Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (6), 2003
МОЛОДЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ
Денисов Д. Б.
аспирант кафедры государственного регулирования национальной экономики
Государственного университета управления (Москва)


ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ КАК ФАКТОР КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Ориентация на сырьевые отрасли российской промышленности не является оптимальной в силу ограниченности ресурсной базы (по нефти - реальных запасов хватит лет на 30-40, дальше - резкое увеличение себестоимости и, как следствие, снижение конкурентоспособности по сравнению с конкурентоспособностью стран Персидского залива), а также из-за резких колебаний цен на продукцию ряда этих отраслей.
Немного предпосылок и для эффективного использования собственного российского капитала (овеществленного и финансового), в частности, из-за физического и морального износа основных фондов.
Использование же трудовых ресурсов как фактора конкурентоспособности связано с серьезнейшей проблемой "утечки мозгов" (brain drain) - миграции образованных и профессиональных кадров из одной страны в другую (обычно для получения лучшей оплаты труда).
Эта тенденция в России наложилась на общемировую, обусловленную глобализацией экономики.
В последние 10-15 лет постепенно складывается мировой рынок высококвалифицированной рабочей силы. Этому в значительной степени способствует возникновение нового информационного пространства, обеспечившего принципиально иные возможности для обмена информацией, доступ к самым различным базам данных.
В отношении работников средней квалификации глобализация проявляется в использовании их на предприятиях, создаваемых транснациональными корпорациями, и на совместных предприятиях.
Малоквалифицированные работники также достаточно мобильны. Но их миграция обусловлена главным образом демографической и экономической ситуацией в третьем мире - теми же причинами, что и десятилетия назад. Можно говорить лишь об изменениях в количественных характеристиках этих потоков, но не о новых качественных моментах миграции, связанных непосредственно с глобализацией.
Вместе с тем, сегодня обостряется конкуренция между странами за использование трудовых ресурсов (прежде всего, высококвалифицированных работников).
Иммиграционная политика всех без исключения развитых стран предусматривает дифференцированный подход к импорту трудовых ресурсов. Делается акцент на привлечение максимального числа специалистов высшей квалификации. Одновременно ограничивается приток работников с низким профессиональным и образовательным потенциалом.
В результате появилась и многоуровневая модель мирового рынка труда, на разных уровнях которого процессы интернационализации приобретают различную интенсивность. В целом эту модель и характеризуют процессы "утечки мозгов", утечки высококвалифицированной рабочей силы из бедных и средних по уровню развития стран в более богатые.
Основными импортерами квалифицированных кадров в настоящее время являются Европейский союз и США. Размеры миграции в эти страны весьма велики и имеют тенденцию к увеличению.
Ведущая роль принадлежит США, создавшим огромный научно-исследовательский и образовательный комплекс, имеющий связи практически со всеми научными центрами мира. Кадровая составляющая этого комплекса, по существу, интернациональна. Только за последние два десятилетия США привлекли из развивающихся стран 250 тыс. высококвалифицированных специалистов, создав одну из лучших систем привлечения в страну и удержания в ней таких работников.
Согласно данным Национального научного фонда США (NSF), занимающегося финансированием науки, многие исследователи, приехавшие в США и получившие там ученую степень Ph.D, в дальнейшем остаются там на значительно больший срок. Это резко контрастирует с аналогичной практикой в других развитых странах. Так, около 75% иностранцев, обучавшихся в Великобритании, после получения ученой степени возвращаются на родину. США же покидают только около 35% зарубежных докторантов. В связи с этим, как отмечает, в частности, журнал "The Scientist", и в ЕС озабочены тем, что молодые научные сотрудники все чаще покидают Старый свет. Около 50% европейцев, завершающих в США работу над диссертацией Ph.D., впоследствии остаются в США на длительное время, а многие из них - навсегда.
Недавно шесть Нобелевских лауреатов обратились с письмом к двенадцати лидерам стран Европы с призывом удвоить финансирование научных исследований для того, чтобы приостановить отток талантливых молодых ученых в США.
Россию, по данным фонда Карнеги, ежегодно покидает (для работы на контрактной или постоянной основе) 200-250 тыс. высококвалифицированных научных работников. В итоге только в 90-е годы страна потеряла около трети своего интеллектуального потенциала. Некоторые исследователи определяют сумму общих потерь России от "утечки мозгов" в 50 - 60 млрд. долл.
Специалисты покидают Россию из-за десятикратного, а порой и тридцатикратного различия уровней финансирования науки и ученых, из-за низкого уровня правовой защиты исследователей и изобретателей, отсутствия адекватной системы интеллектуального права, технических и экономических условий для исследований и разработок, невысокой социальной престижности многих профессий.
Существует порог критической массы "интеллектуальной эмиграции", за которым могут последовать необратимые последствия, потеря достойного места в мировой науке и технике.
Такая эмиграция наносит существенный удар по функционированию научных школ в России, особенно в силу "классического" принципа формирования российских научных школ, ориентирующего на узкую специализацию (в случае отъезда лидера научная школа перестает существовать).
Еще не осмыслены в полном объеме и социально-демографические аспекты интеллектуальной эмиграции, которая охватывает преимущественно молодых специалистов, ухудшая социальную структуру общества, нарушая механизмы социального воспроизводства.
Крайне необходима поэтому комплексная политика в области использования человеческого потенциала.
На протяжении последних десяти лет такая политика, направленная на сохранение человеческого капитала, в России отсутствовала.
При разработке государственных программ и решений в данной области необходимо использовать стратегию "максимального эффекта", суть которой состоит в создании условий максимального благоприятствования для всех без исключения типов трудовых ресурсов, сохранения существующего трудового потенциала, привлечения трудовых ресурсов из-за рубежа, в том числе из стран СНГ и других стран.
Особое внимание в рамках такой стратегии должно быть уделено высококвалифицированной рабочей силе и системе высшего образования.
В последние год-два в стране наблюдается повышенный интерес к реформе науки и системы образования. В частности, Министерством образования РФ разработана и осуществляется программа, направленная на реформирование российского среднего и высшего образования. Некоторые из ее основных положений вошли и в План действий на 2002-2004 гг. по реализации Концепции модернизации российского образования до 2010 г., в том числе положение о внедрении ГИФО - государственных именных финансовых обязательств.
По сути ГИФО представляет собой центральный элемент новой системы финансирования государством высшего образования. Речь идет не о бюджетном финансировании вузов, а о финансировании из бюджета граждан для получения высшего образования. ГИФО иногда называют образовательным ваучером. Это не совсем точно, скорее это персональный чек, который получает выпускник школы на оплату своего обучения в вузе, который имеет дифференцированные номиналы, отвечающие различным категориям (А+, А, Б, В), действует ежегодно в течение 6 лет, не отчуждаем от владельца (не подлежит продаже на рынке, а потому не является ценной бумагой). Казначейство переводит сумму, соответствующую номиналу ГИФО, на счет того вуза, куда выпускник школы поступил и куда он, тем самым, принес свое ГИФО.
ГИФО органически связано с другим институциональным нововведением - с единым госэкзаменом (ЕГЭ). Сумма бюджетных средств, которое государство выделит будущим студентам вуза, будет зависеть от результатов сдачи выпускником школы единого государственного экзамена. При этом предусматривается, что общее число бюджетных мест в вузах практически не изменится, но вузам придется перестраиваться, принимая во внимание то обстоятельство, что абитуриент с более высокими баллами ЕГЭ и, соответственно, с большими бюджетными деньгами будет выбирать лучшие вузы, с которыми придется вступать в более серьезную, чем сейчас, конкуренцию другим высшим учебным заведениям.
Федеральным правительством начат эксперимент по введению ГИФО. Вышло Постановление Правительства (от 14 января 2002 г., N 6) "О проведении в 2002-2003 годах эксперимента по переходу на финансирование отдельных учреждений высшего профессионального образования с использованием государственных именных финансовых обязательств", где, в частности, указывается на необходимость "развития конкурентного начала в деятельности высших учебных заведений и экономического стимулирования повышения качества высшего образования".
Безусловно, как и все новое, подобный механизм вызывает много споров.
Но уже нельзя в современных условиях мириться с практикой подготовки кадров в "никуда", при которой официально признается, что до половины выпускников вузов по массовым и ставшим избыточными профессиям по специальности работать не идет. (По частным отдельным наблюдениям - гораздо больше).
Авторы многих отечественных публикаций высказываются за ограничение ГИФО рамками взаимоотношений государства и вуза. Другие считают необходимыми возвратные субсидии, предполагающие, по сути, отмену бесплатного высшего образования. Государство выдает кредит на получение образования абитуриенту, который тот после окончания вуза обязуется вернуть.
Подобная постановка вопроса, на наш взгляд, - одна из самых удачных, так так государство должно быть заинтересовано в том, чтобы вернуть вложения в подготовку персонала. К тому же нельзя более бесплатно готовить кадры высокой квалификации для богатых западных стран. С.Капица подсчитал, что только МФТИ экспортировал специалистов на 1,5 миллиарда долларов, ничего с этого не имея.
К сожалению, пока не вполне ясно, когда же реально заработает подобная система в России, каковы реальные механизмы реализации подобного принципа возвратных субсидий в образовании.
Один из основных вопросов заключается в размере субсидий и способе их оценки.
Существует два подхода к такой оценке.
Первый сводится к формированию стоимости ГИФО в виде условной величины, равной возможностям бюджета по финансированию обучения определенного количества студентов (затратный подход). ГИФО будет определяться из расчета обязательств государства учить за счет бюджета 170 студентов на 10 тысяч населения.
Второй является доходным подходом. Государство в каждом конкретном случае организует инвестиционный проект с ожидаемой величиной отдачи.
Предвидя многочисленные возражения скептиков, можно заметить, что расчет добавленной стоимости на вложенный капитал в случае использования человеческих ресурсов, конечно, во многом затруднителен. Но в последние десятилетия проводились многочисленные исследования, позволившие в той или иной мере (при достаточно больших статистических выборках) примерно оценивать добавленную стоимость в сфере подготовки и использования специалистов.
Возможен и третий подход - модель формирования стоимости обучения, исходя из стоимости обучения в аналогичном вузе за рубежом, - сравнительный подход.
На наш взгляд, наиболее целесообразно применение всех указанных подходов. Первый используется в сфере отношений "государство-вуз", второй и третий - в сфере отношений "государство-человек".
Механизм взаимодействия государства, вуза и учащегося при практике возвратных субсидий должен сводиться к заключению трехстороннего договора кредитования между государством, вузом и студентом. В рамках подобного договора государство обязуется оплачивать обучение студента, студент обязуется выполнять определенные нормативы по объему усвоенных знаний, вуз обязуется предоставить этот объем знаний в оговоренном размере. Срок возврата субсидий может быть ограничен 10 годами, а выплаты по кредиту могут устанавливаться исходя из уровня доходов человека.
Интерес представляет также возможность "перехода права требования" - в случае желания человека выехать на длительное проживание либо на работу за пределы Российской Федерации или устроиться на работу в иностранную организацию в России. В данном случае человек получает возможность передать обязанность погашения кредита организации, на работу в которую он устраивается. Подобная система давно и успешно используется в профессиональном спорте и доказала свою эффективность.
Инструменты, подобные ГИФО, позволяют сформировать цивилизованный рынок образования в России и в какой-то мере стабилизировать положение в области "утечки мозгов", повысив тем самым конкурентные позиции страны.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия