Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (31), 2009
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Гановичева Л. Н.
старший преподаватель кафедры экономики и права филиала Восточно-Сибирского государственного технологического университета в г. Усть-Илимске

Ресурсосбережение и Инновации как основа экономической модели развития регионов
В статье рассматриваются вопросы рационального использования ресурсов регионов. Показано, что ресурсосбережение и инновации являются основными инструментами экономического развития региона. Рассмотрена проблема неопределенности и нестабильности ресурсного потенциала, влияющая на эффективность разработки программ социально-экономического развития региона
Ключевые слова: ресурсы, инновации, потенциал, стабильность, неопределенность

Практика показывает, что большинство наиболее выгодных и эффективных в настоящее время видов деятельности реально уменьшают экономический потенциал территории. Уменьшение потенциала как следствие экономического процесса возникает в результате несбалансированного использования ресурсов. Ресурсы, будучи объектом инвестиционной деятельности, одновременно являются целью развития; создание и поддержание на должном уровне ресурсной базы — одна из основных задач экономики. Государства в силу ряда причин выбирают одну из стратегий ресурсного развития.
Парадокс сегодняшней концепции инвестирования заключается в том, что в первую очередь финансовые ресурсы вкладываются в высокодоходные проекты добычи сырьевых ресурсов. Целые регионы строят свое развитие именно на ресурсной составляющей инвестиционной экономики. Однако большинство из наиболее рентабельных ресурсов относятся к невозобновляемым видам, т.е. сегодняшняя экономика исчерпывает потенциал экономики будущего своей территории. Мировое разделение труда привело к тому, что технологические центры интеллектуального бизнеса сконцентрированы в развитых странах и именно они предъявляют все больший спрос на природно-сырьевые ресурсы, добываемые в подавляющем большинстве в других регионах, ориентированных на материально-ресурсный бизнес. Уменьшение ресурсного потенциала в данных регионах начнет играть свою роль уже в ближайшее столетие. И если в настоящее время сформировался определенный баланс в развитии регионов, основанный на рыночном ценовом регулировании доходов от разного вида бизнеса, то при уменьшении ресурсного потенциала в сырьевых регионах возникнет ряд финансовых и, как следствие, социально-экономических проблем.
Вполне очевидно, что развитые регионы ищут выход в виде ресурсосбережения как тактики развития и ресурсозамещения как долгосрочной стратегии. При исчерпывании одних видов ресурсов они постепенно будут заменяться другими через совершенствование техники и технологии. Однако это приведет к тому, что ресурсно-ориентированные регионы в не такой уж далекой перспективе могут оказаться не у дел в мировом разделении труда, потеряв большую долю в структуре национального продукта.
Единственным выходом для таких регионов видится проведение уже в настоящее время такой ресурсно-инновационной политики, которая может вывести регион на новый уровень экономической системы, стратегически конкурентоспособной и ориентированной на сбалансированную экономику с ростом потенциала. Внедрение инновационных технологий и техники требует создание мощной системы проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, что в большинство случаев в настоящее время не по карману большинству сырьевых стран. Нарастание отставания в интеллектуальных ресурсах становится препятствием для проведения эффективной ресурсно-инновационной политики. Следовательно, положительной стороной мировой интеграции и глобализации могла бы стать инновационная поддержка со стороны стран интеллектуального бизнеса регионов с материально-ресурсным сырьевым бизнесом. Эта поддержка должна выразиться в новой концепции инвестиционной помощи развивающимся регионам со стороны общемировых финансовых институтов. Основным принципом новой концепции должно стать развитие инновационного для региона бизнеса, замещающего уходящий ресурсный бизнес.
Сложившаяся в экономической литературе точка зрения по поводу сущности механизма ресурсосбережения включает как сравнительно простые ресурсосберегающие процессы, непосредственно направленные на ликвидацию перерасходов и сокращение потерь ресурсов и приводящие к абсолютному приросту ресурсной базы, так и более сложные с экономиче­ской точки зрения процессы рационализации использования ресурсов, опосредованные повышением общей эффективно­сти производства и выражающиеся в улучшении качественных показателей развития. В первом случае объект экономического воздействия локализован рамками конкретного производственного звена, конкретных видов ресурсов и производственных операций. Во втором случае имеется кумулятивный эффект влияния многих экономических факторов.
В рамках механизма ресурсосбережения, регулирующего процесс действительного движения всех видов ресурсов как вещественных элементов воспроизводства, формируется противозатратный механизм в виде системы экономических форм и методов воздействия на стоимостные характеристики общественного производства.
Фундаментом для ресурсосберегающей модели хозяйствования является формирование эффективной схемы ресурсопотребления. В настоящее время в экономической литературе рассматриваются в основном 2 подхода — ресурсный и затратный. В первом случае под ресурсами понимают суммарные затраты живого и овеществленного труда, примененного при создании годового общественного продукта. Во втором случае показателю экономического эффекта от производства продукта также противостоят фактические затраты живого и овеществленного труда, но лишь в части, составляющей его стоимость, другими словами — текущие производственные затраты. Таким образом, наименования рассмотренных подходов не вполне точно отражают их специфику, основанную на различии понятий примененных и потребленных средств производства. Более того, неверное использование дефиниций приводит практически к отождествлению ресурсов и затрат, поскольку в обоих случаях идентифицируются как сумма затрат живого и овеществленного труда.
Непосредственно в производственный процесс вступают ресурсы, аналогичные по своему содержанию производственным факторам, а именно трудовые и материально-техниче­ские ресурсы. Дифференциация последних обычно отражает структуру вещественных элементов производства: основные производственные фонды, сырьевые, материальные, топливно-энергетические ресурсы. Эффективность ресурсопотребления в данном случае определяется показателями фондоотдачи и материалоемкости производства. Производственные затраты фиксируют новое качество производственных ресурсов, теряющих свою первоначальную потребительскую стоимость. В отличие от ресурсов, которым в определении эффективности потребления противостоят стоимостные измерители результата, производственные затраты при определении их эффективности соотносятся с вновь произведенными потребительными стоимостями — продукцией, имеющей конкретные качественные параметры. Следовательно, для проведения разумной ресурсо­сберегающей политики необходимо располагать информацией как ресурсного, так и затратного характера, что обусловливает целесообразность базирования общей концепции ресурсосбережения на «смешанном» ресурсно-затратном подходе.
На ресурсосбережение оказывают влияние все основные факторы интенсивного роста экономики, важнейшими из которых, безусловно, являются ускорение НТП и совершенствование хозяйственного механизма.
Для создания целостной ресурсосберегающей модели некоторые авторы предлагают детальную разработку системы функционирования внутрипроизводственных подразделений и обеспечения соответствующей стыковки этого направления ресурсосберегающей модели хозяйствования с уровнем управления от предприятий до национальной экономики исходя из единой целевой установки на ресурсосбережение. Если в основе «первой» части модели лежит рациональное использование ресурсов, то при формировании «второй» части основной акцент делается на прибыль. Кроме того, в мировой практике используется соответствующая «ресурсоориентированная», или ресурсно-стоимостная, система внутрипроизводственного хозрасчета, которая является основной для проведения антизатратной экономической политики в стране в целом.
Рассмотренный выше «ресурсно-затратный» подход к методологии управления ресурсосбережением требует своего дополнения в условиях ограниченности ресурсов.
Существующий ранее подход к планированию и управлению производством и раньше учитывал ограниченность ресурсов, однако эти ограничения определялись внутренними возможностями производственной системы либо отношениями между производственными системами и не касались возможного потенциала ресурсов в обществе в целом. Разработчики планов определяли потребность в денежных, людских и материальных ресурсах, рассчитывая, что руководители финансовых, кадровых и снабженческих служб удовлетворят эти потребности без внешних затруднений. Однако достаточно быстро во второй половине этого века стала преобладать концепция ограниченности ресурсов. Причинами этого стало несколько моментов.
Во-первых, пришло общее понимание того, насколько ограничены физические объемы природных ресурсов.
Во-вторых, кризисы и подъемы спроса на ряд ресурсов продемонстрировали, как стремительный рост цен на ресурсы может подорвать и полностью перечеркнуть рыночную стратегию фирмы. Примером этому служит нефтяные ресурсы, которые в 1998–99 и в 2005–2008 гг. явились главной причиной инфляционных процессов в России.
В-третьих, издавна были и еще в большей степени проявились политические ограничения по ресурсам. Особенно эта проблема коснулась России в условиях отношений с европейскими странами.
В-четвертых, рост экологического самосознания общества привел к жесткому ограничению на объемы и экономическую стоимость добычи большинства ресурсов.
Эффективность использования ресурсов является одним из главных элементов, препятствующих росту производства в настоящее время. Преобладающий характер того или иного фактора, заложенного в основу конкуренции, поляризирует регионы, делая невозможным реальное конкурентное сравнение их между собой. В основу экономики таких систем заложена разная база, которая делает неэффективным конкурентные сравнения, так как система показателей, формирующих конечный ВВП таких регионов, различна. Разница в ресурсном потреблении может быть компенсирована только путем повышения экономического потенциала региона (системы) и его конкурентоспособности. Повышение экономического потенциала возможно только за счет проведения политики инновационного развития. Ориентация региона на один из элементов «обедняет» его возможности в конкуренции. Таким образом, очевидна необходимость диверсификации потенциала.
Можно выделить формальные показатели, характеризующие инновационно-ориентированные системы:
— выдача ресурсов в максимально переработанном виде;
— максимальная длина технологической цепочки (количество переделов);
— максимальная цена условной единицы выпускаемой продукции (удельной трудоемкости);
— максимальный выпуск конечной продукции — мультиресурсных изделий.
Согласно рассмотренному делению, Бурятия относится к ресурсозатратным регионам, требующим для повышения конкурентоспособности проведения дополнительных мероприятий.
Фундаментом для ресурсосберегающей модели хозяйствования является формирование эффективной схемы ресурсо­потребления. В настоящее время в экономической литературе, как уже отмечалось, рассматриваются в основном 2 подхода — ресурсный и затратный.
Большое внимание в литературе уделяется вопросам внедрения ресурсосберегающих технологий, снижения затрат за счет экономии ресурсов и оптимизации их использования в различных отраслях промышленности. Оптимизация ресурсной базы и то, насколько умело распорядится ею производство, фактически всецело предопределяет величину реально получаемого обществом экономического эффекта. Ключ к решению данной проблемы — целенаправленное совершенствование ресурсопотребления в рамках системы управления ресурсосбережением в социально-экономических системах регионов.
В качестве методологической основы создания системы управления издержками предлагается программно-целевой метод, предполагающий постановку и ранжирование целей, формирование соответствующей программы, использование системы форм и методов экономического воздействия на уровень затрат, разработку комплекса мероприятий, обеспечивающих экономию ресурсов. Важным моментом данного метода является разработка инновационной стратегии.
Идея ресурсно-инновационного замещения основана на организации цикла непрерывного ресурсно-инновационного развития. Сущность этого цикла заключается в непрерывном развитии ресурсов и переходе их через инновационную стадию в ресурсную (на новом уровне), с учетом соблюдения ограничений и интересов субъектов системы. Инновационная стадия в нашем понимании будет являться краткосрочным, динамичным состоянием потенциала (ресурсов и информации), стадией преобразования в новый потенциал, заменяющий привычные ресурсы общества. При этом инновационная стадия затрагивает как сущность ресурсов, так и применяемые процессы их преобразования, использования и распределения.
Таким образом, инновации являются экономическим процессом, позволяющим обеспечить две цели:
— повышение эффективности социально-экономической системы за счет целевого перехода ресурсов из массовых в качественные;
— сохранение баланса и роста экономического потенциала системы.
При реализации концепции ресурсно-инновационного замещения соответственно меняется и подход к оценке эффективности долгосрочного устойчивого развития — основой такого подхода должна стать при оценке конкретных проектов оценка потерь ресурсного потенциала в результате реализации проекта, а при оценке эффективности развития региона в целом это создание долгосрочного бизнеса, ведущее к росту ресурсного потенциала.
Ресурсный потенциал имеет определенные свойства, к которым относятся:
— нестабильность состояния;
— неопределенность;
— динамичность развития.
Целью управления потенциалом будет придание ему стабильного и определенного во времени характера, а также его развитие в заданном направлении. Рассмотрим задачи, необходимые для достижения данной цели.
Стабилизация потенциала, как первая задача управления, будет заключаться в следующей последовательности шагов:
— инвентаризация потенциала по возможности использования;
— перевод потенциала из скрытого в исследуемый резервный;
— перевод потенциала из резервного в инвестиционный и эксплуатируемый потенциал;
— стабилизация потенциала.
Понятие стабильности в данном исследовании трактуется как такое состояние потенциала, при котором он проявляет себя и становится возможным его идентификация и использование. Понятие стабильности является относительным для разных участ­ников экономического процесса, но при этом для всех участников потенциал является объектом экономической деятельности, поэтому в процессе его стабилизации участвуют все стороны. Экономический (в частности, инве­стиционный) потенциал является объектом приложения усилий органов государственного управления, так как именно через него определяется конкурентоспособность регионов на рынках инвестиций.
В узком смысле под стабилизацией можно понимать формирование портфеля инвестиционных предложений, охватывающих все элементы потенциала, в более широком смысле стабилизация представляет собой непрерывный процесс формирования, уточнения, реализации и оценки инвестиционных предложений. Неопределенность потенциала выражается в комплексе взаимоувязанных между собой проблем. Так, основой неопределенности потенциала является ресурсная неопределенность, которая заключается в следующих факторах:
— неопределенность качества;
— неопределенность количества;
— неопределенность срока получения и использования.
Проблема неопределенности ресурсов методологически неразрешима при любой степени контроля, поэтому речь может идти лишь об установлении предельной достоверности определенности. При этом речь идет о двух составляющих:
— определенности имеющейся информации о ресурсах;
— определенности реальных значений ресурсов.
Определенность информации является объектом исследования в различных методологиях оценки ресурсного потенциала, а определенность реальных значений ресурсов является скорее мерой оценки системы знаний о природе и экономике; в какой- то мере и та и другая определенность является субъективным фактором.
Проблема неопределенности ресурсов, в том числе инвестиционных, является одной из основных проблем развития социально-экономической системы. Причины этой неопределенности имеют следующую природу:
— физическая (материальная) неопределенность связана с вероятностным прогнозом оценки запаса и размещения природных ресурсов, а также неточностью методов учета других ресурсов (например, кадровых). Данная неточность может значительно повлиять на эффективность управления ресурсами. Так в РБ, после переписи населения 2002 г. было выявлено расхождение между расчетной и фактической численностью населения в 70 тыс. чел., что привело к снижению трансферта из центра. Эта же проблема возникает при оценке природных ресурсов. Такая большая неопределенность делает невозможным прогнозирование и инвестиционное планирование.
— финансовая (стоимостная) неопределенность связана с изменением ситуации на рынке ресурсов (спросом и ценой), изменением производственных затрат на добычу и подготовку ресурсов. Спрос на природные ресурсы имеет сравнительно длинный цикл изменения, более подвижна ситуация на рынке производственных ресурсов, где любые социальные и политические изменения приводят к изменению спроса.
— технологическая (инновационная) неопределенность связана с ситуацией изменения потребностей в ресурсах, вызванного научно-техническим прогрессом в промышленности, который неизбежно приводит к структурным и объемным изменениям потребления ресурсов.
Практически неопределенность потенциала можно учитывать вводом коэффициента неопределенности, учитывающим возможное снижение (рост) потенциала.
Помимо ресурсной неопределенности потенциала сущест­вует также неопределенность по организационным факторам экономической системы. Целью управления социально-экономической системой будет установление в каждый момент времени определенности (управляемости) состояния системы, которое можно изменить путем ряда управленческих воздействий.
В данном случае, в первую очередь, речь идет о системных ограничениях процессного характера на использование потенциала. Так, водные ресурсы республики составляют большую долю в оценке национального богатства, однако налагаемые на их использование ограничения правового и экологического характера делают сегодняшнею оценку потенциала крайне низкой. Таким образом, системные ограничения снижают оценку потенциала.


Литература
1. Яременко Ю.В. Экономический рост. Структурная политика // Проблемы прогнозирования. — 2001. — № 1. — С. 6–14.
2. Соколовская Г.А., Сигарева Т.С. Ресурсосбережение на предприятиях. — М.: Изд-во «Экономика», 1990.
3. Мелехин В.Т., Полянский В.А. Технико-экономическое планирование топливно-энергетических балансов и резервов экономии энергоресурсов в промышленности. — СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского инженерно-экономического института, 1993.
4. Комков Н.И. Роль инноваций и технологий в развитии экономики отрасли // Проблемы прогнозирования. — 2002. — С.24–43.
5. Беломестнов В.Г. Методология управления потенциалом региональных социально-экономических систем. — СПб: НПК РОСТ, 2005.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия