения товаров на рынок. 31 % предприятий, преимущественно ориентированных на экспорт, инвестируют в свой бизнес средства партнеров по кооперации. Более 30% фирм создают временные коллективы с привлечением сторонних специалистов и столько же используют команды приглашенных специалистов [2, с. 160–165].
Другим примером сетей, сформированных на основе уникальных ресурсов, являются стратегические партнерства между компаниями, основанные на совместном использовании известных товарных марок.
К примеру, холдинг «Отечественные лекарства», входящий в тройку российских лидеров по выпуску фармацевтической продукции (в 2004 г. его доля в общем объеме производства составила 8,4 %), на основе лицензионного соглашения на семь лет с компанией «Вимм-Билль-Данн Продукты питания» (ВБД) начал производство витаминного препарата под названием Bio-Max [3].
«Отечественным лекарствам» принадлежит одно из крупнейших предприятий по производству витаминов — Щелковский витаминный завод, который выпускает такие известные препараты, как «Ревит» и «Ундевит». В 2002 г. специалисты холдинга начали заниматься разработкой нового препарата, который должен был составить конкуренцию известным западным витаминным брендам. В сложившейся на рынке ситуации этот амбициозный проект мог стать очень затратным и рискованным. В 2003 г. в компанию обратился «Вимм-Билль-Данн» с предложением использовать товарную марку «Bio-Max» в категории витаминов. Крупнейший производитель молочной и соковой продукции в России искал надежного партнера для выпуска витаминов под собственным брендом. Предложение «Вимм-Билль-Данна» было выгодным и для фармацевтической компании, которая получила готовый бренд с высоким уровнем узнаваемости. Презентация нового витамина состоялась через полтора года после того, как «Вимм-Билль-Данн» предложил эту идею «Отечественным лекарствам». ВБД принимал также участие в разработке стратегии продвижения нового продукта «Bio-Max», которая обошлась фармацевтическому холдингу «Отечественных лекарств» примерно в 3 млн долл. в течение трех лет. [Там же].
На российском рынке динамично развивается один из перспективных способов повышения внутренней и внешней эффективности бизнеса — аутсорсинг, в том числе производственный. Это увеличивает спрос на предложения контрактных производителей.
Контрактное производство, как правило, является долгосрочным партнерством, один из участников которого выполняет производственные функции для другого владельца бренда. Производственный аутсорсинг позволяет заказчикам сконцентрироваться на развитии инноваций (разработке новых продуктов, технологий) и маркетинге.
Крупные российские компании активно привлекают малые и средние предприятия для выполнения своих заказов, тестируют на них перспективные идеи и в случае успеха — внедряют их на крупных производствах. Для продвижения кооперации малого и крупного бизнеса в Москве работает Межрегиональный центр промышленной субконтракции и партнерства [Ведомости. 2007. 10 дек.].
Рынок контрактного производства расширяется и благодаря росту объемов заказов на производство частных марок от российских и западных торговых сетей. Растут также объемы заказов западных производителей, поскольку их размещение на российских предприятиях экономит время и финансовые ресурсы на строительстве собственного производства, а также на таможенных пошлинах.
Стратегия аутсорсинга обеспечивает: динамичность компаний; снижение издержек на выпуск новой продукции; сокращение периода реализации инновационных проектов и уровня их риска. Она предоставляет возможность компаниям сконцентрироваться на ключевых компетенциях, поскольку их ресурсы, как правило, ограничены и поэтому им выгоднее сосредоточить свои усилия и средства на организации ключевых бизнес-процессов, создающих основную добавленную стоимость и определяющих конкурентное положение на рынке.
Опрос руководителей крупных предприятий, использующих аутсорсинг в своей деятельности, показал, что главным мотивом обращения к компаниям-аутсорсерам является стремление сократить расходы на соответствующее направление деятельности (48% опрошенных); концентрировать усилия на ключевых видах деятельности, высвободив для этого активы (40% и 35% ответивших соответственно). Почти треть руководителей предприятий видят преимущества аутсорсинга в возможности получить доступ к передовым технологиям [1, 106].
Завершая анализ форм сетевых отношений на промышленных рынках, следует подчеркнуть, что их формирование и развитие стало одной из ключевых стратегий адаптации и повышения конкурентоспособности компаний в современной российской экономике.


Литература
1. Воронина Н.В., Воронина А.М. Аутсорсинг: оффшорная разработка программного обеспечения // ЭКО. — 2006. — № 7. — С. 38–42.
2. Марков Л.С., Ягольницер М.А. Измерение эффективности функционирования кластера информационных технологий // Регион: экономика и социология. — 2006. — № 1. — С.155–170.
3. Плис М. Кефир в таблетках // Секрет фирмы. — 2005. — № 3(90). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.sf-online.ru
4. Попова Ю.Ф. Сетевая концепция организации рыночной деятельности: новая модель эффективного управления // Новости маркетинга. — 2005. — № 5. — С.9–24.
5. Попова Ю.Ф. Межфирменные отношения на промышленных рынках России: теория и практика управления. — СПб.: Наука, 2008.
6. Радаев В.В. Захват российских территорий: новая конкурентная ситуация в розничной торговле. — М.: Изд. Дом ГУ ВШЭ, 2007.
7. Ткачук Т. Трубка зовет // Секрет фирмы. — 2005. — № 7(94). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.sf-online.ru
8. Ford D. (ed.). Understanding Business Markets: Interaction, Relationship and Networks. L.: Dryden Press, 1997.
9. Ford D. (ed.). Managing Business Relationships. N.Y.: John Wiley & Sons, 1998.
10. Granovetter M. The Strength of Weak Ties. Social Networks. A Developing Paradigm. N.Y.: Academic Press, 1977.
11. Huber P., Wцrgцtter A. Political Survival or Entrepreneurial Development? Observations on Russian Business Networks // S. Cohen, A. Schwartz, J. Zysman. The Tunnel at the End of the Light. Berkley: University of California, 1998. P. 51–65.
12. Sшrensen O.J., Popova J.F. Towards Understanding the Logic of Russian Managers: Working Paper Series. Centre for International Studies, Aalborg University, Denmark, 2000.
13. Sшrensen O.J., Popova J.F. Peculiarities of the Emerging Russian Market Economy: Managerial Practices and Theoretical Reflections // Paper presented at the 2nd Conference on Transition and Enterprise Restructuring in Eastern Europe. Centre for East European Studies, Copenhagen Business School, Denmark, 2000. August 17–19.
14. The Russiаn Economic Barometer. Russian Academy of Sciences. Institute of World Economy and International Relations. 2007. Vol. ХVI (2).
15. Vlachoutsicos C.A., Lawrence P.R. How Managerial Learning Can Assist Economic Transformation in Russia // Organization Studies. — 1996. — № 17(2). — Р. 311–325.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия