Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (30), 2009
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА УПРАВЛЕНИЯ
Дрогобыцкая К. С.
доцент кафедры макроэкономического регулирования Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации (г. Москва),
кандидат экономических наук


Современное состояние методологии системных исследований социокультурных образований
В статье проанализированы фундаментальные основы современной методологии социокультурных систем. Они включают: целостность восприятия, итерационное мышление, самоорганизацию и интерактивное моделирование. Доказывается, что классическая и неоклассическая школы менеджмента образуют относительно самостоятельные методологические направления в рамках общей системной методологии
Ключевые слова: системная методология, социокультурная система, итерационное мышление, самоорганизация, целостность восприятия, ментальная модель

Окружающий мир кажется нам безумно сложным и хаотичным только потому, что для его объяснения мы используем неадекватные концепции. Но стоит нам понять какое-либо явление, как эта сложность и хаотичность «улетучиваются» и все становится простым и понятным. Следовательно, сложность и хаотичность не являются непременными характеристиками современной действительности, они всего лишь особенности нашего восприятия и понимания. Стоит нам поменять исследовательскую позицию (например, перейти в другую систему координат), применить другую методологию или воспользоваться более выразительными средствами описания проблемы, как она становится податливой к восприятию, пониманию и разрешению. Отсюда вывод — для успешного исследования общества и эффективного решения проблем его развития необходима адекватная системная методология, которая должна заниматься проблемами самоорганизующихся мультиразумных систем и их целеустремленного поведения. Как утверждает известный гуру системного анализа Джамшид Гараедаги «...эффективную методологию следует искать в точке пересечения целостного восприятии, итеративного мышления, самоорганизации и интерактивного моделирования» [2, с. 164]. Сочетание этих четырех направлений дает мощный практический инструментарий разрешения существующих проблем социокультурных систем.
Целостное восприятие заключается во всестороннем изучении системы с целью обнаружения скрытого смысла ее самоорганизующегося поведения. Казалось бы, что тут нового и что тут сложного? Просто необходимо изучить систему с различных точек зрения и вскрыть источники ее системности. Однако вопреки распространенному убеждению, столь популярный междисциплинарный подход — отнюдь не то же самое, что и подход системный. На самом-то деле способность синтезировать разрозненные факты в единое целое намного сложнее, нежели способность получить информацию об исследуемой системе с различных ракурсов. Если нет четкого и ясного метода синтеза, то процесс поиска истины на основе фрагментарных знаний из различных областей не увенчается успехом. Необходима предварительная идея о том, что представляет собой целое, с одной стороны, и системная методология, как направляющая поиска в нужном направлении — с другой, прежде чем мы сможем разглядеть крупицы порядка в сплошном хаосе.
До настоящего времени наибольшую популярность имели три системные методологии — анализ, синтез и бихевиоризм. Каждая из них по-своему упорядочивает научный поиск. Так, анализ полагает, что целое есть не что иное, как сумма частей и поэтому для понимания целого необходимо и достаточно разобраться в структуре. Синтез исповедует функциональный подход и исследует объект вместе с системой более высокого уровня, частью которой он является, посредством фиксации последствий, вызываемых данным объектом в этой системе. Чтобы найти ключ к пониманию целого, бихевиоризм ориентируется на процесс, пытаясь найти ответ на вопрос «как?».
Современная методология системного исследования исходит из того, что увидеть целое можно только при одновременном понимании структуры, функции и процесса. Каждый из отмеченных моментов отражает свою грань одного и того же явления. Вместе с внешней средой они образуют полный комплект или базовую модель для его исследования. Другими словами, структура, функция, процесс и среда полностью определяют целое или, по меньшей мере, дают возможность его понять. Структура выявляет компоненты и их связи, функция обуславливает полученные результаты, процесс в явной форме описывает последовательность действий для получения результата, а среда определяет внешние условия существования системы.
Современная методология системных исследований не является чем-то цельным и монолитным. В ее рамках сущест­вуют и успешно развиваются, по крайней мере, три модификации. Классическая школа менеджмента с ее ориентацией исследования входа системы (исходных условий, технологий, затрат) большей частью занимается вопросами структуры. Неоклассическая школа делает акцент на целевом управлении, т.е. основное внимание уделяет функциям. А теория комплексного управления качеством (ТQМ), одержимая идеей тотального контроля, ставит во главу угла процесс. Каждое из этих направлений вносит свой вклад в развитее общей системной методологии.
Классическая концепция реальности подразумевает, что конкретная структура (S) порождает конкретную функцию (F), а разные структуры — разные функции (рис. 1, а). Отсюда делается вывод, что для понимания системы достаточно изучить ее структуру и, следовательно, анализ структуры становится доминирующим методом системных исследований. Однако определенная структура может нести несколько функций в неизменной среде. Например, система образования, в дополнение очевидной функции передачи знаний, несет на себе еще культурную, воспитательную и защитную функции (рис. 1, б). Разные структуры могут обеспечивать одну функцию. К примеру, функцию перемещения людей и грузов в пространстве могут выполнять различные виды транспорта — железнодорожный, авиационный, водный и автомобильный (рис. 1, в). Классическое понятие причинно-следственной зависимости, когда причина является необходимым и достаточным условием для получения результата, но не в состоянии объяснить такую ситуацию.
Рис. 1. Варианты соотношений структур и функций
Фактически, порождение различных функций одной структурой в неизменной среде можно объяснить только одним путем — признать, что в осуществлении этих функций при неизменной структуре участвовали разные процессы. Структура не может нести исключительную ответственность за полученный результат. Структура, функция и процесс вместе с окружающей средой образуют исчерпывающий комплект взаимосвязанных переменных, позволяющий построить конструктивную модель для понимания целого.
Взаимосвязанные переменные образуют циклические отношения. Одна переменная может определять значение другой переменной, будучи, в свою очередь, результатом взаимодейст­вия предшествующих переменных. Недооценка этих взаимозависимостей равносильна попытке увидеть целое, закрыв глаза на самое главное. По этой причине целостный подход к изучению системы требует понимания каждой переменной в отношениях с другими переменными, причем всеми одновременно. В этом нелегком деле главным помощником выступает процесс итеративного исследования, суть которого заключается в многократном применении простых правил к моделированию сложнейших объектов.
Итерационное мышление. Итерации структуры, функции и процесса в определенной среде позволяют изучить свойст­ва каждого элемента в отдельности, а затем исследовать его во взаимосвязи с другими элементами системы. Последующие итерации должны установить обоснованность наших предположений о структуре системы, проверить ее на совместимость и устранить конфликты. Для разрешения конфликтов может понадобиться переосмысление и «перевязывание» переменных системы. В конечном итоге последовательные приближения должны привести к комплексному образу целого (рис. 2).
Сложность системы определяется количеством и характером связей ее переменных. Система без обратной связи с линейными, независимыми переменными является более простой по сравнению с системой, описываемой набором взаимозависимых переменных, объединенных в петли нелинейных обратных связей (часто с отсроченной реакцией). Все социокультурные системы принадлежат к классу именно таких систем, поэтому первым шагом на пути исследования сложной социокультурной системы является распознавание ее итеративной и динамичной природы.
На рис. 3 приведены простейшие зависимости с обратной связью и без нее на примере сберегательного банковского счета.
Если начислять проценты только на величину вклада, то общая сумма на счете будет увеличиваться медленно (вариант а) и удвоится через 10 лет, а если проценты начислять и на сумму процентов, «набежавших» за предыдущие годы, то за этот же период общая сумма увеличится почти в три раза (вариант б). Отметим, что в системах с обратными связями линейность и нелинейность относятся к темпу изменения, а не состоянию системы.
Рис. 2. Итеративный процесс исследования сложной системы
Экспонента роста, возникшая благодаря петле усиливающей обратной связи (рис. 3, б) подразумевает неограниченные ресурсы. Однако реальность такова, что ресурсы всегда ограничены и любая кривая экспоненциального роста со временем достигает своего предела, преобразуясь в S-образную кривую (рис. 4, а). Наложение момента запаздывания — еще одной неизбежной реалии современности — приведет к контринтуитивному поведению, что выразится в колебаниях темпов ее роста и/или развития (рис. 4, б). Если система, стремясь к чрезмерному росту, выйдет за пределы допустимой нагрузки, то ее ожидает неминуемый крах (рис. 4, в).
Итеративное мышление — гениальный способ преодоления трудностей при построении и испытании моделей сложных систем. Его комбинация с языком математики дает практическую возможность изучить и понять чрезвычайно важные закономерности систем с многоконтурными нелинейными обратными связями. Как оказывается, такие системы склонны к определенным схемам поведения или паттернам. В этом смысле обнаружение паттерна в поведении системы является первым шагом к пониманию динамики изменений и рождению упорядоченной сложности.
Чтобы обнаружить динамику поведения системы, необходимо «вскрыть» присутствующие в ней петли обратной связи. Эти петли по существу и составляют схему взаимной зависимости элементов, которая отвечает за системную нелинейность. Именно составление такой схемы составляет наибольшую трудность для когнитивных способностей человека. Но эту трудность можно преодолеть с помощью итерактивного моделирования. Вариации возможных языков составления итерационных моделей приводятся в работах [2, 3, 4].
Рис. 3. Иллюстрация линейной и нелинейной зависимостей
Рис. 4. Возможные варианты поведения системы с ограниченными ресурсами
Самоорганизация. Неумолимый второй закон термодинамики утверждает, что вселенная, будучи замкнутой системой, стремится к уничтожению всех различий. Ее энтропия как мера беспорядка и подобия все время увеличивается, а конечное состояние должно характеризоваться единообразием и беспорядочностью, т.е. соответствовать хаотической простоте.
Однако живые и социокультурные системы являются открытыми и неэнтропийными. Они упорно движутся в сторону заранее определенного порядка к состоянию упорядоченной сложности. Создается впечатление, что у таких систем имеется некий образ того, чем им следует быть и они непрерывно перестраиваются, стремясь приблизиться к этому образу. Следовательно, чтобы развиваться в сторону порядка и сложности, неэнтропийная система должна обладать внутренним образом того, чем она должна или хочет стать. В живых системах эта информация содержится в ДНК, а для социокультурных систем источником такой информации выступает культура или коллективный образ мира всех индивидов, находящихся в одинаковой социальной среде.
Выходит, что коллективный образ мира является отправным пунктом процесса изменений в социокультурной системе, а успех любого начинания неизбежно зависит от того, насколько глубоко оно затрагивает и преобразует этот коллективный образ. Набор скрытых культурных кодов вынуждает систему быть именно такой, как она есть, и вести себя так, как она запрограммирована. Чтобы изменить стереотипы поведения социокультурной системы, необходимо подвергнуть критическому пересмотру глубинные посылки, представления и убеждения. Надо найти им замену и изменить ключевые взаимосвязи элементов системы. В противном случае вопреки усилиям реформаторов каждый раз будут срабатывать старые модели поведения и любая попытка трансформации будет заканчиваться неудачей.
В открытых неэнтропийных системах изменения не происходят случайно или беспорядочно. Они всегда обусловлены тем, что происходило раньш и индивидуальными особенностями системы. Это явление, известное как самоадресация, значительно облегчает процесс организованного движения в сторону упорядоченной сложности. По меткому замечанию Джамшида Гараедаги «...сочетание самоадресации и итерации выглядит более привлекательным объяснением красоты и магии эволюции, чем какая-то случайная мутация» [2, с. 182].
Без жизнеспособной и динамичной культуры целеустремленная, самоорганизующаяся и саморазвивающаяся социокультурная система обречена на гибель. В свою очередь, чтобы с честью выдержать тест на жизнеспособность, культура должна уметь адаптироваться к новым условиям. Активная адаптация культуры предполагает критическую оценку ее основ — представлений, идеалов, традиций и ценностей. К несчастью, именно здесь скрываются главные препятствия на пути развития социокультурных систем.
Многим традиционным обществам не достает смелости и свободы, чтобы поставить под сомнение свои неписанные законы. Осмелившиеся на это «выскочки» подвергаются чудовищному устрашению со стороны традиционных центров власти. Тем не менее, критическая оценка традиционных норм, представлений и убеждений без страха перед последствиями — это не только право каждой личности, но и важное общественное благо, которое необходимо сохранить любой ценой.
Порой угнетающие силы представляют собой столь колоссальную преграду для развития, что никакая цена за их устранение не может оказаться слишком высокой. И это настолько верно, что даже трагическое вмешательство внешних сил может быть оправдано, если оно приводит к избавлению от тиранов и становлению на цивилизованный путь мощного культурного развития.
Теория поля, как идея о существовании некой субстанции, пронизывающей все организационное пространство, добавляет новый аспект к роли культуры в развитии социокультурной системы. В соответствии с этой теорией часть наших умений и навыков не являются результатом наших собственных усилий по приобретению знаний, а содержатся в знаниевых арсеналах человеческого рода, к которому мы имеем доступ. Целые популяции того или иного вида могут менять свое поведение из-за того, что изменилось содержание их поля, а не из-за того, что популяции приложили направленные усилия к освоению нового способа поведения. Не отрицая отмеченных постулатов теории поля, будем полагать, что все его влияние на развитие социокультурных систем реализуется через внешнюю среду, которая является одной из фундаментальных основ современной системной методологии.
Интерактивное моделирование. Рассел Акофф считал, что выбор лежит в основе человеческого развития, а моделирование выступает в качестве средства активизации способности делать выбор [1]. Следовательно, моделирование с активным участием всех членов системы — это фундаментальный и бескомпромиссный рабочий принцип интерактивного моделирования и самый верный путь внедрения желаемых изменений в поведение социокультурной системы. Его конечной целью является замена существующего коллективного образа мира, являющегося причиной воссоздания неудовлетворительного порядка, коллективным представлением о желаемом будущем.
Интерактивное моделирование реализуется в два этапа:
• описание беспорядка и формулировка проблемы,
• идеализация и выработка решений.
Отделение процедуры формулировки проблемы от процедуры выработки решения — уникальная особенность интерактивного моделирования. По мнению Рассела Акоффа «мы терпим неудачу чаще всего не потому, что не в состоянии решить возникшую проблему, а потому, что пытаемся решить не ту проблему».
Существует три традиционных способа определения проблемы:
• как отклонение от нормы,
• как недостаток ресурсов,
• исходя из готовых решений, имеющихся в распоряжении.
Наиболее распространенным является формулировка проблемы как отклонение от принятых стандартов или стереотипа поведения. Его главным недостатком является то, что он фактически работает на существующий порядок вещей. И мы обычно так и поступаем, невзирая на серьезные подозрения в том, что существующий порядок вещей, возможно, и является источником проблемы. Иначе чем еще можно объяснить тот печальный факт, что на протяжении более чем полстолетия человеческое сообщество упрямо применяет один и тот же набор неудовлетворительных решений к важнейшим социальным проблемам — бедности, преступности, безграмотности, злоупотреблению наркотиками и несправедливому распределению материальных благ.
Что касается второго способа определения проблемы, то мы никак не можем найти достаточно ресурсов, денег, времени и информации, чтобы разобраться с большей частью своих проблем. Но давно уже пора привыкнуть, что время, ресурсы, деньги и информация — это универсальные ограничители и их всегда будет не хватать.
Формулировка проблемы, исходя из имеющихся в нашем распоряжении готовых решений, в последствии создает немало трудностей. Все, что необходимо сделать постановщику проблемы в рамках данного подхода, так это обнаружить сходство между фактической ситуацией и аналогичной ситуацией, имевшей место в ретроспективе, и вынуть из портфеля готовое решение. Этот способ столь прочно укоренился в нашем образе действий, что консультанты очень часто отвергают заказ, если у них нет на него готового решения.
При таком походе необходимо помнить, что решение, которое эффективно в одних условиях, необязательно станет таким же в других условиях. Однако склонность к поиску универсальных решений, доказавших свою состоятельность на практике, порождает петлю обратной связи. Процесс повторения прошлых ошибок идет своим чередом и история воспроизводит себя снова и снова.
Методология интерактивного моделирования определяет проблему как ожидаемый беспорядок или то будущее состояние, которое уже прорисовывается, исходя из существующего направления развития. Ожидаемый беспорядок — это не отклонение от нормы и не прогноз, а раннее предупреждение, напоминание участникам социокультурной системы о непредвиденных последствиях нынешнего поведения. Чаще всего беспорядок является продуктом не провала, а успеха, способствующего чрезмерной эксплуатации системы, вследствие распространенного заблуждения о том, что если Х — хорошо, то чем больше Х, тем лучше. Описание ожидаемого беспорядка предшествует формулировке проблемы. Убедительное и хорошо продуманное описание беспорядка само по себе служит доказательством того, что без фундаментальных изменений никак не обойтись и подготавливает почву для эффективной реструктуризации системы. При этом очень часто прибегают к преувеличению проблемы, акцентируя внимание на критиче­ских моментах, способных разрушить систему в будущем.
Этап выработки решений в интерактивном моделировании представляет собой процесс претворения в жизнь того изумительного образа будущего, какой только могли себе представить его разработчики. Это модель системы следующего поколения, призванная заменить существующую систему. В свою очередь этап выработки решений состоит из двух подэтапов: идеализации и реализации.
В основе идеализации лежит идея обратного планирования. Ее отправным пунктом является предположение о том, что система была разрушена до основания и разработчики получили возможность воссоздать систему с нуля. Новая модель должна удовлетворять всего трем условиям:
• быть технологически осуществимой,
• обладать эксплуатационной жизнеспособностью,
• быть обучаемой и адаптивной.
Это означает, что при всей влюбленности в свой идеал, разработчики должны проектировать реальную систему, способную функционировать в реальной среде. У создаваемой идеальной модели системы должен быть достаточный запас маневренно­сти, чтобы обучаться и адаптироваться к возможным изменениям среды. В интерактивном моделировании столько же искусства, сколько и науки.
Моделирование — это процесс последовательных приближений или итераций. На первой итерации разработчики сосредотачивают свое внимание на формировании необходимых параметров системы. Они должны попытаться осознать и определить взаимозависимости между выделенными или заданными характеристиками. В этом приближении выясняется, какие характеристики дополняют друг друга, а какие конфликтуют, какие характеристики совместимы, а какие лучше развести как можно дальше и т.п.
На второй итерации разработчики создают наброски альтернативных моделей, чтобы показать, как именно можно достичь желаемых параметров. Они изучают последние достижения науки и предлагают различные элементы и механизмы модели, которые могут обеспечить выполнение одной или нескольких требуемых функций.
На третьей итерации они отбирают и объединяют разные элементы и механизмы в единую модель, приходя к согласию по всем спорным вопросам, и проверяют модель на эксплуатационную жизнеспособность. На следующих итерациях путем последовательных приближений достигается ее дальнейшая детализация и конкретизация.
В основе реализации идеальной модели также лежит метод последовательных приближений. Поскольку реализация происходит в реальных условиях, разработчики должны выявить все возможные ограничения, способные помешать практическому внедрению созданной модели. Как правило, эти ограничения относятся к одной из трех моделей.
Ограничения первой категории невозможно устранить в рамках существующей системы. Они требуют пересмотра модели и импровизации с целью создания ее осуществимого варианта в существующих условиях. Поиск такого варианта модели — задача не простая и может развернуться в полноценное итерационное исследование. При этом важно на каждой итерации отслеживать ограничения первой категории для получения возможности продолжить приближение рабочего варианта модели к ее идеальному образу сразу же после их преодоления.
Ограничения второй категории — это полномасштабные универсальные ограничения, для устранения которых понадобятся широкомасштабные подготовительные мероприятия. Обычно эти мероприятия включают реинжиниринг: продуктов, производственного процесса и организации производства. Наиболее ресурсоемкая часть этой работы составляет реинжиниринг организационных процессов и, особенно, та его часть, которая касается разработки системы оценки и вознаграждения, предусматривающей гибкий бюджет и целевую калькуляцию затрат.
Ограничения третьей категории являются поведенческими по своей природе и сравнительно легко устраняются. Многие из них люди добровольно налагают на себя сами. Сопротивление переменам, отсутствие одобрения и поддержки, необученный персонал и другие сдерживающие факторы требуют приложения определенных усилий для их устранения. Без предварительного культивирования доверия и готовности к полной самоотдаче со стороны всех участников система попросту откажется подчиняться запланированным изменениям. Активный процесс интерактивного моделирования перестраивает образ мыслей его участников и оказывает долгосрочное воздействие на развитие событий в социокультурной системе. В конечном итоге оно намного превосходит ту ценность, которую дает непосредственное внедрение разработанной модели. Участникам проекта открываются новые горизонты. Они способны увидеть новые возможности их системы и представить направление движения к их практическому достижению. Если же идеальная модель не приводит к желаемому результату, то вероятнее всего проблема не в системе, а в ее окружающей среде и тогда необходимо попытаться изменить что-то за пределами системы.
Современная методология системных исследований представляет собой нечто целое, оконтуренное четырьмя гранями, ассоциирующимися с целостностью восприятия, итеративным мышлением, самоорганизацией и интерактивным моделированием. Их детальное рассмотрение преследовало цель пролить свет на место и роль каждой составляющей в научном познании окружающего мира. Удивительное сочетание этих составляющих — красота интерактивного моделирования, магии итерации структуры, функции и процесса. Силы целостного мышления и понимания скрытого смысла самоорганизующегося поведения — дает мощный методологический инструментарий разрешения многих проблем социокультурных систем.


Литература
1. Акофф Р. и др. Идеализированное проектирование: создание будущего организации. — М.: Баланс Бизнес Букс, 2007. — 320 с.
2. Гараедаги Дж. Системное мышление: как управлять хаосом и сложными процессами: платформа для проектирования архитектуры бизнеса / Пер. с англ. — Минск: Гревцов Паблишер, 2007. — 480 с.
3. О’Коннор Дж., Макдермотт И. Искусство системного мышления: необходимые знания о системах и творческом подходе к решению проблем / Пер. с англ. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2006. — 356 с.
4. Кугаенко А.А. Синтез динамических моделей народного хозяйства и методы прогнозирования социально-экономических процессов. — М.: Прометей, 1991. — 294 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия