Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Буторина Г. Ю.
старший преподаватель Тюменской государственной сельскохозяйственной академии

Развитие регионального агродиверсификацонного предпринимательства на основе совершенствования кредитного обслуживания
Рассмотрены этапы становления механизма кредитования аграрного сектора, отмечены недостатки и преимущест­ва кооперативных банков с учетом опыта зарубежных стран. Обоснована необходимость и возможность перехода на государственно-кооперативную систему кредитования малого предпринимательства на селе. На примере сельских районов Тюменской области выделены основные виды диверсификационной деятельности в сфере малого предприниматель­ства, дана экономико-математическая модель размещения организаций системы малого диверсификационного предпринимательства в сельских районах региона
Ключевые слова: региональное диверсификационное предпринимательство, сельские работы, кооперативный кредит, вид предпринимательской деятельности, оптимизация размещения

Россия советского периода фактически не знала примера развития малых форм хозяйствования на селе на основе кредитования. Хотя сельская кредитная кооперация в стране функционировала еще в середине 19 века, а в начале 20-го, во времена П.А. Столыпина, даже стал формироваться крестьянский предпринимательский класс, ознаменовавший начало капитализации деревни.
Переход на рыночные отношения в течение фактически последних 15-ти лет не позволил продолжить начатое российским реформатором XIX в. развитие малого агропредпринимательства на селе. И в этом причина не столько законодательно-правового характера, сколько отсутствие отвечающего интересам крестьян механизма кредитного обеспечения. Действовавшая в этот период в аграрном секторе экономики система кредитования и финансирования имела следующие недостатки: 1) она не учитывала сезонность работ, приоритетность развития сельских территорий, интересы укрепления внутрирегиональных аграрных рынков и продовольственной безопасности страны; 2) отсутствовала обоснованность финансовой поддержки (по-прежнему субсидировались высокозатратные производства, за что коммерческие банки не несли ответственности, поскольку государство компенсировало расходы по кредитам села); 3) не было стабильности в политике кредитования сельхозтоваропроизводителей: до 1993 года — льготное кредитование; 1993–1994 гг. — централизованное кредитование под высокую процентную ставку ЦБ РФ; 1995–1996 гг. — отмена такого кредита и введение товарного кредита, плодами которого воспользовались нефтяные компании; 1997 год — льготное кредитование из спецфонда через Агропромбанк и Альфа-банк (от последнего до села не дошло 5 трлн. рублей); 1998 год — увеличение числа коммерческих банков, имеющих доступ к фонду льготного кредитования и оттеснение Агропромбанка от этого фонда; 4) отсутствовала система долгосрочного кредитования, возвратности кредита и его страхования; 5) неэффективно использовался инвестиционный кредит (лизинг), который был выгоден в основном машиностроительным заводом и АО «Росагроснаб»; 6) не было механизма быстрого и надежного доведения госинвестиций до сельхозпредприятий. Учитывая такую обстановку в финансово-кредитной сфере профессором А.Л. Пустуевым еще в 1995 г. было предложено создание кооперативной сельскохозяйственной финансово-кредитной системы, включающей местные (районные) кредитные кооперативы, областные (региональные) кооперативные крестьянские ипотечные банки, подпитываемые госдотациями через ЦБ РФ [1].
Однако дальнейшее становление финансово-кредитной сферы в России пошло по пути полной коммерциализации и кредитная сфера для АПК замкнулась на Агросельхозбанке с филиалами в регионах. В условиях глобального финансового кризиса и такой банк подвергается риску стать банкротом, что нельзя сказать о кооперативном банке, созданном на паях сельского населения и устойчиво функционирующих агропредприятий. Учитывая, что основными пайщиками кооперативного банка могут стать малые агроструктуры в лице хозяйств населения, как самых устойчивых в любых кризисных условиях, можно утверждать и об устойчивости таких банков. Тем более, что в крупных регионах, например, на Урале, где проживает 20 млн человек, уставной капитал регионального кооперативного банка мог бы, вместе с агропредприятиями, составить около 10 млрд рублей.
Устойчивость кооперативных банков подтверждается опытом зарубежных стран, например, США, Швеции и Финляндии, где отлажен механизм функционирования таких финансовых структур (организация бизнеса, функции, распределение прибыли, налогообложение и особенно контроль за их деятельностью). В зарубежной практике существует общий (со стороны государства) и текущий контроль (независимыми, негосударственными организациями не менее одного раза в год). В Финляндии эту функцию выполняет инспекция кооперативных банков. В составе инспекции 25 работников. При проверке основное внимание уделяется платежеспособности, ликвидности и рентабельности банка, а также изучается целесообразность его дальнейшего существования. Деятельность инспекции кооперативных банков финансируется из инспекционных сборов, взимаемых с контролируемых банков [2].
Может ли быть использован зарубежный опыт организации использования кооперативного кредита — покажет время. Возможно, очередной финансовый кризис ускорит хотя бы частичный переход на кооперативный кредит при активной поддержке и контролю со стороны государства и муниципалитетов.
На нынешнем же этапе развития кредитование агропредпринимательства осуществляется в основном через Агросельхозбанк и его филиалы, которые действуют пока не во всех субъектах РФ, а также через некоторые коммерческие банки, кредитующие частных инвесторов в агробизнесе. Последние особенно получили развитие в Республике Татарстан, где частные (стратегические) инвесторы имеют в собственности почти половину земель сельхозназначения. Это создает определенную конкурентную среду на рынке сельскохозяйственного кредита, хотя стремление частных инвесторов к захвату значительных территорий неизбежно ведет к монополизации не только данного рынка, но и продовольственного, включая и продукцию диверсификационных видов деятельности. Их развитие должно осуществляться на базе местных ресурсов (факторов производства), включая и трудовые, что могло бы соответствовать задачам национального проекта «Развитие АПК», предусматривающего также и развитие сельских территорий. «Пришельцы»-инвесторы из других районов вряд ли будут проявлять заботу о развитии местных предпринимателей в рамках данного направления. Трудовые ресурсы, в основном это сельское население, смогут работать лишь в качестве наемных работников, не заводя собственного дела в сфере диверсификационного агропредпринимательства. То есть, в любое время могут оказаться безработными.
Такая тенденция может иметь нарастающую динамику и по причине возникающих трудностей с кредитованием. Известно, что основная масса активов банковского сектора РФ сосредоточена в Центральном федеральном округе (85%). А 84% активов и более 60% капитала находится в руках московских предпринимателей. Это ведет к финансовой зависимости регионов от центра [3].
В связи с этим возникает необходимость в кредитовании малого предпринимательства сельскими кредитными кооперативами при их финансовой поддержке со стороны областных бюджетов.
Именно так данная проблема решается в Тюменской области, где уже на протяжении 13 лет действует 25 сельских кредитных кооператива. Структура финансирования малых форм хозяйствования выглядит следующим образом: областной бюджет — 409,1 млн руб.; федеральный бюджет — 280,5 млн руб.; кредитные ресурсы через ОАО «Россельхозбанк» — 100 млн руб. На развитие сельской кредитной кооперации ежегодно выделяется 400–450 млн руб., из которых 300–390 млн руб. поступают из облбюджета на пополнение фонда финансовой взаимопомощи и 100–120 млн руб., из средств «Россельхобанка» на участие в качестве ассоциированного члена в сельской кредитной кооперации. При этом сельскохозяйственные заготовительные и обслуживающие кооперативы получают 177,0 млн руб., в т. ч. из областного бюджета на субсидирование процентных ставок — 1,5 млн руб., из федерального бюджета — 25,5 млн руб., из ОАО «Россельхозбанк» предоставляется кредитов с господдержкой на сумму 150,0 млн руб. Для развития хозяйств населения и фермерских хозяйств предусмотрено 3971,6 млн руб., в т. ч. из областного бюджета — 166,6 млн руб.; на создание и модернизацию инфраструктуры обслуживания малых форм хозяйствования — 96,0 млн руб., субсидирование процентной ставки (4%) по привлеченным кредитам — 6,4 млн руб., поддержку садоводства и огородничества — 64,2 млн руб.; из федерального бюджета на субсидирование процентной ставки (9,5%) по привлеченным кредитам — 155,0 млн руб.; ОАО «Россельхозбанк» — 3650,0 млн руб. на предоставление кредитов с господдержкой — 1350,0 млн руб.; на земельно-ипотечное кредитование — 2300,0 млн руб. [4].
Структура общего областного фонда порайонной финансовой взаимопомощи предоставлена средствами местных бюджетов, областного бюджета, паевыми взносами членов кредитных кооперативов и прочими средствами. В структуре фонда финансовой взаимопомощи преобладают средства местных бюджетов, затем — средства областного бюджета и на третьем месте находятся паевые взносы членов кредитных кооперативов. При этом средняя доля паевых взносов в фонде финансовой взаимопомощи, направленного на поддержку малого агропредпринимательства, составляет всего 2,86%. Доля же местных бюджетов достигает 78,4%, что свидетельствует об отсутствие достаточных средств у хозяйств населения и фермерских хозяйств, на развитие которых и направлена деятельность кредитных кооперативов.
Одна из причин малой доли участия кредитных кооперативов в развитии малого агропредпринимательства их многочисленность. В среднем на один кооператив приходится 245 человек. Низкая и средняя сумма займа — 16 тыс. руб. на 6 тысяч человек.
К сожалению, созданный в Тюменской области филиал Россельхозбанка пока не в состоянии полностью обеспечить организации АПК кредитными ресурсами, поэтому наибольшую часть нагрузки выполняют коммерческие банки, что для сельских малых хозяйств является пока делом непосильным из-за риска невозврата кредита и потерей недвижимости. Поэтому развитие малого агропредпринимательства в области сдерживается, особенно диверсификационного, связанного с возрождением сельских территорий.
На основе социологических исследований были выявлены основные виды диверсификационной деятельности, которыми могло бы заняться население сельских районов юга Тюменской области, где в основном сосредоточено агропроизводство, при условии налаженного кредитования. К этим видам отнесены следующие: овцеводство, коневодство, пчеловодство, гусеводство, рыбоводство, звероводство, охотпромысел, садоводство, сбор дикоросов, добыча торфа, мебельное и кирпичное производство, лесозаготовка и переработка, добыча сапропеля, гончарное производство, социально-бытовое обслуживание, выращивание льна и лечебных трав. В настоящее время в области действует несколько малых диверсифицированных предприятий. Например, кооператив «Дикоросы Тюмени», компания «Лен Тюмени», кирпичные цеха в деревнях Алга, Куприно, Ирек, Байкалово и рабочих поселках Богандинское и Винзили, торфопредприятия «Торманское» и «Астра», мебельная фабрика в с. Упорово, водолечебница в г. Заводоуковске, цех по производству валенок в Голышмановском районе, ООО «Гусь Тюмени», рыбный цех в с. Казанское и другие.
Однако проблема не только в получении дешевого кредита, но и в сбыте произведенной продукции и в обслуживании мелкотоварного производства. Для этого, в частности, программой развития АПК Тюменской области предусмотрено создание соответствующих структур для обслуживания данного производства. Будет создано всего около 200 организаций для обслуживания 955 населенных пунктов, где размещено более 120 тысяч хозяйств населения. Причем обслуживанием 250 населенных пунктов будут заниматься частные структуры, среди которых 16 организаций искусственного осеменения и ветеринарного обслуживания животных в 6840 хозяйствах населения в 40 населенных пунктах. При удовлетворении спроса со стороны хозяйств населения, а им по опросу требуется 24 тыс. голов молодняка крупного рогатого скота, 68 тыс. поросят, 350 тыс. цыплят, 100 тыс. гусят, потребуется дополнительно около 100 тыс. т комбикормов, 765 тыс. т семян картофеля, 215 тыс. т сена, 4 молокоперерабатывающих завода, 73 тыс. куб. м пиломатериалов. Кроме того, потребуются 260 пунктов сбора молока, транспортные и консультационные услуги. Ряд обслуживающих организаций уже действует. Это в основном потребительские кооперативы, специализирующиеся на заготовке продуктов, их переработке, оптовой торговле, обслуживании, консультировании. Эти кооперативы осуществляют основной сбор у населения и реализацию молока. На поддержку кооперативов ежегодно из бюджета выделяется 80 млн руб. В основном они направляются на укрепление материально-технической базы кооперативов.
Множество хозяйств населения, видов агропредпринимательской деятельности и обслуживающих организаций обуславливает необходимость в оптимизации их размещения. Для этого может быть использована известная экономико-математическая модель, базирующаяся на симплекс методе линейного программирования. При этом в качестве критерия оптимальности может быть принят минимум транспортных расходов. Тогда целевая функция может быть представлена следующим образом:
где ЗТ — транспортные расходы на перевозку (доставку до потребителя) i-ой продукции j-го хозяйства из k-го района (населенного пункта) S — себестоимость при ограничениях :
1) объем производства i-го вида продукции (товара), который может быть произведен в j-ом районе с учетом внутрихозяйственных резервов, не может превышать фактический в среднем на 12%
Qnij ? 1,12 QФij, где Qnij , QФij — объем производства i-го вида продукта в j-ом рай оне (населенном пункте) соответственно планируемый и фактический (базовый).
2) планируемый объем продукции не должен превышать ее товарный уровень на величину внутрихозяйственного потребления, выраженного через коэффициент товарности (КTi)
Qnij ? Qnij * КTi
3) объем производства (Qnijk) ограничен земельными (Wik), денежными (Мik) и трудовыми (Тik) ресурсами в их удельном измерении (единицы ресурса на производство единицы продукции).
Qnijk = Wik КЗ; Мik Кд; Тik * КTi
4) объем производства (Qnijk) ограничен по экологическому (техногенному) фактору, выраженному коэффициентом техногенной нагрузки на ресурсный потенциал (в основном на сельхозземли)
Qnijk ? Qnijk * Кt
Кt определяется отношением фактического уровня загрязнения земель сельхозназначения всеми воздействующими на них элементами к их нормативному содержанию.
По данной экономико-математической модели были размещения производства агропродуктов в хозяйствах населения и фермерских хозяйствах.


Литература
1. Пустуев А.Л. Малый бизнес и занятость на селе // АПК: экономика, управление. — 1995. — № 5.
2. Пустуев А.Л., Семин А.Н., Кориков М.А. Малое предпринимательство на селе.- Екатеринбург: Изд-во УрГСХА, 1998. — 238 с.
3. Из мирового опыта: кооперативные банки (обзорная статья) // Деньги и кредит. — 1992. — № 8.
4. Попова О., Долова С. Обеспечение кредитными ресурсами аграрного сектора региона // АПК: экономика, управление. — 2007. — №6.
5. Сорокина Т.И., Буторина Г.Ю., Пустуев А.Л. Развитие сельского хозяйства региона: управленческий аспект. — Екатеринбург: Изд. дом УрГСХА. — 2008. — 254 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия