Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (33), 2010
ГЛОБАЛЬНЫЙ КРИЗИС И ПЕРЕХОД К НОВОЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ
Мельник А. Н.
заведующий кафедрой инноваций и инвестиций
Казанского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор

Садриев А. Р.
доцент кафедры инноваций и инвестиций Казанского государственного университета
кандидат экономических наук


Влияние мирового финансового кризиса на развитие отечественной электроэнергетики
Мировой финансовый кризис, затронувший различные сферы отечественной экономики, оказывает значительное влияние на деятельность инфраструктурных отраслей, включая электроэнергетику. Преодоление его возможных последствий может потребовать пересмотра устоявшихся взглядов на модель ее функционирования. В статье рассматриваются перспективы развития энергетических компаний в изменившихся условиях
Ключевые слова: мировой финансовый кризис, конкурентоспособность электроэнергетики

Мировой финансовый кризис, оказывающий негативное влияние на функционирование всей отечественной экономики, с особой остротой затронул инфраструктурные отрасли, включая, прежде всего, электроэнергетику. Впервые после кризисного 1998 г. объемы потребления электроэнергии в России существенно снизились. Основной причиной этого явилось снижение промышленного производства, на долю которого приходится почти две трети общего объема энергопотребления в стране (рис. 1).
Рис. 1. Динамика изменения объемов промышленного производства и потребления электроэнергии в РФ [2]
Фактические данные Системного оператора Единой энергетической системы (ОАО «СО ЕЭС») свидетельствуют о том, что потребление электроэнергии в стране по итогам 2009 г. сократилось на 4,6% относительно уровня предыдущего года, однако в дальнейшем спрос на нее должен начать постепенно восстанавливаться, увеличиваясь в 2010 г. на 0,1%, в 2011 г. — на 1,5%, а в 2012г. — на 3% [12].
Если обратиться к отраслевой структуре энергопотребления, то выясняется, что основной вклад в снижение спроса на электроэнергию внесла металлургия, которая, являясь ее основным потребителем в промышленности, испытывает наибольшие сложности с реализацией производимой ее предприятиями продукции. Существенно сократили потребление энергии следующие за металлургией по уровню энергоемкости отрасли, включая, прежде всего, нефтедобывающую, химическую, нефтеперерабатывающую, целлюлозбумажную и пищевую. Этим объясняется заметный спад энергопотребления, который наблюдается в Европейской части страны, где сосредоточена основная часть указанных производств. Особенно пострадал Урал с его металлургической промышленностью, сократившей обороты почти вдвое. В расположенной на его территории Челябинской области снижение энергопотребления в 2009 г. по оценке Системного оператора ЕЭС составило 7–13%.
Ситуацию в электроэнергетике, связанную со снижением энергопотребления, усугубляет, казалось бы, ушедшая в далекое прошлое практика неплатежей со стороны потребителей энергетической продукции. По сведениям некоммерческого партнерства «Совет рынка», в конце 2008 г. уровень задолженности на розничном рынке электроэнергии перед сбытовыми компаниями составил около 15%, преодолев к марту 2009 г. отметку в 100 млрд руб.
Наряду с недостатком ликвидности у потребителей причиной этого является еще и существующая система штрафов за неисполнение обязательств по своевременной оплате потребленной энергии. В настоящее время величина штрафных санкций оказалась ниже размера депозитных ставок в банках, в связи с чем многие потребители энергетической продукции стали переводить свободные денежные средства на депозит вместо того, чтобы расплачиваться ими перед поставщиками энергетических ресурсов, несмотря на угрозу наложения штрафов. В свете участившихся случаев использования потребителями электроэнергии такой практики НП «Совет производителей электроэнергии» был вынужден даже распространить заявление, в котором говорится о необходимости ужесточения наказания за неисполнение потребителями энергии своих обязательств.
Одним из немногих действенных способов решения накопившихся у энергетиков проблем с задолженностью всегда считалось ограничение или полное отключение от энергоснабжения наиболее злостных неплательщиков. За последние месяцы к масштабному использованию таких мер прибегали «Тюменьэнергосбыт», «Дальэнергосбыт», «Нижегородская сбытовая компания», «Пермэнергосбыт» и многие другие сбытовые организации. Однако, зачастую, даже этот способ не оказывается действенным. Объясняется это тем, что на балансе многих предприятий находятся социальные объекты, по причине чего полностью ограничивать подачу им электроэнергии не представляется возможным. Кроме того, целый ряд производств отключать от энергоснабжения нельзя в связи с требованиями соблюдения экологической безопасности. В такой ситуации оказался, например, нижегородский «Нижноватомэнергосбыт», который, не имея возможности прекратить поставки энергии ФГУП «Волгоградский «Химпром», задолжавшему ему свыше 750 млн руб., был вынужден решать возникшие перед ним проблемы только через затяжной судебный процесс, а затем вообще подать иск о собственном банкротстве.
Таким образом, ни ограничения энергоснабжения, ни исковые заявления в суд не решают коренным образом проблемы неплатежей. Энергосбытовые организации оказались «зажатыми» между ухудшившейся платежной дисциплиной среди потребителей электроэнергии и давлением со стороны генерирующих компаний, требующих своевременного исполнения обязательств перед ними. Положение усугубляется тем, что за поставленную энергию сбытовые организации вынуждены рассчитываться с генерирующими компаниями в текущем месяце потребления, в то время как розничные потребители основную оплату производят только в следующем месяце. Возникающие при этом кассовые разрывы покрывались ранее, как правило, посредством привлечения относительно дешевых краткосрочных кредитов. Однако в условиях финансового кризиса дорогие кредитные ресурсы оказываются недоступными даже для энергосбытовых компаний, большинство из которых не располагает активами, способными выступить в качестве их обеспечения. Между тем, только в первом квартале 2009 г. общая потребность в таких ресурсах составила около 30–40 млрд руб.
В этой ситуации особенно сильно страдают сбытовые компании, деятельность которых связана с обслуживанием всего нескольких, как правило, крупных промышленных предприятий. Так, по данным Свердловскэнергосбыта, один из его основных клиентов — компания «Металлэнергофинанс», поставляющая электроэнергию Нижнетагильскому металлургическому комбинату, а также Качканарскому и Высокогорскому горно-обогатительным комбинатам, перестала выполнять свои обязательства еще в марте 2008 г. К ноябрю того же года долги Металлэнергофинанса за потребленную электроэнергию достигли 616 млн рублей. Частичная приостановка поставок электроэнергии для него не решила эту проблему и уже в декабре Свердловскэнергосбыт не смог произвести своевременную оплату приобретенной им на оптовом рынке электроэнергии и был вынужден уплатить штраф в размере 3 млн руб. [13]. Аналогичная ситуация складывается и в Вологодской области, где местная энергосбытовая компания в связи со снижением производства на расположенных в регионе предприятиях «Северстали» оказалась в таком тяжелом положении, что даже потребовалась помощь со стороны государства. В Тверской энергосбытовой компании к декабрю 2008 г. долг со стороны потребителей электроэнергии вообще превысил величину в 1,2 млрд руб. со всеми вытекающими из этого последствиями для ее финансовой устойчивости [5].
Результатом невыполнения договорных обязательств со стороны энергосбытовых организаций стало потеря рядом из них статуса участника оптового рынка электроэнергии и мощности. Так, решением НП «Совет рынка» от 15 октября 2009 г. этого статуса были лишены сразу три компании, работающие в Ростовской области, — «Донэнергосбыт», «Энергосбыт «Ростовэнерго» и ЗАО «НОРЭМ». На очереди еще 17 энергосбытовых организаций из разных регионов страны, чья задолженность составляет два и более платежных периода [4].
Традиционным для отечественной экономики путем выхода из сложившейся ситуации могла бы стать компенсация энергетическим компаниям возникшего недостатка финансовых ресурсов через соответствующее увеличение тарифов на электрическую и тепловую энергию. Однако стремление недопустить усиления социальной напряженности в обществе вынудило правительство воздержаться от подобных мер, ограничив рост цен на электроэнергию в 2009 г. величиной в 19%, что представляется явно недостаточным для решения всех проблем в энергетике. При этом указанная величина является по существу усредненной и варьируется для различных энергетических компаний (табл. 1).
Так, по решению Федеральной службы по тарифам у федерального холдинга «РусГидро», объединяющего большую часть отечественных гидроэлектростанций, цена на выработку электроэнергии увеличилась на 31,3% к уровню 2008 г., составив 0,76 руб. за 1 кВт ч. На 28% возрос тариф на продукцию государственного концерна «Энергоатом», дойдя до отметки в 0,957 руб. за 1 кВт ч. Между тем, для тепловых станций, находящихся, преимущественно, в частной собственности, тарифы выросли лишь на 17,5% и составили 0,915 руб. за 1 кВт ч.
Таблица 1
Тарифы на электроэнергию, установленные для различных типов электростанций в 2009 г. [2]
Абсолютные значения утвержденных таким образом тарифов, казалось бы, сопоставимы между собой, однако, учитывая гораздо более низкую себестоимость энергетического производства на атомных и гидравлических электростанциях, вновь сложившаяся ситуация оказывается явно не в пользу тепловой генерации. При этом свою позицию Федеральная служба по тарифам объясняет, прежде всего, гораздо более масштабными инвестиционными программами «РусГидро» и «Энергоатома», реализация которых потребует свыше одного триллиона рублей, что является по существу дотированием государством подконтрольных ему структур.
Положение тепловой генерации еще более осложнится с увеличением отпускной цены на природный газ, величина которой для предприятий, включая, электрические станции, первоначально должна была вырасти в 2009 г. на 20%. Скорректированные же в дальнейшем темпы роста цен с 1 января 2009 г. составили 5%, однако в течение года такое повышение было проведено еще не один раз, что, по мнению экспертов, дало те же самые 20% прироста. Таким образом, повышение тарифов на энергию сможет лишь частично возместить те дополнительные затраты, которые генерирующие компании будут вынуждены понести в связи с опережающим ростом цен на топливо. Следует также учитывать, что одним из крупнейших собственников в отечественной электроэнергетике является ОАО «Газпром», энергетические компании которого имеют возможность получать газ по льготной цене, что еще больше может ослабить конкурентные позиции остальных производителей энергии, приобретающих его на общих основаниях.
С другой стороны, следует признать, что увеличение цен на энергетические ресурсы может оказаться решающим фактором, окончательно подрывающим конкурентоспособность отечественных товаропроизводителей. По мнению целого ряда аналитиков, потреблять дорогую энергию, возможно, окажется просто некому. Свидетельством этому может служить ситуация, складывающаяся в нерегулируемом секторе оптового рынка электрической энергии. Как правило, цены на реализуемую в нем энергию в 1,5–2 раза превышали тарифы, утвержденные для регулируемого сектора рынка. На 2009 г. их предельный рост был установлен на уровне 26%, что на 7% выше аналогичного показателя для регулируемого сектора рынка. Однако, начиная со второй половины 2008 г. вследствие значительного снижения спроса, цены в секторе свободной торговли упали настолько (рис. 2), что оказались даже ниже уровня регулируемых тарифов.
Рис. 2. Динамика изменения цены на электроэнергию в нерегулируемом секторе оптового рынка [9]
Тем не менее, это не слишком заметно улучшило положение предприятий, находящихся под давлением по-прежнему высоких цен на топливно-энергетические ресурсы. При этом и в дальнейшем ситуация для них вряд ли улучшится. Согласно предварительному прогнозу Министерства энергетики РФ и Федеральной службы по тарифам оптовые цены на электроэнергию для промышленных потребителей могут возрасти в 2010 г. на 6,2% вместо запланированных в июле 2009 г. 5%. Вклад в это повышение вносит как необходимость компенсации роста тарифов на топливо, так и увеличение доли электроэнергии, продаваемой по свободным ценам. С начала 2010 г. розничные цены на энергетическую продукцию в среднем для всех категорий потребителей могут увеличиться на 11%.
Тем не менее, рост цен на электроэнергию все еще не позволяет в полной мере решать проблему дефицита финансовых ресурсов энергетических компаний, необходимых для реализации масштабных инвестиционных программ, которые имеются практически у каждой из них. Эти программы были разработаны в соответствии с Генеральной схемой размещения объектов электроэнергетики до 2020 г., а необходимость их реализации была закреплена в договорах на предоставление мощности, которые были заключены с большинством стратегических инвесторов, вложившихся в тепловую генерацию. Согласно принятым обязательствам новые собственники энергетических компаний должны были к 2012 г. ввести в эксплуатацию порядка 37 ГВт генерирующих мощностей (рис. 3).
Финансовой базой для реализации указанных инвестиционных программ должны были стать, с одной стороны, 448 млрд руб., привлеченные генерирующими компаниями за счет выкупа дополнительной эмиссии их акций, а, с другой стороны, их собственные средства или же кредитные ресурсы. Однако, учитывая, что заданные генерирующим компаниям целевые индикаторы ввода новых мощностей были рассчитаны под ежегодный рост энергопотребления в стране в 4–5%, текущий тренд снижения потребностей экономики в электроэнергии должен был бы стать основанием для пересмотра намеченных ранее планов развития отрасли. Понятно, что новые мощности в том объеме, которые были запланированы, могут оказаться невостребованными рынком.
С осени 2008 г. Министерству энергетики РФ об этом постоянно напоминают собственники энергетических компаний, оказавшиеся в весьма сложном положении. Кроме снижения прибыли и ухудшившейся платежной дисциплины со стороны потребителей энергии, они столкнулись еще и с проблемой отсутствия доступных заемных средств, доля которых в общем объеме финансирования инвестиционных программ должна была составить не менее 30–50%. Если до кризиса энергетики могли получать их под 7–8,5% годовых на срок до 4–5 лет, то сейчас процентная ставка по ним превышает 20%, а время предоставления средств сократилось всего до одного года, что является для них совершенно неприемлемым.
Еще больше ситуацию усугубляет снизившийся курс национальной валюты и повышение цен на импортное оборудование, закупаемое для реконструкции действующих и строительства новых энергетических объектов. На сегодняшний день стоимость ввода 1 кВт установленной на электростанции мощности достигает уже 1500–1800 долларов, что более чем в два раза больше, чем было всего лишь год назад.
Естественным для энергетических компаний вариантом решения возникших у них проблем мог бы стать пересмотр масштабов и сроков реализации инвестиционных программ. Однако заключенные ими договора на предоставление мощности предусматривают строгое соблюдение всех принятых обязательств. Отслеживание ситуации в этой части возложено на правопреемников расформированного энергохолдинга РАО «ЕЭС России» в лице «Администратора торговой системы» и «Системного оператора», которые, в случае нарушения условий заключенного соглашения хотя бы одному энергетическому объекту могут накладывать на генерирующую компанию штрафные санкции размером до 25% от стоимости всей ее инвестиционной программы.
Рис. 3. Динамика ввода генерирующих мощностей, заложенная в Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2020 г. [9]
Несмотря на многочисленные обращения владельцев энергетических компаний, правительство продолжительно время не соглашалось идти им навстречу, настаивая на безоговорочном соблюдении всех условий заключенных договоров, что объясняется, прежде всего, нежеланием консервировать невысокий технологический уровень отечественной электроэнергетики и необходимостью недопущения возникновения дефицита энергии вследствие роста ее потребления в посткризисный период.
Более того, в ответ на просьбы энергетиков о пересмотре основных параметров инвестиционных программ Министерство энергетики РФ начало их ревизию, обращая особое внимание на целевое использование средств, полученных ранее от дополнительной эмиссии акций. В результате проверки появился список энергетических компаний, к которым федеральное ведомство имеет претензии в этой части. В этом списке оказались ТГК-2, контролируемая группой «Синтез», ТГК-5, ТГК-6, ТГК-7 и ТГК-9, принадлежащие «КЭС-холдингу», а также ОГК-3, находящаяся в собственности ГМК «Норильский никель» [8].
Тем не менее, несмотря на угрозу наложения штрафов, отдельные энергетические компании начали открыто заявлять об отказе от исполнения обязательств по вводу новых мощностей. Первой стала ТГК-1, владельцем которой является ОАО «Газпром». Располагая всего 14 млрд руб. вместо необходимых 40 млрд руб., она была вынуждена прекратить финансирование строительства перспективных энергетических объектов, среди которых был, например, энергоблок на Северной ТЭЦ [8].
В ОГК-2 также заявили о сокращении инвестиционной программы, дефицит которой ориентировочно составляет 3–4 млрд руб. По этой причине компания была вынуждена расторгнуть договор генерального подряда с группой E4 на строительство двух парогазовых энергоблоков общей мощностью 800 МВт на Ставропольской ГРЭС [3]. Кроме того, ОГК-2 обратилась в суд с иском о расторжении договора генподряда по строительству угольного блока на 660 МВт на Троицкой ГРЭС, которая находится на Южном Урале. Этот блок должен был появиться в 2011–2012 г.г. к окончанию строительства в регионе крупных металлургических комбинатов. Однако в результате снижения спроса на продукцию металлургических компаний реализация этих проектов может, скорее всего, быть приостановлена [11].
В феврале 2009 г. заявление о пересмотре инвестиционной программы поступило от «Мосэнерго» (ТГК-3), снизившей инвестиции в строительство новых и реконструкцию существующих мощностей с 16–19 млрд руб. до 14–16 млрд руб. Однако в октябре стало ясно, что даже эти объемы инвестиций освоить в 2009 г. не получится, по причине чего инвестиционная программа компании была сокращена до уровня 9,9 млрд руб. ОГК-3 отменила конкурс на выбор подрядчика для строительства нового блока на 450 МВт на Южноуральской ГРЭС-2, расположенной в Челябинской области [11].
Весной 2009 г. в пользу необходимости корректировки принятых обязательств высказалось руководство ОГК-4, принадлежащей германскому энергетическому концерну E.On. По словам Сергея Тазина, генерального директора этой генерирующей компании, «на сегодняшний день правил, по которым может работать инвестор, правил долгосрочного рынка мощности не существует». При этом все риски, по его словам, остаются на стороне инвестора. E.On будет выполнять инвестиционную программу, однако при росте рисков и при изменении макроэкономических параметров компания имеет право ее пересмотреть, отметил С. Тазин. «Макроэкономические параметры с момента принятия обязательств изменились на 30%, и при нынешней ситуации инвестпрограмма уже нуждается в корректировке», — пояснил он журналистам [6].
В свете происходящих событий лишь немногие энергетические компании сохранили свои обязательства по вводу новых мощностей. Среди них следует назвать, прежде всего, финский Fortum, владеющий ТГК-10, и итальянский Enel, контролирующий ОГК-5. Однако, пересмотр ими своей позиции тоже, по всей видимости, остается вопросом времени.
Накал сложившейся ситуации в определенной степени снизило выступление Председателя Правительства РФ В. Путина, заявившего в середине апреля 2009 г. о необходимости внесения корректив в планы развития отечественной электроэнергетики. По его словам, в ближайшие три года необходимо поддерживать темпы ввода энергетических мощностей на уровне 2008 г., т.е. по 2 ГВт в год. В общей сложности это должно составить 6 ГВт, что в шесть раз ниже, чем было ранее предусмотрено в Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики.
В условиях кризиса, сказал Председатель Правительства, спрос на электроэнергию несколько сократился, а во многих регионах РФ образовались резервы. «Но, очевидно, это — временное явление. Восстановление устойчивого экономического роста невозможно без развития электроэнергетики, без глубокой модернизации устаревшего оборудования, строительства новых электростанций, развития сетевого хозяйства», — подчеркнул В. Путин, обозначив при этом, что новый план развития электроэнергетики потребует около 1,8 трлн рублей инвестиций [7].
По мнению аналитиков это означает, что правительство, не разрешая собственникам генерирующих компаний снижать объемы строительства новых мощностей, все же позволит им отодвинуть сроки ввода их в эксплуатацию или же изменить места их размещения. Таким образом, в 2009 году частные генерирующие компании должны были ввести 1,7 ГВт энергетических мощностей на сумму свыше 240 млрд руб.
Сокращение инвестиций в электроэнергетику должно продолжиться и в 2010 г. В сентябре 2009 г. Правительство РФ одобрило инвестиционные программы отечественных энергетических компаний на этот год. Их суммарный объем должен составить 779,0 млрд руб., в том числе на долю компаний с государственным участием придется 600,8 млрд руб., что на 13,5% ниже ранее представленного плана. Среди генерирующих компаний наибольший объем инвестиций в размере запланирован у концерна «Энергоатом» — 174,791 млрд руб. и у ОАО «Русгидро» (80,612 млрд руб.), которому предстоит провести масштабные работы по восстановлению Саяно-Шушенской ГЭС. В целях ликвидации последствий этой аварии со 155,6 млрд руб. до 170,9 млрд руб. увеличено финансирование программы развития Федеральной сетевой компании, которая должна форсировать работы по строительству новых и увеличению пропускной способности существующих линий электропередач в Сибирском регионе. При этом было принято решение о финансировании инвестиционных программ государственных энергетических компаний за счет тарифных источников. Для этого Министерство энергетики РФ планирует осуществить переход сетевых компаний на новый метод расчета тарифов по так называемому принципу RAB. В соответствии с этим принципом цены на транспортировку электроэнергии будут формироваться с учетом необходимости обеспечения гарантированной нормы доходности на инвестированный капитал, величину которого предполагается установить на уровне 12%.
В целом, как заявил 15 сентября 2009 г. В. Путин, оптовые и территориальные генерирующие компании должны в 2010 г. ввести 5,8 ГВт новых мощностей, из которых 2 ГВт приходится на долю госкомпаний, а остальные 3,8 ГВт должны построить собственники частной генерации [1].
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в результате мирового финансового кризиса отечественные энергетические компании оказались перед необходимостью перехода к качественно новым принципам функционирования, в основе которых могла бы лежать инновационная модель развития, охватывающая различные аспекты их деятельности. В этом отношении финансовый кризис следует рассматривать как, своего рода, источник новых возможностей, с одной стороны, для оптимизации внутренних бизнес-процессов, включая системное снижение издержек энергетического производства, внедрение принципиально новых технологий менеджмента, а, с другой стороны, пересмотра сложившихся ранее взаимоотношений с поставщиками, потребителями, инвесторами, регулирующими органами и т.д. (рис. 4).
Рис. 4. Возможные направления развития энергетических компаний, основанные на инновационном росте
Так, например, сейчас с особой отчетливостью стали проявляться преимущества интеграции энергосбытовых и генерирующих компаний, при которой создается реальная возможность более четкой координации их совместной деятельности в части контроля над реализацией энергетической продукции и поддержания высокого уровня ее своевременной оплаты. Этот путь развития, реализованный, например, в ОАО «Татэнерго», ОАО «КЭС-холдинг», ОАО «Энергоатом», ряде оптовых генерирующих компаний, в настоящее время подтвердил свою эффективность, обеспечив, если не полное решение проблем во взаимоотношениях с потребителями, то хотя бы минимизацию ущерба от неплатежей с их стороны.
Еще одним важным фактором снижения последствий неблагоприятной рыночной конъюнктуры является диверсификация деятельности энергетических компаний. Так, широкая география зон обслуживания оптовых генерирующих компаний, станции которых размещены на достаточно далеком расстоянии друг от друга, позволяет в определенной степени снизить риски их производственно-хозяйственной деятельности, связанные с угрозой значительного сокращения уровня энергопотребления в отдельных регионах. Указанные преимущества могут стать одним из движущих факторов приобретения генерирующими или сбытовыми компаниями, обслуживающими какие-то определенные территории, энергетических объектов в разных географических районах страны. Другим направлением диверсификации является расширение энергетических компаний за счет освоения ими смежных сфер деятельности, таких, как, например, жилищно-коммунальное хозяйство или топливная промышленность. По этому пути развития движется, в частности, ОАО «КЭС-холдинг», которое, кроме генерирующих и сбытовых активов, включило в свой состав организацию, работающую в сфере газораспределения и газоснабжения на территории России и Украины.
Широкое распространение получила практика страхования рисков энергетических компаний за несвоевременное выполнение обязательств со стороны подрядчиков и целый ряд других механизмов, позволяющих снизить отрицательное влияние внешней среды.
Значительный потенциал роста эффективности заложен во взаимоотношениях энергетиков с инжиниринговыми компаниями, уменьшение спроса на услуги которых стимулирует их снижать расценки и повышать качество выполняемых работ. В настоящее время на энергостроительном рынке идет активная консолидация, в ходе которой на нем останутся лишь наиболее опытные и сильные из них, в том числе, располагающие возможностями выполнения ЕРС-контрактов, предусматривающих ввод энергетических объектов «под ключ».
Непростая ситуация, сложившаяся в энергетических компаниях, открывает большие перспективы для отечественного энергомашиностроительного комплекса. До последнего времени он переживал весьма сложный этап своего развития, что объясняется, прежде всего, нежеланием генерирующих компаний заключать контракты на приобретение энергетического оборудования отечественного производства. Из 17,5 ГВт, на строительство которых в рамках инвестиционной программы РАО «ЕЭС России» уже проведены конкурсы, 10,9 ГВт должны были быть укомплектованы оборудованием зарубежных производителей. В последние два года были анонсированы проекты ввода еще 3 ГВт энергетических мощностей с использованием оборудования этих же производителей, в результате чего доля иностранных поставщиков могла бы превысить 70% [10].
Однако с развитием финансового кризиса, когда генерирующие компании были вынуждены обратиться за помощью к государству, становится очевидным, что поддержка с его стороны может быть оказана на условиях размещения основной массы заказов на новое оборудование на отечественных энергомашиностроительных предприятиях. Таким образом, энергетика сможет, наконец, реализовать заложенный в ней мультипликатор для развития смежных отраслей.
Особое внимание, на наш взгляд, должно быть отведено внедрению в энергетических компаниях системы управления их конкурентоспособностью, функционирование которой позволит не только отслеживать изменения во внешней среде и своевременно адаптироваться к ним, но и целенаправленно влиять на свое окружение, обеспечивая наиболее эффективное достижение поставленных целей. Внедрение такой системы, с одной стороны, будет поддерживать принятие оперативных решений, связанных с организацией текущей деятельности энергетических компаний на рынке электрической энергии, а, с другой стороны, сможет стать инструментом управления их стратегическим развитием в условиях быстро меняющейся экономической ситуации.
Таким образом, несмотря на финансовый кризис перед энергетическими компаниями открываются достаточно широкие возможности повышения их конкурентоспособности, в которых заложены серьезные перспективы перехода к давно ожидаемому инновационному развитию отрасли.


Литература
1. Алиев А. Инвесткоррекция // Эксперт Online: электронный журнал. — URL: http://www.expert.ru, свободный.
2. Виньков А. Завядшая любовь // Эксперт Online: электронный журнал. — 2009. — №12 (651). — URL: http://www.expert.ru/, свободный.
3. Дзагуто В. ОГК-2 пошла на разрыв с E4 // Коммерсантъ. — 2009. — №70/П (4125). — URL:http://www.kommersant.ru/, свободный.
4. Должников попросили с энергорынка // Коммерсантъ — 2009. — № 195 (4250). — URL: http://www.kommersant.ru/, свободный.
5. Ищенко Н. Энергетики грозятся отключать должников // Портал деловых новостей BFM.Ru. — URL: http://www.bfm.ru, свободный.
6. Отбой готовности // Эксперт Online: электронный журнал. — URL: http://www.expert.ru/, свободный.
7. Пономарев В. Премьерский наказ // Эксперт Online: электронный журнал. — URL: http://www.expert.ru, свободный.
8. Публичное «ай-яй-яй!» // Эксперт Online: электронный журнал. — URL: http://www.expert.ru/, свободный.
9. Рубанов И. Генеральная перезагрузка // Эксперт. — 2009. — № 12. — С. 62–64.
10. Саакян Ю.З. Кризис во благо? // Академия энергетики. — 2009. — №1 — С. 16–18.
11. Ушли за металлургами // Эксперт Online: электронный журнал. — URL: http://www.expert.ru/, свободный.
12. Энергетики сработают в такт промышленности // Портал деловых новостей BFM.Ru. — URL: http://www.bfm.ru/, свободный.
13. Энергетическое перемирие // Эксперт Online: электронный журнал — URL: http://www.expert.ru/, свободный.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия